Сделай Сам Свою Работу на 5

Авторское право и смежные права 3 глава

В ходе Конференции (Actes 1961: 42) была достигнута договорен­ность о том, что:

• термин «литературные и художественные произведения», исполь­
зуемый в вышеприведенном определении и в других статьях Конвен­
ции, имеет тот же смысл, что в Бернской конвенции и во Всемирной
конвенции, и что он включает, в частности, музыкальные, театраль­
ные и музыкально-драматические произведения (при этом Конвен­
ция не требует, чтобы речь шла об охраняемом произведении, т. е.
о произведении, не принадлежащем к общественному достоянию);

• руководители инструментальных и вокальных коллективов долж­
ны рассматриваться как охватываемые определением «артисты-
исполнители»;

• когда в Конвенции используется слово «исполнение» («perfor­
mance» на английском языке, «execution» на французском языке или
«ejecucion» на испанском языке), этот термин должен пониматься в
общем смысле, как охватывающий одновременно и декламацию
(recitation, recitation, recitation), и исполнение (presentation, represen­
tation, representacion);

• под «исполнением» следует понимать действия артиста, материа­
лизованные в определенном исполнении, игре роли или декламации
(таким образом решается вопрос о том, следует ли проводить разли­
чие между понятиями «artiste-interprete» и «artiste executant»).
Конвенция не включает в область своей охраны артистов варьете

(эквилибристов, клоунов и т. д.), поскольку те не являются исполните­лями «произведений». Тем не менее государства не обязаны ограничи­вать охрану артистами, исполняющими литературные или художествен­ные произведения, поскольку ст. 9 устанавливает: «Путем принятия внутреннего законодательства <...> любое Договаривающееся государ­ство может распространять предоставляемую настоящей Конвенцией охрану на артистов, не исполняющих литературные или художественные произведения».

2. Производители фонограмм. Согласно п. b ст. 3, под «фонограм­
мой» понимается «любая исключительно звуковая запись какого-либо
исполнения или других звуков». Это понятие является весьма широким,
поскольку оно охватывает как звуки, источником которого является
исполнение, так и звуки, имеющие другой источник. В ходе Конферен­
ции было указано, что голоса птиц и природные шумы служат примера­
ми звуков, источником которых исполнение не является (Actes 1961: 43).




Международные аспекты авторского права и смежных прав 705

Пункт с статьи 3 устанавливает, что под «производителем фоног­рамм» понимается «физическое или юридическое лицо, которое первым осуществило звуковую запись исполнения или других звуков».

В ходе Конференции было указано, что если оператор, нанятый юридическим лицом, записывает звуки в рамках своей служебной дея­тельности, го в качестве производителя должно рассматриваться юриди­ческое лицо (наниматель), а не оператор (Actes 1961: 43).

В соответствии с п. d ст. 3 под «публикацией» понимается «пре­доставление публике экземпляров фонограммы в достаточном коли­честве».

Пункт е статьи 3 устанавливает, что под «воспроизведением» пони­мается «изготовление одного или более экземпляров записи».

В ходе Конференции было указано, что термины «фонограмма» и «запись» имеют в Конвенции различный смысл: «фонограммами» явля­ются только звуковые записи, тогда как «запись» включает также визу­альные или аудиовизуальные записи (Actes 1961: 43).

В связи с этим необходимо помнить, что записи образов или обра­зов и звуков из сферы действия Конвенции исключаются, поскольку последняя относится только к фонограммам, а не ко всем записям.

3. Вещательные организации. Согласно п. f ст. 3, под «передачей в эфир» понимается «передача беспроводными средствами звуков или изображений и звуков для приема публикой». Из этого определения сле­дует, что, согласно Конвенции, передачи в эфир включают как чисто звуковые радиопередачи, так и телевизионные передачи («звуков или изображений и звуков»), и что только передача посредством радиоволн или с использованием иной беспроводной системы составляет переда­чу в эфир.

В ходе Конференции было разъяснено, что фраза «для приема пуб­ликой», используемая в определении, ставит перед собой задачу уточ­нить, что радиопередачи, предназначенные для приема одним лицом или четко определенной группой лиц (морскими судами, самолетами, город­скими такси и т. д.), не рассматриваются как передача в эфир (Actes 1961:43).

В результате этого кабельная передача программ, несмотря на все значение, обретаемое ею сегодня. Римской конвенцией не охраняется.

В соответствии с п. g ст. 3, под «ретрансляцией» понимается «одно­временная передача в эфир одной вещательной организацией передач в зфир, осуществляемых другой вещательной организацией».

Австрия предложила, чтобы в качестве ретрансляции также рас­сматривалась передача программ, не идущая в прямом эфире; в ходе Конференции это предложение было отвергнуто на основании того, что любая передача не в прямом эфире неизбежно основывается на записи предыдущей передачи. Тот факт, что передачи не в прямом эфире этим

23 Авторское право


706__________________ Авторское право и смежные права

определением не охватываются, со всей очевидностью следует из выра­жения «одновременная передача», используемого в определении.

Хотя предложение Соединенных Штатов Америки, направленное на то, чтобы дать в Конвенции определение термину «вещательная органи­зация», в конечном счете было отозвано, однако обсуждение, развернув­шееся вокруг этого предложения, позволило уточнить ряд ранее подни­мавшихся вопросов48.

Принцип национального режима

По предложению Соединенных Штатов Америки, Конференция приня­ла решение рассматривать отдельно вопрос о том, интересы каких лиц охраняются Конвенцией и в каких случаях (ст. 4.5 и 6), и вопрос о том, каковы характер и сфера этой охраны (ст. 2).

Охрана, предоставляемая Конвенцией, в основном состоит в том. чтобы гарантировать гражданам других государств такой же режим охраны, которым пользуются граждане данного государства.

В статье 2 содержится определение того, что является нацио­нальным режимом по отношению к каждой из трех категорий бенефи­циаров Конвенции. Статья устанавливает следующее: «Для целей насто­ящей Конвенции национальный режим охраны означает режим, предо­ставляемый внутренним законодательством Договаривающегося госу­дарства, в котором испрашивается охрана: а) артистам-исполнителям, являющимся его гражданами, в отношении осуществляемых на его тер­ритории исполнений, их передачи в эфир или первой записи: Ь) произ­водителям фонограмм, являющимся его гражданами, в отношении фонограмм, впервые записанных или впервые опубликованных на его территории; с) вещательным организациям, штаб-квартиры которых рас­положены на его территории, в отношении передач в эфир, осуществля­емых с помощью передатчиков, расположенных на его территории».

Это определение дополняется вторым пунктом ст. 2, где устанавли­вается следующее: «Национальный режим охраны предоставляется в соответствии с требованиями охраны и условиями, предусматривающи­ми ее ограничение, прямо оговоренными в настоящей Конвенции».

Речь идет о минимальной охране, которую государства обязуются предоставлять — помимо ряда разрешенных оговорок и ограничений, -даже если они не предоставляют этой охраны национальным испол­нителям, производителям фонограмм и вещательным организациям. В более конкретном плане этой минимальной охране посвящены ст. 7 (в отношении артистов), 10 (в отношении производителей фонограмм), 12 (в отношении артистов и производителей фонограмм) и 13 (в отноше­нии вещательных организаций).


9R


См. гл. 7, разд. 7.3 2.



Международные аспекты авторскою права и смежных прав 707

В своем докладе Генеральный докладчик привел следующий при­мер: в силу ст. 16 Договаривающееся государство может исключить или ограничить предоставление прав на так называемое вторичное исполь­зование (ст. 12) фонограмм, вне зависимости от того, предоставляет национальное законодательство такую охрану или нет. Генеральный докладчик отметил, что в ходе обсуждения ряд делегаций выразили мнение, что если придерживаться стро! о юридической точки зрения, то п. 2 ст. 2 не нужен: большинство, тем не менее, пришли к выводу, что такое положение будет содействовать пониманию Конвенции, и выска­зались в поддержку заявления, уточняющего, что уровень охраны, кото­рую государства обязаны предоставлять согласно Конвенции, не совпа­дает в точности с уровнем национального режима, он может быть либо выше, либо ниже, чем предусмотренный национальным режимом (Actes 1961:43).

К. Масуйе отмечает, что Римская конвенция применяет принцип национального режима в меньшей степени, чем Бернская и Всемирная конвенции, поскольку использует иной подход: «Несмотря на то, что Римская конвенция при определении национального режима и различ­ных критериев ее использования ссылается на исполнителей, на фоно­граммы и на вещательные организации, она гсм не менее в качестве объекта охраны рассматривает не исполнения как таковые, а права, обес­печивающие интересы определенных бенефициаров. Конвенции в обла­сти АП, напротив, в качестве конкретного объекта охраны называют само произведение. В отличие от того, что связано с АП, в большинстве систем внутреннего законодательства отсутствует (или пока отсутствует) юридический институт так называемых ''смежных прав". Поэтому меж­дународная охрана этих смежных прав обеспечивается на основе не-

" OQ

сколько иной структуры» .

Критерии охраны: критерии применимости конвенции

Что касается лиц, на которых распространяется сфера охраны Конвен­цией, и случаев, в которых такая охрана предоставляется (применяет­ся национальный режим, о котором говорится в ст. 12), то в Конвен­ции содержатся конкретные критерии применимости в зависимости от различных категорий пользователей -- артисты-исполнители (ст. 4), производители фонограмм (ст. 5) и вещательные организации. Кроме того. Конвенция допускает, что государства не применяют некоторые критерии.

*" В 1995 г. юридический институт «смежных прав» уже использовался *аметно большим числом внутренних законодательных систем, чем в 1982 г., когда писалась ци­тируемая работа, и юраздо большим числом, чем в 1961 г., когда была принята Римская конвенция (Masouye 1981: 24—25).


708 Авторскоеправо и смежные права

В трех упомянутых статьях (4, 5 и 6) вопрос заключается в том, должна ли Конвенция применяться исключительно к международным ситуациям или ее действие распространяется также на национальные ситуации; иначе говоря, должно ли Договаривающееся государство при­менять Конвенцию исключительно в отношении иностранных исполне­ний, фонограмм и передач в эфир, или же она должна также применять­ся в отношении национальных исполнений, фонограмм и передач в эфир. Было решено, ч го действие Конвенции распространяется только на международные ситуации (Actes 1961: 44) по образцу Бернской и Всемирной конвенций.

1. Охраняемые исполнения. Критерии применимости Конвенции,
касающиеся охраны прав артистов-исполнителей, определены в ст. 4,
в которой говорится, что Договаривающиеся государства предоставля­
ют им режим охраны в следующих случаях: когда исполнение имеет ме­
сто в другом Договаривающемся государстве; когда исполнение включе­
но в фонограмму, охраняемую в соответствии со ст. 5 Конвенции, когда
исполнение, не будучи записанным на фонограмму, распространяется
путем передачи в эфир, охраняемой в соответствии со ст. 6. Следователь­
но, в отношении артистов-исполнителей Конвенция включает толь­
ко реальные критерии применимости. Критерии гражданства артиста-
исполнителя (персональный критерий личной применимости) был
исключен по причине сложностей в случае коллективного исполнения
(оркестр, хоры и др.).

2. Охраняемые фонограммы

Критерии охраны производителей фонограмм. В первом пункте ст. 5 говорится, что каждое Договаривающееся государство предостав­ляет производителям фонограмм национальный режим охраны в случа­ях, если: производитель фонограммы является гражданином другого Договаривающегося государства: первая звукозапись осуществлена в другом Договаривающемся государстве; фонограмма впервые опублико­вана в другом Договаривающемся государстве.

Одновременная публикация. В пункте 2 статьи 5 Конвенция расши­ряет сферу охраняемых фонограмм, устанавливая критерий одновремен­ной публикации (заимствованный из Бернской и Всемирной конвенций). Если фонограмма впервые опубликована в государстве, не являющемся участником настоящей Конвенции, но в течение тридцати дней со дня ее первой публикации она также опубликована в Договаривающемся госу­дарстве (одновременная публикация), она рассматривается как впервые опубликованная в Договаривающемся государстве. Эта другая «публи­кация», осуществленная в Договаривающемся государстве, должна со­ответствовать определению, которое содержится в ст. 3.d Конвенции (под «публикацией» понимается критерий места первой записи).


_____________ Международные аспекты авторского права и смежных прав________ 709

Наличие этого положения объясняется тем, что несколько делегаций завили о том, что их государства не были настроены предоставлять охрану на основе критерия записи. Другие отметили, что их страны не могут принять критерий первой публикации. Наконец, некоторые госу­дарства хотели включить только критерий записи и исключить критерий гражданства.

Пункт 3 был принят как компромиссное решение; он позволяет Договаривающемуся государству исключать критерий записи или кри­терий первой публикации, но не разрешает исключать оба эти критерия. Никакое государство не может исключить применение критерия граж­данства, кроме тех стран, законодательства которых, действовавшие по состоянию на 26 октября 1961 г. (дата принятия Конвенции), предо­ставляли производителям фонограмм охрану, установленную на основе единственного критерия записи. В подобном случае ст. 17 разрешает за­интересованной стране заявлять при депонировании акта о ратификации или присоединении, что она будет применять лишь критерий места пер­вой записи. Эта оговорка учитывает особое положение ряда стран (Да­ния, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция), которые незадолго до Римской конференции приняли законы, признающие только критерий места первой записи (Actes 1961: 44).

3. Охраняемые исполнения. Критерии охраны для вещательных организаций. В первом пункте ст. 6 предусмотрены необходимые усло­вия предоставления Договаривающимися государствами вещательным организациям национального режима охраны при соблюдении по край­ней мере одного из следующих условий: штаб-квартира вещательной организации расположена в другом Договаривающемся государстве; передача в эфир осуществлена с помощью передатчика, расположенного на территории другого Договаривающегося государства.

На Конференции было решено, что государство, на территории ко­торого расположена штаб-кваргира вещательной организации, будет пониматься как государство, на основании законодательства которого было создано это юридическое лицо. Было также решено, что во фран­цузском тексте термин «siege social» должен пониматься эквивалентно термину «siege statutaire» и что указанным юридическим лицом может быть лицо, которое в некоторых европейских странах называют «offene Handelsgesellaschaft» или «Kommanditgesellaschaft»100.

Возможность для Договаривающихся государств исключать при­менение некоторых критериев применимости. Пункт 2 статьи 6 преду­сматривает, что любое Договаривающееся государство может заявить

100 Клод Масуйе уточняет, что виды организаций, на которые содержатся ссылки на немецком языке, соответствуют в испанском законодательстве терминам «societe en nom collectif» и «societe en commandite» (Actes 1961; 46).

24 Авторское право


710__________________ Авторское право и смежныеправа____________________

в любой момент, что оно будет осуществлять охрану передачи в эфир только в том случае, если будут выполнены оба условия, предусмотрен­ные в первом пункте ст. 6, т. е. если штаб-квартира вещательной органи­зации расположена в другом Договаривающемся государстве и если передача осуществлена с помощью передатчика, расположенного в том же Договаривающемся государстве.

4. Порядок осуществления прав, предусмотренных в п. 3 ст. 5 и в п. 2 ст. 6. Путем уведомления Генерального секретаря ООН, переданного ему одновременно с актом о ратификации или присоединении или в любой другой момент; в последнем случае такое уведомление вступает в силу через шесть месяцев после даты его получения.

Содержание конвенционного права

Государства обязуются признавать помимо национального режима неко­торые минимальные права, которые они должны применять в своих вза­имных отношениях, независимо от предписаний своего внутреннего законодательства. Эти минимальные права могут быть объектом огово­рок и исключений.

Содержание конвенционного права, применимого к артистам-ис­полнителям. Статья 7 устанавливает минимальную охрану имуществен­ного характера, гарантируемую артистам-исполнителям. (Ст. 12 преду­сматривает простое право на вознаграждение в отношении вторичного использования звуковых записей в интересах артистов-исполнителей и производителей фонограмм, которое будет рассмотрено отдельно.)

Первый пункт ст. 7 Конвенции не признает за артистами-исполни­телями исключительного права разрешать или запрещать некоторые виды использования их исполнения и постановки, однако предусматри­вает, что охрана, предоставляемая артистам-исполнителям, включает возможность предотвращать совершение определенных действий без их согласия.

На Конференции некоторые делегации высказались против цитиру­емого выше выражения, и бывшая Чехословакия предложила заменить его выражением «включает право разрешать или запрещать», — форму­ла, предваряющая перечисление минимальных прав производителей фонограмм (ст. 10) и вещательных организаций (ст. 13). Тем не менее Конференция постановила сохранить первую формулировку при том понимании, что ее использование позволит таким странам, как Велико­британия, продолжать предоставлять охрану артистам-исполнителям на основании уголовного права (Actes 1961: 46—47).

Как отмечает К. Масуйе, тщательно проработанное выражение «включает возможность предотвращать» означает, что артисты-исполни­тели, в отличие от других категорий заинтересованных лиц, не наделе-


Международные аспекты авторского права и смежных прав 711

ны, согласно конвенционному минимуму, исключительным правом раз­решать или запрещать. Это может показаться парадоксальным или даже, по мнению некоторых, достойно сожаления или несправедливо, но это так. Безусловно, речь идет только о минимуме, и национальные законо­дательства всегда могут пойти дальше» (Masouye 1981: 41—42).

А. Франзон отмечает, что, «поскольку речь идет в первую очередь об артистах-исполнителях, Конвенция далека от того, чтобы предоста­вить им львиную долю... Комментаторы Конвенции обращают внимание на то обстоятельство, что исключительные права артистам-исполните­лям не предоставляются. Решение тем более удивительное, что произ­водителям фонограмм и вещательным организациям наоборот предо­ставлено исключительно право... Представляется парадоксальным, что артисты-исполнители, исполнение которых в гораздо большей степени носит их личностный характер, по сравнению с исполнением произво­дителей фонограмм и вещательных организаций пользуются менее бла­гоприятным режимом, чем последние» (Francon 1974: 427).

«Эта терминология, - - отмечает К. Масуйе, — отвечает стремле­нию собравшихся в Риме полномочных представителей предоставить национальным законодательствам полную свободу в отношении выбо­ра средств при условии, что будут достигнуты цели, преследуемые Кон­венцией. Для Конвенции характерна большая гибкость: она предостав­ляет Договаривающимся государствам право определять более соответ­ствующие и наилучшие по их мнению способ и форму конвенционной охраны, которой могут пользоваться артисты-исполнители. Законодате­ли имеют возможность основываться на самых различных юридических концепциях (трудовое право, право личности, право на охрану от недо­бросовестной конкуренции, право, основанное на теории неоснователь­ного обогащения, и др.) и даже, если они этого пожелают, исключитель­ном праве, (используя нормы различного по своей природе законода­тельства гражданского, уголовного, административного)» (Masouye 1981:42).

В соответствии с положениями п. 1а ст. 7 артисты-исполнители име­ют возможность предотвращать осуществление без их согласия передач их исполнения в эфир или для всеобщего сведения. Это положе­ние охраняет артиста-исполнителя в случае, когда «непосредственное исполнение»101 (театральное представление, концерт и т. п.) сообщается для всеобщего сведения без его согласия, с помощью эфирного вещания, громкоговорителей, кабеля, и др., т. е. когда оно доводится до сведения более широкой публики, чем та, для которой оно было предназначено.

101 Непосредственным является исполнение, когда отсутствует посредничество меж­ду артистом-исполнителем и публикой, запись или средства трансляции (радио, кабель) или и то и другое. Когда ознакомление публики с произведением является «непосред­ственным», оно обязательно является «живым».

24*


712__________________ Авторскоеправо и смежныеправа____________________

Затем в подпункте перечисляются случаи, когда согласие артиста для передачи в эфир или сообщение для всеобщего сведения не требу­ется, если используемое для передачи в эфир исполнение уже было пе­редано в эфир или осуществляется с использованием записи.

Это значит, что артист-исполнитель не может требовать применения Конвенции, чтобы воспрепятствовать:

• ретрансляции, если первоначальная передача в эфир была осуще­
ствлена с его согласия; передаче в эфир с использованием записи,
осуществленной с его согласия;

• использованию для передачи в эфир записи, сделанной с его со­
гласия;

• сообщению для всеобщего сведения эфирной передачи, осуществ­
ленной с его согласия (например, с помощью приемников или теле­
визоров, расположенных в общественных местах);

• использованию для всеобщего сведения записей, сделанных с его
согласия (в отношении вторичных использований звуковых записей
применяется ст. 12 Конвенции).

В соответствии с п. 1Ь ст. 7 артист-исполнитель может предотвра­щать осуществление без его согласия записи исполнения, которое не было предназначено для записи.

Наконец, п. 1с ст. 7 перечисляет случаи, когда артист-исполнитель имеет право предотвращать воспроизведение без его согласия записи его исполнения:

• если первоначальная звуковая запись была осуществлена без его
согласия. Так происходит в случае противозаконного осуществле­
ния первоначальной записи, например звукооператор записывает
концерт без разрешения артиста-исполнителя, затем передает фо­
нограмму дому звукозаписи, который использует ее для изготовле­
ния пластинок;

• если воспроизведение осуществляется в иных целях, чем те, на ко­
торые артисты-исполнители дали свое согласие — например, если
исполнение, осуществленное для производства фонограммы
используется для синхронизации аудиовизуального произведения;

• если первоначальная запись осуществлена в соответствии с поло­
жениями ст. 15, а воспроизведение осуществляется в иных целях,
чем те, которые указаны в этих положениях.

Статья 15 предоставляет Договаривающимся государствам право предусматривать в своем национальном законодательстве исключения из гарантируемой настоящей Конвенцией охраны.

Статья 7.1с применяется в отношении записи, осуществленной на основании этих исключений, например кратковременной звуковой запи­си, осуществленной вещательной организацией с помощью своего обо­рудования и для своих собственных передач (ст. 15.1.с), которая затем коммерциализируется на пластинках или видеокассетах.


_____________ Международные аспекты авторского права и смежных прав__________ 713

Отношения артистов-исполнителей с вещательными организаци­ями. В статье 7.2 Конвенции Договаривающимся государствам предо­ставляется право регулировать внутренним законодательством некото­рые вопросы, касающиеся отношений артистов-исполнителей с веща­тельными организациями таким образом, чтобы признанные за первы­ми прерогативы ограничивались в интересах вторых.

Эти вопросы касаются ретрансляции записи, сделанной для переда­чи в эфир, и воспроизведения такой записи в тех же целях.

В подпунктах 1 и 2 ст. 7.2 говорится, что «если передача в эфир осу­ществляется с согласия артистов-исполнителей» или если речь идет об использовании вещательными организациями записей, осуществленных «с целью передачи в эфир», то Договаривающиеся государства могут ре­гулировать этот вопрос, при этом остается только узнать, в какой мере артисты-исполнители обладают правом воспрепятствовать ретрансля­ции записи, сделанной с целью передачи в эфир, и воспроизведению такой записи с целью передачи в эфир.

Однако в п. 3 говорится, что внутреннее законодательство, в случа­ях, предусмотренных предыдущими пунктами, «не должно лишать артистов-исполнителей возможности контролировать в силу договоров их отношения с вещательными организациями». Генеральный доклад­чик отмечает в своем докладе, что это положение признает принцип при­мата договоров, основанных на свободном согласии, и что в ходе дискус­сии было достигнуто согласие о том, что термин «договор» означает также коллективные соглашения, и решения арбитражной комиссии, если арбитраж является формой регулирования, обычно применяются между артистами-исполнителями и вещательными организациями (Actes 1961:49).

Коллективное исполнение. Статья 8 предоставляет Договариваю­щимся государствам право определять порядок, в соответствии с кото­рым будут представлены интересы артистов-исполнителей в связи с осу­ществлением ими своих прав, если в одном и том же исполнении при­нимают участие несколько артистов-исполнителей. Дискуссии на конфе­ренции выявили важность этого положения, с учетом того, что практи­чески в любом представлении участвуют несколько артистов; в ходе дискуссий было уточнено, что ст. 8 не предоставляет право конкретизи­ровать во внутреннем законодательстве все те условия, на которых эти права подлежат осуществлению. Это право должно ограничиваться ре­гулированием того, в какой форме будут представлены интересы арти­стов-исполнителей, входящих в группу, при осуществлении ими своих прав (Actes 1961: 49—50).

В странах, где артисты-исполнители создали профсоюзы музыкан­тов и артистов или другие профессиональные организации, данные профсоюзы или эти организации обычно занимаются отстаиванием прав своих членов в связи с коллективным исполнением.


714__________________ Авторское право и смежные права_____________________

Неприменимость ст. 7 в случае, если артист дал согласие на включение своего исполнения в визуальную или аудиовизуальную запись. На основании ст. 19 Конвенции конвенционная охрана перестает при­меняться, если артист-исполнитель дал свое согласие на включение своего исполнения в запись изображения или запись звуков и изобра­жений.

Такое лишение конвенционной охраны в отношении визуальных или аудиовизуальных записей, осуществленных с согласия артиста-исполнителя, является особенно важным и значительным по причи­не очень большого места, которое занимает в профессиональной жизни артистов-исполнителей их участие в аудиовизуальных произведени­ях; кроме того, как отмечает К. Масуйе, на основании ст. 19, после то­го как они согласились на запись звука и изображения своего исполне­ния, артисты-исполнители лишаются всякой возможности контроли­ровать (и, следовательно, получать вознаграждение) возможные спосо­бы использования этой записи (Masouye 1981: 93).

К. Масуйе уточняет, что это положение определяет место конвенци­онного права по отношению к кинематографическим произведениям, к визуальным и аудиовизуальным записям и что в целях понимания моти­вов, которые привели к его принятию, «важно также вспомнить, что раз­работка Римской конвенции проходила в период, когда международный статус кинематографических произведений находился в стадии обсуж­дения (несколько лет спустя при пересмотре Бернской конвенции в Сток­гольме в 1967 г. были разработаны новые ст. 14 и 14 bis). Изготовители фильмов боялись ущемления своих прав, если при использовании их продукции некоторые прерогативы могли быть предоставлены артис­там-исполнителям и вещательным организациям. Такую же озабочен­ность они проявляли в связи с возможным признанием за ними "смеж­ного права'1, что могло бы усложнить и даже воспрепятствовать рефор­ме, предусматриваемой в то время в рамках АП. С тех пор главной забо­той кинопромышленности было попросту оставаться в стороне от Кон­венции» (Masouye 1981: 91, 93).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.