Сделай Сам Свою Работу на 5

Хорошо, что у меня крепкий желудок 11 глава

Я слышала, как закрылась дверь его кабинета, мне стало интересно, убрали ли они все следы моего пребывания там.

-Я, конечно, могу посидеть еще немного, - согласился Сет, когда Карлайл уже ушел, и широко зевнул. Осторожно, пытаясь не дернуть плечо, он опрокинул голову на спинку софы и закрыл глаза. Пару секунд спустя его рот расслабился.

Я, хмурясь, смотрела на его умиротворенное лицо пару минут. Как и Джейк, Сет, кажется, умел засыпать когда хочет. Зная, что мне не придется в ближайшее время вновь приносить извинения, я встала - это движение не дало ни малейшего толчка дивану. Все движения было так просто осуществлять. Но остальное…

Эдвард последовал за мной к заднему окну и взял за руку.

Леа шагала вдоль реки, останавливаясь каждую минуту, чтобы посмотреть на дом. Было легко определить - когда она высматривала брата, а когда меня. Она бросала или обеспокоенные или убийственно свирепые взгляды.

Я слышала, как Джейкоб и Розали снаружи, на ступеньках тихо спорят о том, чья очередь сейчас кормить Ренесми. Их взаимоотношения были такими же как и всегда, с вечными противостояниями, единственная вещь, с которой она оба были согласны это то, что меня надо было держать подальше от моего ребенка до тех пор, пока я на сто процентов не стану устойчивой в своих эмоциях. Эдвард хотел оспорить их вердикт, но я на это согласилась. Я тоже должна быть уверена. Но я беспокоилась, что мои сто процентов уверенности и их сто процентов были двумя очень разными вещами.

Не считая их перебранки, тихого дыхания Сета и надоедливого дыхания Леа, в доме было очень тихо. Эмметт, Элис и Эсми охотились. Джаспер остался, чтобы присмотреть за мной. Он стоял неприметно за стержнем винтовой лестницы, стараясь не быть навязчивым.

Мне было приятно думать о вещах, которые Эдвард и Сет говорили мне, когда Карлайл обрабатывал руку Сета. Я упустила очень многое с момента моего перерождения, и это был хороший шанс для меня, чтобы наверстать упущенное.

Главным событием было прекращение вражды со стаей Сэма, поэтому другие были в безопасности, когда приходили или уходили куда-либо, они снова были довольны. Перемирие было крепче, чем когда либо. Но с другой стороны ещё более запутанным.



Запутанным, потому что самым главным законом в стае было то, что один волк не должен убивать того, кто является запечатленным для другого волка. Боль от этой потери станет невыносимой для всей стаи. Ошибка, случайная или намеренная, не сможет быть прощена. Волки будут биться до смерти - по-другому и не могло быть. Это уже случалось однажды - Сет рассказал мне об этом, но тогда это было страшной случайностью. Ни один волк никогда намеренно не уничтожил бы так своего брата.

Так что, моя Ренесми была в безопасности из-за того, что Джейкоб теперь чувствовал по отношению к ней. Я пыталась сосредоточиться на облегчении от этой мысли, а не на досаде от нее. Мое сознание было достаточно широко, чтобы ощущать эти два чувства одновременно.

И Сэм также не мог иметь что-то против моего обращения, потому что Джейкоб, говоря как истинный Альфа, запретил это делать. Я мучилась, все больше и больше осознавая, сколь многим я была обязана Джейкобу, хотя я бы предпочла ненавидеть его.

Я преднамеренно направляла свои мысли в другое русло, чтобы контролировать свои эмоции. Я обдумывала другое интересное явление - хотя тишина между двумя стаями продолжалась, Джейкоб и Сэм обнаружили, что Альфа могут разговаривать друг с другом, находясь в волчьей форме. Это было не так, как раньше, они не могли слышать все мысли, как у них было до раскола. Это было больше похоже на речь вслух, объяснял мне Сет. Сэм слышал только те мысли, которыми Джейкоб хочет поделиться. Они поняли, что могут общаться на любом расстоянии, и теперь они снова разговаривали друг с другом.

Они не знали этого до того момента, пока Джейкоб не остался один, без Леа и Сета, чтобы объяснить Сэму о Ренесми. Это был единственный раз, когда он оставил её с того момента, как посмотрел на неё впервые.

После того, как Сэм понял, насколько все поменялось, он вернулся вместе с Джейкобом, чтобы поговорить с Карлайлом. Они разговаривали в человеческой форме (Эдвард отказался уходить от меня, чтобы переводить), и договор был обновлен. Но дружеские чувства никогда не станут прежними.

Одной большой проблемой меньше.

Но была еще одна, не такая опасная, как воинственно настроенная волчья стая, но более неотложная для меня проблема.

Чарли.

Он разговаривал с Эсме сегодня утром, но это не помешало позвонить ему снова. Дважды, сразу через несколько минут после того, как Карлайл обработал руку Сету. Карлайл и Эдвард не стали брать трубку.

Что будет лучше сказать ему? Были ли Каллены правы? Было ли лучшим выходом сказать ему, что я умерла? Нужно ли мне будет лежать в гробу, пока мои мама и отец будут оплакивать меня?

Я не считала, что это правильно. Но подвергнуть Чарли или Рене опасности из-за Волтури с их навязчивой идеей о сокрытии существования вампиров – этого мы не могли допустить.

Была еще моя идея, заключавшаяся в том, чтобы дать Чарли возможность меня проведать, когда я буду готова к этому, и позволить ему делать свои неверные выводы. Технически, вампирские законы не будут нарушены. Не будит ли лучше для Чарли знать, что я жива, ну, или почти жива… и счастлива? Даже если я буду странной и другой и определенно немного устрашающей?

Мои глаза, в частности, сейчас были совершенно ужасающими. Сколько должно пройти времени, чтобы я могла контролировать себя, и мои глаза стали нормальными для встречи с Чарли?

-Что случилось, Белла?- Джаспер спросил тихо, видя моё растущее напряжение,- Никто не злится на тебя - тихое рычание донеслось от реки, противоречащее его словам, но он не обратил внимания,- может, даже все просто удивлены. Ну, я полагаю, что мы действительно удивлены. Поражены тем, как быстро ты адаптируешься ко всему. Ты все делаешь хорошо, лучше, чем кто-либо ожидал от тебя.

Пока он говорил, в комнате вдруг стало очень спокойно. Дыхание Сета превратилось в тихое похрапывание. Я почувствовала себя более умиротворенной, но я не забыла о своих беспокойствах.

-Ну, вообще-то я думала о Чарли.

Пререкание снаружи прекратилось.

- Ох,- пробормотал Джаспер.

- Нам действительно обязательно уезжать?- спросила я.

- На чуть-чуть, совсем ненадолго. Притворимся, что мы в Атланте или где-нибудь еще.

Я чувствовала, как Эдвард пристально наблюдает за моим лицом, но я смотрела на Джаспера. Он был единственным, кто отвечал мне серьезно.

- Да, это единственный способ, чтобы защитить твоего отца.

Я размышляла недолго.

- Я буду очень скучать по нему. Я буду по всем здесь скучать.

И по Джейкобу, подумала я, злясь на себя. Несмотря на то, что тоска по нему одновременно и исчезла и появилась с новой силой, и я была значительно освобождена от раздумий об этом, он все еще был моим другом. Он был кем-то, кто знал меня настоящую и принимал такой, какая я есть. Даже как монстра.

Я подумала о том, что Джейкоб сказал мне до того, как я напала на него.

- Ты сказала, что наши жизни принадлежат друг к другу, верно? Что мы семья. Ты говорила, что так и должно было быть… Что ж, теперь так и есть. Это то, чего ты хотела.

Но это было не то, чего я хотела. Не совсем то. Я вспоминала давно минувшие, разлетающиеся, как пух, слабые воспоминания о моей человеческой жизни. Я возвращалась к той части, которую тяжелее всего вспоминать, времени без Эдварда, времени таком темном, что я пыталась зарыть его в своей памяти. Я не могла подобрать правильные слова. Я только помню, что хотела, чтобы Джейкоб был моим братом, чтобы мы могли любить друг друга без всяких предрассудков и боли. Семья. Но я никогда не хотела впутывать в это свою дочь.

Я вспомнила то, что было немного позже, один из многих-многих раз, когда я сказала Джейкобу «пока», удивляясь вслух тому, кто в конце концов сможет вернуть его жизнь в прежнее русло после того, что я натворила. Я сказала что-то вроде того, что, кем бы она ни была, она не будет достаточно хороша для него.

Я фыркнула, и Эдвард вопросительно поднял одну бровь. Я только покачала головой ему в ответ.

Но чем больше я начинала скучать по своему другу, тем сильнее я осознавала еще одну намного более существенную проблему. Могли ли Сэм, Квил или Джерад провести целый день, не повидав объект своей привязанности, Эмили, Ким или Клер? Могли ли? Что сделает с Джейкобом разлука с Ренесми? Это заставит его страдать?

Во мне было слишком много мелочного гнева на него, чтобы довольствоваться этим, но не его болью, а от мысли о том, чтобы удержать Ренесми подальше от него. Как я собиралась обходиться с её принадлежностью Джейкобу, когда она только-только стала моей?

Звук движения прервал мои мысли. Я слышала, как они поднялись и через мгновение они были в дверях. В то же самое время Карлайл сошел вниз по лестнице, в его руках было полно странных вещей для измерения веса. Джаспер возник рядом со мной. Как будто был какой-то сигнал, который я упустила, даже Леа села снаружи и стала пристально смотреть в окна с таким выражением, будто она ждала чего-то, что было в одно и то же время хорошо знакомым и абсолютно неинтересным.

-Должно быть шесть,- сказал Эдвард.

- Ну и?- спросила я и мои глаза остановились на Розали, Джейкобе и Ренесми. Они стояли в дверях, Ренесми была на руках у Розали. Роуз выглядела настороженной. Джейкоб выглядел обеспокоенным. Ренесми была красивой и нетерпеливой.

-Время обмерять Нес… Ренесми,- Объяснил Карлайл.

-О, ты делаешь это каждый день?

-Четыре раза в день,- поправил меня Карлайл, отходя от меня, так как остальные направлялись к дивану. Мне показалась, что я увидела, как Ренесми вздохнула.

-Четыре раза? Каждый день? Зачем?

-Она всё еще очень быстро растет,- объяснил мне Эдвард, его голос был очень тихим и он растягивал слова. Он сжал мою руку, а другая его рука на всякий случай обвила мою талию, наверное, потому, что ему самому нужна была поддержка.

Я не могла оторвать глаз от Ренесми, чтобы увидеть выражение его лица.

Она выглядела прекрасно, совершенно здоровой. Она была бледной, под цвет гипса и окрас её щек казался розовыми лепестками по сравнению со всем остальным. Как что-то могло быть не так с такой сияющей красотой? Конечно, в её жизни не будет ничего более опасного, чем её мать.

Разница между ребенком, которого я родила, и которого увидела час назад была бы очевидна любому. Разница между Ренесми, которую я увидела час назад и той, которую я видела сейчас, была почти неуловима. Глаза человека никогда бы не увидели эту разницу, но мои могли.

Её тело стало незначительно длиннее. Совсем немного похудевшее, её лицо уже не было таким круглым, оно становилось более овальным с каждой секундой. Её локоны свисали на 16 дюймов ниже плеч. Она выпрямилась в руках Розали, помогая Карлайлу, пока он измерял её рост и затем обхват головы. Он ничего не записывал. Безупречная память.

Я осознала, что руки Джейкоба были плотно прижаты к груди, а руки Эдварда обвивали меня. Его густые брови сошлись вместе в одну линию над его глубоко посажеными глазами.

Её развитие из одной клетки до ребенка, готового к рождению прошло всего за несколько недель. Она выглядела довольно хорошо, несмотря на то, что развилась до ребенка, начинающего ходить всего за пару дней после рождения. Если такой темп развития продолжиться…

Мой разум вампира не имел проблем с математикой…

-Что нам делать?- прошептала я с ужасом.

Руки Эдварда сжались. Он понял, о чем говорю.

-Я не знаю.

-Рост замедляется,- процедил Джейкоб сквозь зубы.

-Ну, нам надо еще несколько дней измерять её, чтобы проследить темп развития, Джейкоб. Я не могу ничего обещать.

-Вчера она выросла на два дюйма, сегодня уже меньше.

-Одна тридцать вторая дюйма, если мои измерения правильны,- сказал Карлайл тихо.

-Ты не имеешь права ошибаться, док,- сказал Джейкоб, его слова звучали угрожающе.

Розали напряглась.

-Ты же знаешь, что я делаю все, что могу,- уверил его Карлайл.

Джейкоб прошептал:

- Это все, что я могу у тебя спросить.

Я снова почувствовала нарастающее раздражение, как будто Джейкоб опять что-то отнимал у меня, наносил удар.

Ренесми тоже казалась раздраженной. Она стала корчиться и затем протянула руку по направлению к Розали. Розали подвинулась вперед так, чтобы она могла дотронуться до её лица. Спустя секунду Роуз вздохнула.

-Что она хочет?- требовательно спросил Джейкоб, снова переступая грань.

-Беллу конечно,- сказала ему Розали, ее слова немного растопили лед, который был во мне. Затем она посмотрела на меня.- Как ты?

-Взволнована,- сказала я, и Эдвард крепче обнял меня.

-Все мы взволнованы. Но я не это имела в виду.

-Все под контролем,- пообещала я. Жажда сейчас почти совсем меня не мучила. Наоборот, Ренесми пахла очень вкусно, но не так, как еда.

Джейкоб дернул губой, но не сделал никаких движений, чтобы остановить Розали, когда та передавала мне ребенка. Я видела, как напряжена была Розали, и я поразилась тому, насколько все нуждалась сейчас в Джаспере. Может он был сфокусирован только на мне, забыв про остальных?

Ренесми протянула ко мне руки так же, как и я протянула к ней свои, её личико озарила сияющая улыбка. Она так хорошо разместилась у меня на руках, как будто они были предназначены специально для неё. Она сразу прижалась своей теплой головкой к моей щеке.

Хотя я была подготовлена, мне все еще было сложно видеть воспоминания картинками в моей голове. Её воспоминания были такими яркими и красочными, в то время как мои были абсолютно прозрачными.

Она помнила, как я атаковала Джейкоба на лужайке перед домом, помнила, как Сет вскочил между нами. Она слышала и видела все абсолютно четко. Это было не похоже на меня, этот грациозный хищник, прыгающий на свою жертву, как стрела, выпущенная из лука. Это должно быть был кто-то другой. Это заставило меня чувствовать себя немного виноватой, потому что Джейкоб стоял там, беззащитный, вскинув руки перед собой. Его руки не дрожали. Эдвард посмеивался, смотря мысли Ренесми вместе со мной. Мы все вздрогнули от звука ломающихся костей Сета.

Ренесми улыбнулась своей сверкающей улыбкой и остальные её воспоминания, которые полились в хаотичном порядке, были связаны с Джейкобом. Я ощутила еще одно приятное воспоминание, она не пыталась им отогнать другие, оно всплыло непроизвольно, о том, как она наблюдала за Джейкобом. Мне показалось, что она была рада, что Сет вскочил передо мной, прыгающей на Джейкоба. Она не хотела, чтобы Джейкобу было больно. Он был её.

- Ох, замечательно,- простонала я.- Замечательно.

- Это все только потому, что он пахнет лучше, чем все остальные,- уверил меня Эдвард. Его жесткий голос был пропитан раздражением.

- Я же говорил, что тоже ей нравлюсь,- дразнил меня Джейкоб с другой стороны комнаты, смотря на Ренесми. Он уже наполовину расслабился, но расположение его бровей не изменилось.

Ренесми потрогала моё лицо нетерпеливо, привлекая моё внимание. Другое воспоминание. Розали осторожно расчесывающая каждый локон. Это выглядело очень мило. Карлайл, со своими измерительными приборами - она знала, что ей надо выпрямиться и замереть. Это не было интересно для неё.

- Кажется она собралась рассказать тебе о всем, что ты упустила, прокомментировал Эдвард мне на ухо.

Мой нос сморщился и она стала показывать мне еще одно. Запах, исходящий из странной металлической чашки, достаточно сильный для того, чтобы учуять его с легкостью, мгновенно принес невыносимое жжение моему горлу. - Ох.

Потом Ренесми не была уже у меня на руках, которые держали у меня за спиной. Я не пыталась бороться с Джаспером, я просто смотрела в испуганное лицо Эдварда.

- И что я сделала не так?

Эдвард посмотрел на Джаспера, стоящего у меня за спиной, а затем снова на меня.

- Но она вспоминала свою жажду,- сказал Эдвард, на его лбу появились складки.- Она вспоминала вкус человеческой крови.

Джаспер сильнее сжал мои руки вместе. Часть моего сознания заметила, что это было очень неудобно, но не больно, как было бы, будь я человеком. Это просто надоедало мне. Я была уверена, что смогу вырваться, но не стала этого делать.

-Да, - согласилась я. - И?

Он смотрел на меня хмуро еще секунду, а затем растерялся. Он издал смешок.

- Похоже, что действительно ничего. На этот раз я перестарался, Джаз, отпусти её.

Державшие меня руки исчезли. Я потянулась за Ренесми сразу же, как освободилась. Эдвард передал ее мне без колебаний.

-Я не могу понять,- сказал Джаспер. - Не могу поверить в это.

Я удивленно смотрела, как Джаспер широкими шагами выходит сквозь заднюю дверь. Леа отошла, пропуская его, когда он подошел к реке и в один прыжок оказался на другой стороне.

Ренесми дотронулась до моей шеи, повторяя только что произошедшие события. Это было как постоянный повтор. Я слышала вопрос в её мыслях, эхо моего вопроса.

Я уже преодолела удивление от её маленького странного дара. Это казалось совершенно неотделимым от неё, тем, что должно было быть. Может быть теперь, когда я сама стала необыкновенной по человеческим меркам, я никогда не буду так скептична.

Но что случилось с Джаспером?

- Он вернется,- сказал Эдвард, неизвестно для кого, для меня или для Ренесми, я не могла сказать с уверенностью.- Ему нужно немного времени, чтобы привести в порядок его взгляды на жизнь,- на уголках его губ играла легкая усмешка.

Другое человеческое воспоминание - Эдвард говорит мне, что Джаспер будет чувствовать себя лучше, если мне будет сложнее приспосабливаться к жизни вампира. Это было перед нашей беседой о том, скольких людей я убью в первый год своей жизни как новообращенной.

- Он зол на меня?- тихо спросила я.

Глаза Эдварда расширились.

- Нет, с чего ему злиться?

-Тогда, что с ним случилось?

- Он недоволен собой, не тобой, Белла. Он волнуется о… о том как все это сложилось у него самого.

- Как так?- спросил Карлайл до того, как я успела это сделать.

- Он размышляет, действительно ли сумасшествие новообращенных так сложно преодолеть, как мы всегда думали, и еще о том, что при сильном стремлении и правильной позиции, все могли бы преодолевать это так легко, как Белла. Даже сейчас, возможно у него такие трудности, потому что он полагает, что это подсознательно и неизбежно. Может, если он ожидал бы от себя большего, он оправдал бы свои ожидания. Ты заставила его переосмыслить множество истин, Белла.

- Но это несправедливо, - сказал Карлайл. - Все мы разные, и у всех свои трудности. Может то, что Белла делает, выходит за пределы нормального. Может это и есть ее дар?

Я застыла, пораженная, Ренесми почувствовала разницу и дотронулась до меня. Она вспомнила последнюю секунду и удивлялась, почему так произошло.

- Это интересная теория и очень правдоподобная,- сказал Эдвард.

Что до меня, я была разочарована. Что? Никаких волшебных, молний из глаз или чего-то вроде? Ничего полезного или же крутого? Ничего?

И я поняла, что это должно было значить - моя «суперсила» была ничем иным как моя исключительная способность к самоконтролю.

По крайней мере, у меня был дар. Могло так получиться, что у меня ничего не было бы.

Но больше всего я надеялась, что Эдвард был прав, и я смогу перескочить через ту стадию, которую боялась больше всего.

Что если я не должна была быть новообращенной? Ну, по крайней мере не сумасшедшей машиной для убийств. Что, если я смогу быть такой же, как все Каллены с самого первого дня? Что если мне не придется прятаться где-то в отдалении целый год, в ожидании пока я «подрасту»? Что, если как Карлайл, я не убью никого за всю мою жизнь? Что, если я смогу сразу быть хорошим вампиром?

Я смогу увидеть Чарли.

Я вздохнула, когда реальность развеяла мою надежду. Я не смогу увидеть Чарли прямо сейчас. Глаза, голос, лицо. Как я объясню ему это? Но я в тайне была довольна тем, что у меня была парочка причин для того, чтобы отложить все ненадолго. Чем больше я хотела как-то оставить Чарли в своей жизни, тем больше я боялась, что все обернется так же, как и моя первая встреча с человеком. Видеть, как его глаза хлопают, когда он будет оглядывать мое новое лицо, мою кожу. Знать, что ему будет страшно. Думать о том, какое жуткое объяснение появиться в его голове.

Я была достаточно молода для того, чтобы подождать год, пока мои глаза не станут другими. И я подумала, что я стану бесстрашной, когда осознаю, что я непобедима.

- Ты когда-нибудь встречал самоконтроль как талант? - спросил Эдвард Карлайла. - Ты действительно думаешь, что это её дар, а не результат того, она была подготовлена к этому?

Карлайл ответил.

- Это очень похоже на то, что Сиобан всегда умела делать, но она никогда не называла это даром.

- Сиобан - это твоя подруга из Ирландии? - спросила Розали. - Я не думала, что у неё есть какие-то способности. Я предполагала, что Мэгги - единственная, кто имеет какой-то талант в их группе.

-Да, Сиобан думает так же. Но она может ставить перед собой задачи, а затем воплощать их в реальность. Она считает, что это просто умение хорошо все спланировать, но я всегда подозревал, что это что-то большее. Когда она взяла к себе Мэгги, к примеру. У них было очень маленькая территория, но Сиобан взялась решить эту задачу и ей это удалось.

Эдвард, Карлайл и Розали сидели в креслах и продолжали свою дискуссию. Джейкоб сел рядом с Сетом - на всякий случай, он выглядел так, как будто ему все надоело. Но по тому, как опускались его веки, я была уверена, что он с минуты на минуту уснет.

Я слушала, но моё внимание было рассеяно. Ренесми все еще рассказывала о том, как провела день. Я держала её около стеклянной стены, мои руки непроизвольно покачивали её, когда мы смотрели друг другу в глаза.

Я осознала, что у других не было причин сидеть. Мне было очень удобно стоять. Это помогало отдохнуть так же, как если бы я растянулась на кровати. Я знала, что смогу стоять так, без единого движения, целую неделю. И я буду такой же расслабленной в конце этой недели, как и в ее начале.

Должно быть, они сидели по привычке. Люди начнут что-то подозревать , если кто-то будет стоять часами на одном месте даже не перенося свой вес на другую ногу. Даже сейчас, я видела, как Розали провела рукой по волосам, а Карлайл скрестил ноги. Небольшие движения, чтобы не казаться слишком неподвижными, слишком вампироподобными. Мне надо начать обращать внимание на то, что они делают, надо начать набираться опыта.

Я переступила на левую ногу, почувствовав себя немного глупо.

Может они давали мне немного времени, чтобы я смогла побыть наедине со своим ребенком, но так, чтобы Ренесми была вне опасности.

Ренесми рассказывала мне о событиях каждой минуты этого дня, я чувствовала течение её маленьких историй. Она хотела, чтобы я знала каждое мгновение её жизни так же сильно, как хотела и я. Она беспокоилась, если я что-то пропускала, рассказывала как воробей, подпрыгивал все ближе и ближе, когда Джейкоб держал её, находясь рядом с большим растением. Птицы не стали подлетать близко к Розали. Или о зверски неприятной смеси для детей, которую Карлайл положил в её чашку - она пахла как прокисшая грязь. Или о песне, которую Эдвард напевал ей, и ей она настолько понравилась, что Ренесми показала мне её дважды. Я была поражена тем, что я была на заднем плане того воспоминания, все еще малоподвижная, все еще выглядевшей полностью разбитой. Я вздрогнула, вспоминая тот момент. Ужасный огонь...

Спустя почти час все остальные все еще были поглощены дискуссией, Сет и Джейкоб похрапывали в полнейшем спокойствии, воспоминания Ренесми стали замедляться. Они стали немного расплывчатыми по краям и дрейфовали, а не были такими как прежде, всегда доходящими до конца. Я уже хотела в панике позвать Эдварда, чтобы спросить все ли с ней в порядке, но тут её глаза затрепетали и закрылись. Она зевнула, её пухлые розовые губки превратились в букву О, и её глазки больше не открылись.

Когда она погрузилась в сон, её рука упала с моего лица, её веки были бледно лавандового цвета редких облаков перед рассветом. Осторожно, чтобы не потревожить её, я положила её ручку на мою кожу и держала её там. Сначала я не видела ничего, а потом, через несколько минут, мелькание разных цветов, как бабочки стали наполнять её мысли.

Очарованная, я смотрела её сны. В них не было никакого смысла. Просто цвета, формы и лица. Я была обрадована тем, как часто оба моих лица, ужасное человеческое и чудесное бессмертное, появлялись в её мыслях. Чаще, чем лица Эдварда или Розали. Но так же часто, как лицо Джейкоба. Я попыталась не придавать этому значения.

Теперь я поняла причину того, почему Эдвард оставался посмотреть на меня спящую, просто для того, чтобы услышать, как я говорю во сне. Я бы могла смотреть сны Ренесми вечно.

Перемена в голосе Эдварда привлекла мое внимание, когда он сказал.

- Ну наконец-то,- и обернулся для того, чтобы пристально вглядеться в окно. Снаружи была глубокая ночь, но я могла видеть так же далеко, как и прежде. Ничего не скрывалось в темноте, только поменяло свои цвета.

Леа, все еще сердито смотря, встала и начала красться к лесу, как только Элис показалась на другой стороне реки.

Элис качалась взад-вперед на ветках, как гимнаст на трапеции, пальцы ног коснулись рук, до того, как она бросила свое тело в грациозный прыжок через реку. Эсми поступила более традиционно, в то время как Эмметт бросился в воду, расплескивая её так сильно, что она долетала до заднего окна. К моему удивлению, Джаспер вышел следом и его собственный ловкий прыжок казался мимолетным, даже неуловимым по сравнению с другими.

Рот Элис растянулся в широкой усмешке, которая была неясной, даже странной. Неожиданно все посмотрели на меня, Эсми с нежностью, Эмметт взволнованно, Розали немного с превосходством, Карлайл снисходительно, а Эдвард ожидающе.

Элис вошла в комнату впереди всех остальных, её руки были вытянуты перед собой и её нетерпение создавало фактически видимую ауру вокруг неё. В её ладони был обычный латунный ключ, перевязанный розовой лентой.

Она протягивала ключ мне, и я непроизвольно схватила Ренесми понадежнее правой рукой, чтобы освободить левую. Элис бросила в неё ключ.

- С днем рождения!- звонко крикнула она.

Я закатила глаза.

- Никто не начинает подсчет в день его реального рождения,- напомнила я ей.- Мой первый день рождения будет через год, Элис.

Её усмешка лучилась от самодовольства.

- Мы не отмечаем твой день рожденья как вампира. Пока еще. Сегодня тринадцатое сентября, Белла. С девятнадцатилетием!

 

Глава двадцать четвертая

Сюрприз

 

- Нет! Ни за что! – я неистово замотала головой и затем мельком взглянула на лицо с самодовольной улыбкой своего семнадцатилетнего супруга. - Нет, это не считается. Я остановила свой возраст три дня назад. Я восемнадцатилетняя навсегда.

- Ну и что, - сказала Элис, отклоняя мой протест, быстро пожав плечами. - Мы празднуем в любом случае, как бы ужасно это не звучало.

Я вздохнула. С Элис редко кто спорил. Ее ухмылка стала невероятно широкой, когда она увидела уступчивость в моих глазах.

- Ты готова открыть свой подарок? – пропела Элис.

- Подарки, - уточнил Эдвард, и он вытащил из своего кармана другой ключ – этот был длиннее и серебристей с менее кричащим голубым бантом.

Я отчаянно старалась не таращить глаза. Я тотчас же поняла, от чего был этот ключ – от «машины после». Я задалась вопросом, должна ли я чувствовать удивление. Казалось, после того как я стала вампиром, у меня пропал всякий интерес в спортивных автомобилях.

- Мой первый, - сказала Элис и высунула свой язык, предвидя его ответ.

- Мой ближе.

- Но посмотри, как она одета, - слова Элис были почти ворчанием. – то целый день выводила меня из себя. Очевидно, что первое, с чем мы должны разобраться, так это с ее одеждой.

Я нахмурила брови, так как удивилась, какое отношение может иметь ключ к появлению у меня новой одежды. Неужели она добыла мне целый сундук?

- Я знаю – чтобы решить, мы сыграем с тобой, - предложила Элис. - Камень, ножницы, бумага.

Джаспер захихикал и Эдвард вздохнул.

- Почему ты просто не скажешь мне, кто победил? – сказал Эдвард сухим тоном.

Элис засияла.

- Победила я. Превосходно.

- В любом случае это, наверное, лучше, чем, если бы я ждал до утра.

Эдвард криво усмехнулся мне и затем кивнул Джейкобу и Сету, которые выглядели так, будто провели на ногах всю ночь; я могла только удивляться, как долго они держались все это время.

- Я думаю, всем бы нам было веселее, если бы Джейкоб проснулся перед вручением подарка, разве нет? Чтобы хоть кто-нибудь смог испытать достаточную степень энтузиазма.

Я ухмыльнулась в ответ. Он хорошо меня знал.

- Ох, - пропела Элис. - Белла, отдай Несс…Ренесми Розали.

- Где она обычно спит?

Элис пожала плечами.

- На руках у Розали. Или у Джейкоба. Или у Эсме. У тебя же был мысленный образ. За всю свою жизнь она никогда не получала нагоняй. Она станет самым избалованным полу-вампиром в мире.

Эдвард засмеялся, в то время как Розали с готовностью взяла Ренесми в свои руки.

- Она также самый неиспорченный полу-вампир в мире, - сказала Розали. - Красота этого существа единственная в своем роде.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.