Сделай Сам Свою Работу на 5

Может ли голодание убить?

 

Если пытаться обсуждать каждое неправильное представле­ние о голодании в глазах общественного мнения, то потребуется написать специальный фолиант. Но некоторые ошибочные представления следует рассмотреть и разъяснить. Самое важное из них — это утверждение, что от голодания умирают.

Пусть будет ясно читателю этой книги основное положение: голодание — не истощение. Для того чтобы прийти к истоще­нию, нужно воздерживаться от пищи после периода завершения голодания, тогда слабость одерживает верх над жизненными си­лами. Так как голодание следует и должно проводить под руко­водством профессионала в этой области, то врач дает указание прекратить голодание задолго до того, как оно может перейти в истощение.

Можно ли умереть от истощения, если воздержание от пи­щи продолжается? Да, можно, и бывало не раз, когда намеренно пренебрегали здравым смыслом.

Мисс Глория Ли Берд, автор двух книг о космическом про­странстве, умерла в возрасте 37 лет в результате длительного воздержания от пищи — в течение 66 дней. По ее словам, она го­лодала «для мира» согласно инструкции «Дж. В» — правителя космического пространства, вызывавшего ее с Юпитера. Она должна была продолжать свой пост до тех пор, пока «Дж. В» не пришлет за ней, как она выразилась, «световой двигатель», что­бы забрать ее с Земли на Юпитер.

Нет уверенности в том, что мисс Глория Ли Берд строго воз­держивалась от пищи все 66 дней. Врачи вашингтонской боль­ницы, где она умерла, высказали мнение, что женщина вначале частично употребляла соки, но затем перешла на полное голода­ние и последний месяц своей жизни не принимала никакой пи­щи.

Здесь мы опять встретились с неправильным употреблени­ем терминологии. В газетах была сказано, что она дошла до ис­тощения в течение 66 дней, а период полного голодания продол­жался 30 дней. Так как голодание мисс Ли Берд было доброволь­ным, хотя и предпринятым ею по якобы полученной инструк­ции из космического пространства, она, можно сказать, голода­ла в истинном понимании этого слова некоторое время, а исто­щение началось позднее. Поэтому можно сказать, что эта жен­щина умерла от истощения, а не от голодания.



Так как опубликованный отчет о смерти мисс Берд не содер­жал данных о росте женщины, о весе до голодания, скорости по­тери веса, об активности в пору голодания и т.д., которые нуж­ны нам для установления времени голодания и начала периода истощения, мы рискуем не установить истину. По фотографии я заключил, что она была стюардессой, а поскольку на подобную работу выбирают женщин не ниже определенного роста, то можно полагать, что она, вероятно, имела средний рост. Воз­можно, пределом для нее было 50 дней голодания, но это зависе­ло также от ее физических и эмоциональных данных.

Мисс Берд потеряла сознание за 4 дня до наступления смер­ти, и оно к ней не вернулось. Не разъясняется в отчете и то, как ее лечили в течение 4 дней. Физиологически невозможно уме­реть от истощения, но смерть может произойти в любое время по другим причинам, независимо от питания и голодания.

Голодание, как я уже говорил, не должно привести к смерти. Смерть от недостатка еды может наступить только при полном истощении всех пищевых резервов организма. Но смерть может произойти в результате запущенной раковой болезни, болезни сердца, хронического нефрита или каких-либо других недугов, проявившихся во время голодания. В подобных случаях нельзя приписывать смерть голоданию. Такие больные умирают и без голодания, и несомненно, что при потреблении пищи они по­гибнут быстрее, чем при голодании.

Примером гибели, ошибочно приписываемой голоданию, является смерть девятилетнего мальчика в сентябре 1932 года в Албани (штат Нью-Йорк). В газетах утверждается, что смерть вызвана истощением, однако не сообщается, как долго мальчик был без пищи, но сказано, что ребенок упал по дороге в школу. Вряд ли мальчик на грани смерти от истощения имел силы посе­щать школу. Он вынужден был бы лежать в постели в течение нескольких дней, предшествующих смерти. В газете также ука­зано, что у мальчика были «конвульсии». Истощение никогда не осложняется конвульсиями.

Истории, поддерживающие миф, что больной должен есть много питательной пищи для поддержания силы, ложны.

Несомненно, встречаются и неудачи при проведении голо­дания. Это главным образом относится к запущенным случаям, когда к голоданию обратились, как к последнему средству изле­чения. Нельзя утверждать, что голодание, невзирая на условия и стадию заболевания, дает возможность каждому взрослому и ребенку восстановить свое здоровье.

Пределы «очерчиваются» самим организмом. Голодание — не лекарство. Истощение — самопроизвольный биологический процесс. И исцеление происходит, если организм имеет силы на это независимо от того, голодает ли человек или пирует. Если в организме появились необратимые явления, и он не поддается излечению, то, как к спасительной мере пациент прибегает к го­лоданию.

Опасность чаще всего подстерегает пациента, когда он не истощен, а перекормлен до смерти. Если болезнь смертельна и нет надежды на выздоровление, мне кажется, жестоко застав­лять больного переедать, ибо это только увеличивает его стра­дания.

 

Лечит ли голодание?

 

Если голодание не вызывает слабость у голодающего после понижения веса и даже есть тенденция к повышению силы, то приносит ли это пользу организму?

Один из ведущих практиков голодания Жорж С. Веджер, доктор медицины, который возглавлял Веджеровскую школу здоровья в Редландсе (Калифорния), автор трактата «Происхо­ждение болезни и ее регулирование», говорит: «Автор хочет присоединиться к все возрастающему числу приверженцев го­лодания и верить в эффективность этого метода лечения. Факты не противоречат. Ничто так не радует, ни одна работа не вдох­новляет больше, чем возможность быть свидетелем полного вы­здоровления за время сравнительно короткого голодания после таких болезней, как хроническая экзема, крапивница, длящаяся годы, варикозная язва, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, астма, артриты, колиты, амебная дизентерия, эндокар­дит, синусит, бронхит, нефрит (болезнь Брайта), острый и хро­нический аппендицит, тик, фистула, псориаз, все виды пищева­рительных нарушений, камни желчного и мочевого пузырей, пеллагра, глаукома, опухоль грудных желез, эпителиома, миг­рень, ацидоз, геморрой, эпилепсия, паралич, болезнь Рейнауда и даже локомоторная атаксия. Многими другими расстройства­ми можно пополнить список, который, конечно, не отражает опыт одного лица. Заключения основаны на групповом опыте. Многие скажут: «Бессмыслица!» Многие скажут, что невозмож­но достигнуть полного излечения! Всем сомневающимся мы должны сказать со всей серьезностью, что голодание вместе с диетой, соответственно подобранной и скомбинированной, да­ет самое большое приближение к полному выздоровлению, ка­кое только мыслимо представить — мудро простое и просто мудрое».

Д-р Веджер не верит, что голодание — лекарство: вместе с д-ром Тильденом он не верит в лекарство.

Д-р Тильден и д-р Веджер оставили практическую медици­ну и занялись гигиенической практикой, уверовав, что голода­ние не является лекарством. Да, голодание — не лекарство. Го­лодание — это период физиологического покоя.

Под лечением слишком часто понимают попытки восстано­вить здоровье после болезни, без устранения причин заболева­ния. В этом современном понимании лечение — это кормление лекарствами или выполнение ритуала — механического, хирур­гического, психологического, способного, как полагают, вос­становить здоровье.

Длительные поиски средств — это поиски восстановления здоровья путем применения или назначения лечения, не требую­щего устранения причин, вызывающих заболевание. Вот при­мер: кортизон был использован для лечения артрита, причина возникновения которого считается неизвестной. Причем вовсе не предполагалось, что кортизон устраняет эту неизвестную причину. Ее просто игнорировали, прописывая данный препа­рат. Устранение симптомов заболевания с энтузиазмом объяв­лялось успешным лечением. Через некоторое время поняли, что этот метод лечения был таким же иллюзорным, как и другие.

Необходимо усвоить простую истину, что, когда причина заболевания устранена, организм начинает сам себя лечить. Ли­квидация причин позволяет восстановительным процессам в организме довести свою работу до конца.

Выздоровление в отличие от лечения — биологический процесс. Хирург может соединить и сшить края раны, но не сра­стить их. Он может свести края сломанной кости и зафиксиро­вать их, не позволяя расходиться. Однако не в состоянии сделать целую кость из двух половинок. Как добиться настоящего сра­щивания кости, знает только живой организм. Человек не в си­лах ни повторить этот процесс, ни заменить его равноценным.

Д-р Роберт Р. Гросс из Гайд-Парка, Нью-Йорк, кратко опи­сывает процесс, посредством которого организм борется с бо­лезнями. Он пишет: «Мы точно знаем, как образуется мозоль при сращении сломанной кости, и роль, которую играют в вос­становлении костные клетки (остеоциты), костеформирующие перепонки (периостеум), фибробласты (промежуточные ткани, формирующие клетки) и капиллярные сосуды. Мы знаем стро­гий порядок так называемых «усилий» по восстановлению ко­жи: появление фибробластов и эндотелиальных зачатков (эм­бриологических кровеносных капилляров), чтобы сформиро­вать гранулированную ткань для связывания разорванных сло­ев кожи и соответственного расположения их друг против дру­га».

Это несколько специальное описание процесса заживления раны или сломанной кости обнаруживает одну истину. Види­мый процесс заживления, идущий в организме, включает те же самые процессы образования новых тканей — идет ли речь о мягкой или костной ткани — процессы образования кожи, мус­кулов, кровеносных сосудов, нервных клеток и т.д. Заживление сопровождается теми же самыми процессами, посредством ко­торых эти ткани и первоначально образуются. Я повторяю: в процессе заживления раны или срастания кости происходит об­разование новых тканей (гистогенезис), как и в процессе разви­тия организма из оплодотворенного яйца и полного формиро­вания его. Эти процессы нельзя ни повторить, ни заменить рав­ноценными, что бы ни содержалось в сумке с лекарствами у вра­ча.

Секреты выздоровления заключены в организме, и ничто вне его не может заменить функции самовосстановления. Мы можем только изучать процессы, сопровождающие выздоров­ление. Может существовать наука о выздоровлении, но не ис­кусство излечения, так как искусство и жизненные процессы — разные вещи. Мы сталкиваемся не с искусством врачей, а с рабо­той живых тканей.

Процессы, сопровождающие выздоровление, в такой же степени функции живого организма, как пищеварение, дыхание, кровообращение, выделение, воспроизводство. Всякое вы­здоровление — это самовыздоровление, и, следовательно, голо­дание — это не лечение в том смысле, как определено выше. Ко­гда мы говорим, что голодание не лечит болезни, мы подразуме­ваем, что оно не заживляет раны, не сращивает поломанные кос­ти, не восстанавливает ткани, не устраняет яды; оно не дает ни­чего из того, что составляет процесс выздоровления.

Голодание не стимулирует эти процессы, не поддерживает их в действии. Процессы выздоровления независимы (самопро­извольны), они всегда готовы начать действовать, как только в них появляется необходимость.

Однако голодание является общей и существенной частью всякого процесса выздоровления — это часть процесса восста­новления здоровья. Следует понять: когда организм отвергает пищу и не усваивает съеденное, то это воздержание и есть часть процесса восстановления здоровья.

Как физиологический отдых, голодание — нормальное ус­ловие выздоровления. Оно дает возможность организму вести работу по выздоровлению собственным путем с наименьшими помехами. Когда мы рекомендуем больному поголодать, мы не считаем, что прописываем ему лечение, а только обеспечиваем организму столь необходимый ему отдых. Авторы и лекторы, которые говорят о лечебном голодании, терапевтическом голо­дании, — они просто жертвы распространенного заблуждения. Они недостаточно точно представляют себе голодание и его роль в уходе за организмом.

Не следует также называть голодание лечебным отдыхом. Отдых—не лечение. Больной не больше излечивается отдыхом, чем здоровый. Отдых — одна из нормальных потребностей жизни; он необходим для существования, как еда, воздух, тепло и солнечный свет, движение и чистота. И отдых лечит не более, чем эти элементы естественной гигиены.

Лечит ли голодание? Из сказанного ясно, что нет. Но оче­видно также, что голодание, использованное надежным обра­зом, при правильном наблюдении и руководстве может быть мощным молчаливым союзником в процессе выздоровления организма.

 

Голодание: где и когда?

 

Кроме мотивов и целей голодания, соответствующего на­блюдения и других вопросов, здесь следует также обсудить те­му, где, когда и сколько голодать.

На поверхности вопрос кажется несложным, на деле же он содержит ряд проблем, которые не так просто разрешить, как может показаться, ибо каждый сталкивается с индивидуальны­ми физическими условиями и другими меняющимися фактора­ми.

Например, вопрос, когда голодать, включает не только ус­ловия погоды, которые могут быть чрезвычайно важны, а так­же, в какую пору данному человеку следует начинать голодать.

Голодание снижает устойчивость к холоду, и голодающий легко мерзнет, поэтому голодать лучше в теплую погоду, чем в холодную. Некоторые специалисты рекомендуют летнее голо­дание. Вместе с тем д-р Освальд считает подходящим временем года для голодания зиму и в подтверждение этого приводит при­мер зимней спячки животных. Более того, ожидание прихода ле­та может привести к ухудшению состояния пациента.

Я уверен, что начинать голодание можно в любое время го­да, когда в этом есть необходимость. Не следует рисковать здо­ровьем, ожидая улучшения погоды. Если сидеть дома и не охла­ждаться, то голодать зимой так же легко и безопасно, как и ле­том.

Если вы чувствуете, что в вашем организме что-то разлади­лось, то лучше прекратить питание, не оглядываясь на время го­да.

Существуют разные степени потери аппетита при различ­ных состояниях нарушенного здоровья, и в любом случае пе­риод воздержания от еды ускорит восстановление ваших сил. Не следует ждать, когда наступят страдания от обострения бо­лезни. Будьте внимательны к небольшим недомоганиям, когдав целом все в порядке и вы не болеете серьезно. Совершенно прав д-р Чарлз Е. Пейдж, выдающийся гигиенист, живущий в Мельроузе (Массачусетс), который сказал: «Почти все пациенты про­должают регулярно есть до тех пор, пока еда не становится им неприятна, даже отвратительна, причем и после этого они ста­раются приготовить что-то вкусное, дабы подстегнуть аппетит. Более того, после полного провала этих попыток пациент «не сдается» и ест какую-нибудь кашицу или нечто вроде экстракта, который выпивает, задержав дыхание. Полезно помнить, что все это ведет к изменению симптомов болезни, переходу болезни в хроническую форму, например для ревматических пациентов, или возникновению ревматической лихорадки. То же верно почти для всех острых нарушений».

Голодание — это предупреждающая программа, которая прекращает процесс прежде, чем он серьезно разовьется. Голо­дание успешно используется во многих случаях хронических заболеваний в развитой стадии — об этом будет позже. Но поис­тине мудро «убить в зародыше» все эти процессы, не ожидая, по­ка они превратятся в грозную опасность. Многие читатели этой книги уже тяжело больны, и они, видимо, захотят узнать, каких результатов можно ожидать от применения разумного голода­ния. Большая часть этой книги посвящена ответу на данный во­прос. Здесь только следует сказать, что, хотя голодание способ­но спасти много жизней, однако, не следует думать, что оно спа­сет каждого, независимо от его состояния к началу голодания. Д-р Пейдж также говорит: «В чрезмерном питании нет ни удо­вольствия, ни пользы — только страдания, отравление и исто­щение. Голодание — универсальное средство и при разумном применении оно могло бы спасать ежегодно тысячи жизней».

Д-р Пейдж утверждает, что «изобилие хорошей пищи» может скорее убить, чем помочь поправке. Далее он настаивает на немедленном применении голода, когда в этом появляется необ­ходимость, подчеркивая, что не следует ждать каких-то чудес­ных превращений, мгновенного выздоровления или достиже­ния за одну ночь пропорций изящной девушки.

Нам внушали, что мы можем поправить здоровье одной таблеткой и вес, накопленный в течение многих лет, исчезнет за считанные часы. Подобное же отсутствие реального взгляда на вещи наблюдается в случае серьезных болезней. Человек, за 40 или 50 лет износивший свой организм к моменту начала голода­ния, хочет поправить здоровье за несколько дней или недель.

Чем скорее мы избавим наши мозги от неверных представ­лений, тем лучше мы сможем усвоить тот факт, что поправка, которая является эволюцией наоборот, требует времени и упор­ства. Одного голодания часто недостаточно. Хроник после дли­тельных страданий будет не только настойчивым в своих усили­ях ликвидировать последствия неправедной жизни, но и нау­читься терпению.

Однако существуют условия, при которых голодание, по крайней мере длительное, не только нежелательно, а даже про­тивопоказано. При сильном истощении, при запущенной болез­ни сердца, туберкулезе, при раке и диабете от голодания нет пользы. Особенно следует избегать голодания при раке печени и поджелудочной железы. Если очень велик страх перед голода­нием, то его тоже не стоит предпринимать.

Прибегать к голоданию при беременности следует лишь в случае крайней необходимости. Если, например, в начальной стадии беременности женщину тошнит, то голодание в течение нескольких дней принесет ей пользу. Беременным следует избегать голодания — конечно, если у них нет острого заболевания, для которого голодание может быть показано как средство ле­чения. При этом они, несомненно, могут иногда пропустить оче­редной прием пищи, даже поголодать сутки, если чувствуют в этом необходимость.

Так как при голодании молока у кормящих матерей стано­вится меньше и количество его не увеличивается при возобновлении питания, то без крайней нужды кормящим также следует избегать голодания. При беременности и кормлении важно под­держивать здоровье на высоком уровне.

Студент, специализирующийся в области гигиены, как-то сделал полушутливое замечание: «Голодать трудно, потому что негде». Имеется в виду неподходящая для этого обстановка. Мы полагаем, что дома условия для голодания идеальные. Только это не так. Иногда вода «обеззаражена» до того, что почти не­пригодна для питья. Получить в городе чистую воду нетрудно, но чистый воздух — невозможно.

Вероятно, самым большим препятствием для голодания до­ма является почти неизбежное отрицательное отношение семьи и родных, не говоря о соседях и друзьях. Они не оставляют голо­дающего в покое. Они порицают его, понуждают есть, твердят, что он сумасшедший, что убьет себя, что он плохо выглядит, а | если и не отдаст концы, то сильно навредит себе.

Усилия голодающего могут озлобить окружающих. Они так спорят сними досаждают ему, что голодание приносит ско­рее вред, а не пользу. Иногда вызывают врача, чтобы заставить его прекратить голодовку. Могут даже вызвать полицию или упрятать его в психиатрическую лечебницу.

Вместе с тем там, где семья содействует голоданию, оно про­ходит в домашних условиях легко, мирно и успешно.

Желательно проводить голодание в спокойной, мирной об­становке, где воздух чист, вода свежая, а люди относятся с пони­манием. Вдобавок следует находиться под наблюдением челове­ка, опытного в проведении голодания. Поэтому лучшим местом для голодовок надо считать специальное учреждение, где такие мероприятия проводятся регулярно.

Идеальные условия для голодания представляет Гигиениче­ский институт, расположенный в деревне и возглавляемый опытным руководителем. Голодание — это не просто прерыва­ние питания на требуемый период. Оно включает отдых, сол­нечные ванны, спокойствие, мир и заботу о пациенте в период выхода из голодания. Здесь нужны знания и опыт специалиста.

Для большинства людей голодание — событие необычное, особенно если это происходит в первый раз. Голодающий мо­жет испытывать волнение, чувство неуверенности, колебания и даже страх. Вдобавок у него возникают новые ощущения, кото­рые иногда беспокоят его. Уже по этим причинам лучшим ме­стом для голодания следует считать специальное учреждение, возглавляемого опытным руководителем.

Сколько времени следует голодать? По какому расписа­нию? На этот счет было много споров, и поэтому имеется не­сколько разных мнений. В целом, идеально продолжать голода­ние до возвращения чувства голода. Однако практически это не всегда возможно, и едва ли мы поступим мудро, назначив срок голодания вне зависимости от причины, вызывающей его необ­ходимость.

Нет человека, который бы мог заранее сказать, какой срок голодания необходим в конкретном случае и безопасен при дан­ном состоянии организма. Руководитель (врач) дает согласие на голодание пациента, имея в виду конкретную цель: снизить вес, уменьшить кровяное давление, освободить организм от нако­пившихся отбросов, дать отдых утомленной нервной системе, восстановить здоровье человека. За голодающим постоянно ве­дется наблюдение, и голодание прерывается, когда подходит срок завершения этого процесса или прежде, чем продолжение его станет опасным.

Долго без пищи не может существовать ничто живое, но го­лодание не представляет угрозу организму, если он обладает внутренними резервами питания. Так как этот предел голода­ния легко определим, то вероятность того, что опытный руково­дитель ошибется и продолжит голодание сверх безопасного сро­ка, очень невелика. Если голодание не остановлено в нужное время, то природа сама даст знать, что следует завершить про­цесс.

Произвольный срок голодания можно принять только в том случае, если время, в течение которого пациент должен вер­нуться на работу, ограничено или если есть противопоказания для длительного голодания. Во всех остальных случаях единст­венным удовлетворительным планом голодания может быть ежедневное наблюдение за состоянием голодающего.

В соответствии с этим правилом голодание может продол­жаться несколько дней, недель или месяцев. Наиболее длительное голодание, которым я руководил лично, продолжалось 90 дней. Два других пациента провели без еды по 70 дней и мно­гие — около 60 дней. Такое долгое голодание—вовсе не прави­ло, и не каждый пациент может без вреда не есть столько дней. Каждое голодание должно проводиться в соответствии с по­требностями и возможностями индивидуума.

Руководителя, который бездумно устанавливает срок голо­дания, нельзя подпускать к пациенту. Назначить заранее предел голодания в 3 дня в неделю или 21 день, как некоторые это дела­ют, значит, прервать голодание в огромном большинстве случа­ев задолго до того срока, когда оно должно быть закончено. Кстати, и сам пациент не должен начинать курс голодания с це­лью отголодать заранее намеченное число дней. Единственное разумное правило гласит: пусть код голодания определит его длительность.

В некоторых случаях серии коротких голоданий предпоч­тительнее одного длительного. В целом же длительное голода­ние дает лучшие результаты, чем серия коротких. Серия корот­ких голоданий не всегда доступна пациенту. Она требует зачас­тую слишком много времени и денег. И подобная программа, если нет строгого руководства, может нанести такой вред, како­го никогда не даст проводимое под наблюдением длительное го­лодание. Верно также, что прбграмма чередования еды и голо­дания выполняется голодающим с большим трудом, чем непре­рывная.

Нередко процесс голодания прерывается, когда организм голодающего только-только начинает приспосабливаться к этому состоянию. В течение каждого короткого периода голо* дания голодающему приходится переживать лишь неприятные ощущения, до приятной стадии он не доходит. В результате воз­никает внутреннее сопротивление против возобновления голо­довки, пациент колеблется, начинает бояться всей процедуры.

Несмотря на трудности, связанные с серией коротких голо­даний, бывают случаи, когда ничего другого нельзя рекомендо­вать. И тогда этот план следует осуществить, но только под на­блюдением, имея в виду, что он принесет наибольшую пользу. Эти вопросы — где, когда и как долго? — должны решаться в за­висимости от обстановки и в соответствии со здравым смыслом. Подход должен быть глубоким, человечным, понятным, муд­рым. Мы имеем дело не с машиной, а с живым человеком.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.