Сделай Сам Свою Работу на 5

Человек, общество и природа

 

Как мы уже отмечали, человек и общество неразрывны, и только в обществе, в определенных социальных образованиях он реализуется как человек. Общество представляет собой единый организм, в котором замысловатым образом переплетается множество разнообразных связей, отношений людей между собой и сокружающим миром.

Что является основой бытия общества икакова его структура? Како­вы особенности функционирования и развития общества? Имеет ли исто­рический процесс свою логику и закономерности или все явления, происходящие в обществе, уникальны и неповторимы? Как соотносятся историческая необходимость и свобода?

Общество существует и развивается не изолированно от природы, оно есть часть природы, хотя и специфическая, обособившаяся часть. Раз­витие общества немыслимо без известных естественных предпосылок, к числу которых относятся окружающее общество природные условия, обычно называемые географической средой, а также рост и плотность наро­донаселения. Географическая среда - это не вся природа, а лишь та ее часть, которая вовлечена на данном историческом этапе в процесс общественного производства и выступает как совокупность естественных условий жизни людей, а именно, физико-географическая оболочка Земли: рельеф, почвенный покров, водные ресурсы, нижняя часть атмосферы, флора и фауна, полезные ископаемые и др.

Между обществом и природой происходит постоянный обмен веществ, совершающийся в процессе труда. Из растительного и жи­вотного мира человек черпает средства питания, сырье для изготовления предметов потребления. Минеральные и рудные богатства служат че­ловеку для изготовления средств производства. В процессе производ­ства используются различные источники сырья: сначала собственная мускульная сила человека, затем сила прирученных животных, ветра и воды, наконец, сила пара, электричества, энергия химических и внутриатомных процессов.

Влияние географических условий на развитие общества опосредству­ется прежде всего уровнем развития производства и культуры, о чем свидетельствует тот факт, что на разных ступенях развитая общества географическая среда влияет на него теми или другими сторонами. На самых низких ступенях культуры, когда человек по преимуществу присваивает готовые продукты (присваивающее хозяйство), большее значение имеют естественные средства существования: обилие дичии плодов в лесах, рыбы в водоемах, съедобных растений на полях. На более высоких ступенях культуры, когда развивается промышленность (произ­водящее хозяйство), важнее наличие естественных средств производ­ства: судоходных рек, лесов, металла, угля, нефти.



Различного рода натуралистические теории по социологии пытались приписать естественным предпосылкам развития общества определяющую роль в истории. Так, сторонники «географического детерминизма» (французский философ Ш.Монтескье, английский историк Г.Бокль и др.) стремились объяснить различия в общественном строе и истории отдельных народов влиянием природных условий, в которых ониживут. Соглас­но Монтескье, климат, почва и состояние земной поверхности (рельеф, климат, водные ресурсы, полезные ископаемые, флора и фауна) определяют дух народа и характер общественного развития. Поэтому законы должны принимать во внимание физическую географию страны: климат, размеры территории, качества ее земли, образ жизни народов - земледельческий, охотничий или скотоводческий. Законы должны соотноситься также с религией жителей страны, с их склонностями, числом, богат­ством, их нравами и обычаями. В зависимости от всего этого комплекса эмпирических фактов существуют три формы управления: республиканская, монархическая и деспотическая.

Таким образом, сторонники «географического детерминизма» пытаются приписать естественным предпосылкам решающую роль в истории и объяснить различия в существующем строе и истории отдельных народов влиянием природных условий. Действительно, географическая среда оказыва­ет определенное влияние на развитие общества, и это влияние нельзя отрицать или недооценивать. Однако в сходных географических условиях у народов бывает весьма различный общественный строй и весьма различный уровень развития культуры, а при различных географических условиях может существовать один и тот же общественный строй и примерно одинаковый уровень развития культуры. Это говорит о том, что влияние географических условий на развития общества не является определяющим фактором.

Другой естественной предпосылкой функционирования общества явля­ется рост народонаселения. Натуралистические демографические концеп­ции рассматривают рост народонаселения как фактор, независимый от законов развития общества и даже определяющий его. При этом одни социологи (например, русский социолог М.М.Ковалевский) росту народонаселения приписывают позитивную роль и рассматривают его в качестве «решающего двигателя» общественного прогресса; другие (например, английский социолог Т..Мальтус и его последователи) быстрый рост народонаселения считают источником бедствий людей. Высказывая предположение о негативном последствии "необузданного размножения насе­ления", Малътус пытался объяснять противоречия общественного разви­тия "естественным законом", согласно которому население имеет тен­денцию расти в геометрической прогрессии, а средства существования могут увеличиваться лишь в арифметической прогрессии. Сравнительно медленные темпы роста средств существования он обосновывает так называемым законом убывающей производительности последовательных зат­рат, а для земледелия - "законом убывающего плодородия почвы". В си­лу этого, несмотря на "естественное" регулирование численности населения посредством голода, эпидемий, войн, по Мальтусу, наступает абсолютное перенаселение, с которым необходимо бороться путем регламентации браков и регулирования рождаемости. Согласно Мальтусу, силы роста населения бесконечно превышают производство жизненно необходимых средств, а недостаток жизненных сред­ств требует сдерживания роста населения в определенных рамках. Вот как красочно описывает он это явление: "Человек, появившийся на свет, уже занятый другими людьми, если общество не может воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого-либо пропитания, и в действительности он совершенно лишний на этом свете. На великом пиршестве природы для него нет прибора. Природа повелева­ет ему удалиться, и, если он не может прибегнуть к состраданию кого-либо из пирующих, она сама примет меры ктому, чтобы ее приговор был приведен в исполнение. Если же пирующие стеснят себя и уступят ему место за столом, тотчас появятся новые непрошеные гости и потре­буют для себя той же милости, ибо весть о том, что за столом хватает яств для вновь пришедших, тотчас распространится повсюду. Порядок и гармония пиршества будут вскоре нарушены, изобилие, царившее прежде, заменится недостатком, исчастье пирующих омрачится зрелищем появившейся всюду нищеты"[143]. Отсюда Мальтус делает вывод о том, что естественные средства сдерживания нужно заменить превентивными средствами контро­ля.

Концепция Мальтуса со временем претерпела определенную эволюцию. Выяснилось, что соотношение между темпами роста средств существова­ния и населения не является раз навсегда данным. При консервативном техническом базисе добуржуазного общества наблюдалось относительное перенаселение, в условиях же быстрого технического прогресса при капитализме рост производства средств существования значительно обго­няет темпы роста населения. Ввиду несостоятельности “закона прогрес­сий" Мальтуса, неомальтузианцы, несколько изменив акценты, стали утверждать, что в мальтузианстве главное не «закон прогрессий», а "природный характер" демографического развития. При рассмотрении естественных препятствий к росту народонаселения они упор стали делать не на войны, голод и эпидемии, а на разрушение окружающей природной среды, в результате чего природа якобы мстит человечеству за его чрезмерное размножение.

Критика мальтузианства не означает, будто в современном мире во­обще не существует демографической проблемы. Процесс неудержимого роста населения Земли (особенно в странах экономически отсталых) существенно меняет демографическую обстановку на планете. Ныне происходящий стихийный "демографический взрыв" требует как изыскания более рациональных способов использования биосферы, преодоления экономической и культурной отсталости многих народов, прекращения стремительного роста населения развивающихся стран, а также преодоления демографического кризиса в экономически развитых странах из-за падения в них рождаемости ниже уровня, обеспечивающего смену поколений.

Таким образом, и окружающие общество географические условия, и рост народонаселения играют определенную, но не определяющую роль в раз­витии общества. Причем с развитием производства зависимость общества от естественно сложившихся природных условий относительно уменьша­ется, расширяются связи общества с природой, человек проникает в новые области природы, осваивает недра Земли, глубины морей и океанов, космическое пространство. Под воздействием производственно-техни­ческой деятельности человека очень сильно ускоряется изменение естественных природных условий.

Наряду с целенаправленным изменением природы деятельность людей имеет и непредвидимые ими последствия, которые во многих случаях наносят урон. "Природа, - отмечал еще Ш.Монтескье, - всегда дейст­вует неторопливо и, можно так выразиться, бережливо… если же ее понуждают, то она скоро истощается и всю оставшуюся силу употребляет на самосохранение, совершенно теряя при этом производительную способность итворческую мощь"[144]. Деятельность людей по освоению природы, если она имеет стихийней характер, по выражению Маркса, оставляет после себя пустыню. Энгельс указывает на недальновидность альпийских итальянцев, вырубавших хвойные леса и не подозревавших, что тем самым они создают неблагоприятные условия для высокогорного скотоводства и сохранения источников влаги, необходимых для пахотной земли. Приводя и другие подобные примеры, он предупреждал, чтобы люди не слишком обольщались своими победами над природой, ибо каждая победа может иметь не только желаемые последствия, но и совершенно непредвиденные, нередко сводящие на нет зна­чение первых. Отмечая, что за каждую непродуманную победу над при­родой она нам мстит, он пишет, что мы «не властвуем над природой так, как завоеватель властвует над чужим народом, не властвуем над ней так, как кто-либо, находящийся вне природы, - что мы, наоборот, нашей плотью, кровью и мозгом принадлежим ей и находимся внутри нее, что все наше господство над ней состоит в том, что мы, в отличие от всех других существ, умеем познавать ее законы и правильно их применять»[145].

В природе все взаимосвязано, взаимозависимо и любое неразумное вмешательство в протекание природных процессов может отозваться са­мыми неожиданными катастрофами. Так, хищническая вырубка лесов нарушает течение рек, позволяет разрастаться оврагам, открывает дорогу засухе, огромные площади земли подвергаются эрозии, становятся непригодными для земледелия.

Особенность современного этапа воздействия общества и природы состоит в том, что вся поверхность земного шара стала поприщем деятельности человека, который вышел даже за пределы Земли, в космос. Он использует почти все вещества, входящие в земную кору, и почти все виды источников природной энергии.

Однако вместе с расширением масштабов деятельности человека растет и опасность его неуправляемого воздействия на природную среду. Такая опасность впервые проявила себя (правда, не в глобальном, а в локальном масштабе) еще в глубокой древности: неразумное, расточительное использование земли привело к одной из первых известных в истории экологических катастроф – разрушению почв древнем Междуречье, повлекшее за собой разорение этого региона, массовое бегство оттуда населения.

Противоречия, связанные с взаимодействием природы и человека начали обостряться в Новое время, как только было положено начало формированию утилитарно-прагматического отношения человека к природе. Природа перед наукой и техникой Нового времени выступает главным образом как технический материал труда, как объект производственной эксплуатации. Такое утилитарное отношение к природе было связано с общим активно-практическим духом времени, отражавшим потребности и возможности буржуазного способа производства. Рассмотрение природы с точки зрения доступности для техники и производственного использования определило и характер философии Нового времени, для которой природа – огромный механизм, раз навсегда заведенная самодействующая машина. Человеку представляется, что ресурсы природы неисчерпаемы, а его, человека, историческая миссия – взять от природы все, что в ней есть.

Таким образом, действительная история взаимоотношений человека и природы, предстает перед нами как единство двух тенденций. С одной стороны, начиная с далекого прошлого мера господства человека над природой постоянно расширяется; с другой стороны столь же неустанно нарастает дисгармония в отношениях между человеком и природой, каждая качественная ступень в деле овладения силами природы оказывается качественной ступенью и в деле разрушения естественного баланса в природе. Следствием этих тенденций стало возникновение экологии – научного направления, изучающего закономерности взаимодействия живых организмов с окружающей средой с целью поддержания динамического равновесия в системе «Общество – природа».

Осознание возможности глобального экологического кризиса и связанной с этим необходимости разумной гармонизации в системе «Человек – техника- биосфера» привело к возникновению ряда исследовательских центров и организаций, поставивших целью изучение проблем, проистекающих из широкомасштабного вмешательства человека в природу. Не последнее место среди них занимает Римский клуб - международная неправительственная некоммерческая организация, объединяющая в своих рядах ученых общественных деятелей и деловых людей, обеспокоенных перспективой влияния научно-технической революции на социально-экономическую и экологическую ситуации в мире. Организатор Римского клуба Аурелио ПЕЧЧЕИ - итальянский бизнесмен, экономист, посвятивший все свои силы пробуждению человечества от самодовольной технократической спячки.

Римский клуб проявляет инициативу в организации и проведении научных исследований, которые позволили бы: 1) составить представление о современном состоянии мира; 2) выявить альтернативы развития человечества и показать, к чему могут привести непродуманные действия людей, не учитывающих глобального характера их последствий; 3) наметить программу действий, способствующую решению глобальных проблем.

В 1972 году группой ученых во главе с Д.Медоузом был осуществлен исследовательский проект, который был доложен Римскому клубу в качестве первого доклада под названием «Пределы роста». В нем речь шла о том, что если сегодняшние тенденции экономического и технического развития не изменятся в будущем, это приведет к глобальной катастрофе. Предотвращение мировой катастрофы возможно лишь в том случае, если немедленно будут приняты меры по созданию условий для обуздания разгулявшегося технико-экономического разума. Стремясь развеять технократический миф о научно-техническом прогрессе, автоматически ведущем будто бы к бескризисному развитию общества, авторы «Пределов роста» предельно драматизировали ситуацию в современном мире. Их критический пафос направлен в основном против «технологического оптимизма», полагающего, что все кризисные ситуации и возникающие проблемы могут быть успешно разрешены с помощью технологических нововведений.

В исследовательских проектах Римского клуба, а также в работах самого Печчеи подвергается решительной критике установка на безудержный экономический рост, как противоречащая гуманным ценностям отдельного человека и человечества в целом, как дезориентирующая человека в изменяющейся природной и социальной действительности. Подобный критический настрой докладов Римскому клубу не следует, конечно, понимать в том смысле, будто их авторы отрицает прогрессивное значение науки и техники. Напротив, они полагают, что взятое в масштабах всей планеты, его развитие явно недостаточно, ибо миллиарды людей все еще находятся в нищете. Вместе с тем теоретики Римского клуба выступают против меркантильной, потребительской ориентации индивида, которая превращается в доминирующую тенденцию экономического роста, не считающегося не только с духовными потребностями человека, но и с тем, что возможности нашей планеты не беспредельны и она не в состоянии предоставить жадному современному производству бездонные источники сырья. Обладая способностью производить множество вещей, человек уподобился Гаргантюа, «развил в себе ненасытный аппетит к потреблению и обладанию, производя все больше и больше, вовлекая себя в порочный круг роста, которому не видно конца»[146].

В прошлом английский экономист А.Смит говорил о «невидимой руке»,[147] гармонизирующей интересы людей. Сегодня, замечают представители Римского клуба, невидимая рука Смита превратилась в«невидимую ногу», которая дает пинок каждый раз, как только человек хищнически начинает вмешиваться в окружающую природу. И все это происходят от того, что современный человек руководствуется в своей деятельности деструктивными ценностями жизни, поощряющими развитие меркантильной, потребительской ориентации индивида. Он не понимает ни своей «новой роли», ни своего места в изменяющемся мире и во многих случаях слепо уповает на технику, как на средство разрешения всех проблем современ­ной эпохи. Возник новый тип «темных людей», имеющих высшее образование, являющихся профессионалами в своей области, способных производить сложные расчеты, но при этом невежественных в общекультурном развитии. Они-то и смотрят на любую проблему как на чисто техничес­кую, сводят ее к заботе о сиюминутных интересах и выгодах, не умеют и не хотят видеть отдаленных негативных последствий осуществления своих проектов.

Неограниченный рост искусственно созданных потребностей, вещная ориентация и меркантилизм, вандализация культуры - все это создает реальную угрозу разрушения не только среды обитания, но и самого человечества как системы. Слаборазвитость стран «мировой деревни» - печальная необходимость, без которой не может существовать общество потребления в странах «мирового города», ибо принципиально невозможно распространить сложившийся в «мировом городе» тип потребления на все человечество.

Источником всех названных (и других не названных) угроз является, конечно, не человек вообще, и не научно-технический прогресс вообще, а подчинение науки и техники соображениям корысти, наживы, меркантильным интересам. Наука и техника сами по себе не несут ни гибели, ни спасения природной среде, все зависит от того, в чьих руках они находятся, в каких интересах используются.

Необходимость внесения «человеческого измерения» в использование природы в планетарном масштабе нашла свое выражение в понятии ноосферы (гр. noos разум), как сферы организованного посредством разумной человеческой деятельности взаимодействия природы и общества. Понятие ноосферы ввел в начале XX в. французский философ П. Теяр де Шарден. Один из основателей учения о ноосфере В.И. Вернадский считал, что под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние – ноосферу, которая предполагает разумное и гуманное использование сил природы в масштабе целых стран и континентов. В этом понятии подчеркивается необходимость разумной и эффективной организации производства, сознательной гармонизации взаимодействия общества и природы в противоположность стихийному, хищническому отношению к ней. А для этого требуется не только приобретение человеком соответствующих навыков обращения с природой, не только накопление соответствующих научно-технических и материальных предпосылок, но и приведения побудительных мотивов и нравственных ценностей людей в соответствие с экологическими императивами времени.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.