Сделай Сам Свою Работу на 5

Хорошо, что у меня крепкий желудок 16 глава

Вокруг была абсолютная тишина, пока остальные вникали в то, что я уже поняла.

- Бессмертным ребенком, - прошептал Карлайл.

Я почувствовала, что Эдвард встал на колени около меня и обнял нас обеих.

- Но она ошибается, - продолжила я, - Ренесми не такая, как те, другие дети. Их развитие остановилось, а она так быстро растет каждый день. Их невозможно контролировать, а она никогда не причинила вреда Чарли или Сью, она даже не показывала им то, что могло бы их расстроить. Она может себя контролировать. Она уже умнее многих взрослых. Нет никакой причины…

Я продолжала бормотать, ожидая, что-то кто вздохнет с облегчением, ожидая, что спадет ледяная напряженность в комнате, как только они поймут, что я права. Но казалось, что в комнате стало еще холоднее. Постепенно мой тихий голос утонул в тишине.

Долгое время все молчали.

Потом Эдвард прошептал мне на ухо.

- Это не то преступление, по которому они проводили бы разбирательство, милая, - сказал он тихо, - Аро увидел доказательство в мыслях Ирины. Они придут уничтожать, не вникая в причины.

- Но они ошибаются, - упорствовала я.

- Они не станут ждать, пока мы докажем им.

Его голос все еще был тихим, нежным, бархатным… но в нем сквозили боль и безысходное отчаяние.

Его голос был таким, как взгляд Элис – словно из могилы.

- Что же нам делать? – спросила я.

Мирно спящая в моих руках Ренесми была такая теплая и идеальная . Я так беспокоилась о быстром взрослении Ренесми, беспокоилась, что у нее чуть более десятилетие жизни…Этот ужас сейчас казался смешным.

Чуть больше месяца…

Неужели это было пределом? Я была счастлива так, как не был способен не один человек. Неужели был какой-то мировой закон, распределяющий равные доли счастья и несчастья на свете? Неужели моя радость нарушила этот баланс? Неужели четыре месяца – это все, что я могла иметь?

Эмметт ответил на мой риторический вопрос.

- Мы будем биться, - спокойно сказал он.

- Мы не одолеем их, - прорычал Джаспер.

Я могла представить себе, как выглядит его лицо, как он, защищая, обнимает Элис.



- Что ж, мы не можем убежать. Не при наличии Деметрий, - сказал Эмметт с отвращением, и я инстинктивно поняла, что его раздражает не преследование Волтури, а мысль о побеге, - и я бы не сказал, что мы не можем победить, - добавил он. - Есть способы, которые стоит обдумать. Мы не должны сражаться одни.

Я вскинула голову.

- Но мы и не собираемся приговаривать Квильетов к смерти, Эмметт!

- Спокойно, Белла, - выражение его лица не отличалось от того, с каким он обдумывал борьбу с анакондами. Даже угроза полного уничтожения не могла изменить настроя Эмметта, его желания ввязаться в битву. - Я не имел в виду стаю. Но хотя, на деле, ты же не думаешь, что Джейкоб или Сэм будут игнорировать вторжение? Даже если бы это не касалось Ренесми? Не говоря уже о том, что благодаря Ирине, Аро к тому же знает и о нашем соглашением со стаей. Я думал о других наших друзьях.

Карлайл вторил мне шепотом.

- Других наших друзей мы тоже не будем приговаривать к смерти.

- Эй, пусть они сами это решают, – примиряющее сказал Эмметт, - я не говорю, что они должны биться с нами вместе.

Я увидела, как в его голове появляется план.

- Им всего лишь надо быть с нами достаточно долго, чтобы Волтури стали сомневаться. В конце концов, Белла права. Если мы сможем остановить их и заставить выслушать, то это может быть устранит всякую причину для сражения.

Теперь на лице Эмметта было какое-то подобие улыбки. Удивительно, что никто еще не врезал ему до сих пор. Я хотела.

- Да, - с готовностью произнесла Эсме, - это имеет смысл, Эмметт. Все, что нам нужно, это остановить Волтури на время. Настолько долго, чтобы они могли нас выслушать.

- Нам понадобится просто целая труппа свидетелей, – резко сказала Розали, ее голос звенел как стекло.

Эсме кивнула, соглашаясь, будто не услышав сарказм в голосе Розали.

- Большего от друзей мы просить не сможем. Только свидетельствование.

- Мы бы сделали для них тоже самое, - сказал Эмметт.

- Мы должны обратиться к ним прямо сейчас, - пробормотала Элис. Ее глаза снова были полны непроглядной пустоты.

- Им стоит показывать ее очень осторожно.

- Показывать? – спросил Джаспер.

Элис и Эдвард посмотрели на Ренесми. Глаза Элис вновь остекленели.

- Семья Тани, - сказала она, - группы Сиобан и Амуна. Кое-кто из кочевников – Гаррет и Мэри, точно. Может быть Алистер.

- Как насчет Питера и Шарлоты? – боязливо спросил Джаспер, будто надеясь на отрицательный ответ, и что его брат избежит участия в резне.

- Может быть.

- Амазонки? – спросил Карлайл, - Качири, Зафрина и Сенна?

Показалось, что Элис была слишком поглощена своим видением, чтобы сразу же дать ответ, наконец, она вздрогнула, моргнула и вернулась к реальности.

Она на сотую долю секунды встретилась взглядом с Карлайлом и тут же опустила глаза.

- Я не вижу.

- Что это было? - спросил Эдвард, его шепот был требовательным. - Та часть, что про джунгли. Мы собираемся отправиться на их поиски?

- Я не вижу, - повторила Элис, избегая его взгляда.

Секундное замешательство отразилось на лице Эдварда.

- Мы должны разделиться и не терять времени, надо успеть до того, как ляжет снег. Надо разыскать всех, кого только сможем, и привести сюда, чтобы показать ее.

Она снова просканировала будущее:

- Спросите Элеазара. Дело не только в бессмертном ребенке.

Снова надолго повисла зловещая тишина, пока Элис была в трансе. Когда видение ушло, она медленно моргнула, ее глаза все еще были затуманены, не смотря на то, что она уже вернулась в реальность.

- Так много всего. Нам надо торопиться, - прошептала она.

- Элис? – спросил Эдвард, - это были слишком быстро, я не понял. Что там…?

- Я не вижу! – рявкнула на него Элис, - Джейкоб почти здесь.

Розали шагнула к двери.

- Я разберусь с…

- Нет, пусть идет, - быстро сказала Элис, ее голос становился напряженнее с каждым словом.

Она схватила Джаспера за руку и поволокла его к задней двери, - я буду лучше видеть если буду и от Несси подальше. Мне надо идти. Я должна сконцентрироваться. Мне надо видеть все, что смогу увидеть. Я должна идти. Давай, Джаспер, у нас нет времени!

Мы все слышали шаги Джейкоба по ступенькам. Элис нетерпеливо дергала Джаспера за руку. Он поспешил за ней с тем же замешательством в глазах, что и у Эдварда. Они выбежали из дверей в серебряную ночь.

- Торопитесь! – кричала она нам издали, - вы должны найти их всех!

- Найти кого? – спросил Джейкоб, закрывая за собой дверь. - Куда ушла Элис?

Никто не ответил; все уставились в одну точку.

Джейкоб стряхнул воду с волос и вытащил руки из рукавов футболки, не сводя глаз с Ренесми

- Привет, Беллс! Я думал, что вы, ребята, будете уже у себя дома…

Наконец он взглянул на меня, моргнул и замер. Я наблюдала за выражением его лица, пока он осознавал атмосферу, царившую в комнате. Он широко раскрытыми глазами разглядывал мокрые пятна на полу, разбросанные розы, осколки хрусталя. Его пальцы задрожали.

- Что? – спросил он мертвым голосом – Что случилось?

Я не знала с чего начать. И никто не мог найти слов.

Джейкоб в три длинных шага пересек комнату и упал на колени рядом со мной и Ренесми. Я чувствовала, как жар волнами растекается по его телу, как дрожь его рук скатывается к трясущимся ладоням.

- Она в порядке? – спросил он, прикасаясь к ее лбу, прижимая к ней голову, чтобы услышать сердце, - Не мучай меня, Белла, пожалуйста!

- Ничего страшного не случилось с Ренесми, - выдавила я, расставляя слова в странном порядке.

- Тогда с кем?

- Со всеми нами, Джейкоб, - прошептала я. И в моем голосе он зазвучал тоже – звук, исходящий из глубины могилы, - все кончено. Мы все приговорены к смерти.

 

Глава двадцать девятая

Измена

 

Мы просидели там всю ночь, застыв в страхе и печали, а Элис так и не вернулась.

Мы все были на грани, замерев в полной тишине. Карлайл едва был способен шевелить губами, чтобы объяснить все Джейкобу. Казалось, что от пересказа становилось еще хуже, даже Эмметт был все еще молчалив с того момента

Ничего не произошло до восхода солнца, и я знала, что Ренэсми скоро зашевелится у меня на руках, и в тот момент я впервые удивилась, что же так сильно могло задержать Элис. Я надеялась узнать побольше, перед тем как столкнусь с любопытством своей дочери. Получить больше ответов. Какую-нибудь самую маленькую, крошечную долю надежды, чтобы я была способна улыбнуться, а также уберечь ее от ужасающей правды.

Кажется, мое лицо надолго застыло в маске, которая не сходила с меня всю ночь. Я не была уверена что была способна ещё когда-нибудь улыбнуться.

Джейкоб похрапывал в углу, гора шерсти на полу тревожно подергивалась во время его сна. Сэм все знал – волки прочитали в мыслях друг у друга, что надвигалось. От того, что они знали об этом, не было никакого толку - их ждала смерть, как и мою семью.

Солнечный свет пробивался сквозь заднее окно, искрясь на коже Эдварда. Мои глаза не отрывались от него с того времени, как уехала Элис. Мы смотрели друг на друга всю ночь, смотрели на то, что оба боялись потерять: одного из нас. Я увидела, как промелькнуло мое отражение в его безумных глазах, когда лучи солнца коснулись моей кожи.

Его брови чуть-чуть сдвинулись, затем открылся его рот:

- Элис, - сказал он.

Его голос был подобен треску таящего льда. Всех нас немного отпустило, немного расслабило. Мы вновь могли двигаться.

- Она давно ушла, - удивленно пробормотала Розали.

- Где она может быть?, - размышлял Эмметт, сделав шаг к двери.

Эсме сложила ладони.

- Мы не хотим мешать…

- Она никогда не исчезала на столь долго, - сказал Эдвард.

Новое беспокойство разрушило маску, образовавшуюся на его лице. Его черты вновь ожили, его глаза внезапно расширились от нового страха, в чрезвычайной панике. - Карлайл, ты не думал о некотором преимуществе? Было ли у Элис время, чтобы увидеть, послали они кого-нибудь за ней?

Полупрозрачное лицо Аро всплыло у меня в голове. Аро, который видел все уголки разума Элис, который знал все, на что она была способна…

Эмметт ругнулся довольно громко, от чего Джейкоб вздрогнул, зарычав. Во дворе его стая отозвалась на рык. Моя семья пришла в действие, превратившись в размытое пятно.

- Оставайся с Ренэсми!, - почти закричала я на Джейкоба, в то время как бросилась через дверь.

Я все еще была сильнее их всех, и я воспользовалась этой силой, чтобы вырватьсяя вперед. Я обогнала Эсме за несколько прыжков, и ещё Розали лишь за несколько больших шагов. Я неслась через густой лес, пока не оказалась прямо позади Эдварда и Карлайла.

- Разве они могут застать её врасплох? - спросил Карлайл, его голос был таким, будто он, скорее, стоял неподвижно, а не бежал на полной скорости.

- не представляю себе как такое может быть, - ответил Эдвард. - Но Аро знает ее лучше, чем кто-либо еще. Лучше меня.

- Это ловушка? - прокричал Эмметт позади нас.

- Возможно, - сказал Эдвард. – Нет ни каких других запахов, кроме Элис И Джаспера. Куда же они пошли?

След Элис и Джаспера вился широкой дугой: он тянулся с восточной стороны дома, но вел к северу на другой берег реки, а затем после нескольких миль - обратно на запад. Мы пересекли реку, все шестеро, прыгнув, в секунде друг от друга. Эдвард бежал впереди, полностью сосредоточившись.

- Вы не уловили этого запаха? - крикнула нам Эсме спустя пару мгновений, после того как мы перепрыгнули реку во второй раз. Она была позади всех, на дальнем левом краю нашей погони. Она указала жестом на юго-восток.

- Держись основного следа – мы почти на границе с Квильеттами, - кратко распорядился Эдвард. - Держимся вместе. Посмотрим, свернули ли они севернее или южнее.

Я не была настолько осведомлена о границе по договору, как все остальные, но я смогла почувствовать намек на волка в ветерке, дувшем с востока. Эдвард и Карлайл по привычке немного замедлились, и я сумела увидеть как они вертят головами по сторонам в ожидании, что след изменит направление.

Затем волчий запах внезапно усилился, и голова Эдварда быстро сменила направление. Он неожиданно остановился. Мы все тоже замерли.

- Сэм? - спросил Эдвард безжизненным голосом. - Что это?

Сэм вышел из-за деревьев в нескольких сотнях ярдов, быстро идя к нам в своем человеческом обличии, по обе стороны которого находились два волка – Пол и Джаред. Сэму понадобилось время, чтобы нагнать нас, его человеческий шаг выводил меня из терпения. Мне не хотелось думать о том, что произошло. Я хотела двигаться, делать что-нибудь. Я хотела обхватить Элис руками, знать точно, что она была в безопасности.

Я видела, что лицо Эдварда стало совершенно белым, когда он прочел мысли Сэма. Сэм же проигнорировал его, смотря прямо на Карлайла, в то время как остановился и начал говорить.

- Сразу после полуночи Элис и Джаспер пришли на это место и попросили разрешения пересечь нашу землю по пути к океану. Я разрешил им это сделать и сам проводил к берегу. Они тот час же вошли в воду и не вернулись. Пока мы шли, Элис сказала мне, что большое значение имеет, что бы я ничего не сообщал Джейкобу о том, что видел ее, пока не поговорю с вами. Я ждал, что вы придете сюда ее искать, чтобы потом передать вам эту записку. Она сказала мне послушаться ее, так как наши жизни зависят от этого.

Лицо Сэма было мрачным, когда он протягивал сложенный лист бумаги, который весь был испещрен маленьким черным текстом. Эта была страница из книги. Мои острые глаза прочли напечатанные слова, в то время как Карлайл раскрывал ее, чтобы прочесть, что написано на другой стороне. Та сторона, которая была видна мне, была страницей из «Венецианского купца». От нее веяло намеком на мой собственный запах, когда Карлайл встряхнул бумагу, чтобы выровнять ее. Я поняла, что это страница была вырвана из одной из моих книг. Я принесла в коттедж пару вещей из дома Чарли: несколько комплектов нормальной одежды, все письма от своей матери и свои любимые книги. Моя изорванная коллекция шекспировских книг в бумажной обложке была вчера утром на полке в маленькой гостиной коттеджа…

- Элис решила покинуть нас, - прошептал Карлайл.

- Что? - вскрикнула Розали.

Карлайл повернул страницу, так чтоб мы все смогли прочесть.

Не ищите нас. Нельзя терять время. Запомните: Таню, Сиобан, Амун, Алистер, всех странников, которых сможете найти. Мы разыщем по пути Питера и Шарлоту. Нам очень жаль, что пришлось так вас покинуть, без каких-либо прощаний или объяснений. Но это единственный выход для нас. Мы вас любим.

Мы опять замерли, наступила абсолютная тишина, не учитывая звука сердцебиения волков, их дыхания. Должно быть, их мысли также были громкими. Эдвард первым зашевелился вновь, ответив на то, что услышал в голове Сэма.

- Да, все очень серьезно.

- Настолько, что вы бросаете свою семью? - спросил Сэм вслух, с осуждением в голосе.

Было очевидно, что он не читал записку до того, как передал Карлайлу. Сейчас он был расстроен, выглядя, словно бы он пожалел, что послушал Элис.

Выражение лица Эдварда было суровым - возможно, Сэму казалось, что он зол или высокомерен, но я смогла разглядеть боль в ожесточенных чертах его лица.

- Мы не знаем, что она увидела, - сказал Эдвард. – Элис не бессердечна, её никак нельзя назвать трусом. Ей просто известно гораздо больше, чем нам.

- Мы бы не…, - начал Сэм.

- Вы связаны не так, как мы, - резко оборвал Эдвард. - Каждый из нас все еще свободен выбирать.

Подбородок Сэма дернулся вверх, а глаза вдруг резко потемнели.

- Но вы должны учесть опасность, - продолжил Эдвард. - Это не то, во что бы вам захотелось быть вовлеченными. Вы все еще можете избежать того, что увидела Элис.

Сэм мрачно улыбнулся.

- Мы не убежим. - Пол фыркнул, вторя ему.

- Не дай погиьнуть своей семье из гордости, - спокойно вставил Карлайл.

Сэм взглянул на Карлайла с более мягким выражением лица.

- Как заметил Эдвард, мы не настолько свободны, насколько вы. Ренэсми сейчас для нас такой же член семьи, как и для вас. Джейкоб не может оставить ее, а мы не можем оставить его.

Он сверкнул глазами на записку Элис, и его губы вытянулись в тонкую линию.

- Ты не знаешь ее, - сказал Эдвард.

- А ты? - резко спросил Сэм.

Карлайл положил руку на плечо Эдварда.

- Мы многое сделали, сын. Что бы там не решила Элис, мы будем глупцами, если не последуем ее совету. Вернемся домой и займемся делом.

Эдвард кивнул, его лицо все еще застыло и исказилось от боли. Я смогла расслышать тихий плач без слез Эсме позади себя.

Я не знала, как плакать в этом новом теле; я не могла ничего поделать, кроме как смотреть. Не было еще и других чувств. Все казалось ненастоящим, как будто я вновь спала спустя столько месяцев. И видела кошмар.

- Спасибо, Сэм, - сказал Карлайл.

- Я сожалею, - в ответ сказал Сэм. - Мы не должны были отпускать ее.

- Вы поступили правильно, - сказал ему Карлайл. - Элис вольна делать, что хочет. Я не стану отнимать у неё эту свободу.

Я всегда думала о Калленах, как о едином целом. Вдруг я вспомнила, что так было не всегда. Карлайл создал Эдварда, Эсме, Розали и Эмметта, Эдвард создал меня. Мы были физически связаны кровью и ядом. Я никогда не думала об Элис и Джаспере, как о каких-то исключениях, принятых в семью. Но по правде Элис приняла Калленов. Она появилась со своим бессвязным прошлым, приведя с собой Джаспера с его прошлым, и пристроилась к семье, которая уже была. Она вместе с Джаспером знала о другой жизни вне семьи Калленов. Неужели она предпочла вести другой новый образ жизни после того, как увидела, что с жизнью Калленов покончено?

К тому же мы были обречены, ведь так? Не было никакой надежды. Ни одного лучика, ни одного проблеска, который мог бы убедить Элис, что у нее есть шанс выжить на нашей стороне.

Чистый утренний воздух внезапно показался более густым, более темным, как будто помрачнел от моего отчаяния.

- Я не сдамся без боя, - прорычал Эмметт вполголоса. - Элис сказала нам, что делать. Так давайте сделаем.

Остальные кивнули с решительными выражениями лиц, и я осознала, что они полагались на шанс, который дала нам Элис, какой бы там ни было, шанс. Они не собирались отдаваться отчаянию и не станут дожидаться смерти.

Да, мы все будем драться. А что нам еще остается? И видимо мы вовлечем в это и других, потому что так сказала Элис, до того, как покинула нас. Как мы могли не последовать последнему предостережению Элис? Волки тоже будут сражаться вместе с нами из-за Ренэсми.

Мы будем биться, они будут биться, и все мы умрем.

Я не испытывала ту же решимость, которая, казалось, была у остальных. Элис знала о неравенстве. Она предоставила нам единственный шанс, который смогла увидеть, но шанс был слишком ничтожен, для того, чтобы она смогла положиться на него.

Я уже чувствовала себя обессиленной, когда повернулась спиной к Сэму, излучающему неодобрение, и последовала за Карлайлом в дом.

Теперь мы бежали на автомате, не в той тревожной спешке, что была до этого. В то время как мы приблизились к реке, Эсме подняла голову.

- Тут был тот другой след. Он был свежим.

Она кивнула вперед в сторону, где она призывала Эдварда к вниманию на пути сюда. Тогда как мы неслись спасти Элис.

- Это было днем раньше. Была только Элис, без Джаспера, - сказал Эдвард безжизненно.

Эсме сморщилась и кивнула.

Я отклонилась вправо, малость отстав. Я была уверена, что Эдвард прав, но все-таки.… Тем не менее, почему записка Элис была написана на странице из моей книги?

- Белла? – спросил Эдвард бесчувственным голосом, заметив, что я медлила.

- Я хочу пойти по следу, – сказала я ему, уловив легкий запах Элис, который уводил в сторону от более раннего пути её следования. Это было новым для меня, но запах был точно таким же, разве что, за вычетом запаха Джаспера.

В золотых глазах Эдварда зияла пустота.

- Возможно, он просто-напросто ведет обратно к дому.

- Ну, тогда встретимся там.

Сначала я подумала, что он отпустит меня одну, но после того, как я сделала пару шагов в сторону, его пустые глаза вспыхнули.

- Я пойду с тобой, - спокойно сказал он. – Увидимся дома, Карлайл.

Карлайл кивнул, и остальные ушли. Я ждала, пока они скроются из виду, а затем вопрошающе посмотрела на Эдварда.

- Я не мог позволить тебе уйти без меня, - тихо объяснил он. - Больно даже представить себе это.

Мне все было понятно и без объяснений. Стоило мне самой представить себя хотя бы в короткой разлуке с ним и я пришла к выводу, что испытала бы ту же боль, и не имеет значения, насколько коротким было б расставание.

У нас было не столь много времени, чтобы быть вдвоем.

Я протянула ему свою руку, и он взял ее.

- Поспешим, - сказал он. - Ренэсми проснется.

Я кивнула, и мы вновь побежали.

Наверное, это было глупо тратить время не на Ренэсми, а на простое любопытство. Но записка взволновала меня. Элис могла вырезать записку на камне или стволе дерева, если бы она нуждалась в письменных принадлежностях. Она могла украсть блокнот из любого дома по шоссе. Почему моя книга? Когда она успела вырвать из неё лист?

Действительно, след вел обратно к коттеджу обходным маршрутом, проходившим в стороне от дома Калленов и волков в ближайшем лесу. Эдвард нахмурился, смутившись, когда стало очевидно, куда ведет след.

Он постарался переубедить меня.

- Ты действительно думаешь, что она оставила Джаспера ждать её и отправилась сюда?

Сейчас мы приблизились к коттеджу, и меня охватила тревога. Я была рада, что держала Эдварда за руку, но я также почувствовала, что мне следовало прийти сюда одной. Вырвать страницу и принести ее Джасперу - это было так странно со стороны Элис. Мне показалось, что в ее действии был какой-то знак, который я совсем не могла понять. Но это была моя книга, так что послание должно быть мне. Если б она хотела, чтобы Эдвард что-то узнал, она бы вырвала страницу из одной из его книг…?

- Дай мне только минутку, - сказала я, освобождая свою руку, когда мы дошли до двери.

На него на лбу образовалась складка.

- Белла?

- Пожалуйста? Тридцать секунд.

Я стала дожидаться его ответа. Я бросилась к двери, закрыв ее за собой. Я прошла прямо к книжной полке. Запах Элис был еще свеж, ему было меньше одного дня. Огонь, который я не разжигала, горел в камине слабо, от него все ещё отходил жар. Я взяла с полки «Венецианского купца» и, раскрыв, открыла титульный лист.

Там, возле срезанного края левее вырванной страницы, под словами: «Венецианский купец» Уильям Шекспир, - была записка.

Уничтожь это.

Под этим было имя и адрес в Сиэтле.

Когда Эдвард вошел в дверь спустя тридцать секунд, ровно тридцать, я наблюдала за горящей книгой.

- Что происходит, Белла?

- Она была здесь. Она вырвала страницу из моей книги, чтобы написать записку.

- Почему?

- Не знаю

- Зачем ты ее сожгла?

- Я…Я…, - я нахмурилась, позволив всему моему разочарованию и боли отразиться на своем лице. Я не знала, что Элис пыталась сказать мне, но я точно знала, что она скрыла подробности ото всех, кроме меня. Единственной, чьи мысли Эдвард не может прочесть. Так что, она, должно быть, хотела оставить его в безвестности, и на то, наверное, была весомая причина. - Так надо.

- Мы не знаем, что она задумала, - тихо сказал он.

Я уставилась на пламя. Я была единственной на свете, кто мог обмануть Эдварда. Этого ли хотела от меня Элис? Это ее последняя просьба?

- Когда мы были в самолете, направляясь в Италию, - прошептала я (это не было ложью, может, за исключением контекста), - спасти тебя…она солгала Джасперу, так что он не приехал за нами. Она знала, что если он встретится с Волтури, он умрет. Она была готова умереть сама, нежели чем втянуть его в опасность. Позволить умереть мне, позволить умереть тебе.

Эдвард не отвечал.

- У нее есть свои приоритеты, - сказала я.

Мое бесшумное сердце заболело от осознания того, что мое объяснение никоим образом не казалась ложью.

- Я не верю в это, - сказал Эдвард. Он не произнес это так, будто бы спорил со мной – он произнес это так, будто бы спорил с собой. - Может, просто Джаспер в опасности. Ее план сработает для нас всех, но он погибнет, если останется. Может…

- Она могла бы нам сказать это. Отправив к нам его…

- Но разве Джаспер оставил бы её? Может, она вновь солгала ему?

- Может, - я сделала вид, что согласилась. «Нам стоит пойти домой. Нет времени.

Эдвард взял меня за руку, и мы побежали.

Записка Элис не придала мне надежды. Если бы был какой-нибудь способ избежать надвигающееся кровопролитие, Элис бы осталась. Я не могла видеть другой возможности. Итак, было что-то еще, что она предоставила мне. Не путь к побегу. Но что же ещё, по её мнению, я могу желать? Возможно, способ спасти что-то? Было ли что-нибудь, что я все еще могла спасти?

Пока нас не было, Карлайл и остальные не сидели без дела. Мы разминулись с ними лишь на пять минут, а они уже собирались уходить. Джейкоб, вновь в человеческом обличии, с Ренэсми на коленях, были в углу, они оба смотрели на нас с широко раскрытыми глазами.

Розали сменила свое шелковое платье на более надежную экипировку - пару джинсов, кроссовки и застегивающуюся на пуговицы рубашку, сделанную из плотной ткани, которую туристы используют для длительных путешествий. Эсме была одета также. На кофейном столике стоял глобус, но они рассматривали его, просто ожидая нас.

Теперь атмосфера была куда более позитивной, чем раньше; им нравилось быть занятыми. Они возлагали надежды на наставления Элис.

Я взглянула на глобус и мне стало любопытно - куда мы сначала направимся.

- Мы остаемся здесь? – спросил Эдвард, смотря на Карлайла. Он казался недовольным.

- Элис сказала, что нам стоит показать людям Ренэсми, и мы позаботимся об этом, - сказал Карлайл. - Мы отправим сюда, к вам, любого, кого встретим. Эдвард, ты лучше всех справишься с этим необычным и опасным предприятием.

Эдвард быстро кивнул но выглядел все еще недовольно.

- Большое же расстояние вам придется преодолеть.

- Мы разделились, - ответил Эмметт. - Роуз и я ищем странников.

- Ты похлопочешь здесь, - сказал Карлайл. - Семья Тани будет здесь утром, и они не имеют представления, в чем причина. Во-первых, ты должен убедить их не реагировать так же, как Ирина. Во-вторых, ты поймешь, что имела в виду Элис, сказав о Элеазаре. Теперь, после всего этого, примут ли они нашу сторону? Все начнется заново, когда прибудут другие, если мы сможем убедить кого-нибудь прийти для начала, - вздохнул Карлайл. - Твоя работа, скорее всего, будет самой сложной. Мы вернемся, чтобы помочь, так скоро, как только сможем.

Карлайл положил на мгновенье свою руку на плечо Эдварда, а затем поцеловал меня в лоб. Эсме крепко обняла нас обоих, а Эмметт ударил кулаком нас по руке. Розали выдавила с трудом улыбку мне с Эдвардом, послав поцелуй Ренэсми, а затем скорчила прощальную гримасу Джейкобу.

- Удачи, - сказал им Эдвард.

- И тебе тоже, - сказал Карлайл. - Она нам всем понадобится.

Я смотрела, как они уходят, желая, что бы я могла почувствовать ту же надежду, которая поддерживала их, и остаться одной всего на несколько секунд, чтобы сесть за компьютер. Я пыталась понять, кем был этот Д.Дженкс, и почему Элис пошла на такие меры, чтобы его имя стало известно только мне.

Ренэсми завертелась на руках Джейкоба, чтобы прикоснуться к его щеке.

- Я не знаю, придут ли друзья Карлайла. Надеюсь на это. Кажется у нас небольшое численное превосходство на данный момент, - пробормотал Джейкоб Ренэсми.

Итак, она знала. Ренэсми уже, несомненно, поняла, что происходит. В целом процесс «запечатленный оборотень дает объекту своего запечатления все, что она захочет» быстро набирал обороты. Разве ее защита не была важнее ответов на ее вопросы?

Я заботливо посмотрела ей в лицо. Она не выглядела напуганной, только встревоженной и очень серьезной, в то время как беседовала с Джейкобом своим молчаливым путем.

- Нет, мы не можем помочь, мы останемся здесь, - продолжил он. - Люди придут посмотреть на тебя, а не на пейзаж.

Ренэсми нахмурилась.

- Нет, я никуда не уйду, – сказал он ей. Затем он взглянул на Эдварда, и на его лице выступило потрясение, когда он понял, что может ошибаться. - Ведь так?

Эдвард колебался.

- Ну, выкладывай, - сказал Джейкоб, его голос звучал грубее от напряжения. Это была его точка кипения, как и у нас.

- Вампиры, которые прибудут помочь нам, не такие, как мы, - сказал Эдвард. - Семья Тани единственная, кроме нашей, которая чтит человеческую жизнь, и даже они невысоко ценят оборотней. Я считаю, что будет безопаснее…

- Я могу о себе побеспокоиться, - прервал Джейкоб.

- Для Ренэсми будет, - продолжил Эдвард, - если решение о том, поддержать нас или нет, не затронет наша связь с оборотнями.

- Эти ваши друзья. Они, что, могут поменять своё отношение к тебе только потому, кто сейчас живет у тебя?

- Я думаю, они были бы терпимее при обычных обстоятельствах. Но тебе нужно понять: им всем будет непросто принять Несси. Так зачем же все усложнять?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.