Сделай Сам Свою Работу на 5

Множественный (рассеянный) склероз

 

Широкая и щедро финансируемая кампания по борьбе с этой болезнью, превращающей людей в калек, поиски ее причи­ны и средств лечения сделали рассеянный склероз печально из­вестным публике заболеванием. Однако мы знаем, по-видимо­му, несколько основных причин этого заболевания, связанных с порочным питанием и деятельностью больного, и основательно разработаны подходы к лечению с использованием голодания.

Я вспоминаю одного землемера, чье состояние настолько ухудшилось, что он был вынужден бросить работу и передать другим свое дело. В течение нескольких лет он находился под на­блюдением лучших невропатологов на западе. Они его преду­предили с самого начала, что его состояние быстро ухудшится, и честно признались, что у них нет лекарства от рассеянного склероза. Они говорили ему правду, тем не менее, после 7 недель про­веденных в Институте гигиены, он сам вышел оттуда, вернулся домой и возобновил свою работу.

Это не означает, что он полностью выздоровел после 7-недельного курса лечения. Но ему стало настолько лучше, что он счел возможным уйти из Института гигиены. Это было ошиб­кой, особенно если учесть серьезность его заболевания, но, к со­жалению, такую ошибку совершают многие пациенты, стра­дающие рассеянным склерозом. Они испытывают такое удовле­творение от исчезновения самых мучительных симптомов, что часто не желают больше прилагать усилия к восстановлению своего здоровья, решив: теперь-то они могут сами о себе позабо­титься. Уже при начальном улучшении они считают, что могут продолжать лечиться дальше сами не хуже, чем под профессио­нальным наблюдением. Иногда им везет, гораздо чаще — нет. Под контролем и наблюдением результаты голодания могут привести к лучшим результатам.

Слово «склероз» означает огрубение или отвердение. Он связан с отвердением определенной части тела в результате вос­паления. В нервной системе склероз — это чрезмерный, беспо­рядочный рост соединительной ткани {гиперплаза соединитель­ной ткани) нервных клеток.



Множественный склероз, также называемый рассеянным или болезнью Шарко, характеризуется отвердением (склеро­зом), поражающим единичные участки — области, рассеянные в мозге, головном или спинном, или в обоих сразу. Эти отвер­девшие участки, величиной от булавочной головки до фасоли, беспорядочно рассеяны по всему головному и спинному мозгу.

При вскрытии обнаружено, что изолирующая оболочка нервных ячеек-клеток повреждена, и нервные клетки слились с волокнами. Я подчеркиваю, эти данные —результат вскрытия, выявившего, что причина болезни проявляется не в склерозе — отвердении, а в воспалении. Человек умирает, промучившись от рассеянного склероза лет 15 или 20. Производится вскрытие. Очень тщательно изучается состояние мозга и нервной системы и обнаруживается, что процесс заболевания обратим. У больно­го могут появляться странные ощущения покалывания, пощи­пывания, звон в ушах, дрожь, жар, оцепенение, нечувствитель­ность, онемение различных конечностей и тела.

Позже, при развитии болезни может возникнуть слабость в ногах и затрудненность при ходьбе, содрогания и непроизволь­ные резкие движения ног, затрудненность речи; руки становятся неловкими, дрожь в руках усиливается при попытке взять или поднять что-нибудь. Мучают запоры, затруднено мочеиспуска­ние.

Случается, эти симптомы слабо проявляются на протяже­нии длительного времени, и даже могут совсем исчезнуть и не возобновляться в течение ряда лет. Именно это ослабление сим­птомов и указывает на обратимость процессов на ранних стади­ях болезни. Около половины таких пациентов способны рабо­тать после 25 лет болезни — факт, указывающий, насколько медленно порой развивается склероз. Все это предоставляет достаточно времени для его конструктивного излечения.

Во многих случаях симптомы настолько слабы и не прояв­лены, что болезнь часто не диагностируется как склероз. Такая тенденция симптомов исчезать на длительный промежуток вре­мени, как было сказано выше, является одной из главных харак­теристик болезни; другая ее особенность — это рассеянный ха­рактер развития симптомов, так как само отвердение (склероз) рассеянно.

Я уже ранее указывал, что нет двух одинаковых случаев ни в отношении симптомов, ни в отношении развития болезни, но это также верно как для рассеянного склероза, так и для любого другого заболевания.

Не было найдено бактерий или вирусов, повинных в заболе­вании склерозом. Пришлось признать причину неизвестной, предполагая, однако, что «природа, возможно, инфекцион­ная...».

Никакое лечение не было действенным. Как на самом деле может быть успешным лечение болезни, причина возникнове­ния которой неизвестна? Обычно в медицинских книгах про это заболевание пишут: «Причина его абсолютно неизвестна... нет специфического или действительно удовлетворительного лече­ния... всегда очень затяжное заболевание... полное выздоровле­ние весьма сомнительно...»

Конечно, мы не можем ожидать полного выздоровления при неизвестной причине болезни. К тому же мы упорно не же­лаем признать, что корни болезни следует искать в нездоровой жизни и в порочной окружающей среде больного, которые и яв­ляются истинными причинами органических и функциональ­ных изменений и износа организма.

Можно сказать, что поиски специфической причины болез­ни иссякли. Настало время, когда мы должны, наконец, при­знать, что она заключается в неправильном образе жизни и дур­ных привычках, вызывающих расстройство организма и разви­тие болезни. Когда это будет понято и исправлено, появится возможность излечения тысяч, считающихся теперь безнадежно неизлечимыми больных.

У меня никогда не было возможности заниматься рассеян­ным склерозом в его ранней стадии, поэтому я могу лишь пред­положить, что, попади такие больные на излечение к гигиени­стам в начале заболевания, процент выздоровевших был бы большим.

Факт, что мне удалось вернуть некоторых больных, находя­щихся полностью в беспомощном состоянии, к жизни и трудо­способности, мощно свидетельствует в пользу программы ги­гиенистов по восстановлению тканей и функций организма.

Давайте ознакомимся с общей картиной голодания приме­нительно к склерозу. Первое голодание дает заметное улучше­ние общего состояния больных; часто прикованные прежде к постели больные встают и могут передвигаться. Улучшение со­стояния и дальнейший прогресс имеют место при тщательно разработанной диете, регулярных упражнениях и солнечных ваннах в период после голодания. Второе голодание еще более усиливает контроль над конечностями. Я обычно применял в этих случаях 3 курса голодания, каждый из которых улучшал со­стояние конечностей и контроль над ними.

После голодания я оставляю больного отдыхать в постели, добавляю одно- или двухразовые легкие дневные упражнения такого типа, которые требуют возрастающей легкости и ловко­сти для их выполнения. Цель этих упражнений состоит не столь­ко в увеличении размеров и силы мышц, сколько в обретении ловкости.

Я уверен, что еще дневные солнечные ванны особенно по­лезны в дальнейшем для восстановления нервной системы. Дие­та должна состоять из свежих фруктов и овощей с очень ограни­ченным количеством жиров, Сахаров, белков и крахмалов. Я предпочитаю давать растительный белок—орехи и семена под­солнечника.

Важно помнить, что склероз не является начальной стадией заболевания. На ранних стадиях заболевание гораздо легче из­лечить при условии отказа от неправильного образа жизни и вредных привычек, а также очистки крови и плоти пациента от токсичного груза.

Именно на начальной стадии заболевания возможно пол­ное излечение, а не на более поздних ступенях, когда уже про­изошли необратимые изменения в нервной структуре. Важно не опоздать!

 

Голодание и астма

 

Юная певица, обладательница изумительного голоса, соли­стка Метрополитен Опера, оказалась в трагической ситуации: у нее появились угрожающие признаки астмы, и она больше не могла петь.

Врач откровенно сказал: «Я могу дать вам лишь временное облегчение. Лекарства от астмы не существует». Доведенная до отчаяния певица консультировалась у другого специалиста, ко­торый подтвердил слова первого врача. Лекарства нет!

И вот молодая талантливая женщина, представив себе пер­спективу дальнейшей жизни без сцены, пришла в отчаяние. Она бросила пение и вернулась на свою ферму в Нью-Джерси. Меди­цина не оставила ей никакой надежды. Вскоре она услыхала о натуральной гигиене — концепции, исходящей из важности собственных восстановительных сил организма. Не особо веря в успех, она все-таки обратилась к гигиенисту.

Выслушав женщину и осмотрев ее, врач сказал: «Вам можно помочь. Полагаю, вы сможете избавиться от астмы, если выпол­ните то, что я предложу вам — никакого медицинского лечения и никаких лекарств». — «Но что же тогда?» — «Просто голода­ние». Она не поняла. Он объяснил ей со всеми подробностями технику и процесс голодания.

Юная певица ухватилась за эту спасительную идею, хотя та была для нее новой и поразительной. Голодание сделало свою работу. В течение нескольких недель астма была излечена, а че­рез несколько месяцев женщина вернулась в Метрополитен Опера. Ее карьера, которая могла бы никогда не состояться, ста­ла триумфальной.

В настоящее время, как в США, так и в Канаде, проживают тысячи мужчин и женщин всех возрастов, достаточно здоровых для того, чтобы не обращать внимания на многие возбудители, к которым у них, как им было сказано, имеется аллергия.

Более того, будучи полностью излеченными, они могут бу­квально выкупаться в пыльце всех видов растений без малейших неприятных последствий. Я видел длинные списки пищевых продуктов и других веществ, к которым у пациентов, по свиде­тельству поверхностных тестов, была аллергия.

Один астматик, проходящий курс голодания, однажды ут­ром находился у меня в комнате, и в это время вошел кот. Астма­тик испуганно посмотрел на него, а затем рассмеялся. «Перед приездом сюда, — сказал он, — у меня начался бы приступ аст­мы, если бы в комнату, где я находился, вошел кот». Он сгреб ко­та в охапку и начал гладить его по спинке. «Как это замечатель­но, что опять можно нормально дышать».

Моему пациенту в свое время рекомендовали переехать из штата Новая Англия в штат Аризону, где он в течение 5 лет «ле­чился» климатом, но это не дало ему никаких улучшений. Аст­матики страдают год за годом, часто их состояние ухудшается. И это в то время, когда все они могут выздороветь за период от 4 до 8 недель и оставаться здоровыми всю жизнь.

Обычно принято называть несколько типов астмы, вклю­чая сердечную, почечную, бронхиальную и многочисленные ос­ложнения. Так как мы рассматриваем все виды астмы и все так называемые осложнения, как симптомы, возникающие при од­ной и той же главной болезни и требующие коренного измене­ния правил жизни, то можем в первом приближении не вникать в эти разновидности астмы. Комплексы симптомов, которыми обозначают различные заболевания, требуют специального внимания только в том случае, если необходимо знать, насколько глубоки органические изменения и в связи с этим возможно­сти излечения.

Мы не должны забывать единую сущность болезни и еди­ную причину всех так называемых болезней, вместе взятых. Раз­личные болезни получают свои названия от названия тканей и органов, затронутых патологическим процессом. Симптомы специфичны для ткани и органов, а не для вида патологии (от­равления).

Почечная астма наблюдается при застарелой болезни по­чек, а кардиальная — сердечная — при тяжелой болезни сердца. В обоих случаях затруднение дыхания происходит из-за накоп­ления жидкости и других изменений в легких. Выздоровление от этих видов астмы зависит от излечения болезней почек или серд­ца. Поскольку астма при этих заболеваниях является поздней стадией их развития, то выздоровление не всегда возможно.

Бронхиальная астма — болезнь, при которой периодически возвращающиеся пароксизмы (приступы) затрудненного дыха­ния (одышка) и кашель являются катаральным воспалением слизистой оболочки нижних дыхательных путей. Астма — бо­лее или менее спазматическая (судорожная) болезнь и всегда со­провождается катаральными поражениями других частей орга­низма. Среди них — катар носа и горла, обычно синусит, часто гастрит или колит, а также цистит. Кроме того, катар существу­ет некоторое время до появления астматических симптомов.

Астматики есть среди всех классов общества. Они живут как в теплых, так и в холодных странах, в сухом и влажном климате, на больших и малых высотах, среди людей высоких и малорос­лых, тучных и худых, с белой и темной кожей. От этой болезни страдают мужчины, женщины и дети, а иногда даже избалован­ные домашние животные. В областях с тем самым «целительно-лекарственным» климатом, куда посылают людей лечиться, часто страдают от астмы местные жители.

Два человека годами не желали расставаться с нездоровыми привычками жизни, причем один из них потворствовал своим желаниям не меньше, чем другой, в результате один заболел ас­тмой, другой — артритом. Почему люди по-разному расплачи­ваются за свои дурные привычки? Почему один предрасполо­жен таким образом, а другой иначе? Почему у одного человека развивается болезнь почек, а у другого образуются камни в желчном пузыре? Почему два человека, получившие сильное пе­реохлаждение в снежную бурю, не заболевают одной и той же пневмонией? Почему один подхватывает воспаление легких, а другой — только простуду? Почему один страдает от бронхиального катара на протяжении ряда лет, но без астматических симптомов, а у другого с таким же катаром появляются и сим­птомы астмы? В настоящее время принято говорить, что один — аллергик, а другой — нет, но это лишь еще одно обозна­чение, которое ничего не разъясняет.

Астматик остается невротиком. Под этим я подразумеваю предрасположенность к развитию нервной болезни. Но что та­кое предрасположение? Ответ, я твердо верю, находится прежде всего в слабом телосложении, во многих случаях играет роль на­следственность, в других — врожденная недостаточность (не­полноценность), проистекающая от неправильного питания ро­дителей и нескольких поколений предков.

Другими факторами, могущими дать вклад в так называе­мое предрасположение, являются: напряжения (стрессы)— при­вычные (обыденные), внутренние и окружающие. Табак под­вергает напряжению сердце и легкие, переедание — печень и почки, чрезмерная физическая активность — сердце и суставы, страхи — сердце и нервную систему. Это образцы напряжений (стрессов) на органы и системы организма, являющиеся частью обычной жизни. Такие стрессы ослабляют и замедляют работу органов и функций и закладывают фундамент для местных па­тологических изменений.

Холод и тепло, сухость и влажность и другие факторы окру­жающей среды могут также быть причиной значительных на­пряжений (стрессов), причиняющих вред организму. Неожи­данные резкие усиления этих факторов иногда вызывают кри­зис.

Говоря об астме, как и других сходных болезнях, мы имеем в виду состояние крови и тканей, которое именуем токсемией. Это состояние является результатом образа жизни, характери­зующегося чрезмерным расходом нервной энергии, приводяще­го к нервному истощению. При этом состоянии жизненные функции отправляются на низком физиологическом уровне. Следовательно, выброс отходов затруднен настолько, что они начинают накапливаться в крови, лимфе и тканях.

Наличие большего, чем физиологически нормального, ко­личества отходов в организме — отходы всегда выносятся кро­вью и лимфой прочь из клеток и выделяются — вызывает в ре­зультате раздражение и воспаление. У людей, у которых такой процесс имеет место, закладывается основа для поражения аст­мой дыхательных путей.

По моему мнению, это объяснение причины астмы обосно­ванно, поскольку выброс токсинов, восстановление нервной энергии и исправление образа жизни приводят к стойкому ис­чезновению симптомов, и человек перестает страдать от астмы. Так как никакой другой путь, кроме физиологического отдыха, не ведет к более быстрому освобождению организма от его ток­сического груза, то никакой другой путь не приносит облегче­ния от приступов астмы так уверенно и быстро, как это делает голодание. Но облегчение — это еще не все, в чем нуждается страдалец. Он хочет выздороветь, и он достигает желаемого, ес­ли голодание проводится достаточно долгое время и его жиз­ненные привычки, как и способ питания после голодания, при­водятся в соответствие с подлинными физиологическими нуж­дами.

Длительность голодания, дающего астматику возможность легко и свободно дышать, зависит от глубины поражения болез­нью. Обычно в пределах от 24 до 36 часов (в самых тяжелых слу­чаях) больным нужно находиться в постели. Дыхание на этой стадии еще не нормальное, что быстро выявляется при выслу­шивании стетоскопом. В легких могут быть хрипы, так как в их структуре находятся остатки слизи. Более того, выделение слизи не прекратится в течение нескольких дней.

Ясторонник, если это только возможно, проведения голо­дания до полной очистки легких и исчезновения всех симптомов заболевания. Очень худым и слабым пациентам длительное го­лодание не всегда рекомендуется. В таких случаях голодание должно сменяться периодом легкого питания, а затем рекомен­дуется еще один курс голодания. В запущенных случаях для пол­ного выздоровления может потребоваться проведение несколь­ких коротких голоданий, сменяемых периодами тщательно про­думанного питания.

Некоторые сторонники голодания советуют начинать пи­тание по прохождении не менее 36 часов после исчезновения всех симптомов астмы. Но они также настаивают на возобнов­лении голодания, если с началом питания возвращаются астма­тические явления. Возвращение симптомов вскоре после начала принятия пищи означает, что голодание еще не достигло того уровня, который необходим для восстановления в организме полного порядка.

Я не считаю, что с астмой нужно играть в такой манере. Ес­ли это возможно, следует проводить длительный курс голода­ния, который, как доказано, гораздо более результативен для излечения.

 

Артрит: 2 года или 28?

 

«Два года!» — воскликнул пациент, когда ему сказали, что потребуется минимум 2 года для того, чтобы избавить его от артрита голоданием и другими гигиеническими методами. «Я уже потратил на это 28 лет. Что мне еще 2 года?» Он был бакте­риологом, работал в лаборатории и не обращал более, чем обычно принято, внимания на свое здоровье, когда обнаружил первые признаки артрита. Он находился ежедневно в близком контакте с врачами высшей квалификации и получил макси­мальное лечение, которое медицина могла предоставить при его болезни. Но, как всем известно и утверждается медициной, ле­карства от этой болезни не существует. Временное облегчение без удаления причины болезни — это все, что предлагается спе­циалистами.

Годы шли, поражался сустав за суставом, и, когда была про­изнесена упомянутая выше реплика в разговоре с гигиенистом, к которому обратились за консультацией, пациент весь был скрученным и искривленным. Он ходил с помощью костылей и палки. Он не мог повернуть голову в сторону и постоянно испы­тывал боль.

Ему сказали, что, возможно, некоторые его суставы стали анкилозными, то есть срослись, сплавились. Они неподвижны, и нет способа заставить их двигаться. Однако и в данном случае больного можно освободить от боли, вернуть трудоспособ­ность с тем, чтобы он снова получал удовольствие от жизни.

Этот человек предпринял длительный пост в 36 дней. В его состоянии наступило значительное улучшение. Он освободился от боли, воспаление в кое-каких суставах уменьшилось, в дру­гих — совершенно исчезло, некоторые суставы медленно вос­станавливали подвижность после многих лет болезни.

Двух лет оказалось недостаточно. Понадобилось 4 года, чтобы добиться возможного для этого человека улучшения. За этот период он провел еще один длительный пост и несколько коротких. Между голоданиями он соблюдал диету, принимал ежедневно солнечные ванны и после значительного улучшения приступил к физическим упражнениям.

Результаты лечения: его позвоночник фактически полно­стью выпрямился, руки и ноги работают нормально, он может поворачивать голову, ходит, держа туловище почти прямо, не пользуется ни костылями, ни палкой, не испытывает боли, вы­глядит, как образец здоровья, и очень много работает. Вот уже 7 лет, как ни боли, ни опухоли не донимают его суставы, он чувствует себя настолько хорошо, что, помимо своей обычной ра­боты, занимается еще и политической деятельностью.

Этот случай исключительный, и потому потребовался та­кой длительный срок для лечения. Давайте рассмотрим для кон­траста более легкий случай болезни с воспалением и неподвиж­ностью суставов. Миссис Г. было 44 года. Женщина болела арт­ритом всего несколько месяцев, но в суставах ее была сильная боль, и передвигалась она с большим трудом. Врач миссис Г. мог обещать ей лишь временное избавление от боли с помощью аспирина или кортизона. Он сказал ей: «Вполне вероятно, что воспаление может распространиться на другие суставы и боль еще усилится». Больная приехала в США и начала голодание, Пост длился только 21 день, но он освободил ее от всякой боли и воспаления и вернул нормальное движение суставам.

«Я буду вас рекламировать всей Канаде», — пообещала она гигиенисту, под наблюдением которого проводила голодание и период восстановления. Она сдержала слово. Но главное — вот уже три года как миссис Г. здорова и не болеет артритом. Боль и воспаление не возобновлялись. Ее энтузиазм в связи с методом голодания в частности и с гигиенической системой в целом не знал границ.

Эти два случая можно считать типичными для сотен подоб­ных, которые наблюдал автор в течение более 40 лет. Не все слу­чаи выздоровления, однако, были окончательными. Некоторые индивидуумы оказались настолько непоследовательными, что быстро возвращались к старому образу жизни, что и приводило к возникновению симптомов болезни. Однако, переходя к пра­вильному образу жизни, они могли вернуть себе утраченное здо­ровье.

Чтобы быть здоровым, необходимо уделять достаточно внимания своему образу жизни. Чтобы разумно питаться, не требуется больше времени, чем при неправильном питании. Че­ловек должен дышать, и времени, чтобы дышать чистым возду­хом, требуется не больше, чем чтобы дышать загрязненным. И чтобы жить правильно, не требуется больше времени, чем жить неправильно.

Человек часто так питается, что вынужден после каждого приема пищи принимать лекарство для улучшения пищеваре­ния. Однако можно питаться таким образом, чтобы чувствовать себя хорошо после еды. Каждый раз при повторяющейся голов­ной боли мы принимаем аспирин, а ведь можно жить так, чтобы избежать ее. Зачем ежедневно принимать слабительные, если можно легко добиться регулярной работы кишечника другим путем? Разумный читатель не будет испытывать трудности при решении этих вопросов.

Дискомфорт и боли кое о чем говорят здравомыслящему че­ловеку. Он видит в них признаки того, что ему необходимо отка­заться от некоторых излишеств и удовольствий, коим он ранее потакал. Он обязан принять во внимание эти предупреждения организма. Природа — замечательный учитель, и, если мы бу­дем следовать ее указаниям, здоровье и долгая жизнь будут нам обеспечены.

Ревматический артрит является одной из самых серьезных и трудно поддающихся лечению болезней, так как делает челове­ка инвалидом или полуинвалидом, заставляет страдать от боли, лишает его покоя и сна. Хотя чаще всего артриту подвержены люди, живущие в холодных, влажных районах, немало случаев этого заболевания наблюдается и в других местностях.

Имеется несколько видов артрита, но нет смысла их пере­числять. Это заняло бы много места и отняло у читателей время. Все эти формы болезни имеют одну причину и могут быть изле­чены ее устранением.

Болезненность и опухание тканей, окружающих суставы, — вот признаки ранней стадии артрита. По мере развития воспале­ния возникает неподвижность сустава. Мускулы и связки стано­вятся напряженными и сокращаются, что, по-видимому, в зна­чительной степени усиливает боль.

Поражая суставы и особенно окружающие их ткани, артрит является более серьезной проблемой, чем другие преходящие боли, которые можно объединить под общим названием «рев­матизм», — такие, как люмбаго (прострел) или так называемый мышечный ревматизм. Развиваясь чаще всего в хряще, который соединяет концы костей, артрит приводит к разрушению хряща и деформации сустава.

Если причина не устранена, кости постепенно соединяются (происходит анкилоз), так что сустав становится неподвижным. Когда этот процесс закончится, боль утихает, но сустав навеки потерян.

Ревматический артрит возникает не за один день. Сильный человек может долго следовать привычкам, ослабляющим орга­низм, пока болезнь не разовьется и не приведет к серьезным по­следствиям. Мы должны знать, что артрит представляет собой конец патологического процесса, развивающегося годами. До начала развития артрита у человека бывают боли в суставах, пе­риоды плохого самочувствия, временами пропадает аппетит, бессонница, расстройства пищеварения и другие признаки, сви­детельствующие о том, что в организме не все в порядке.

Как часто люди, которых беспокоят неясные мышечные бо­ли, небольшое затруднение в суставах при движении, легкий неврит, приступы радикулита или ишиаса, неправильно вос­принимают предупреждающие знаки. Они смягчают эти сим­птомы лекарствами, массажем, различными манипуляциями, горячими ваннами и продолжают прежнюю жизнь, которая вы­звала эту беду.

Приглушение симптомов мешает устранить причину болез­ни и воспрепятствовать дальнейшему развитию хронического состояния, которое ведет к инвалидности.

Основной и первичной причиной возникновения артрита является токсемия — сумма целого ряда злоупотреблений в пи­тании, употреблении алкогольных напитков, слишком интен­сивная эмоциональная жизнь, чрезмерная сексуальная актив­ность и т. д. Переедание с детства закладывает фундамент для токсемии. Никто в точности не знает, сколько неуловимых ток­синов оказываются причиной возникновения артрита. Можно предположить, что их сотни, а может быть, и тысячи.

Пройдут годы, прежде чем удастся выделить все те сложные соединения, которые образуют одни только аминокислоты друг с другом и с другими побочными продуктами протеинов и углеводов. Можно твердо предположить, что ни один яд индивиду­ально не является причиной развития любой сложной патоло­гии.

Как мы можем надеяться при нашем нынешнем невежестве выделить и проанализировать какое-нибудь одно особое токси­ческое вещество, способствующее возникновению рака, болез­ни Брайта или сумасшествия? Можем ли мы утверждать, что токсины, ответственные за развитие одной или всех дегенера­тивных болезней, различаются по своей сути? Характер болез­ни, возникающей из-за насыщения организма токсинами, опре­деляется индивидуальными факторами, а не характером токси­нов.

Ясчитаю причиной артрита извращение в питании. Не мо­жет быть сомнений в том, что первоначально раздражение, ве­дущее к изменениям в суставах, возникает из-за наличия в крови и лимфе нестабильного токсического материала, который нака­пливался месяцами и годами в ослабленном организме. Жертвы артрита обычно любят хорошо и много поесть, но в особенно­сти они перекормлены едой, содержащей крахмалы и сахара (хлеб, картошка, пироги, пирожные и конфеты). Их суставы затвердевают, и им трудно вставать утром. Спустя некоторое вре­мя они «расходятся», но колени, локти и некоторые другие сус­тавы страдают от боли больше при движении, чем в покое. Мо­жет и не ощущаться боли в суставах и может не быть других ор­ганических симптомов, а пациент будет думать, что неподвиж­ность суставов имеет чисто местный характер.

Неправильное сочетание пищевых продуктов, злоупотреб­ление крахмалами и сахарами, приправами, спиртными напит­ками, табаком — все это закладывает фундамент артрита. К этим факторам можно отнести эмоциональные перенапряже­ния, потакание чувственным желаниям и физические перегруз­ки. Исходя из всего сказанного, можно предположить, что арт­рит развивается у индивидуумов, которые предрасположены к болезни, то есть у людей, имеющих склонность к подагре, арт­ритному или ревматическому диатезу. Диатез — это всего-на­всего слово, и оно может не нести определенного смысла, пока мы не в состоянии понять факторы, скрывающиеся за словом «предрасположение».

Ревматический артрит, в отличие от травматического и ту­беркулезного артрита, возникает от неправильного питания и общей токсемии, что приводит к отложению кальция и образо­ванию камней. Образование камней в желчном пузыре, почках и других частях организма, затвердение стенок артерий (скле­роз), отложение извести на клапанах сердца и отложения в сус­тавах ног при подагре вызваны теми же причинами, которые способствовали развитию ревматического артрита.

Когда ослабляющие организм факторы и токсемия понижа­ют сопротивляемость организма, все, что вызывает дополни­тельное напряжение, может ускорить кризис артрита у субъек­та, предрасположенного к его развитию. Например, острая бо­лезнь, инфекция, несварение желудка, необычная пища, холод, беспокойство, повышенные эмоции.

Так называемые инфекции от нагноившегося зуба или дру­гих очагов — это вторичные источники болезни. Присоединив­шись к токсемии и желудочно-кишечным неполадкам, они ус­ложняют состояние пациента. Но никогда не являются первоис­точниками болезни. Впрочем, иногда случается так, что они временно в состоянии сопротивляться другим источникам бе­ды, но не этим, плюс вторичной инфекции. Поэтому с удалением источника вторичной инфекции симптомы болезни на время ис­чезают, и это провозглашается великой победой науки. Однако возвращение болезни слишком часто омрачает победу.

Существует много способов лечения артрита, но ни один из них не может считаться удовлетворительным. Санатории с ми­неральными источниками, водолечения, грязи, соль, мыльные, сероводородные ванны, горячие ванны, завертывания в мокрые простыни, патентованные средства, электротерапия, лекарства, сыворотки дают временное облегчение во многих случаях, но все это только паллиативные средства.

Чтобы полностью избавиться от прострелов, радикулита, мышечного и инфекционного ревматизма, подагры, артрита, независимо, какую бы форму ни приняла болезнь, пациент дол­жен отказаться от всех своих привычек, ослабляющих организм, и знать пределы его выносливости. Любая дурная привычка и любая, казалось бы, безобидная привычка, доведенная до пре­сыщения, приводят к болезни.

До тех пор пока мы не признаем факт, что симптомы болез­ни — есть результат переполнения организма токсинами, и пока не будем знать источник интоксикации, мы ничего не сможем сделать для больного, кроме временного и весьма сомнительно­го облегчения. Если предлагать пациенту только болеутоляю­щие или успокаивающие средства, можно причинить ему лишь вред, а не принести блага.

Для того чтобы лечение артрита было поистине эффектив­ным, оно должно быть направлено на уничтожение причины за­болевания. Такие лекарства, как аспирин, кортизон и им подоб­ные, употребляющиеся сейчас для лечения артрита, приносят пациенту лишь временное облегчение и не устраняют причины заболевания. Однако известно, что кортизон может потом вы­звать более тяжелые последствия, чем сама болезнь.

Организм обладает удивительными способностями, и пото­му часто здоровье восстанавливается, несмотря на лекарства. Организм сделает это сам лучше и быстрее, если ему не мешать лекарствами и удалить причину заболевания. Организму необ­ходимо дать возможность вывести накопленные токсины с по­мощью голодания и изменить химический состав крови с помо­щью более или менее радикального изменения программы пита­ния. Если это сделано, результаты могут быть замечательными.

Ничто не может быстрее и основательнее очистить орга­низм, чем голодание. Нет других средств в нашем распоряже­нии, которые бы сумели так быстро изменить химический со­став содержащихся в организме жидкостей и внутренних секре­ций. Голодание облегчает боли при артрите, при этом пациент не рискует нажить новую болезнь, как при применении ле­карств.

Длительность голодания при артрите зависит от индивидуальных обстоятельств. Обычно больным артритом рекоменду­ются физические упражнения для пораженных суставов — для предотвращения образования прочного соединения костей, то есть анкилоза. Однако необходимо делать это осторожно, так как принудительная активность может усилить воспаление и причинить боль. Я считаю, что лучше всего дать возможность этим суставам отдохнуть до тех пор, пока голодание не удалит все отложения и не уничтожит инфильтраты воспаления в суста­вах. После этого неподвижный доселе сустав станет податли­вым и сможет работать, не причиняя боли.

Большая часть пациентов с артритом, которых я лечил, уже долгое время страдали от хронического заболевания. Их лечили от нескольких месяцев до нескольких лет обычными методами, включая удаление некоторых очагов инфекций. Несмотря на это, состояние их все ухудшалось, и они оказывались совершен­но беспомощными. Почему? Я снова повторяю: не была уничто­жена основная причина болезни.

Выздоровление при хроническом артрите — это медленная эволюция из состояния нездоровья в состояние биохимической согласованности и надежности. Оно включает многие факторы, определяющие степень возможного выздоровления и его быст­роту: возраст, вес, распространенность болезни, ее течение, сте­пень повреждения суставов, степень анкилоза суставов, образ жизни и питание, запас нервной энергии, характер осложнений (таких, как сердечные заболевания), род занятий, окружение па­циента.

Главным условием выздоровления пациента является ре­шимость в выполнении всех инструкций врача и сотрудничест­во с ним. Так, диета должна содержать минимум сахара и крах­малистой пищи. Пациентам, которые обманывают врача, со­противляются требованию соблюдать ограниченную диету, меньше сопутствует успех.

Самоконтроль, самоотречение, многие ограничения, на­стойчивая решимость выздороветь, несмотря на то, что ограни­чения могут быть иногда докучливыми и утомительными, а прогресс неявно заметным — необходимы для выздоровления.

 

Язвенная болезнь

 

Когда 28 июля 1939 года умер Вильям Дж. Майо, доктор медицины, последний из двух братьев — основателей знаменитой клиники Майо, пресса писала, что он скончался от прободения язвы желудка — болезни, в лечении которой он специализиро­вался. Операция была произведена в его клинике,

Несколько лет спустя врачи той же клиники заявили, что операция язвы желудка не лучший метод лечения. Тем не менее, такие операции продолжают делать, но не так часто, как преж­де.

Не такой уж необычный случай, когда специалист умирает от той болезни, на лечении которой он специализировался. Тот факт, что он принимал свое собственное лекарство, говорит о его искренности. Тот факт, что они не могут помочь самим себе, свидетельствует о ненадежности их знания. Врач может быть ве­дущим хирургом и не знать причины образования язвы желуд­ка, затвердевшего привратника желудка*, фибромы, камней в желчном пузыре или почках, которые он вырезает. Без знания причины специалист работает в темноте.

Симптомов болезни желудка много, и они часто не очень ярко выражены, как это может казаться неспециалисту. Правда, имеется несколько более или менее определенных симптомов яз­вы желудка — боль, болезненность под ложечкой, рвота и кро­вотечение, но такие же симптомы могут быть и при раке, и при менее серьезных заболеваниях желудка. В связи с этим диагно­стика язвы на основании только этих симптомов очень сложна. Рентгенография и флюороскопия в редких случаях могут одно­значно подтвердит



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.