Сделай Сам Свою Работу на 5

Хорошо, что у меня крепкий желудок 23 глава

Среди вампиров на противоположной стороне был один, казалось, не принадлежал к остальной части. Я узнала Ирину, которая металась между двумя сторона баррикады. Только ее выражение лица отличалось от других. Полный ужаса взгляд Ирины не отрывался от Тани на передней позиции нашей линии.

Эдвард зарычал, очень низко, но яростно.

- Алистер был прав, - проворчал он Карлайлу.

Я увидела сверкнувший взгляд Карлайла на вопрос Эдварда.

- Алистер был прав? – прошептала Таня.

- Они – Кайус и Аро – пришли чтобы уничтожить и овладеть, - Эдвард выдохнул так тихо, что только наша сторона могла это услышать. - Они разработали множество вариантов стратегии уже на месте. Если обвинение Ирины каким-то образом будет опровержено, они найдут другую причину. Но сейчас, когда они видят Ренесми, они уже полностью уверены в своей линии поведения. Мы все еще можем попытаться защититься от придуманных обвинений, но сперва мы должны остановить их и заставить выслушать правду о Ренесми, – и затем еще тише. – Которую они вообще не собираются слушать.

Джейкоб издал странное гневное фырканье.

А затем, неожиданно, двумя секундами позднее, процессия замерла. Низкая музыка идеально синхронизированных движений обернулся в тишину. Безупречная дисциплинированность осталась прежней: Волтури, как один, замерли в абсолютной неподвижности. Они заняли позицию в сотне ярдов от нас.

 

За мной в стороне я услышала биение больших сердец, ближе чем раньше. Я рискнула скосить глаза влево и вправо чтобы посмотреть, что остановило продвижение Волтури.

Волки присоединились к нам.

С обеих сторон нашей неровной линии, на своих длинных лапах стояли волки. Мне хватило секунды, чтобы отметить, что здесь было больше, чем десять волков, и узнать тех, которые были мне знакомы и тех, которых я видела впервые. Их было шестнадцать, рассредоточенных вокруг нас – всего семнадцать, включая Джейкоба. По их размерам и большим лапам было ясно, что новые оборотни были еще очень-очень молодыми. Я подумала, что должна была предвидеть это. Когда так много вампиров по соседству, демографический взрыв среди оборотней был неизбежен.



Еще больше детей умрет. Я спрашивала себя, почему Сэм допустил такое, но потом поняла, что у него не было другого выбора. Если кто-либо из волков остается с нами, Волтури могут быть уверены, что остальные тоже присоединяться к нам. Они рисковали всей своей стаей в этой схватке.

И мы проиграем.

Внезапно я почувствовала такую злость, которая мгновенно обернулась в неконтролируемую ярость. Мое отчаяние полностью исчезло. Слабый красноватый ореол окутал темные фигуры передо мной и все, что я хотела в этот момент, это вонзить свои зубы в них, разорвать их тела на кусочки и сжечь. Я словно сошла с ума - мне казалось, я бы станцевала вокруг погребального костра, где бы они горели живьем, я бы смеялась, пока тлели их останки. Мои губы непроизвольно изогнулись и низкое, безумное рычание вырвалось из моего горла, и казалось шло из самой глубины моего тела. Я осознала, что уголки моих губ приподнялись в улыбке.

Рядом со мной Зафрина и Сена вторили моему тихому рычанию. Эдвард сжал мою руку, которую он все еще держал в своей руке, словно предостерегая меня.

Затененные лица Волтури в большинстве своем все еще были невыразительны. И только две пары глаз не выказывали вообще никаких эмоций. В самом центре, держась за руки, Аро и Кайус оценивающе выжидали, и все их окружение тоже замерло в ожидании приказа к убийству. Эти двое не смотрели друг на друга, но было очевидно, что они общаются. Маркус же, касаясь другой руки Аро, казалось, не участвовал в разговоре. Его выражение лица не было таким же бессмысленным как у остальных, оно было скорее пустым. Как и в тот раз когда я видела его однажды, он, по всей вероятности, испытывал скуку.

Фигуры свидетелей Волтури были повернуты к нам, их взбешенные глаза были прикованы к Ренесми и ко мне, но они все еще оставались недалеко от кромки леса, оставляя большое расстояние между ними и солдатами Волтури. Только Ирина была поблизости, прямо за Волтури, всего в нескольких шагах от древних женщин – светловолосых, с рыхлой кожей и подернутыми пеленой глазами – и их огромных телохранителей.

Прямо сзади Аро я увидела женщину в темно-сером плаще. Я не могла быть уверена, но мне показалось, что она касается его спины. Была ли это Рената, еще один щит? Я задалась вопросом, тем же что и Элеазар ранее - сумеет ли она противостоять мне?

Но я бы не стала расточать свою жизнь, пытаясь подобраться к Кайусу и Аро. У меня были более важные цели.

Я пробежала взглядом по их строю и без труда выделила две миниатюрные фигуры в серых плащах, в самом центре. Алек и Джейн, должно быть, самые маленькие члены стражи. Они держались неподалеку от Маркуса, защищенные Деметрием с другой стороны. Их слащавые лица были гладкими, ничего не выражающими; они носили самые темные плащи из всех, не считая абсолютно черных накидок древних. Ведьмы-близнецы, как называл их Владимир. Их силы были главной опорой в наступлении Волтури. Истинные драгоценности в коллекции Аро.

Мои мускулы сжались и я почувствовала как яд хлынул в мой рот.

Подернутые пеленой красные глаза Аро и Кайуса скользили по нашему строю. Я явственно читала разочарование на лице Аро, когда он раз за разом пристально вглядывался в наши лица и не находил одно. Он с досадой сжал губы. В этот момент я была благодарна, что Элис убежала. Так как пауза затянулась, я могла слышать быстрое дыхание Эдварда.

- Эдвард? – спросил Карлайл тихим и обеспокоенным голосом.

- Они не уверены, что предпринять дальше. Они взвешивают возможности, выбирают ключевые цели – я, кончено ты, Элеазар, Таня. Маркус изучает наши связи друг с другом, ища уязвимые места. Присутствие румынов раздражает их. И еще они волнуются из-за нескольких лиц, которые они не могут узнать – Зафрина и Сена в частности, - и волков, естественно. Они никогда не были в численном меньшинстве. Это остановило их.

- В меньшинстве? – недоверчиво прошептала Таня.

- Они не считают своих свидетелей, - выдохнул Эдвард. – Они – ничто, бесполезны в схватке. Аро просто нуждался в аудитории.

- Должен ли я сказать что-то? – спросил Карлайл.

Эдвард колебался, а затем утвердительно кивнул.

- Это единственная возможность, которая тебе представится.

Карлайл расправил плечи и сделал несколько шагов вперед. Я ненавидела то, что он стоял там один, без защиты. Он расставил свои руки и выставил ладони, словно в приветствии.

- Аро, мой старый друг. Кажется, мы не виделись столетия.

На долгое мгновение повисла тишина. Я могла чувствовать напряжение Эдварда, пока он прислушивался к тому, как Аро отнесся к словам Карлайла. Напряжение стало таким ощутимым, как тиканье стрелки часов. А затем Аро выступил вперед из строя Волтури. Рената, его щит, двигалась вместе с ним и, казалось, будто кончики ее пальцев касаются его плаща. Впервые в рядах Волтури почувствовалась какая-то реакция на происходящее. Недовольное бормотание прокатилось по их строю, брови у всех нахмурились, они обнажили зубы. Некоторые из охраны даже наклонились, сжавшись, готовые атаковать.

Аро указал на них рукой.

- Мир.

Он сделал еще несколько шагов вперед, затем наклони голову набок. Его молочные глаза вспыхнули любопытством.

- Справедливые слова, Карлайл, - сказал он своим тонким голосом. – Но они кажутся неуместными, когда я вижу, какую армию ты собрал, чтобы убить меня и моих близких.

Карлайл покачал головой и протянул руку вперед в жесте, словно между ними не было доброй сотни ярдов.

- Ты можешь коснуться моей руки, чтобы понять, что это никогда не входило в мои намерения.

Аро сузил свои проницательные глаза.

- Но как же можно еще рассматривать твои намерения, дорогой Карлайл, учитывая то, что ты сделал? – он нахмурился, и тень печали исказила его черты лица – я не могла сказать была ли эта печаль истинной или же он притворялся.

- Я не совершал преступления, за которое вы пришли наказать меня.

- Тогда отойди и дай нам наказать виновных. Поверь мне, Карлайл, ничто не порадует меня больше, чем возможность сохранить тебе жизнь сегодня.

- Никто не нарушал закона, Аро. Позволь мне объяснить, - и Каралйл вновь протянул свою руку.

Но до того как Аро смог ответить, Кайус приблизился и встал рядом с ним.

- Так много бесполезных правил, так много необязательных ограничений ты создал себе, Карлайл, - прошипел белокурый древний вампир. – Как же возможно, что ты нарушил один закон, который на самом деле важен?

- Закон не нарушен. Если бы вы послушали…

- Мы видим ребенка, Карлайл, - зарычал Кайус. – Не принимай нас за дураков.

- Она не бессмертная. Она не вампир. Я легко могу доказать это всего несколькими моментами…

Кайус прервал его.

- Если она не одна из тех, кого запрещает закон, тогда зачем ты собрал этот батальон для ее защиты?

- Это свидетели, Кайус, точно такие же, каких привели и вы, - и Карлайл указал на разъяренную толпу у опушки леса. Некоторые из них зарычали в ответ. – Каждый из этих друзей может рассказать тебе правду о ребенке. Или ты можешь сам взглянуть на нее, Кайус. Увидеть румянец человеческой крови у нее на щеках.

- Это уловка! – оборвал Кайус. – Где наш информатор? Пусть она выступит вперед! – он вертел своей шеей пока не разглядел Ирину, томившуюся за женами. – Ты! Выйди!

Ирина посмотрела на него с непониманием, выражение ее лица было словно у человека, который только что пробудился от ужасного кошмара. Кайус нетерпеливо щелкнул пальцами. Один из огромных телохранителей жен переместился к Ирине и став сзади, грубо толкнул вперед. Ирина дважды моргнула, а затем медленно пошла по направлению к Кайусу в изумлении. Она резко остановилась в нескольких ярдах, ее глаза все еще не отрывались от сестер.

Кайус сократил расстояние между ними, а затем ударил ее наотмашь поперек лица.

Это не могло ранить, но было в этом жесте что-то ужасное. Это было все равно, что смотреть за тем, как кто-то пинает собаку. Таня и Катя одновременно зашипели. Тело Ирины напряглось, и она устремила свой взгляд прямо на Кайуса. Он направил свой когтистый палец на Ренесми, которая цеплялась за мою спину. Ее пальцы все еще были запутаны в шерсти Джейкоба. В моем взбешенном видении Кайус стал полностью красным. Из груди Джейкоба вырвалось рычание.

- Это тот ребенок, которого ты видела? – требовательно спросил Кайус. – Тот самый, который очевидно был не просто человеком?

Ирина взглянула на нас, первый раз рассматривая Ренесми с тех пор, как она появилась здесь. Ее голова склонилась на одну сторону, сомнение появилось на ее лице.

- Итак, - спросил Кайус.

- Я… Я не уверена, - ответила она в замешательстве.

Рука Кайуса дернулась, как если бы он захотел ударить ее снова.

- Что ты имеешь в виду? – сказал он стальным голосом.

- Она не такая же как была раньше, но я думаю, что это тот же ребенок. Я имею ввиду, что она изменилась. Этот ребенок взрослее, чем тот, которого я видела, но…

Бешеный рык вырвался сквозь оскаленные зубы Кайуса и Ирина замолчала так и не закончив фразу. Аро перелетел на сторону Кайуса и положил руку на его плечо.

- Будь терпелив, брат. У нас есть время разобраться с этим. Нет необходимости спешить.

С угрюмым выражением Кайус отшатнулся от Ирины.

- А сейчас, милая, - сказал Аро теплым, сладким шепотом. – Покажи мне, что ты пыталась сказать, - и он протянул свою руку к изумленной вампирше.

Ирина взяла его руку неуверенно. Он держал ее только пять секунд.

- Видишь, Кайус? – сказал он. – Вот простой способ узнать то, что нам нужно.

Кайус не ответил ему. Аро обвел глазами свою аудиторию, свою толпу, и затем повернулся к Карлайлу.

- Итак, кажется, у нас появилось что-то таинственное. Выглядит так, что ребенок растет. Но первое воспоминание Ирины, есть не что иное, как бессмертный ребенок. Интересно.

- Это именно то, что я пытаюсь объяснить, - сказал Карлайл, и по тому, как изменился его голос, я могла предположить, что он испытывает облегчение. Это была отсрочка, на которую мы все туманно надеялись.

Я не чувствовала облегчения. Я ждала, почти застыв в своей ярости, следуя обещанной Эдварду стратегией.

Карлайл вновь протянул свою руку.

Аро замешкался на мгновение.

- Я бы предпочел услышать объяснения от более важного участника истории, мой друг. Или я не прав, что это нарушение - не твоих рук дело?

- Здесь не было нарушения.

- Даже если это так, я должен знать каждую грань этой правды, - в тонком голосе Аро послышались стальные нотки. - И лучший способ получить ее, это услышать все непосредственно от твоего талантливого сына. - Он указал рукой на Эдварда. - Так как ребенок держится за его новообращенную супругу, я предполагаю, Эдвард тоже причастен.

Конечно, он хотел Эдварда. В тот самый момент, когда он проникнет в мозг Эдварда, ему станут известны все наши мысли.

Все, кроме моих.

Эдвард быстро развернулся и, не встречаясь со мной взглядом, поцеловал меня и Ренесми в лоб. Он быстро двинулся по снежному покрову, похлопав Карлайла по плечу когда тот отходил назад. Я услышала тихое рыдание позади – страх Эсме вырвался наружу.

Красный туман, который я видела вокруг армии Волтури, засиял ярче чем раньше. Я не могла смотреть как Эдвард в одиночестве пересекает пустое белое пространство - но я также не смогла бы выдержать если бы Ренесми приблизилась хоть на один шаг ближе к нашим противникам. Протеворечивые желания разрывали меня. Я чувствовала, словно меня заморозили, и казалось мои кости могут взорваться от напряжения.

Я увидела улыбку Джейн, когда Эдвард пересек середину расстояния между нами, оказавшись ближе к ним, чем к нам.

И эта самодовольная улыбочка сделала это. Мое бешенство достигло пика, оно стало даже сильнее, чем в тот момент бушующей жажды крови, когда я поняла что волки будут участвовать в этой битве, где мы все обречены. Я могла почувствовать безумие на моем языке – я чувствовала, как оно выливается из меня подобно приливной волне. Мои мускулы напряглись, и я действовала автоматически. Я распростерла свой щит всеми силами моего мозга, бросив его на практически невозможную дистанцию – в десять раз дальше моей лучшей попытки – как копье. Мое дыхание стало гневным и напряженным.

Щит полетел от меня сгустком энергии, грибообразным облаком жидкой стали. Он пульсировал словно нечто живое - я могла чувствовать его, от верхушки до края.

Сейчас не было ни одной бреши в этой эластичной ткани; в это мгновение полной силы, я видела, что неуверенность, которую я чувствовала раньше, была только в моей голове – я держалась за нее в самозащите, в подсознательном неверии в собственные силы. И сейчас я освободилась, и мой щит с легкостью распространился на добрых пятьдесят ярдов от меня, потребовав самой минимальной концентрации.

Я могла чувствовать свой щит так же, как любой другой мускул моего тела. Он был послушен моей воле. Я толкнула его на далекую дистанцию, придала ему форму овала. Внезапно все под этим гибким железным щитом стало частью меня – я могла чувствовать жизненную силу всего, что я покрыла. Вампиры и оборотни под ним были точками тепла, искорками света, окружающими меня. Я протянула щит вперед и вздохнула с облегчением, когда почувствовала яркий свет от Эдварда в пределах моей защиты. Я держала его там, сокращая эту новую мышцу таким образом, что осталась всего лишь тонкая, но нерушимая полоска между его телом и нашими врагами.

Вряд ли прошла и секунда. Эдвард все еще двигался к Аро. Но все изменилось абсолютно, но кроме меня никто не заметил этого. Яростный смех вырывался сквозь мои зубы. Я чувствовала, что остальные смотрят на меня, а Джейкоб своими большими черными глазами уставился на меня как на сумасшедшую.

Эдвард остановился в нескольких шагах от Аро, и я осознала с некоторой досадой, что я не должна мешать этой встрече. Это было частью нашей подготовки - заставить Аро выслушать нашу историю. Мне стало почти физически больно от этого, но я неохотно отдернула свой щит и оставила Эдварда одного. Веселое настроение испарилось. Я полностью сконцентрировалась на Эдварде, готовая в любой момент накрыть его своим щитом, если понадобится.

Подбородок Эдварда высокомерно приподнялся, и он протянул свою руку Аро, как если бы оказывал ему большую честь. Аро, казалось, только восхитился таким отношением, но остальные не разделяли его восторга. Рената возбужденно волновалась в тени Аро. Огорчение Кайуса было так глубоко, что казалось его тонкую, просвечивающую кожу испещрили складки. Маленькая Джейн оскалила свои зубы, и рядом с ней Алек сузил глаза, концентрируясь. Я предположила, что он готовится, как и я, в случае необходимости действовать немедленно.

Аро без промедления сократил расстояние – действительно, чего ему было бояться? Неуклюжие тени в светло-серых плащах – это были мускулистые воины типа Феликса – были всего в нескольких ярдах. Джейн и ее мучительный дар могли повалить Эдварда на землю и заставить корчиться в агонии. Алек мог ослепить и оглушить его, не позволив сделать даже шага по направлению к Аро. Никто не знал, что в моей власти остановить их всех. Никто, даже Эдвард.

С улыбкой, без всякого беспокойства, Аро взял руку Эдварда. Он сразу прикрыл глаза, а затем его плечи сгорбились под шквалом информации.

Каждая секретная мысль, каждая стратегия, каждое предположение – все, что Эдвард слышал в мыслях других за последний месяц – стало доступно Аро в это мгновение. И далее – каждое видение Элис, каждый тихий момент нашей семьи, каждая картинка в голове Ренесми, каждый поцелуй, каждое прикосновение между мной и Эдвардом... Все это теперь принадлежало и Аро.

Я зашипела от расстройства, и щит начал колебаться в унисон с моим раздражением, изменив свою форму и растянувшись вдоль нашей линии.

- Полегче, Белла, - прошептала Зафрина.

Я стиснула зубы.

Аро продолжал концентрироваться на воспоминаниях Эдварда. Голова Эдварда тоже наклонилась, мускулы на его шее напряглись, так как он снова видел все, что видел Аро и еще видел реакцию Аро на все то, что он узнал.

Эта двухсторонняя, но неравная беседа продолжалась так долго, что даже охрана начала беспокоиться. Низкое перешептывание пробежало через строй, пока Кайус не потребовал тишины. Джейн продвигалась вперед, словно она не могла иначе, а лицо Ренаты выражало крайнее горе. Мельком, я посмотрела на этот мощный щит, который казался в этот момент таким слабым и объятым паникой; хотя она была полезна для Аро, я могла сказать точно, что она не воин. Ее работой была защита, а не борьба. В ней не было жажды крови. Я знала, что если бы сражение было между мной и ею, я бы уничтожила ее.

Я снова сфокусировалась, так как Аро выпрямился, а его глаза открылись. Их выражение было испуганным и осторожным. Он не выпускал руку Эдварда.

Мускулы Эдварда слегка расслабились.

- Ты видел? - спросил Эдвард своим спокойным бархатным голосом.

- Да, я действительно видел, - согласился Аро. Удивительно, но его голос прозвучал почти довольно. - Я сомневаюсь, что кто-то из богов или смертных когда-либо видели столь ясно.

Дисциплинированные лица охраны выразили то же удивление, которое почувствовала я.

- Ты дал мне много пищи для размышления, юный друг, - продолжил Аро. - Гораздо больше, чем я ожидал. - Он все еще не отпускал руку Эдварда, напряжение в теле Эдварда выдавало то, что он понял, о чем думал Аро.

Эдвард не ответил.

- Могу я познакомиться с ней? - спросил Аро – почти умоляя – с все возрастающим интересом. - Никогда за все свои века я даже не мечтал о существовании подобного создания. Какое дополнение к нашей истории!

- Про что ты, Аро? - вставил Кайус перед тем, как Эдвард смог ответить. Простой вопрос заставил меня обхватить Ренесми руками, защищая ее, и качая, словно в колыбели возле груди.

- Кое-что, о чем ты и вообразить не можешь, мой милый друг. Подумай минуту, ведь то правосудие, которое мы намеревались совершить, больше не требуется.

Кайус удивленно зашипел от его слов.

- Мир, брат, - успокаивающе предостерег Аро.

Это должно было быть хорошей новостью – это были те слова, на которые мы все надеялись - отсрочка, возможность которой мы никогда не рассматривали серьезно. Аро выслушал правду. Аро признал, что закон не был нарушен.

Но мои глаза были прикованы к Эдварду, и я видела, как напряглись мускулы на его спине. Я прокрутила еще раз в голове инструкцию Аро для Кайуса, и уловила ее двусмысленность.

- Так ты представишь меня своей дочери? - спросил Аро Эдварда вновь.

Кайус был не единственным, кто зашипел, услышав о таком повороте событий.

Эдвард неохотно кивнул. Ренесми уже убедила многих. Аро всегда казался лидером древних вампиров. Если он будет на ее стороне, смогут ли остальные действовать против нас?

Аро все еще держал руку Эдварда, и сейчас он безмолвно отвечал на вопрос, который никто из нас не слышал.

- Я думаю, учитывая обстоятельства, мы должны найти компромисс. Встретимся посередине.

Аро опустил свою руку. Эдвард повернулся к нам и Аро присоединился к нему, небрежно положив одну руку на плечо Эдварда, как если бы они были лучшими друзьями, – все это, не прерывая прикосновения к коже Эдварда. Они начали пересекать поле по направлению к нам. Вся стража двигалось в шаге от них. Аро небрежно поднял руку, даже не посмотрев на них.

- Спокойно, мои дорогие. В самом деле, они не причинят нам никакого вреда до тех пор, пока мы миролюбивы.

Охрана отреагировала на эти слова более откровенно, чем раньше, с рычанием и свистом протеста, продолжая сохранять свою позицию. Рената, придвигаясь еще ближе к Аро, беспокойно запричитала.

- Господин, - шепнула она.

- Не мучайся, моя любовь, - ответил он. - Все хорошо.

- Возможно, ты должен взять несколько членов своей охраны с нами, - предложил Эдвард. – Может быть, так они будут чувствовать себя спокойней.

Аро кивнул, словно бы он сам сделал это мудрое решение. Он дважды щелкнул пальцами.

- Феликс, Деметрий.

Два вампира немедленно оказались рядом с ним, и выглядели они точно также как в тот последний раз, когда я видела их. Оба были высокие и темноволосые. Деметрий - твердый и гибкий как лезвие меча, Феликс – неуклюжий и угрожающий как железная дубина.

Пятеро из них остановились посредине снежного поля.

- Белла, - позвал меня Эдвард. – Принеси Ренесми… и возьми с собой несколько друзей.

Я сделала глубокий вдох. Мое тело было напряжено. Идея взять Ренесми в самый центр конфликта... Но я доверяла Эдварду. Он бы понял, если бы Аро в тот момент запланировал предать нас. У Аро было три защитника, так что я должна была взять двоих. Мне потребовалась всего секунда, чтобы решить.

- Джейкоб? Эмметт? – спросила я спокойно. Эмметт - потому что он умирал от нетерпения. Джейкоб - потому что он не сможет быть в стороне от этого.

Оба кивнули. Эмметт оскалился.

Я пересекла поле вместе с ними, они защищали меня с обеих сторон. Я услышала еще одно громкое недовольство охраны, как только они увидели, кого я выбрала – на самом деле, они не доверяли оборотням. Аро поднял свою руку, снова прерывая их протесты.

- Интересную компанию вы подобрали, - сказал Деметрий Эдварду.

Эдвард промолчал, но сквозь зубы Джейкоба вырвалось глухое рычание.

Мы остановились в нескольких ярдах от Аро. Эдвард быстро сбросил с себя руку Аро и присоединился к нам, взяв меня за руку.

Мгновение мы смотрели друг на друга в полной тишине. Затем Феликс поприветствовал меня низким голосом.

- Здравствуй, Белла, - он самоуверенно оскалил зубы, все еще отслеживая каждое движение Джейкоба боковым зрением.

Я криво улыбнулась огромному вампиру.

- Привет, Феликс.

Феликс засмеялся.

- Ты хорошо выглядишь. Бессмертие тебе к лицу.

- Спасибо.

- Не за что. Как жаль…

Он оставил свой комментарий без продолжения, но мне не нужно было способностей Эдварда, чтобы понять концовку. Как жаль, что мы убьем вас за секунду.

- Да, очень жаль, не так ли? – пробормотала я.

Феликс моргнул.

Аро не обращал никакого внимания на наш диалог. Он склонил голову на одну строну, очарованный.

- Я слышу странное биение ее сердца, - прошептал он, и звук его голоса был подобен веселой музыке. – Я чувствую ее странный запах, - затем его затуманенные глаза обратились ко мне. – Это правда, юная Белла, бессмертие сделало тебя очень необычной, - сказал он. – Словно ты была создана для этой жизни.

Я кивнула, как бы принимая его лесть.

- Тебе понравился мой подарок? – спросил он, пожирая глазами кулон, который я носила.

- Он очень красивый. Это так щедро с вашей стороны. Спасибо. Я, наверное, должна была послать записку с благодарностью.

Аро восхищенно засмеялся.

- Это просто небольшая вещица, которая лежала рядом. Я подумал, она сможет дополнить твой новый облик, и это, в самом деле, так.

Я услышала тихий свист в центре строя Волтури. Я быстро заглянула за плечо Аро.

Хмм. Казалось, Джейн совсем не радовал тот факт, что Аро послал мне подарок. Аро прочистил горло, чтобы обратить на себя мое внимание.

- Можно мне поприветствовать твою дочь, милая Белла? – спросил он сладко.

Это то, на что мы надеялись, напомнила я себе. Подавляя желание схватить Ренесми и убежать отсюда, я сделала два медленных шага вперед. Мой щит колебался позади меня как парашют, защищая остальную часть моей семьи, в то время как Ренесми была выставлена вперед. Я чувствовала, что это неправильно и ужасно.

Аро встретил нас сияющим выражением.

- Она исключительна, - промурлыкал он. – Так же как ты и Эдвард. – И затем громче. – Привет, Ренесми.

Ренесми быстро взглянула на меня. Я кивнула.

- Здравствуй, Аро, - ответила она своим высоким, звонким голосом.

Аро выглядел смущенно.

- Что это? – зашипел Кайус сзади. Казалось, он был в бешенстве от необходимости спрашивать.

- Наполовину смертная, наполовину бессмертная, - ответил ему и остальной части своего войска Аро, не отводя пристального взгляда от Ренесми. – Зачатая и выношенная этой новообращенной, пока она была человеком.

- Невозможно, - сказал Кайус недоверчиво.

- Ты думаешь, они одурачили меня, брат? – выражение лица Аро было добродушным, но Кайус отступил. – Или биение сердца, которое ты слышишь, тоже обман?

Кайус нахмурился и выглядел так огорченно, словно эти добрые вопросы Аро были ударами.

- Спокойно и осторожно, брат, - предостерег его Аро, все еще улыбаясь Ренесми. – Я хорошо знаю, как ты любишь правосудие, но здесь не может быть суда в отношении этой уникальной малышки и ее происхождения. И столько еще нужно выучить, столько выучить! Я знаю, у тебя нет моего энтузиазма в отношении собирания историй, но будь терпим ко мне, брат, так как я добавляю главу, которая даже меня ошеломляет своей невероятностью. Мы пришли, ожидая только правосудия и печалясь из-за лжи друзей, но смотри, что мы нашли вместо этого! Новое, яркое знание о нас, о наших возможностях.

Он протянул руку Ренесми, приглашая. Но это было не то, что хотела она. Она отклонилась от меня и потянулась вверх, чтобы коснуться кончиками пальцев лица Аро. Аро не был шокирован так, как почти все другие, кто видел это представление от Ренесми. Он был также привычен к потоку мыслей и воспоминаний других, как и Эдвард.

Его улыбка стала шире, и он вздохнул удовлетворенно.

- Восхитительно, - прошептал он.

Ренесми расслабленно откинулась на мои руки, но маленькое лицо выражало серьезность.

- Пожалуйста? – спросила она его.

Его улыбка была добродушной.

- Конечно, я не имею никакого желания навредить тебе, драгоценная Ренесми.

Голос Аро был таким добрым и нежным, таким, что он подкупил меня на мгновение. А затем я услышала, как лязгнули зубы Эдварда и, далеко позади нас, свистнула Мэгги, которая почувствовала ложь.

- Я задаюсь вопросом, - сказал Аро глубокомысленно и, казалось, что он не подозревает об отзыве на свои предыдущие слова. Его глаза неожиданно остановились на Джейкобе, и вместо отвращения с которым другие Волтури рассматривали гигантского волка, глаза Аро наполнились тоской, которую я не могла объяснить.

- Ничего не выйдет, - сказал Эдвард спокойным нейтральным тоном, уступившим место внезапной жесткости.

- Просто случайная мысль, - ответил Аро, открыто оценивая Джейкоба, и затем его глаза медленно двинулись вдоль двух линий оборотней позади нас. Что бы Ренесми ни показала ему, это что-то внезапно сделало волков очень интересными для него.

- Они не принадлежат нам, Аро. Они не следуют нашим командам. Они здесь потому, что сами этого хотят.

Джейкоб угрожающе зарычал.

- Но они, кажется, очень привязаны к вам, - сказал Аро. – Ваш молодой друг и вы… семья. Преданная, - его голос произнес это слово очень мягко.

- Они призваны защищать человеческие жизни, Аро. Это делает их способными сосуществовать с нами, но едва ли они станут сосуществовать с вами. Конечно, если только вы не пересмотрите свой стиль жизни.

Аро весело засмеялся.

- Просто случайная мысль, - повторил он. – Ты хорошо знаешь, как это может быть. Ни один из нас не может полностью управлять своими подсознательными желаниями.

Эдвард скривился.

- Я знаю, как это может быть. И я так же знаю разницу между простым полетом мысли и мыслями, которые преследуют какую-то цель. Этого никогда не будет, Аро.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.