Сделай Сам Свою Работу на 5

Хорошо, что у меня крепкий желудок 22 глава

- Но Ренесми это делает! – отчаянно прошипела я сквозь зубы. – Это казалось таким естественным, я никогда не задумывалась об этом раньше. Эта способность всегда была просто частью ее. Но подумай, она направляет свои мысли прямо в мою голову, так же как она проделывает это со всеми остальными. В моем щите есть дыры, Эдвард!

Я отчаянно глядела на него, дожидаясь пока до него дойдет это ужасное известие. Его губы были сжаты, будто он пытался решить, как объяснить мне что-то. Но выражение его лица было абсолютно спокойно.

- Ты уже давно задумывался над этим, не так ли? – требовательно спросила я, чувствуя себя идиоткой оттого, что в течение месяцев не замечала очевидного.

Он кивнул, слабая улыбка появилась в уголках его губ.

- В первый же раз, когда она прикоснулась к тебе.

Я вздохнула над своей собственной тупостью, но его спокойствие несколько меня утешило.

- И это нисколько не тревожит тебя? Ты не видишь в этом проблемы?

- У меня есть две теории на этот счет, одна более вероятна, чем другая.

- Расскажи мне сначала менее вероятную.

- Ну хорошо, она твоя дочь, - подчеркнул он. – Генетически, она – наполовину ты. Я привык дразнить тебя тем, что твой ум работает на частоте, отличной всех остальных. Возможно, с ней происходит то же самое.

Это не убедило меня.

- Но ты отлично слышишь ее мысли. Каждый слышит ее мысли. А что, если и ум Алека работает на другой частоте? Что если…?

Он прижал палец к моим губам.

- Я думал об этом. Поэтому я считаю, что вторая теория более вероятна.

Я скрипнула зубами и стала ждать продолжения.

- Ты помнишь, что Карлайл сказал мне о ней, сразу после того, как она показала тебе первое воспоминание?

Конечно, я помнила это.

- Он сказал, что это интересная особенность. Словно она делает прямо противоположное тому, что можешь ты.

- Да. И я подумал, может быть, она взяла и твой талант и перевернула его так же, как и мой.

Я задумалась.

- Ты никого не впускаешь в себя, - начал он.

- И никто не может не впустить ее? – закончила я, сомневаясь.

- Это моя теория, - сказал он. – И если она может проникать в твой разум, я сомневаюсь, что есть какой-либо щит на планете, который сможет держать ее на расстоянии. Это поможет нам. Из того, что мы видели, следует, что никто не сомневается в правдивости ее мыслей, как только она их покажет. И я думаю, что никто не сможет удержать ее не показывать их, если будет находиться достаточно близко. Если Аро позволит ей объяснить…



Я содрогнулась, представив Ренесми так близко к жадным, молочным глазам Аро.

- Ну, - сказал он, поглаживая мои плечи. – Как минимум, ничто не сможет помешать ему увидеть правду.

- Но будет ли правды достаточно для него? – прошептала я.

На это у Эдварда не было ответа.

 

Глава тридцать пятая

Крайний срок

 

- Уходишь? – беспечно поинтересовался Эдвард. Чувствовалось, что эта беспечность наигранная и далась ему нелегко, внешне он ничем не выдал себя, лишь чуть сильнее прижимал Ренесми к груди.

- Да, кое-какие последние приготовления, - также небрежно ответила я.

Он улыбнулся моей любимой улыбкой и произнес:

- Скорее возвращайся ко мне.

- Всегда спешу к тебе.

Я снова взяла его «вольво», размышляя, проверил ли он спидометр после моей последней отлучки или нет. Сколько всего он уже догадался сложить вместе? То, что у меня была тайна, он знал абсолютно точно. Пытался ли он узнать причину, почему я не доверилась ему? Догадался ли он, что Аро скоро сможет узнать все, что знал и он? Я думала, что Эдвард, возможно, сделал именно такой вывод, поэтому он и не требовал у меня ответ. Мне казалось, что он пытался не размышлять слишком много на эту тему и не замечать мое поведение. Неужели он сопоставил все с моим странным представлением в то утро, после отъезда Элис, когда я сожгла книгу? Не знаю, догадался ли он обо всем или нет.

День с самого был тоскливый и пасмурный. Я гнала машину сквозь мрак, глядя на тяжелые облака. Пойдет ли сегодня вечером снег? Достаточно ли его выпадет, чтобы покрыть землю и воссоздать ту сцену из видения Элис? Эдвард предположил, что у нас в запасе ещё около двух дней. А после мы соберемся на поле, чтобы заманить Волтури на выбранное нами место. Проезжая через темнеющий лес, я обдумывала свою последнюю поездку в Сиэтл. Я предполагала, что понимаю, зачем Элис отправила меня в то убогое местечко, где Джей Дженкс занимался своими подозрительными клиентами. Если бы я отправилась в один из его офисов, так сказать более «законных», то, вряд ли смогла бы догадаться, о чем именно мне нужно у него спросить. Если бы я встретила его как адвоката Джейсона Дженкса, или Джейсона Скотта, смогла бы я догадаться, что Джей Дженкс занимается подделкой документов? Мне пришлось пройти весь путь, чтобы разобраться. Это было моей подсказкой.

Когда я припарковала автомобиль на стоянке у ресторана, уже совсем стемнело. Я приехала чуть раньше назначенного времени и, не обращая внимания на суетящуюся обслугу у входа, вставила контактные линзы, вышла из машины, и направилась в ресторан, чтобы там подождать Джея. Я торопилась поскорее управиться с этой тягостной необходимостью, чтобы вернутся к своей семье, Джей, наоборот, старался не ударить в грязь лицом. У меня было чувство, что сделка просто из рук в руки, где-нибудь на темной стоянке, показалась бы для него оскорблением.

У стойки я назвала имя Дженкса, и безумно вежливый метрдотель проводил меня наверх, в маленький отдельный кабинет с потрескивающим в очаге огнем. Он взял у меня длинное, до щиколоток, непромокаемое пальто цвета слоновой кости, которое я одела, чтобы скрыть выбранный Элис наряд, на ее взгляд это была просто идеально подходящая к ситуации одежда. Увидев моё платье для коктейля из жемчужного отлива атласа, у него вырвался приглушенный возглас восхищения. Ничего не могла с собой поделать, его реакция немного польстила мне; я все еще не могла привыкнуть к тому, что кажусь красавицей не только одному Эдварду. Метрдотель неуверенно отступал назад и, заикаясь, пытался оформить отрывочные слова в комплименты.

Ожидая Дженкса, я подошла к огню и поднесла руки ближе к пламени, хотелось согреть их перед неизбежным рукопожатием. В принципе, было очевидно, Джей понимал, что с Калленами что-то не чисто, но все равно это была полезная привычка, о которой не следовало забывать.

Примерно пол секунды я размышляла, что почувствую, если суну руку прямо в огонь. Что это будут за ощущения, если я загорюсь... Мои нездоровые размышления были прерваны приходом Джея. После того как метрдотель принял и его пальто тоже, стало очевидно, что не только я одна принарядилась для этой встречи.

- Прошу простить меня за опоздание, - сказал Джей, как только мы остались одни.

- Нет, вы пришли вовремя.

Он протянул мне свою руку, и, пожав его ладонь, я почувствовала, что его пальцы все равно были намного теплее моих. Кажется, его это не волновало.

- Осмелюсь заявить, что вы потрясающе выглядите, миссис Каллен.

- Спасибо, Джей. Пожалуйста, называйте меня Белла.

- Должен сказать, что работа с вами весьма отличается от сотрудничества с мистером Джаспером. С вами гораздо менее... тревожно. – Он нерешительно улыбнулся.

- Неужели? Я всегда считала присутствие Джаспера успокаивающим.

Он сдвинул брови.

- Правда? - вежливо пробормотал он, хотя было ясно, что с этим утверждением он не согласен. Как странно. Что Джаспер сделал с этим человеком?

- Вы давно знакомы с Джаспером?

Он вздохнул, кажется, что-то стесняло его.

- Я работал с мистером Джаспером более двадцати лет, и до этого мой старый партнер знал его в течение пятнадцати лет... Он никогда не меняется. – Джей слегка поежился.

- Да уж, Джаспер, такой забавный.

Джей покачал головой, как будто желая стряхнуть тревожные мысли.

- Не желаете ли присесть, Белла?

- Вообще-то, я немного тороплюсь. Мне далеко ехать домой. – Произнеся эти слова, я достала из сумочки толстый белый конверт с деньгами, оплатой за услуги, и протянула ему.

- О, - сказал он, в его голосе послышалось легкое разочарование. Он сунул конверт во внутренний карман пиджака, не потрудившись пересчитать.

- Я надеялся, что мы немного поговорим.

- О чем? – с любопытством спросила я.

- Для начала, позвольте я передам вам документы. Я хочу быть уверен, что вы остались довольны.

Он повернулся, поставил свой портфель на стол, и открыл замки. Джей достал большой, специально для документов, конверт из оберточной бумаги.

Не имея понятия, что нужно проверять, я вскрыла конверт и бегло просмотрела содержимое. Джей перевернул фото Джекоба и изменил цвет так, чтобы не было слишком заметно, что на водительских правах и на паспорте использована одна и та же фотография. На мой взгляд, оба документа выглядели идеально, но это еще ничего не значит. Я на долю секунды взглянула на фото в паспорте Ванессы Вульф, и тут же быстро отвела глаза, в горле словно встал ком.

- Спасибо, - сказала я.

Его глаза немного сузились, и я почувствовала, что он разочарован моей слишком поверхностной экспертизой.

- Уверяю вас, все в полном порядке. Они пройдут через любую, самую скрупулезную проверку.

- Я уверена в этом. Джей, я действительно ценю то, что вы сделали для меня.

- Для меня это было удовольствие, Белла. На будущее, совершенно свободно обращайтесь ко мне за всем, что только может понадобиться семье Каллен.

Не намекая открыто, он фактически приглашал меня занять место Джаспера.

- Вы хотели что-то обсудить?

- Хм, да. Как бы это сказать... - Он жестом пригласил присесть на каменную плиту у камина. Я села на край камня, он сел рядом. На его лбу снова выступил пот, он достал синий шелковый носовой платок из кармана и вытер его.

- Вы - сестра жены мистера Джаспера? Или вы замужем за его братом? – поинтересовался он.

- Замужем за его братом, - разъяснила я, размышляя, куда он клонит.

- Значит, вы были невестой мистера Эдварда?

- Да.

Он улыбнулся извиняясь.

- Понимаете, я много раз видел все имена. Примите мои запоздалые поздравления. Хорошо, что спустя столько времени мистер Эдвард нашел себе столь прекрасную спутницу.

- Большое спасибо.

Он сделал паузу, вытирая пот.

- Можете догадаться, что за столько лет, я стал весьма уважать мистера Джаспера и всю его семью.

Я осторожно кивнула.

Он глубоко вздохнул и затем, молча, выдохнул.

- Джей, пожалуйста, просто скажите то, что хотели сказать.

Он еще раз вздохнул и затем быстро, нечленораздельно, пробормотал:

- Если бы вы только могли заверить меня, что не планируете похитить маленькую девочку у ее отца, сегодня вечером я спал бы спокойнее.

- О, - произнесла я ошеломленно. Мне потребовалась минута, чтобы понять к какому ошибочному выводу он пришел.

- О нет. Ничего общего с похищением. – Я слабо улыбнулась, пытаясь заверить его. - Я просто готовлю безопасное место для неё, на случай, если вдруг что-то случится со мной и моим мужем. Он прищурился.

- Вы предполагаете, что-то должно произойти? - Он покраснел, затем извинился:

- Это, конечно же, не мое дело.

Я наблюдала, как красный поток разливается под тонкой мембраной его кожи, и была рада – как это часто бывало — что я не обыкновенная новообращенная. Джей производил впечатления хорошего человека, если оставить преступную деятельность в стороне, и убивать его мне бы очень не хотелось.

- Как знать, - вздохнула я.

Он нахмурился.

- Тогда, желаю вам удачи. И пожалуйста, не обессудьте, но… если ко мне приедет мистер Джаспер и спросит, какие имена я написал в документах...

- Конечно же, вы должны будете сказать ему немедленно. Ничего не имею против того, чтобы мистер Джаспер был осведомлен о наших с вами делах.

Моя прозрачная искренность, казалось, немного ослабила его волнения.

- Очень хорошо, - сказал он. - И не мог бы я уговорить вас остаться на обед?

- Сожалею, Джей. Сейчас я очень спешу.

- Тогда, снова примите мои наилучшие пожелания здоровья и счастья. Если семье Каллен что-нибудь потребуется, не стесняйтесь, обращайтесь ко мне.

- Спасибо, Джей.

Я уходила со своей контрабандой, оглянувшись назад, я увидела, что Джей смотрит мне вслед, на его лице застыло выражение смешанного беспокойства и сожаления.

Поездка назад заняла меньше времени. Ночь была черной, я выключила фары и понеслась по шоссе. Когда я подъехала к дому, большинство автомобилей отсутствовали, включая «порше» Элис и мой «феррари». Вампиры, придерживавшиеся традиций, уходили как можно дальше, чтобы утолить свою жажду. Я попыталась не думать об их ночной охоте, и невольно поежилась, мысленно представив их жертв.

В гостиной находились только Кейт и Гарретт, они весело спорили о пищевой ценности животной крови. Оказывается, Гарретт попытался поохотиться на вегетарианский манер, и понял, что это весьма сложно.

Эдвард, должно быть, отвел Ренесми домой, спать. Джейкоб, без сомнения, был в лесу рядом с домом. Остальная часть моей семьи, должно быть тоже охотилась. Возможно, они были с остальными Денали. Поэтому так получилось, что дом почти полностью принадлежал мне одной, и я поспешила воспользоваться этим преимуществом.

Я почувствовала, что зашла в комнату Элис и Джаспера впервые, за долгое время, может быть впервые с того дня, как они покинули нас. Я беззвучно обыскала их огромный шкаф, пока не нашла нужную сумку. Наверное, она принадлежала Элис - маленький черный кожаный рюкзак, из тех, которые обычно используются как обыкновенная женская сумочка, не слишком большая, и даже Ренесми может носить такую и она не будет бросаться в глаза. Тогда я совершила набег на их мелкие деньги, взяла примерно в два раза больше чем среднестатистическая американская семья тратить в год. Я предположила, что мое воровство будет менее заметно здесь, чем где-нибудь еще в доме, потому что эта комната остальным напоминала о грустных событиях. Конверт с поддельными паспортами и удостоверениями личности отправился в сумку, я положила его поверх денег. Потом я уселась на край их кровати, и посмотрела на ничтожно маленький багаж, который был всем, что я могла дать моей дочери и моему лучшему другу, чтобы помочь спасти их жизни. Я тяжело привалилась к столбику кровати, чувствуя себя беспомощной. Но что еще я могла сделать?

Так, склонив голову, я сидела несколько минут, пока меня не посетила отличная идея. Что если …

Допустим, что Джейкоб и Ренесми собираются убежать, и это означает, что есть возможность того, что Деметрий будет мертв. Это давало любым, кто выживет немного форы, то есть Элис и Джасперу тоже.

Итак, почему Элис и Джаспер не могут в таком случае помочь Джейкобу и Ренесми? Если они будут вместе, то лучшей защиты для Ренесми и желать не нужно. Не было никакой причины, почему это не могло произойти, за исключением факта, что Джейк и Ренесми оба были белыми пятнами для Элис. Как она начала бы искать их?

Я размышляла мгновение, затем оставила комнату, пересекла зал и вошла в комнаты Эсме и Карлайла. Как обычно, стол Эсме был завален планами и проектами, все аккуратно сложено в высокие стопки. Над столом располагались ряды небольших ящичков; в одном лежал канцелярский набор. Я взяла чистый листок бумаги и ручку.

Я смотрела на чистую страницу цвета слоновой кости в течение целых пяти минут, пытаясь сконцентрироваться на своем решении. Элис не была способна видеть Джейкоба или Ренесми, но она могла видеть меня. Я визуализировала ее видение в этот момент, отчаянно надеясь, что она не была слишком занята, чтобы не заметить этого.

Нарочно медленно я написала заглавными буквами, поперек страницы:

РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО

Рио казался лучшим местом, чтобы послать их: это было далеко отсюда, Элис и Джаспер уже были в Южной Америке, тем более наши прежние проблемы не ушли только потому, что сейчас у нас были еще более сложные проблемы. Была все еще тайна будущего Ренесми, ужас ее стремительного роста.

Так или иначе, мы направились на юг. Теперь поиск легенд станет задачей Джейкоба, и, надеюсь, Элис.

Я снова наклонила голову, противясь внезапному желанию зарыдать, и стиснула зубы. Я знала, что будет лучше, если в дальнейшем Ренесми будет без меня. Но мне уже так не хватало ее.

Я глубоко вдохнула и сделала запись на дне спортивной сумки, где Джейкоб найдет ее достаточно скоро. Я скрестила свои пальцы - было не похоже, что его средняя школа подразумевала преподавание португальского - у Джейка, по крайней мере, был испанский язык по выбору.

Теперь оставалось только ждать.

В течение двух дней, Эдвард и Карлайл оставались в месте, где Элис предвидела прибытие Волтури. Это было то же самое поле убийства, где новорожденные вампиры Виктории напали прошлым летом. Я хотела знать, чувствовал ли это Карлайл это повторение, подобно дежавю. Для меня, это было бы весьма ново. На сей раз Эдвард и я стояли бы вместе с нашей семьей.

Мы могли только вообразить, что Волтури будут отслеживать либо Эдварда, либо Карлайла. Я хотела знать, удивит ли они, что их добыча не убегает. Заставило бы это их насторожиться? Я не могла представить Волтури, когда-либо испытывающими потребность в осторожности.

Хотя я была, надеюсь, невидимой для Деметрия, я осталась с Эдвардом. Что сама собой разумеется. У нас оставалось всего несколько часов, чтобы побыть вместе.

С Эдвардом могло не быть последней великой сцены прощания, и я не планировала ее. Сказанные слова могли стать последними. Это было бы то же самое что печатать слово «Конец» на последней странице рукописи. Так что мы не сказали ничего друг другу, но не отходили друг от друга ни на шаг. Где бы ни застал нас конец, он не застанет нас порознь.

Мы установили палатку для Ренесми в нескольких ярдах позади защитного леса. Опять маленькое дежавю. Мы с Джейкобом на холоде ставим палатку... Было почти невозможно поверить, сколько всего изменилось с прошлого июня. Семь месяцев назад наш треугольник отношений казался невозможным, три разных вида горя, которого нельзя было избежать. Теперь все было идеально сбалансировано. Казалось ужасно ироничным, что все части пазла сложатся вместе как раз вовремя для них всех, чтобы быть разрушенными.

Снег пошел снова перед кануном Нового года. На сей раз, крошечные хлопья не таяли на каменной земле поля. В то время как Ренесми и Джейкоб спали - Джейкоб, храпел так громко, что я удивилась, как Ренесми не проснулась - снег, образовавший поначалу тонкую корочку на земле, затем превратился в более толстые сугробы.

Ко времени, когда солнце взошло, сцена из видения Элис была завершена. Эдвард и я держались за руки, мы смотрели поперек блестящего белого поля, и ни один из нас не произносил ни слова.

В течение утренних часов, собрались и все остальные. Их глаза, имели немое свидетельство их приготовлений - некоторые слегка золотистые, некоторые насыщенного темно-красного цвета. Вскоре после того, как все мы собрались, мы могли слышать волков, передвигающихся по лесу. Джейкоб появился из палатки, оставляя Ренесми, все еще спящей, чтобы присоединиться к ним.

Эдвард и Карлайл выстраивали других в свободном порядке, наши свидетели стояли по сторонам.

Я наблюдала на расстоянии, ожидая около палатки Ренесми ее пробуждения. Когда она проснулась, я помогла ей одеться. Одежду я тщательно выбрала за два дня до этого. Одежда, которая выглядела вычурной и женственной, но она была как раз достаточно прочная, чтобы не показать, сколько ее носят - даже если человек носил ее при поездке верхом на гигантском оборотне через несколько штатов. Поверх ее жакета я надела черный кожаный рюкзак с документами, деньгами, ключом, и моими нежными посланиями для нее и Джейкоба, Чарли и Рене. Она была достаточно сильна, так что это не стало для неё бременем.

Ее глаза округлились, поскольку она читала муку на моем лице. Но она была достаточно сообразительна, чтобы не спрашивать о том, что я собралась делать.

- Я люблю тебя, - сказал я ей. - Больше чем что - либо.

- Я тоже люблю тебя, мама,- ответила она.

Она коснулась медальона на своей шее, в который была теперь вставлена крошечная фотография с изображением её, Эдварда и меня. - Мы всегда будем вместе.

- В наших сердцах мы всегда будем вместе, - я исправила шепотом столь же тихим что и вздох. – но когда настанет время, ты должна будешь оставить меня.

Ее глаза расширились, и она коснулась своей рукой моей щеки. Её молчание было ещё тяжелей, чем, если бы она закричала.

Я с трудом сглотнула; мое горло казалось распухшим.

- Ты сделаешь это для меня? Пожалуйста?

Она сильнее прижала свои пальцы к моему лицу.

- Почему?

- Я не могу сказать тебе, - прошептала я. - Но ты скоро поймешь. Я обещаю.

В моих мыслях я видела лицо Джейкоба.

Я кивнула, затем убрала её пальцы.

- Не думай об этом, - прошептала я ей на ухо. - Не говори Джейкобу, пока я не скажу тебе бежать, хорошо?

Это она поняла. И тоже кивнула.

Я достала из своего кармана одну последнюю деталь.

Пакуя вещи Ренесми, неожиданно искрящийся цвет привлек мой взор. Случайный луч солнца через окно в крыше осветил драгоценности в древней шкатулке, стоящей на верхней полке. На мгновение я задумалась и затем пожала плечами. После того, как догадки Элис сложились вместе, я не могла надеяться, что назревающий конфликт разрешиться мирно. Но почему бы не попробовать начать его, настолько дружественно насколько возможно? Я спросила себя - что это могло повредить? Так что, пожалуй, я должна немного надеяться - слепой, бессмысленной надеждой – поэтому я потянулась к полке и достала свадебный подарок Аро для меня.

Теперь я закрепила толстую золотую веревку на своей шее и чувствовала вес огромного алмаза удобно устроившегося на моем горле.

- Красиво, - прошептала Ренесми.

Она крепко обвила меня своими руками за шею. Я прижала её к своей груди. Крепко обнявшись, таким образом, я вынесла ее из палатки к полю.

Эдвард поднял одну бровь, когда я приблизилась, но не сделал замечания относительно о том, зачем мы здесь. Он просто очень крепко обнял нас обеих, и мы стояли так довольно долго, а потом с глубоким вздохом отпустил нас. Я не замечала в его глазах прощания. Возможно, он надеялся на что-то после этой жизни, так пускай надеется.

Мы заняли наше место, Ренесми проворно взобралась на мою спину, чтобы освободить мне руки. Я стояла на несколько шагов позади первой линии фронта, составленного Карлайлом, Эдвардом, Эмметтом, Розали, Таней, Кейт, и Элеазаром. Рядом со мной были Бэнджамин и Зафрина - это была моя работа - защищать столько, на сколько я была способна. Они были нашим лучшим наступательным оружием. Даже несколько мгновений, на которые Волтури могли бы упустить нас из внимания могли бы все изменить.

Зафрина была неуязвима и беспощадна, словно бы зеркальное отражение Сенны. Бенджамин сидел на земле, его ладони упирались в грязь, он что-то едва различимо шептал о неверных позициях. Вчера вечером, он разбросал груды валунов так, что они выглядели натурально, теперь снег покрыл их вершины по всему дальнему периметру луга. Их было недостаточно, чтобы ранить вампира, но достаточно, надеюсь, чтобы отвлечь его внимание.

Свидетели сгруппировались справа и слева от нас, некоторые ближе чем остальные - те, кто хотел показать себя были ближе всего. Я заметила Сиобан потирающую свои виски, она закрыла глаза, чтобы сконцентрироваться; может она пыталась пристроиться к Карлайлу, пытаясь визуализировать дипломатическое соглашение?

В лесу позади нас невидимые взору волки застыли и приготовились; мы могли только слышать их тяжелое дыхание и биение их сердец.

Облака клубились, рассеивая свет так, что сложно определить – было это утро или уже день. Глаза Эдварда были прищурены, как будто он тщательно исследовал все вокруг, и я была уверена, что он снова видел ту же самую сцену - в первый раз она была видением Элис. Все выглядело так, как должно было перед прибытием Волтури. У нас оставались только минуты или секунды.

Вокруг нас были вся наша семья и союзники.

Огромный красновато-коричневый волк Альфа вышел из леса, чтобы оказаться рядом со мной; должно быть, это было слишком трудно для него - держаться на расстоянии от Ренесми, когда опасность была столь близка.

Ренесми потянулась к нему, ее пальцы переплелись с мехом на его массивном плече, и ее тело слегка расслабилось. Рядом с Джейкобом она была спокойнее. Я тоже почувствовала себя немного лучше. Пока Джейкоб будет с Ренесми, с ней все будет в порядке.

Не побоявшись отвернуться, Эдвард вернулся ко мне. Я протянула руку и схватила его ладонь. Он сжал мои пальцы.

Прошла еще одна минута, и я напряглась, услышав приближающиеся звуки.

Ту же насторожился и Эдвард, сквозь его зубы вырвалось низкое шипение. Его глаза сосредоточились на лесе, к северу от того места, где мы стояли.

Мы устремили свой взгляд туда же куда и он, и терпеливо ждали, пока проходили последние секунды.

 

Глава тридцать шестая

Жажда крови

 

Их появление было зрелищным, даже красивым.

Они шли четким церемониальным строем. Они двигались вместе, но это не был марш. Идеально синхронно они выплывали из-за деревьев – темные, нерушимые фигуры, которые, казалось, парили в нескольких дюймах над белым снегом - так плавно было их продвижение.

Внешний периметр был серым; но цвет темнел с каждой линией, пока не превращался в глубокий черный в самой сердцевине. Все лица были скрыты в тени капюшонов. Слабый шаркающий звук ног был таким размеренным, что походил на музыку, сложный ритм которой ни на секунду не прерывался.

По какому-то знаку, которого я не заметила – или возможно никакого знака и не было вовсе, только тысячелетняя практика – строй перестроился. Движение было слишком жестким и точным, чтобы напоминать распустившийся цветок, хотя цвет и предполагал это. Скорее это был открывающийся веер - грациозный, но угловатый. Фигуры в серых плащах растянулись по флангам, тогда как в более темных оказались точно в середине - каждое движение строго контролировалось.

Их движение было медленным, но осторожным - без спешки, без напряжения, без беспокойства. Это была поступь непобедимых.

Все было практически также, как в моем давнем кошмаре. Единственное, чего не хватало – это злорадного вожделения, которое я видела на их лицах в моем сне – улыбки мстительного удовольствия. Сейчас же Волтури были слишком дисциплинированны, чтобы показать хоть какие-нибудь эмоции. Они также не показали своего удивления или испуга при взгляде на компанию вампиров, которая ждала их здесь – компанию, выглядевшую на их фоне особенно неорганизованно и неподготовлено. Они не высказали удивления даже увидев гигантских волков, которые были среди нас.

Я не смогла удержаться от того, что бы сосчитать их. Их было тридцать два. Даже если не учитывать двух безучастных бледных фигур в черных плащах позади, которые по моему предположению были женами – их защищенная позиция свидетельствовала о том, что они не будут вовлечены в атаку – мы были все еще в меньшинстве. Среди нас было девятнадцать вампиров, готовых сражаться, и еще семь, которые будут наблюдать за нашим уничтожением. Даже с учетом десяти волков, Волтури все равно превосходили нас силами.

- Солдаты прибывают, солдаты прибывают, - загадочно пробормотал Гаррет сам себе и затем один раз довольно хихикнул.

Он придвинулся на шаг ближе к Кейт.

- Они пришли, - прошептал Владимир Стефану.

- Жены, - прошипел Стефан в ответ. - Вся стража. Все они вместе. Хорошо, что мы не пытались достать их в Волтерре.

А затем, как будто их количество было недостаточным, в то время как Волтури медленно и величественно продвигались, за ними начали появляться другие вампиры.

Лица в этом втором, казалось бесконечном, потоке вампиров были абсолютно противоположны лицам Волтури – они выражали калейдоскоп эмоций. Сначала они испытали удивление и даже некоторая тревога, когда они увидели неожиданную силу, поджидающую их. Но это беспокойство быстро прошло - они были уверены в своем численном преимуществе, уверены в своих позициях за спинами неодолимой силы, которой являлись Волтури. Выражение их лиц стало таким же, каким было до того, как мы удивили их своей встречей.

Было довольно легко проследить за ходом их мыслей – они легко читались на их лицах. Это была разгневанная толпа, быстрая на расправу и падкая на правосудие. Я полностью не понимала отношение всего вампирского мира к бессмертным детям, пока не увидела выражения этих лиц.

Было ясно, что эта разношерстная, дезорганизованная толпа – в ней было больше сорока вампиров — была в каком-то роде свидетелями со стороны Волтури. Когда мы умрем, именно они убедят мир, что уничтоженные вампиры были преступниками и что Волтури руководствовались лишь стремлением к справедливости. Но большинство из них выглядело так, словно надеялось стать больше, чем просто свидетелями – они хотели поучаствовать в казни.

У нас не было шансов. Даже если бы мы могли так или иначе нейтрализовать преимущества Волтури, они все еще превосходили нас количеством. И даже если нам удастся убить Деметрия, Джейкоб не сможет убежать.

Я могла чувствовать это, как и то, что понимание распространяется и на всех остальных. Отчаяние повисло в воздухе, пугая меня еще больше, чем раньше.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.