Сделай Сам Свою Работу на 5

Чего стоят страшные истории

Некоторые средства массовой информации, отдельные

личности и группы видят свою главную задачу в пересказывании «страшных историй», с помощью которых они пытаются показать, что секты — это зло.1 При оценке та­ких сообщений необходимо принимать во внимание следующие обстоятельства. Во-первых, подобные истории могут быть вы­мыслом. Так, например, один молодой человек, заявлявший, что, одурманив наркотиком, его похитили и держали в заточе­нии кришнаиты, недавно был осужден в Дублине на три года условно за клевету. Полиция провела тщательное расследова­ние деятельности этого движения в связи с выдвинутыми про­тив него обвинениями, в результате чего удалось доказать, что вся эта фантастическая история была не более чем плодом во­ображения молодого человека. Однако расследование было на­чато уже после того, как молодой человек провел несколько сенсационных выступлений и заявлений на Радио Телефиз Эй-реан. Говорили, что на это его подвигнул местный священник, «обеспокоенный тем, что молодежь попадается на мерзкие коз­ни этих полоумных сектантов».2 Имеются и другие примеры «разоблачений» (они исходят из уст бывших членов движе­ний), которые на поверку оказываются фальсификациями, причем авторы задуманных «разоблачений» в конце концов признают, что вся представленная ими история ни что иное, как их выдумка.' Иногда бывает, что репортеры ошибочно припи­сывают характеристики одного НРД другому, возможно, пото­му, что их слишком часто «сваливают в одну кучу». Например, огульное обвинение лидеров Церкви Объединения в том, что они толкают своих последователей на проституцию и самоубий­ства,2 могло .-возникнуть вследствие того, что это движение путают, например, с Детьми Бога или движением Народный Храм. Мысль о том, что мунистов могут склонять к про­ституции, будет звучать абсурдно для любого, кто хоть немного знаком с движением и его программой. Кроме того, хотя после Джонстаунской трагедии стали активно циркулировать слухи о том, что многие другие движения также готовят своих по­следователей к массовому самоубийству, нет совершенно ника­ких достоверных свидетельств о том, что Церковь Объединения когда-либо призывала или подготавливала к этому своих верующих.

Чаще, однако, действие НРД описывается так, словно к нему уже заранее приклеен ярлык «плохо», хотя, расскажи о нем другими словами, его можно было бы оценить как весьма похвальное. Например, один и тот же процесс можно описать словами: «обращение», «вербовка», «переобучение», «социаль­ная переориентация», «контроль над сознанием», «лишение возможности мыслить самостоятельно», «промывка мозгов» — и каждый из этих терминов привнесет в значение свой оттенок. Аналогично, образ жизни, который один назовет послушанием и жертвенным служением, может быть подан как авторитарная эксплуатация одного человека другим. В зависимости от кон­текста, такие слова, как «самоотречение», «дисциплина», «по­корность» и «послушание» могут нести совершенно различную смысловую нагрузку.

Как уже говорилось, в настоящее время слово «секта» со­держит в себе все возможные негативные характеристики, но они вовсе не всегда применимы к описанию многих организа­ций, именуемых сейчас таким образом. Ван Дриел и Ричард сон исследовали вопрос освещения НРД средствами массовой ин­формации и пришли к следующему заключению:

«До Джонстауна различные НРД воспринимались как экстравагантные религиозные движения, существующие на периферии общества. Однако после джонстаунскои трагедии, когда на общество было обрушено колоссальное количество разной информации, термин «секта» прочно закрепился за целым рядом движений, и все они на время были равно заклеймены позором».1

При изучении общественного мнения, проводимом в Вашингто­не вскоре после массовой гибели членов движения Народный Храм в Джонстауне, более половины респондентов, когда им предложили оценить несуществующую секту, дали ей негатив­ную оценку.2

Более тонкие методы состоят в том, что при освещении не­приятной истории, имевшей место в каком-либо движении, дело представляют таким образом, будто подобные ситуации более типичны для НРД, чем для остального общества. Если, напри­мер, последователь НРД совершает самоубийство, внимание скорее всего будет сконцентрировано на членстве этого человека в движении, причем с таким подтекстом, что ответственность за самоубийство лежит именно на движении. С другой стороны, если самоубийство совершает прихожанин Методистской или Англиканской Церкви, его религиозная принадлежность вообще вряд ли будет упомянута. Быть может, процент самоубийств среди верующих Методистской или Англиканской Церкви еще и выше, чем среди Брахма Кумарис или Сайентологов. Сами НРД, как правило, оспаривают подобные нападки, утверждая, что они предотвращают самоубийства среди своих последовате­лей. И в самом деле, есть обращенные, которые утверждают, что покончили бы с собой, если бы не обрели для себя новую религию. Одно известное НРД использует как аргумент тот факт, что единственный в Великобритании покончивший с со­бой их последователь сделал это после того, как был «успеш­но» депрограммирован и вернулся в общество.

Чтобы узнать правду, необходимо (хотя одного этого и недостаточно) внимательно сравнить число самоубийств среди людей одного возраста и социального слоя в различных группах общества. К сожалению, подобную информацию труд­но получить. Известно только, что число зарегистрированных в Великобритании самоубийств в 1987 году составило 4508, но так как сострадательные следователи обычно стараются вос­пользоваться малейшей возможностью, чтобы отклонить версию самоубийства, то, скорее всего, это число существенно выше'

Точно так же обстоят дела с другими проблемами. Если прислушиваться лишь к тем средствам массовой информации, людям или группам, которые интересуются исключительно «страшными историями», мы уйдем далеко от истины. Надо помнить, что распад семьи чаще всего происходит без вмеша­тельства какого-либо НРД, и что число молодых людей, без всякого влияния НРД принимающих наркотики, практикующих насилие, половую невоздержанность или просто ведущих асо­циальный образ жизни, намного превышает количество всех последователей всех НРД взятых вместе.

Ни один из представленных доводов не означает, что тра­гедия — это не трагедия, или что нарушение — не нарушение, где бы они ни случились. Все приведенные рассуждения имеют целью показать: прежде чем утверждать, что нечто, вызываю­щее беспокойство, произошло с человеком именно из-за его во­влеченности в НРД, следует внимательно рассмотреть факты.2 Происшествие могло случиться и по другим причинам, причем возможно, что НРД как раз используют в качестве удобного средства для того, чтобы избежать расследования и не оказать­ся перед необходимостью эти причины назвать.

Читатель может спросить, почему с НРД все-таки связы­вают страшные истории. Потому ли, что родителям из среднего класса общества, с их высокими притязаниями в отношении детей, претит сама мысль, что их ребенок отказался от карьеры ради торговли книжками на улице? Прибавьте к этому тот факт, что родители из среднего класса вообще склонны поднимать большой шум уже тогда, когда их ребенок ограни­чивается только этим занятием.

Происходит ли это потому, что в нашем обществе считает­ся постыдным признанием сказать: «мой сын — мунист» или «моя дочь — сайентолог», в то время как говорить о «сыне раввине», или «дочери-монахине» более приемлемо?

Может быть, это происходит потому, что некоторые сред­ства массовой информации и непосвященная публика любят скандальные истории и с нездоровым интересом и удовольстви­ем слушают разоблачительные истории о том «экзотическом», «странном», «зловещем» и «угрожающем», что означает для них НРД?

Может быть, потому, что в истории почти все без исклю­чения религиозные движения (будь то раннее Христианство, Методистская церковь или Армия Спасения) принимались со страхом, недоверием, подозрением и враждебностью?

А может быть, потому, что исходящая со стороны НРД критика Церкви и сугубо материалистической мышиной возни секулярного общества воспринимается как возможная угроза существующему порядку вещей? Или это происходит оттого, что предлагаемые движениями «альтернативные» средства ис­целения, представляют угрозу для тех профессий, чьей обще­признанной мудростью они пренебрегают? А может быть, и по­тому, что профессионалы получают возможность зарабатывать десятки тысяч фунтов на том, чтобы «депрограммировать» лю­дей, внушая им, что НРД нужно бояться как огня?

Доля правды может быть во всех этих предположениях. Но много вопросов порождается и самой деятельностью НРД, в большей степени, чем реакцией на нее окружающих.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.