Сделай Сам Свою Работу на 5

Космоцентризм античной философии. Досократовская натурфилософия

 

Философия по существу начинается с того времени, когда мыслители поставили вопрос: что лежит в основе мира? Возникновение философии связано с определенным уровнем рационального мышления, которое способно отразить действительность иным способом, чем при помощи аллегории или мифологической персонификации. Так вот у истоков греческой философии стоит стремление рационально ответить на вопросы, что является основным принципом мира (или космоса) и какие принципы определяют его развитие. При этом вопрос о первоначале и единстве многообразных явлений действительности выдвигается на первый план. В сущности, задача философии тогда в том и состояла, чтобы попытаться охватить единым взором все пестрое и великое многообразие явлений природы и общества, найти единство и связь там, где на поверхности выступает хаотическое переплетение вещей и процессов. Помимо вопроса о первооснове почти все досократовские философы обращались к проблеме объяснения природных явлений, движения, а некоторые – и проблеме познания.

Материальность мира и его материальное единство понимались древними философами как нечто само собою разумеющееся, требовалось лишь указать, какова именно та единая материальная основа вещей. Одни философы за материальную основу и первоначало всех вещей принимали воду, другие – воздух, третьи – огонь, четвертые эту основу видели не в одном, а в совокупности элементов: огня, воздуха, воды, земли. Это были хотя и наивные, но смелые попытки объяснить природу из нее самой, при помощи естественных причин. Размышления древних мыслителей о материальной основе всех вещей явились первоначальным естественнонаучным подходом к природным явлениям.

Древнегреческая философия возникла в ионийских городах западного побережья Малой Азии, основанных греками. Первые учения возникли в городе Милете – крупнейшем в то время малоазиатском греческом городе. В Милете жили Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, которые, задавшись вопросом, откуда все возникает и во что все возвращается, искали первопричину происхождения и изменения всех вещей. И хотя отдельные представители милетской школы за первоначало мира берут различные элементы (Фалес – воду, Анаксимен – воздух, Анаксимадр – апейрон), их взгляды имеют общий знаменатель: основу мира они видят в определенном материальном принципе. Все космические изменения, по учению этих философов, объясняются вечным движением материальных начал, их бесконечным превращением.



Первый из ионических философов – Фалес основой всего сущего считал воду. Воду он понимал не как конкретную форму или персонификацию мифологической силы, а как аморфное, текучее сосредоточение материи. Все остальное возникает путем «сгущения или разрежения» этой первоматерии, все существующее разнообразие вещей есть проявление этого единого начала. Если Фалес относил все материальное разнообразие мира к воде, то Анаксимандр уже уходит от этой материальной определенности. Его «апейрон» характеризуется как нечто неопределенное, которое не является ни одной из так называемых стихий, но является какой-то иной беспредельной природностью, из которой возникают все небесные своды и миры в них. Укрепил и завершил тенденцию поисков естественных причин вещей и явлений Анаксимен, который первоосновой мира берет неограниченный, бесконечный, имеющий неопределенную форму воздух. Разрежение воздуха приводит к возникновению огня, а сгущение вызывает ветры, тучи, воду, землю, камни.

Все три философа наряду с постановкой философских и естественнонаучных проблем занимались и разносторонней практической деятельностью. Они развили первые в Греции астрономические, математические, физические и биологические понятия и догадки, сконструировали первые простейшие научные приборы (гномон, солнечные часы, модель небесной сферы); основываясь на наблюдениях, они первые предсказали астрономические и метеорологические явления. Традиция гласит, что Фалес предсказал затмение Солнца, которое произошло 28 мая 585 года до н.э. Во время пребывания в Египте он впервые измерил высоту пирамид, измерив их тень в то время дня, когда длина тени равна высоте отбрасывающего ее предмета.

Учение милетцев получило свое дальнейшее развитие в городе Эфесе, где жил и творил Гераклит (530 – 470 гг. до н.э.). Согласно его учению, мир не создан Богом, но всегда существовал и вечно будет существовать. «Этот космос, один и тот же для всего существующего, не создал никакой Бог и никакой человек, но всегда был, есть и будет вечно живым огнем, разгорающимся согласно мере и угасающим согласно мере»[17].

С учением древних мыслителей о материальности мира были тесно связаны их представления о развитии природных явлений. Как только люди взглянули на мир без предвзятости, перед ними встала философская проблема движения, изменения и развития мира. По мысли Гераклита, изменения огня лежат в основе всеобщего круговорота природных явлений: «На огонь обменивается все, и огонь – на все, как золото – на товары и товары – на золото»[18]. Как один из основоположников диалектики Гераклит учил: все течет, все изменяется, в одну и ту же реку нельзя войти дважды, ибо на входящих в одну и ту же реку все новые и новые воды текут. Причем, все течет и изменяется не как попало, а повинуясь законам единого мудрого.

Всеобщую смену природных явлений Гераклит понимал как переход вещей в свою собственную противоположность: «Холодное теплеет, теплое холодеет, влажное высыхает, сухое увлажняется»[19]. В сохранившихся фрагментах его сочинения «О природе» в образной форме выступает замечательная догадка о том, что движение, развитие происходит благодаря борьбе противоположностей. Борьба всеобща, она «отец всего, царь всего» - учит он. В борьбе противоположностей обнаруживается их внутреннее тождество: «Бессмертные смертны, смертные бессмертны, жизнь одних есть смерть других, и смерть одних есть жизнь других». При переходе борющихся противоположностей друг в друга сохраняется общая для обеих тождественная основа. Так как в мире все взаимосвязано и так как каждое явление переходит в собственную противоположность, то всякое свойство должно характеризоваться не как изолированное и в своей изолированности безусловное, а как свойство относительное. «Ослы солому предпочли бы золоту» - пишет Гераклит. Это значит, что ценность золота относительна: только в глазах людей оно имеет свою ценность.

Борьбу противоположностей Гераклит называл вечно существующим всеобщим Логосом, то есть закономерностью. Логос у Гераклита тесно связан с необходимостью и всеобщей обусловленностью всех событий и явлений. Однако не следует модернизировать понятие Гераклита о закономерности природы, приписывая ему такое понятие закономерности, которое еще не могло возникнуть у древних греков. «Закономерность Гераклита – не та закономерность природы, о которой учили великие механики, физики и астрономы ХУ11 века»[20].

Против учения о мире, основная характеристика которого изменение, выступили философы из южно-итальянского города Элеи. Положив в основу своего учения тезис «Сущее едино», элеаты (Парменид и Зенон) абсолютизировали другую сторону противоречивой действительности, а именно, устойчивость и сохранение. Согласно Пармениду, мир есть вещественный шар, в котором нигде нет пустоты, из чего следует невозможность движения. Из абсолютной заполненности пространства следует, что мир един и в нем нет частей. Всякое множество только обман чувств. Из характеристики бытия и не бытия вытекает невозможность движения. Раз сущее (бытие) есть повсюду, во всех местах, а не-сущее (небытие) не существует, то переместить нечто на уже заполненные места невозможно. На основе этого элеаты пришли к выводу о невозможности движения, возникновения и уничтожения, а всякие представления о движении и изменении они считали «мнением смертных», то есть повседневными представлениями, от которых нужно отличать философию как учение об истине, недоступной чувственному восприятию.

В методологических посылках элеатов имеются и рациональные моменты, которые зачастую остаются незамеченными из-за чрезмерно усилившегося в их учении положения о неизменности сущего. Именно элеаты впервые вычленили понятие бытия как такового, что способствовало освобождению мышления от метафоричности и переходу знания в чувственных образах в знание понятийное. Бытие, по Пармениду, – это то, что можно познать только разумом, но не с помощью органов чувств. Чувственному восприятию человека дано только изменчивое, временное, текучее, а бытие неизменно, вечно, самотождественно, в силу чего оно доступно только рациональному мышлению, но никак не чувственному восприятию.

Школа элеатов противопоставила истинное бытие как нечто умопостигаемое чувственно воспринимаемому миру, знание - неразумному мнению. Это противопоставление проходит в качестве лейтмотива через всю философию Зенона элейского. В соответствии с принципом элейской школы Зенон разрывает чувственное познание от рационального, истинным признает только рациональное познание, чувственное же, говорит он, ведет к неразрешимым противоречиям.

Наиболее известным изложением элейского отрицания движения и постулирования неизменности сущего являются апории[21] Зенона («Дихотомия», «Ахиллес и черепаха», «Стрела» и «Стадий»). Первая из апорий названа дихотомией (деление пополам) и в ней Зенон доказывает, что тело не может сдвинуться с места. Ибо этому телу, чтобы дойти от точки А до точки В, нужно предварительно пройти половину расстояния между ними, а чтобы пройти половину, нужно пройти половину этой половины. Это повторяется до бесконечности. Поэтому тело за конечное время, сколь бы большим оно не было, не может достичь точки В, сколь бы малым не было расстояние между А и В.

Другая апория, которая названа «Ахиллес и черепаха», показывает, что быстроногий Ахиллес в противоречии с чувственным опытом никак не сможет догнать медлительную черепаху. Ибо Ахиллес, прежде чем пройдет разделяющее их расстояние, черепаха все же успеет пройти некоторый, хотя и меньший, но все же определенный отрезок. Эта ситуация будет повторяться до бесконечности. Следовательно, за конечное время, каким бы большим оно не было, быстроногий Ахиллес не догонит черепаху.

Эти логические конструкции Зенона показывают противоречивость движения и находятся в видимом противоречии с обыденным опытом. Зенон, разумеется, допускал возможность движения в области чувственного познания. В его апориях речь идет не о существовании движения как такового, но о возможности постижения его разумом, то есть движение рассматривается здесь не как чувственная данность, а как феномен, который необходимо осмыслить рационально. Эти и другие апории Зенона подчеркивают относительность и противоречивый характер математических описаний реальных процессов движения, необоснованность претензий на полную адекватность таких описаний и спорность привычных мнений об однозначной определенности фигурирующих в них понятий.

Историческое значение элейской школы философии двузначно. С одной стороны, элеаты впервые дали учение о бытии, показали необходимость разработки понятийного аппарата для его осмысления. С другой стороны, отрыв чувственного познания от рационального привел их к усилению тенденции, рассматривающей неподвижность и неизменность в качестве основной характеристики бытия и тем самым ликвидирующей любую возможность становления вещей. Концепция элеатов, доведенная до логического завершения, равно как и концепция абсолютного релятивизма, могут завести человеческое познание в тупик.

Однако развивающаяся человеческая мысль не может остановиться на подобных односторонних концепциях, а преодолевает их на основе синтеза. Вслед за расчленением целостного процесса и специального изучения каждой из его сторон в отдельности процесс познания необходимо предполагает рассмотрение каждой из этих сторон в ее отношении к другим сторонам. Воспроизведение мыслью объекта в его целостности и во всей полноте его связей происходит в результате сведения к единству его многообразных свойств и отношений, т.е. в результате синтеза различных определений.

Таким синтезом философских учений гераклитизма и элеатизма явилось атомистическое учение, согласно которому все в мире состоит из мельчайших, простых, неделимых частиц – атомов, непрестанно движущихся в пустоте. Основателем атомистического учения считается Левкипп, по-видимому, уроженец Милета.

Продолжатель учения Левкиппа ДЕМОКРИТ из города Абдеры (460 – 370 до н.э.) развил атомистическое учение в логически последовательную всеобъемлющую систему.

Существует полулегендарное предание о жизни Демокрита. Отпрыск знаменитого рода, обладатель громадного доставшегося ему от отца наследства, Демократ истратил все свое состояние на научные поездки по всей Элладе, в Египет, Персию, Индию. В те времена в Абдерах считалось преступлением непроизводительно растрачивать наследство, за что Демокрит был привлечен к суду. Он избежал наказания, прочитав вместо оправдательной речи перед судьями учение об атомах, разработанное на основе знаний, добытых во время научных путешествий. В стремлении к теоретическому познанию природы, человека, его жизни протекала подвижная, беспокойная, гонимая ненасытной жаждой теоретических знаний, жизнь Демокрита.

Согласившись с положением элеатов о том, что бытие неизменно, неуничтожимо и несотворимо, Демокрит не согласился с другим их положением, отрицающим чувственно наблюдаемую картину качественного многообразия явлений действительности. Бытие у него множественно и прерывно, оно представляет многообразие атомов. В отличие от элеатов, Демокрит предполагает и небытие – пустоту, в которой происходят движение атомов. Атом не содержит в себе пустоты, а потому он неизменяем по своей природе: его нельзя ни разрезать, ни уплотнить, ни «разрыхлить», он не может стать ни больше, ни меньше себя, не может ни гибнуть, ни возникать, он вечен и неизменен. Благодаря наличию небытия – пустоты – бытие приобретает атрибут, который за ним отрицали элеаты, - движение. И именно движением атомов Демокрит объясняет те свойства чувственного мира, которые элеаты объявили пустой видимостью: изменчивость всех предметов и явлений. Для объяснения всего многообразия эмпирического мира он вводит дополнительную характеристику атомов: они различаются сами по себе формой и величиной, а их соединения – положением и порядком атомов, из которых они состоят. Именно положение и порядок атомов должны объяснять различные чувственные качества тел эмпирического мира. Характеристика по форме тоже указывает на физический смысл понятия «атом»: существуют как правильные (геометрические) формы – шарообразные, кубические, пирамидальные, так и неправильные – кривые, якореобразные, вогнутые, выпуклые. Более того, атомы могут быть «одни шероховатые, другие округленные, частью же угловатые или с крючками, некоторые же искривленные».

Все физические процессы в мире атомисты стремятся объяснить на основе свойств атомов. Так, образование видимых физических тел объясняется сцеплением атомов, скреплением их. «Субстанции, беспредельные по числу, неделимые, кроме того, не воздействующие на других и не поддающиеся воздействию, носятся, рассеянные в пустоте. Когда же они приближаются друг к другу или наскакивают или зацепляются друг за друга, то из этих сборищ атомов одно кажется водою, другое – огнем, третье – растением, четвертое – человеком».

Таким образом, основная концепция, к которой пришел атомизм и в которой он нашел выход из тупика и противоречий предшествовавших ему учений, состояла в том, что атомы, образуя своими бесконечно многообразными соединениями разнообразие вещей окружающего мира, обладают свойством вечности и сохраняемости и в то же время они находятся в непрерывном движении в пустоте. Атомизм слил воедино односторонности предшествовавших ему учений и на этом пути преодолел тупик, в котором оказалось мышление того времени. Оценивая значение атомизма в истории научного познания, Б.Рассел пишет: «Аристотель и другие упрекали Левкиппа и Демокрита за то, что они не дают объяснения причины первоначального движения атомов, но в этом отношении атомисты были более научны, чем их критики. Причинность должна с чего-то начинаться, и, где бы она не начиналась, нельзя указать причины первоначального данного. Причину существования мира можно приписать Творцу, но тогда Творец сам окажется не обусловленным. Теория атомистов фактически ближе к современной науке, чем любая другая теория, выдвинутая в древности»[22] (Рассел Б. История западной философии. Новосибирск. 1997. С. 78).

Атомистический материализм древности сыграл значительную роль и в истории детерминизма – философского учения, признающего причинную обусловленность явлений действительности. По учению Демокрита, ни одна вещь не возникает беспричинно, но все возникает на каком-нибудь основании и в силу необходимости. О том значении, которое Демокрит придавал установлению причинной связи между явлениями, говорит его заявление о том, что «предпочел бы найти одно причинное объяснение, нежели приобрести себе персидский престол».

Многие основополагающие проблемы, вставшие во весь рост в античной философии, нашли адекватное для своего времени разрешение в атомизме, который определил магистральную линию последующего развития наиболее важных ветвей теоретического естествознания. Достаточно здесь сослаться на то, что в основу отпочковавшегося от философии естествознания эпохи Возрождения легли именно ренессансные интерпретации традиций античного атомизма. Конечно, определенные основания для своих выводов атомисты в какой-то мере сумели обнаружить уже в современных им учениях, однако многие их наиболее важные обобщения могли быть научно конкретизированы только в ходе будущего развития науки.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.