Сделай Сам Свою Работу на 5
 

СРЕДНЕВЕКОВОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ 155



Иов и его друзья. Рельеф собора Парижской богоматери. 2030-е гг. 13 в.


вом отчаяния пускались в эти похо­ды массы обездоленных; вспомнить ужасные в своей бессмысленности крестовые походы детей, где дети по­гибали тысячами; «процессы ведьм», сжигания на кострах, все эти исступ­ленные психические эпидемии сред­невековья, так же как физические эпидемии болезней, опустошающие целые области; постоянные междо­усобные войны, массовые истребле­ния жителей завоеванных городов и многое другое. Станет понятным преобладание драматического пафо­са в произведениях готики. В Византии жизнь народных масс была не менее, если не более, же­стока. Но там искусство находилось под таким строгим контролем при­вилегированных кругов, так регла­ментировалось, что на его долю оста­вался лишь золотой фасад теокра­тической империи и ему трудно бы­ло пробиться к глубинам народной жизни. В Европе не было такой цент­рализации власти, голос «низов» в искусстве был отчетливо слышен. Относительных вольностей третьего сословия не хватало на то, чтобы


справиться со сложными и мучитель­ными противоречиями социального бытия, но хватало по крайней мере на то, чтобы поведать о них языком искусства.

Средневековый крепостной — это уже не раб. За ним признаются че­ловеческие права, но фактически он почти бесправен и терпит бесчислен­ные беды и притеснения. Он и при­надлежит себе и не принадлежит. Его возросшее самосознание, его чув­ство человеческого достоинства под­вергаются постоянному поруганию. Образ страдающего, оскорбленного человека — затаенный внутренний нерв готического искусства. Недаром готика так возлюбила сюжеты, свя­занные с мученичеством и мучитель­ством: истязания Христа палачами, распятие, оплакивание, страдания Иова, избиение младенцев. Эти же­стокие сцены исполнены экспрессии скорби, иногда доходящей до экзаль­тации. Художники не щадят душев­ного покоя зрителей и пренебрега­ют «благообразием», не останавли­ваясь перед самым обнаженным, подчеркнутым изображением стра-




156 СРЕДНИЕ ВЕКА



Осел читает проповедь волкам. Скульптура капители. Собор в Парме. 1046—1117 гг.

Собор в Страсбурге. Заложен в 1276 г. Фрагмент западного фасада


даний. Характерный тип распятого Христа: голова в терновом венке бес­помощно свесилась на грудь, ребра грудной клетки выпирают наружу, кровь льется по изможденному телу, ноги скрючены, пригвожденные ру­ки — руки скелета. Эта израненная фигура на кресте воспроизводится готическими художниками в тыся­чах вариаций повсюду, вплоть до мелких костяных и металлических изделий. До готики искусство знало Христа — доброго пастыря, Христа во славе, Христа — грозного судию. Готическое искусство трактует миф о Христе как историю сына просто­го плотника, который претерпел ве­ликие страдания от власть имущих. Абстрактно религиозного величия нет в готическом боге. Зато есть дру­гое. В этом замученном и некраси­вом божестве появляются черты че­ловеческие, больше того — плебей­ские. Плебей, нищий странник, эк­статический проповедник, облича­ющий богатых грешников и плачу­щий над страданиями человечест­ва, — таков готический Христос. Это особенно очевидно в народных, «ни-


зовых» течениях средневекового ис­кусства. Там сложился особый ико­нографический тип «Христа скорбя­щего» (иногда его называют «Хрис­тос задумавшийся», «Христос мило­сердный»). Он не на кресте и не во славе — он сидит, просто сидит, под­перев голову рукой и опершись на колено, с выражением скорби и глу­бокого раздумья, тело окровавлено. Характерно, что в XV веке итальян­ский скульптор Андреа Риччио в точности воспроизвел позу и тип «Скорбящего Христа» в терракото­вой статуэтке «Уставший работник». В таком искусстве красоте физиче­ской, красоте, как ее понимали и вы­ражали в античности, не могло уже придаваться былое значение. Готике чужда та влюбленность в красоту нормальных, соразмерных форм, гармонических пропорций, то стрем­ление к телесному жизнеподобию, которые так характерны для антич­ного искусства. Готика предпочита­ла выражение вдохновенного экста­за в некрасивом, истощенном теле. Не столько отрицание плоти вообще, сколько отвращение к сытой, ублаго-


СРЕДНЕВЕКОВОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ 157



 


 


творенной плоти наложило харак­терный отпечаток на готическое искусство, так же как и на литерату­ру городского сословия. Телесное благополучие ассоциировалось с ми­ром надменных сеньоров, жирных лукавых монахов, плутов, обжор, чиновников. Не случайно в итальян­ских средневековых городах разбо­гатевшая и бедная прослойки город­ского общества именовались «пополо грассо» — жирный народ, и «пополо минуто» — хилый, тощий народ. В хилых, изнуренных телах стра­дальцев горел огонь священного воодушевления, священной нена­висти к сытым. Нищенствующие проповедники, которые часто воз­главляли народные движения, пори­цали церковников именно за то, что те, на словах проповедуя аскетизм, живут в роскоши и пользуются все­ми мирскими благами, тогда как Христос был бедняком и говорил, что легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в царство небесное.


Собор в Шартре. Королевский портал. Около 1135—1155 гг.

Жертвоприношение Авраама. Скульптура собора в Шартре. Фрагмент


СРЕДНЕВЕКОВОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ 159


160 СРЕДНИЕ ВЕКА

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.