Сделай Сам Свою Работу на 5

Авторское право и смежные права 2 глава

• предоставляет сведения обо всех произведенных регистрациях
и заверенные копии установленного образца любого свидетель­
ства о регистрации или любого документа, касающегося этой реги­
страции;

• предоставляет свидетельство, которое отвечает на вопросы, по­
ставленные по поводу существования в международном регистре
сведений, касающихся конкретных пунктов, фигурирующих в ре­
гистрации, или в любом документе, или справке, приложенной к
заявке;

• позволяет ознакомиться с любой заявкой, а также с любыми при­
лагаемыми к ней документами или справками;

• представляет письменные сведения в отношении любых осуще­
ствленных регистрации в связи с конкретными произведениями или
лицами в течение определенного срока.

Польза регистрации. Как отмечает М. Фиксор, международная ре­гистрация отвечает интересам производителей и других обладателей АЛ, а также интересам дистрибьюторов, лиц, в пользу которых соверша­ется уступка прав, обладателей лицензий и пользователей произведений. Уникальная централизованная база данных службы регистрации позво­ляет осуществлять поиск источников с целью получения необходимых прав и удостовериться в том, что те, кто предлагает лицензии, сублицен­зии или экземпляры, правомочны это делать (или, наоборот, если речь идет о пиратах и других нарушителях) (El nuevo 1991: 768).

Основное обязательство государств

В соответствии с п. 1 ст. 4, «все Договаривающиеся государства обязу­ются признать, что сведения, включенные в международный регистр, считаются соответствующими действительности, пока не доказано про­тивное...».

Данное положение создает простую презумпцию, в соответствии с которой сведения, внесенные в регистр, рассматриваются как соответ­ствующие действительности. Государства, которые ратифицируют дого­вор или присоединяются к нему, берут на себя обязательство признавать, что сведения, включенные в регистр, считаются соответствующими дей­ствительности, пока не доказано противное, за исключением двух слу­чаев, предусмотренных в том же пункте. На основании этого договорно­го обязательства суды и органы управления Договаривающегося госу­дарства обязаны принимать эти сведения в качестве неполного доказа-




694 Авторское право и смежные права

тельства, которое может быть подкреплено свидетельскими показания­ми. Такая доказательственная сила сведений, включенных в регистр, влечет юридические последствия, обычно признаваемые в различных странах (Actes 1991: 181). Однако, как отмечает М. Фиксор, хотя проце­дура регистрации имеет цель создать простую презумпцию, она не устанавливает, не продлевает срок действия, не ограничивает и не лик­видирует какие-либо права (Ficsor 1991: 764).

Исключения, касающиеся доказательственной силы сведений, внесенных в Международный регистр

Как уже отмечалось, в соответствии с правилом, касающимся доказа­тельственной силы сведений, внесенных в Международный регистр, допускаются два исключения, указанные в п. 1 ст. 4.

Согласно первому исключению (подпункт I), сведение, внесенное в регистр, теряет силу доказательства, «когда оно не может быть действи­тельным на основании закона об АП или любого другого закона, касаю­щегося прав в области интеллектуальной собственности, относящихся к аудиовизуальным произведениям» этого государства.

В качестве примера можно привести случаи, когда применяется это исключение:

• когда сведение, внесенное в Международный регистр, указывает,
что заявитель является первоначальным обладателем AJ1 в конкрет­
ном государстве, но что этот же заявитель является лицом, кото­
рое на основании закона об АП этого государства не может быть
обладателем АП, потому что, например, он является производите­
лем (а не автором) аудиовизуального произведения и что на основа­
нии закона этого государства производители не могут быть ориги­
нальными правообладателями и этим статусом могут обладать толь­
ко авторы;

• когда сведения, внесенные в Международный регистр, указывают,
что заявитель, в качестве актера в аудиовизуальном произведении,
обладает правом на воспроизведение, а закон Договаривающегося
государства не признает право на воспроизведение за актерами, то
такие сведения также не влекут юридических последствий, преду­
смотренных в п. 1 ст. 4 (Actes 1991: 181).

Второе исключение (подпункт II) гласит, что сведения теряют свое доказательственное значение, когда они «противоречат другим сведени­ям, внесенным в Международный регистр». Чтобы избежать таких про­тиворечий, Исполнительный регламент договора предусматривает спе­циальные меры как на этапе депонирования заявки, так и на этапе ее рас­смотрения службой регистрации, имеющие целью гарантировать, что в Международный регистр включаются только сведения, соответствую­щие действительности. Правило 2 предусматривает, что заявка содержит


Международные аспекты авторского права и смежных прав 695

заявление, подтверждающее достоверность сведений и любого докумен­та, который прилагается к ним (п. 10), и что заявка должна быть подпи­сана заявителем или его уполномоченным (п. 11); заявитель должен ука­зать, помимо интереса, который он проявляет к произведению (п. 4), источник своих прав на произведение (п. 8); он может также приложить к своей заявке документы, подтверждающие сведения, содержащиеся в ней, и справки, позволяющие идентифицировать аудиовизуальное про­изведение (п. 9).

Правило 3 предусматривает, что:

• если Служба международной регистрации делает замечание в свя­
зи с неумышленным, по ее мнению, пропуском, несовместимостью
между двумя сведениями, неправильностью в написании или дру­
гой явной ошибкой в заявке, она предлагает заявителю внести ис­
правления;

• если Служба считает, что сведения, указанные в заявке, находятся
в противоречии с какими-либо сведениями, ранее внесенными в меж­
дународный регистр, то Служба международной регистрации должна
уведомить заявителя и любую другую заинтересованную сторону,
предоставив им возможность ликвидировать это противоречие.

Последствия договора

В соответствии с п. 2 ст. 4 никакое положение настоящего договора не затрагивает закона об АП, никакого другого закона, касающегося прав на интеллектуальную собственность, распространяемых на аудиовизуаль­ные произведения Договаривающегося государства, ни прав и обяза­тельств, вытекающих из Бернской конвенции или любого другого дого­вора, касающегося прав на интеллектуальную собственность, распро­страняемых на аудиовизуальные произведения. Из этого следует, что никакое зарегистрированное заявление не считается соответствующим действительности, если оно является неправильным с точки зрения за­конов заинтересованного государства, особенно законов, представляю­щих различные юридические системы (например, если в заявлении ука­зывается, что производитель является первоначальным обладателем прав, в то время как на основании законодательства заинтересован­ного государства первоначальными обладателями являются авторы) (Ficsor 1991:764).

Административные и заключительные положения

1. Административные положения (ст. 5—8). Договор содержит по­ложения, касающиеся состава, функций и работы Ассамблеи (ст. 5); фун­кций Международного бюро (ст. 6); вопросов, связанных с финансовы­ми средствами на основе принципа самофинансирования Службы меж-


696 Авторское право и смежные права

дународной регистрации (ст. 7); утверждения Исполнительного регламен­та, а также договора, к которому он прилагается; в случае расхождения между договором и регламентом, достоверным считается договор (ст. 8).

2. Положения, касающиеся пересмотра договора и внесения изме­
нений
(ст. 9 и 10). Договор содержит положение, касающееся его пере­
смотра и возможных форм пересмотра (ст. 9), а также внесения измене­
ний в его Положение Ассамблеей (ст. 9.3 и 10).

3. Заключительные положения (ст. 11—17). Заключительные поло­
жения касаются: порядка, в соответствии с которым государства могут
стать участниками договора (сторонами договора могут быть только
государства — члены ВОИС, что придает конвенции характер «закры­
того» соглашения); депонирования соответствующих актов Генерально­
му директору ВОИС (ст. 11); вступления в силу договора (через три ме­
сяца после сдачи на хранение пятой ратификационной грамоты или акта
о присоединении) и его последующего вступления в силу на территории
Договаривающегося государства (через три месяца после сдачи на хра­
нение соответствующего акта, ст. 12); принципа недопустимости огово­
рок (однако любое государство может, становясь стороной договора, за­
явить, что оно не будет применять положение ст. 9.4 в отношении све­
дений, которые не касаются использования прав на интеллектуальную
собственность, распространяющихся на аудиовизуальные произведения,
при том что данное государство может в дальнейшем отозвать это заяв­
ление, ст. 13); денонсации договора (Договаривающееся государство
не может денонсировать договор до истечения пяти лет, считая с даты
его вступления в силу на территории этого государства), которое всту­
пает в силу через год, считая со дня получения уведомления о денон­
сации (ст. 14); подписания договора и языков, на которых он составлен
(ст. 15); функций депозитария договора (ст. 16); уведомлений Договари­
вающихся государств относительно внесения изменений в исполнитель­
ный регламент, положений договора, принятых Ассамблеей, и их вступ­
ления в силу; присоединения к договору, вступления в силу договора,
оговорок к договору и его денонсации (ст. 17).

Ратификации и присоединения. Договор вступил в силу 27 февра­ля 1991 г. после его ратификации Австрией, Буркина-Фасо, Мексикой и Францией и присоединения к нему бывшей Чехословакии.

Как отмечает М. Фиксор, будущее договора зависит от кинемато­графической индустрии, к которой он обратился с просьбой: сначала следует убедить правительство ратифицировать договор, а затем исполь­зовать в полной мере Службу международной регистрации. Однако, по­сле принятия договора в Соединенных Штатах Америки, МПАА (Аме­риканская ассоциация кинопромышленности) изменила позицию и на­чала выступать против него, хотя АФМА (Американская ассоциация


Международные аспекты авторского права и смежных прав



маркетинга фильма) приняла иное положение;95 кампания, которую про­водят против договора некоторые члены МПАА, вселяет неуверенность в будущее международного регистра.

Договор о международной регистрации аудиовизуальных произведении*

Договор о регистре фильмов (Женева, 1989 г.)

(Союз ФРГ)

 

Государство Дата, начиная с которой государство стало стороной договора Государство Дата, начиная с которой государство стало стороной договора
Аргентина 29 июля 1992 г. Франция 27 февраля 1991 г. Австрия 27 февраля 1991 г. Мексика 27 февраля 1991 г. Бразилия 26 июня 1993 г. Перу 27 июля 1994 г. Буркина-Фасо 27 февраля 1991 г. Чешская 1 января 1993 г. Республика Чили 29 декабря 1993 г. Сенегал 3 апреля 1994 г. Колумбия 9 мая 1994 г. Словакия 1 января 1993 г.

(Всего двенадцать государств)

* По состоянию на 1 января 1996 г. см.: La propriete 1996

12.5. Общемировые конвенции в области смежных прав

12.5.1. Международная конвенция об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций (Рим, 26 октября 1961 г.)

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

Появление в начале XX в. фонограмм и радиовещания, которые получи­ли впоследствии широкое распространение, за несколько десятилетий коренным образом изменили положение артистов-исполнителей. Если вначале технический прогресс в этой области открыл перед ними новые перспективы, то вскоре он обернулся ущемлением их интересов. Испол­ненные произведения уже больше не были связаны с исполнителем, их можно было отныне хранить и распространять без его участия, лишая его тем самым работы и источника дохода. Такое положение, усугублен­ное экономическим кризисом, последовавшим за Первой мировой вой-

95 М. Фиксор поясняет, что МПАА является ассоциацией, которая объединяет круп­ных продюсеров, а АФМА — «независимых» продюсеров, которые не обязательно мел­кие продюсеры, поскольку они являются продюсерами таких фильмов, как «Амадеус»,



698__________________ Авторское право и смежные права

ной, имело далеко идущие последствия, оно оказало влияние на профес­сиональную деятельность артистов-исполнителей, безработица среди них сначала обрела тревожные, а потом просто катастрофические мас­штабы.

Организации, представляющие интересы артистов-исполнителей, стали требовать принятия различных мер, направленных на обеспечение новых возможностей в трудовой деятельности, регламентацию трудовых договоров и т. д. Среди мер, предназначенных улучшить экономическое положение этих артистов и обеспечить условия, которые учитывали бы коренные преобразования, вызванные техническим прогрессом, предла­галось, в частности, сформулировать в интересах артистов определен­ные права, связанные с передачей в эфир и механическим воспроизве­дением звуков96.

Параллельно с разработкой требований, выдвигавшихся в ходе на­циональных и международных форумов организациями артистов-испол­нителей в рамках как их профессиональных объединений, так и более широких ассоциаций работников умственного труда, развивалась и дру­гая тенденция, у истоков которой стояли юристы, специализирующие­ся в области АП и проявлявшие интерес к проблемам, встававшим в юридической сфере в результате появления новых технических мето­дов записи и распространения исполнений различных художественных произведений. Необходимость поиска решения этой проблемы вставала как в национальном, так и в международном масштабе (Les droits 1939: 19—20).

Первые шаги

В начале века АЛАИ занялась вопросом, связанным с правами исполни­телей-солистов, на своем Веймарском конгрессе (1903 г.); этот вопрос, который уже затрагивался в 1901 г. на Вевейском конгрессе, затем вновь рассматривался на конгрессах, состоявшихся в Копенгагене (1909 г.) и Люксембурге (1910 г.).

«Последний император», «Ханна и ее сестры», «Взвод» и «Мисс Дейзи и ее шофер» и др., — и что, по мнению многих людей, связанных с этими кругами, главная причина оп­позиции МПАА объясняется тем фактом, что средства распространения «крупных» про­дюсеров отличаются от средств распространения «независимых» продюсеров; «крупные» продюсеры используют достаточно прямые методы распространения и располагают эф­фективной всемирной сетью, чтобы контролировать использование своих произведений, в то время как «независимые» продюсеры не имеют такого рода сети, и это одна из при­чин, по которой они вынуждены прибегать к более сложным средствам уступки лицен­зий. АФМА также не скрывает, что в отношении ее членов международная регистрация аудиовизуальных произведений является неотъемлемым средством обеспечения эффек­тивной зашиты их прав за рубежом и борьбы с пиратством (Fiscor 1991: 764—767). 96 См. гл. 7, разд. 7.1.


Международные аспекты авторского права и смежных прав 699

В 1908 г. во время Берлинской конференции, перед которой бы­ла поставлена задача пересмотра Бернской конвенции, правительство Великобритании предложило обеспечить в международном масштабе охрану интересов производителей фонограмм. Конференция пришла к выводу, что «этот вопрос находится на стыке таких областей, как про­мышленная собственность и АП, и есть основания считать, что в основ­ном он относится к первой области» (Steward 1989: 221—222).

Деятельность МОТ и Международного бюро Бернского союза. Предложения о включении положений в Бернскую конвенцию

Международная организация труда стала первой межправительственной организацией, к которой обратились за помощью музыканты-исполни­тели, стремящиеся обеспечить регламентацию тех прав, которые они для себя требовали. Второй конгресс Международного союза музыкантов-исполнителей, состоявшийся в Париже в 1926 г., заявил о «целесообраз­ности передачи этого вопроса Международному бюро труда для его изу­чения и подготовки решения, которое будет рекомендовано всем прави­тельствам».

С тех пор идея о привлечении МБТ к решению этого вопроса не сходила с повестки дня и особенно широкую поддержку нашла в 1961 г., когда была принята Римская конвенция. Однако деятельность МБТ в этой области была на время приостановлена до тех пор, пока делались попытки добиться регламентирования прав артистов-исполнителей в рамках Бернской конвенции.

Рекомендация Римской конференции (1928 г.). Правительство Ита­лии, на которое была возложена задача подготовки Конференции по вто­рому пересмотру Бернской конвенции, и Международное бюро Берн­ского союза разработали предложение относительно включения в Кон­венцию двух статей, касающихся прав артистов-исполнителей. Одна из статей была направлена на то, чтобы гарантировать «артистам, исполня­ющим литературные и художественные произведения, исключительное право разрешать распространение их исполнений телеграфными сред­ствами по проводам или без проводов, либо же другими аналогичными средствами, служащими для передачи звуков или изображений». Вторая статья, касающаяся музыкальных механических инструментов, преду­сматривала, что «при адаптации музыкального произведения для меха­нических инструментов при помощи артистов-исполнителей, охрана, ко­торой пользуется эта адаптация, распространяется и на указанных лиц» (Lesdroits 1939:29).

В ходе Конференции это предложение вызвало активные возраже­ния, причем не столько отвергался сам принцип охраны интересов арти­стов-исполнителей, сколько отстаивался тезис, что вопросам такой охраны не место в Конвенции, единственной задачей которой являет-


700__________________ Авторское право и смежные права_____________________

ся охрана АП. В ходе обсуждений выдвигались различные тезисы, свя­занные с юридической природой данных прав, и в конечном счете был сделан вывод, что решение, заключающееся в выработке новой между­народной конвенции, пока что не созрело. По предложению делегации Италии была сформулирована следующая рекомендация, касающая­ся охраны прав артистов-исполнителей: «Конференция рекомендует, чтобы правительства, участвующие в работе Конференции, предусмо­трели возможность мер, направленных на охрану прав артистов-испол­нителей».

Такой подход возобладал в ходе Римской конференции (1928 г.). Он был поддержан как Международной конфедерацией обществ по охране прав авторов и композиторов (СИЗАК), так и АЛАИ. Участники восьмо­го конгресса СИЗАК, который состоялся в Копенгагене в 1933 г., едино­душно пришли к выводу о том, что вопрос, связанный с правами авто­ров-исполнителей, не входит в сферу действия Бернской конвенции, и сформулировали рекомендацию о том, чтобы СИЗАК поддерживал по­стоянный контакт с МВТ, которому было поручено взять на себя изуче­ние проблемы охраны интересов артистов-исполнителей. СИЗАК вновь подтвердил эту позицию на своем десятом конгрессе, состоявшемся в Севилье в 1935 г.

АЛАИ, со своей стороны, на состоявшемся в Монтре в 1935 г. об­щем собрании, которое было посвящено вопросу рассмотрения програм­мы будущей конференции по пересмотру Бернской конвенции, едино­душно отказалась от идеи включения прав артистов-исполнителей в эту конвенцию.

В феврале 1937 г. Совет управляющих МВТ учредил комитет экс­пертов, поручив ему предварительное изучение вопроса о правах арти­стов-исполнителей, для того чтобы оказать содействие Международной конференции труда в рассмотрении этой проблемы.

В феврале 1939 г. Совет управляющих МВТ, опираясь на результа­ты работы комитета экспертов, включил вопрос о правах артистов-испол­нителей в повестку дня двадцать шестой сессии Международной конфе­ренции труда, которая должна была состояться в 1940 г.

Со своей стороны, директор Международного бюро Бернского со­юза Фриц Остертаг разработал в 1939 г. предварительный проект меж­дународной конвенции, «связанной» с Бернской конвенцией. Между­народное бюро Бернского союза и Международный институт унифи­кации частного права созвали в 1939 г. в Самедане (Швейцария) со­вещание экспертов. Эксперты поддержали «предварительный проект Остертага» и подготовили четыре предварительных проекта конвен­ций, «связанных» с Бернской конвенцией, задуманных в качестве при­ложений к ней:

• о правах артистов-исполнителей, производителей фонограмм и

аналогичной продукции;


Международные аспекты авторскогоправа и смежных прав______ 701

• о правах вещательных организаций;

• о правах, связанных с информацией в прессе;

• о распространении «права следования» на доходы от повторной
продажи художественных произведений.

Вся эта деятельность была парализована в связи со Второй мировой войной.

Рекомендация Брюссельской конференции (1948 г.). Этот вопрос вновь был поднят в ходе Конференции по пересмотру Бернской конвен­ции, состоявшейся в Брюсселе в 1948 г. Идея обеспечить охрану инте­ресов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещатель­ных организаций при помощи АП, включив их в рамки Бернской конвен­ции, вновь была отвергнута, однако Конференция разработала три ре­комендации, свидетельствовавшие об изменении курса, поскольку по­следующая работа была сориентирована в направлении создания само­стоятельной конвенции, для регулирования трех вышеназванных катего­рий прав.

Конференция обратилась к правительствам стран Союза с призывом изучить способы обеспечения охраны интересов изготовителей продук­ции, служащей для механического воспроизведения музыкальных про­изведений (рекомендация VI), а также передач в эфир, осуществляемых вещательными организациями, с тем чтобы избежать любого неразре­шенного использования таких передач (рекомендация VII), причем та­ким образом, чтобы при этом не ущемлялись права авторов.

В том, что касается артистов-исполнителей (рекомендация VIII), то в основу охраны их прав, которые были квалифицированы как «права, смежные с авторскими», Конференция положила художественный ха­рактер исполнения произведений и сформулировала рекомендацию от­носительно активного проведения исследований, касающихся этих прав.

В ходе Брюссельской конференции была учреждена исполнительная подкомиссия Постоянного комитета Бернского союза, которая взяла на себя инициативу по организации сессии Объединенного комитета экс­пертов по международной охране трех категорий прав. В этой сессии, состоявшейся в Риме в 1951 г., приняли участие представители МБТ, Международной федерации производителей фонограмм (ИФПИ) и Европейского союза радиовещания (ЕСР). По завершению длительного обсуждения Объединенный комитет утвердил предварительный проект Международной конвенции об охране интересов артистов-исполните­лей, производителей фонограмм и вещательных организаций. Этот пред­варительный проект, представленный на рассмотрение государств, выз­вал большое количество критических замечаний и оговорок, в особен­ности со стороны артистов-исполнителей и авторов, и в конечном сче­те было решено от него отказаться.


702___________________ Авторское право и смежные права_____________________

Деятельность за период после 1956 г. Участие ЮНЕСКО

В 1956 г. Совет управляющих МВТ созвал в Женеве совещание коми­тета экспертов, которое приняло документ под названием «Предвари­тельный проект Международной конвенции об охране интересов арти­стов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных орга­низаций», получивший впоследствии известность под названием Про­екта МВТ.

В том же году в ходе совещания, созванного Международным бюро Бернского союза, был разработан проект под названием Межавторско­го проекта. Выводы, к которым пришли участники этого совещания, были затем рассмотрены объединенной комиссией АЛАИ-СИЗАК, кото­рая высказала свое особое мнение по ряду статей.

В 1957 г. ЮНЕСКО и Международное бюро Бернского союза созва­ли в Монако совещание комитета правительственных экспертов, которое на основе совместных предложений этих двух международных органи­заций разработало проект текста, обеспечивающего международное ре­гулирование вышеназванных трех категорий прав и названного Монак-ским проектом. С учетом того, что принятая в 1952 г. в Женеве Всемир­ная конвенция об АП находилась в ведении ЮНЕСКО и любая между­народная конвенция, касающаяся смежных прав, в силу их тесной свя­зи с АП, могла повлиять на эту Конвенцию, был сделан вывод, что ЮНЕСКО не следует больше оставаться в роли простого наблюдате­ля и что ей надлежит наряду с МБТ и Бернским союзом стать одним из участников подготовки будущего международного правового акта (Masouye 1981:9).

В 1960 г. по приглашению правительства Нидерландов в Гааге со­стоялось совещание комитета экспертов, созванное совместно МБТ, Международным бюро Бернского союза и ЮНЕСКО. На основе двух проектов организаций, принявших участие в созыве этого совещания, — проекта МБТ и Монакского проекта, — комитет разработал и единоглас­но принял новый проект, известный под именем Гаагского проекта, ко­торый послужил рабочим документом для Дипломатической конферен­ции, созванной в Риме в следующем году.

РИМСКАЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (1961 г.)

Римская дипломатическая конференция, созванная на совместной осно­ве генеральными директорами МОТ и ЮНЕСКО, а также директором Международного бюро Бернского союза, состоялась 10—26 октября 1961 г. в Риме по приглашению правительства Италии. В ней приняли участие делегации сорока четырех стран, наблюдатели от двух стран, от ООН, Совета Европы, Международного института унификации частного права, а также от пятнадцати международных неправительственных


_____________ Международные аспекты авторского права и смежных прав_______ 703

организаций. Генеральным докладчиком конференции был назначен Абрахам Л. Каминштейн (Соединенные Штаты Америки).

Конференция завершилась принятием 26 октября Международной конвенции об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, за которой закрепилось назва­ние Римской конвенции.

ТЕКСТ КОНВЕНЦИИ

К. Масуйе отмечает, что для Римской конвенции характерна гибкость, «являющаяся результатом того, что в вопросах ее применения выбор не­однократно остается на усмотрение Договаривающихся государств. По­мимо основной формулы базового характера, представляющей собой до­говорный минимум, эта Конвенция предоставляет каждому государству выбор и возможность нюансировки сферы тех обязательств, которые оно на себя берет. Помимо этого, данный международный акт, разработан­ный в 1961 г., носит на себе характерные признаки эволюции, которую за последние несколько десятилетий претерпели характер и роль конвен­ций, обеспечивающих в сфере международных отношений регулирование охраны интеллектуальной собственности. Если конвенции, заключенные в конце XIX в., представляли собой попытку найти общий знаменатель между различными концепциями и системами законодательства и ставили перед собой задачу уточнить взаимные права и обязанности государств, то для конвенций нашего времени характерна тенденция к определе­нию тех норм, которые все государства должны затем включать в свое внутреннее законодательство. Тем самым они носят первопроходческий характер по отношению к национальным законодательствам, и в особен­ности это относится к Римской конвенции, которая в связи с ее приняти­ем послужила основой для разработки множества внутренних законов»97. По примеру других международных актов, Римская конвенция со­держит преамбулу — весьма краткую, — в которой нет норм права, а лишь провозглашается поставленная цель.

Определения

Статья 3 содержит определения следующих основных терминов, используемых в Конвенции: артисты-исполнители; производители фо­нограмм; вещательные организации.

97 Клод Масуйе подчеркивает также, что мощный импульс, приданный Римской кон­венцией национальным законодательствам, был, в свою очередь, усилен разработкой «модельного закона, связанного с охраной интересов артисте в-исполнителей, производи­телей фонограмм и вещательных организаций», который вместе с сопровождающими его комментариями был принят в 1974 г. Межправительственным комитетом, утвержденным согласно ст. 32 Конвенции (Masouye 1981: 15).


704__________________ Авторское право и смежные права

1. Артисты-исполнители. Согласно пункту а статьи 3, под этим тер­
мином понимаются «актеры, певцы, музыканты, танцоры и другие лица,
которые играют, поют, читают, декламируют, исполняют или каким-либо
иным образом участвуют в исполнении литературных или художествен­
ных произведений».



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.