Сделай Сам Свою Работу на 5

К этому времени в готовности примерно 90 000 волонтеров.

Как только с данганнонскими волонтерами стали сотруд­ничать вооруженные общества, ирландская палата общин приобрела новый облик. Теперь действия народа вовне ска­зались на его представителях в парламенте. Казалось, вся палата разделилась на партии.

Сессии ее происходили раз в два года, следовательно ас­сигнования правительству утверждались на 2 года сразу; и пока не требовалось новых денег, законодательная власть бездействовала. Теперь палата решила утверждать ассигно­вания короне только на 6 месяцев — намек на то, что больше она их не утвердит, пока злоупотребления не будут устранены; это подействовало.

Действия волонтеров и муниципальных органов станови­лись с каждым днем серьезнее и решительнее, а тон в палате общин — более угрожающим.


ИРЛАНДИЯ ОТ АМЕРИКАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО УНИИ 1801 ГОДА 21

Лорда Норта нельзя было больше держать. Приблизитель­но в апреле 1782 г. кабинет маркиза Рокингема (Джемс Фокс и т. д.). Герцог Портленд, назначенный лордом-наместником Ирландии, прибыл в Дублин 14 апреля 1782 г., должен был встретиться с ирландским парламентом 16 апреля.

С) ДЕКЛАРАЦИИ О ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ ИРЛАНДИИ

Послание Георга III английскому парламенту 18 апреля 1782 года. Объявляло,

«что в Ирландии возникли недоверие и подозрительность и что в высшей степени необходимо подвергнуть это немедленному рассмотрению с целью окончательного урегулирования».

Английская палата общин в ответ выражала

«свое полное и радостное согласие с взглядами Его Величества на окон­чательное урегулирование».

Те же слова «окончательное урегулирование» были повторе­ны ирландским правительством, когда в 1800 г. ирландскому парламенту была предложена уния.

Герцог Портленд хотел затянуть дело. Граттан уведомил его, что это невозможно, так как вызовет анархию. Палата общин 16 апреля 1782 года. Граттан собирался внести предложение о независимости, когда поднялся г-н Хили-Хатчинсон (государственный секретарь Ирландии) и заявил, что лорд-наместник велел ему зачитать королевское послание, гласящее, что



«Его Величество, обеспокоенный тем, что среди его верных ирланд­ских подданных господствует недовольство и подозрительность по весьма существенным и важным вопросам, посоветовал палате сделать это пред­метом своего самого серьезного рассмотрения, дабы осуществить такое окончательное урегулирование, которое удовлетворило бы оба королев­ства».

Хатчинсон сопроводил это послание и изложение собственных взгля­дов на данный предмет выражением решимости поддержать провозгла­шение «прав Ирландии» и конституционной «независимости». В то же время Хатчинсон заявил, что должен был просто зачитать послание, а поэтому ничего не говорил о каких-либо подробностях и о чем-либо обязывающем правительство. Понсонби предложил принять краткий адрес.

Граттан сказал: «Америка пролила много английской крови, и Америка должна стать свободной: Ирландия проливала свою кровь за Англию, и Ирландия должна оставаться в оковах?» и т. д. Предлагает поправку к «краткому адресу» Понсонби и прочее, дабы «заверить Его Величество в том, что его ирландские подданные — свободный народ, что корона Ирландии — имперская корона, неразрывно связанная с короной Великобритании... но что королевство Ирландии — особое королевство с собственным парламентом, который является ее единственным законода­тельным собранием; что не существует группы лиц, правомочной издавать законы, обязывающие нацию, за исключением короля, палаты лордов и палаты общин Ирландии, и не существует парламента, который имел бы



К. МАРКС


какие-либо полномочия или власть в этой стране, кроме одного лишь парламента Ирландии; мы хотим заверить Его Величество в том, что по нашему смиренному понятию, в этом праве заключается самая сущность нашей свободы, что это право мы, от имени всего народа Ирландии, объяв­ляем своим прирожденным правом, с которым мы расстанемся лишь вместе с жизнью».

Браунлоу поддержал. Джордж Понсонби заявил, «что он весьма охотно соглашается [от имени Портленда] на предложенную поправку и ответит, что благородный лорд, возглавляющий правительство Ирландии, желает сделать все в пределах своих сил и т. д.», и «он (Портленд) использует все свое влияние для приобретения Ирландией ее прав — цель, к которой он искренне стремится».

(1799 год. Портленд открыто признал в 1799 г., что никогда не считал эту уступку со стороны Англии в 1782 г. окончатель­ной.)

Предложение Граттана принято единогласно.

Незадолго до этой сцены и вскоре после нее — весьма ре­шительные резолюции, принятые корпусом волонтеров. Эта революция была совершена благодаря единодушию и твер­дости народа, а не абстрактной добродетели его представи­телей.

Фицгиббон объявил себя патриотом; а г-н Джон Скотт, в то время генеральный атторней, впоследствии лорд Клонмел, даже заявил: «Если парламент Великобритании намерен господствовать над Ирландией, то он со своей стороны полон решимости не быть покорным исполнителем его тирании. И если дело дойдет до крайности, к чему, как он опасается, там склоняются, то его вклад в фонд защиты общих прав будет немалым... он решил бросить свою жизнь и имущество на чашу весов».

(Этот подлинный представитель школы Питта—Каслри!)

Как только дело приняло такой оборот, Портленд сразу отослал в Англию 2 донесения, одно — кабинету, в качестве официального доку­мента, другое, частное и конфиденциальное, — Фоксу. Он объяснял при­чины, по которым необходимо согласие... В заключение заявлял, что «он не упустит ни малейшей возможности для того, чтобы укрепить связи с графом Чарлмонтом, вполне расположенным как будто бы доверять его правлению и задавать нужный тон вооруженным отрядам, па которые он имеет самое значительное влияние».

Парламент, тем временем, распущен на 3 недели, в ожидании коро­левского ответа на свою декларацию независимости. Тем временем армия волонтеров, насчитывавшая теперь уже 124 000 человек, в том числе 100 000 боевого состава, с неослабевающей энергией продолжала прово­дить смотры и ученья. Кроме того, почти 1/3 всей английской армии в то время состояла из ирландцев, во флоте также очень много ирландских моряков.

(Поведение Портленда в 1782 г. — преднамеренные лживые хитросплетения/)

27 мая 1782 г. собралась сразу после перерыва ирландская палата общин.


ИРЛАНДИЯ ОТ АМЕРИКАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО УНИИ 1801 ГОДА 23

Портленд заявил в своей квазитронной речи: «Король и британский парламент... едины в стремлении удовлетворить все пожелания, выска­занные в вашем последнем адресе, обращенном к престолу... В доку­ментах, которые я, повинуясь приказаниям Его Величества, распоря­дился представить вам, вы получите самое убедительное свидетельство того сердечного приема, какой встретили ваши-представления со стороны законодательного собрания Великобритании. Но Его Величество, чье первое и сильнейшее желание заключается в осуществлении своей коро­левской прерогативы таким образом, чтобы это более всего способство­вало благосостоянию его верных подданных, повелел мне также заве­рить вас в своем милостивом расположении дать свое королевское согласие на акты, препятствующие отмене биллей в Тайном совете этого королев­ства и изменению их где бы то ни было и об ограничении продолжитель­ности акта о лучшем упорядочении и расквартировании войск Его Вели­чества в этом королевстве сроком на 2 года. Благожелательные намерения Его Величества... не сопровождаются решительно никакими условиями и оговорками. Добросовестность, великодушие и честь этой (английской) нации дают ей вернейший залог соответствующего расположения с вашей стороны и т. д.».

Граттан, глупец, пемедленно взял слово:

«поскольку Великобритания отказалась от всяких притязаний на власть над Ирландией, то он ни в коей море не думает, будто она обязана также сделать какое-либо заявление, что прежде она эту власть узурпировала. Я предлагаю вам заверить Его Величество в пашей неподдельной привя­занности к его королевской особе и правительству... {что мы тронуты} великодушием Его Величества и мудростью парламента Великобритании, что мы рассматриваем решение о безоговорочной, безусловной отмене статута 6 года царствования Георга I, как меру непревзойденной мудро­сти и справедливости»

и тому подобная льстивая болтовня, в частности также о том,

«что между обеими нациями не будет больше существовать никакого конституционного вопроса» 18.

Сэр Семюел Бродстрит, напротив, заявил: «Фактически, ирландский парламент заседает в данный момент под покровительством английского статута». То же самое Флад, Дэвид Уолш:

«Я повторяю, — пока Англия недвусмысленно, актом своего собст­венного законодательного собрания не заявит, что она ни в каком случае не имела права издавать законы, обязывающие Ирландию, мы никогда не сможем считать, что английское законодательное собрание отказалось от узурпированной им власти... мы обладаем силой для утверждения своих прав как люди и достижения своей независимости как нация».

Адрес Граттана прошел с триумфом (только 2 голоса против). Сек­ретарь Фицпатрик подстроил голосование с помощью искусных уловок.

Вичем Вагнел предложил избрать комитет, «чтобы рассмотреть и доложить, какую сумму должен ирландский парламент ассигновать на постройку соответствующего дома и покупку имения для своего избави­теля» (то есть Граттана).

Теперь английский кабинет напуган. Его нетерпимость вы­родилась в страх. Он уже подписал капитуляцию и считал невозможным не выполнить тотчас ее условия. Америка была уже потеряна.



К. M A Г» К Ci


Поэтому билли о приведении в исполнение требуемых Ир­ландией уступок были подготовлены с быстротой, граничив­шей со стремительностью. Статут 6 года царствования Георга I, провозглашавший и устанавливавший верховенство Англии и вечную зависимость Ирландии от парламента и кабинета Вели­кобритании, был теперь поспешно, без прений, без всяких оговорок отменен английским законодательным собранием. На эту отмену была получена королевская санкция, копия этого решения была немедленно отправлена вице-королю Ирландии, о чем было сообщено циркулярами командирам волонтеров.

Глава III: Акт об отмене акта, изданного в в год царствования Его Величества покойного короля Георга I под названием Лкт для лучшего обеспечения зависимости королевства Ирландии от короны Великобри­тании.

«Поскольку был принят акт и т. д., да будет угодно Вашему высо­кочтимому Величеству, чтобы он мог быть введен в действие, и да будет он введен в действие наивысокочтимым королевским Величеством, с совета и согласия духовных и светских лордов и общин, собравшихся в этом нынешнем парламенте, и властью их, что в силу принятия этого акта и вслед за его принятием вышеупомянутый акт и содержащиеся в нем раз­личные положения и пункты настоящим должны быть отменены и отме­няются».

Ирландская палата общин, 30 мая 1782 года. Багнел вновь поставил вопрос о вознаграждении Граттану; предложил — 100 000 фунтов. Г-н То­мас Конолли заявил, что «герцог Портленд сочувствует ирландскому народу... он (лорд-наместник) предлагает, как часть предполагаемого дара г-ну Граттану, вице-королевский дворец в Феникс-парке»

— лучший дворец короля в Ирландии.

Предложение вице-короля Ирландии от имени английско­го короля вознаградить Граттана за освобождение его страны от господства Великобритании было самым необычным случаем из всех когда-либо происходивших при любом правлении. Исходившее от Англии, оно в одной фразе раскрывало всю историю гнусностей, подозрительности, мелких уловок и уни­женного самомнения Англии. Разумеется, было отвергнуто ирландской палатой общин. Граттан получил от этой палаты 50 000 фунтов стерлингов.

II. ОТ 1782 (ПОСЛЕ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ) ДО 1795 ГОДА

Общее замечание по этому периоду. Когда лорд Уэстмор­ленд был отозван из Ирландии, в 1795 году, она находилась в состоянии беспримерного и все возраставшего благосостояния.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.