Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Хорошо, что у меня крепкий желудок 19 глава

Но в данных обстоятельствах, когда Ренесми угрожала такая опасность, он держал язык за зубами и предпочитал смотреть в пол, чтобы не видеть вампиров.

Удивительно насколько легко воспринимали Джейкоба прибывающие вампиры, никаких проблем, которых опасался Эдвард, не возникло. Джейкоб был для них по сути невидим, они не воспринимали его как личность, но и не считали едой. Они относились к нему так, как люди, не очень любящие домашних животных, относятся к питомцам своих друзей.

Леи, Сету, Квилу и Эмбри было велено находиться с Сэмом, и Джейк бы с радостью пополнил их ряды, если бы его не останавливала разлука с Ренесми, а она в свою очередь была занята очаровыванием удивительных друзей Карлайла.

Мы проходили сцену представления Ренесми семье Денали шесть раз.

Первыми после Денали были Питер и Шарлотта, Элис и Джаспер направили их к нам без единого объяснения; и как все, кто знал Элис, они последовали ее инструкциям, несмотря на отсутствие информации. Элис не сказала ни слова о том, куда они с Джаспером направились. Она не давала обещаний свидеться в будущем.

Ни Питер, ни Шарлота никогда раньше не видели бессмертного ребенка. И хотя правило им было известно, они отреагировали не так бурно, как вампиры Денали. Любопытство заставило их выслушать «объяснения» Ренесми. И этого было достаточно. Теперь и они были готовы свидетельствовать также, как и семья Тани.

Карлайл прислал друзей из Ирландии и Египта.

Клан из Ирландии прибыл первым, и убедить их удалось на удивление легко.

Сиобан – необъятных размеров женщина, чье огромное тело было завораживающе прекрасно в своих плавных движениях - была лидером; но она и ее суровый приятель Лиам, давно привыкли доверять суждениям своей новой спутницы. Маленькая Мэгги с ее озорными рыжими кудряшками была не настолько импозантна как ее соратники, зато у нее был необычный дар: она безошибочно определяла, когда ей врут, и ее вердикты никогда не оспаривались. Она подтвердила, что Эдвард говорит правду насчет Ренесми, и Сиобан с Лиамом тут же поверили в нашу историю, даже еще не успев прикоснуться к Ренесми.



Амун и другие вампиры из Египта были совсем другой историей. Даже после того, как два самых юных члена этого клана, Бенджамин и Тиа, были убеждены объяснением Ренесми, Амун, отказался дотрагиваться до нее, и приказал своей группе уйти. Бенджамин,- необыкновенно жизнерадостный для вампира, выглядевший чуть повзрослевшим мальчишкой, и казавшийся таким самонадеянным и беззаботным одновременно - убедил Амуна остаться, несколько раз пригрозив покинуть их группу. Амун остался, но прикасаться к Ренесми отказывался и также запретил это своей спутнице Кеби.

Их сообщество казалось маловероятным, хотя египтяне и выглядели одинаково, с их черными волосами и бледной оливковой кожей, они запросто могли бы сойти за биологических родственников. Амун был старшим и неоспоримым лидером. Кеби никогда не отходила от него дальше расстояния его тени, и я никогда не слышала ни единого слова от нее. Тиа, подруга Бенджамина, тоже была не очень разговорчива, но при разговоре она была очень проницательна и серьезна. И, конечно, был Бенджамин, вокруг которого они все кружили, словно около него было какое-то невидимое магнитное поле. Я видела, как Элиазар смотрел на него широко раскрытыми глазами, и пришла к выводу, что у парня действительно талант притягивать к себе других.

- Это не то, - сказал мне Эдвард, когда ночью мы остались одни, - Его дар настолько исключителен, что Амун панически боится его потерять. Насколько мы хотим оградить Ренесми от знания Аро, - вздохнул он, - настолько и Амун держит Бенджамина подальше от его внимания. Амун создал Бенджамина, зная, что тот будет особенным.

- Что он может?

- Что-то чего Элеазар никогда не видел. Что-то о чем я никогда не слышал. То, против чего даже твой щит бессилен, - он улыбнулся мне своей кривоватой улыбкой, - он может повелевать всеми четырьмя элементами - водой, землей, воздухом и огнем. Реальная физическая манипуляция, никаких иллюзий. Бенджамин до сих пор экспериментирует с этим, а Амун пытается превратить его в оружие. Но ты видишь, как своеобразен и независим Бенджамин. Он не хочет, чтобы им помыкали.

- А он тебе нравится, - определила я по его голосу.

- У него очень четкое понимание разницы между плохим и хорошим. Мне нравится его позиция.

А у Амуна на уме было что-то совсем другое, они с Кеби держались в стороне ото всех, в то время как Бенджамин и Тиа быстро подружились с семьей Денали и ирландским кланом. Мы надеялись, что возвращение Карлайла рассеет напряжение между нами и Амуном.

Розали и Эмметт присылали по одному – всех кочующих друзей Карлайла, которых им только удавалось найти.

Гарретт прибыл первым - высокий, статный вампир с рубиновыми глазами и длинными песочными волосами, которые он завязывал кожаной резинкой – по нему сразу было видно, что он любитель приключений. Я думала, что предложи мы ему состязание, он бы тут же принял в нем участие, просто чтобы проверить себя. Он быстро подружился с сестрами Денали, бесконечно расспрашивая про их образ жизни. Я гадала, не станет ли для него «вегетарианство» очередным состязанием, в котором он будет проверять свои силы.

Также прибыли Мэри и Рэндалл – они уже были друзьями, хотя и не путешествовали вместе. Выслушав историю Ренесми, они остались в качестве свидетелей вместе с другими. Как и Денали, они начали обсуждать план их действий, в том случае, если Волтури не станут слушать объяснений и аргументов. Все трое кочевников расценивали сложившуюся ситуацию, как способ развеяться от скуки.

Конечно, Джейкоб становился все угрюмее с каждым новым прибывшим гостем. Он старался держаться в стороне, а когда это было невозможно, ворчливо жаловался Ренесми, что для запоминания всех этих вампирских имен кому-то придется снабдить его соответствующим каталогом.

Карлайл и Эсме вернулись через неделю, Эмметт и Розали на несколько дней позже, все мы были рады, что опять собрались все вместе дома. Карлайл привез с собой еще одного друга, хотя слово «друг» тут вряд ли уместно. Алистар - вампир из Англии, был отшельником, он считал Карлайла близким знакомым, но с трудом выдерживал его визиты чаще одного раза за сто лет. Алистар предпочитал скитаться в одиночестве, и Карлайлу стоило огромных усилий привезти его сюда. Он избегал встреч с нашей компанией, и было очевидно, что никто из других кланов не испытывает к нему симпатии.

Задумчивый темноволосый вампир поверил Карлайлу на слово относительно природы Ренесми, но, так же как и Амун, отказался к ней прикасаться. Эдвард объяснил Карлайлу, Эсме и мне, что Алистар боялся находиться здесь, но еще больше его пугало незнание исхода событий. Он с большим подозрением относился к любой власти, а также всегда не доверял Волтури. То, что происходило сейчас, объединило все его страхи.

- Конечно же, теперь они будут знать, что я был здесь, - ворчал он себе под нос, стоя на веранде, любимом его месте для этого занятия, - Нет никакой возможности утаить это от Аро. Века в бегах - вот что это будет означать. Все с кем разговаривал Карлайл за последние 10 лет будут в их списке. Поверить не могу, что позволил втянуть себя в это болото. Как можно так поступать с друзьями.

Даже если он был прав, рассуждая о необходимости в будущем бегства от Волтури, он по крайней мере, имел гораздо большие шансы, чем все мы. Алистар был ищейкой, хотя и не такой нацеленной и эффективной, как Деметрий. Алистар просто чувствовал неодолимую тягу к тому, что он искал. И этой тяги было достаточно, чтобы сказать ему в каком направлении бежать – в противоположное направление от Деметрия.

А потом прибыла еще одна пара нежданных друзей Карлайла, «нежданных», потому что ни Карлайл, ни Розали так и не смогли выйти на контакт с Амазонками.

- Карлайл, - поприветствовала его женщина, она была выше своей подруги, но они обе были очень высокими, и в них было что-то кошачье.

Они выглядели какими-то вытянутыми - длинные ноги и руки, длинные пальцы, длинные черные косы и длинные лица с длинными носами. Они носили одежду из шкур животных - жилеты и узкие брюки, зашнурованные сбоку кожаными шнурками.

Не только их эксцентричная одежда говорила об их диком образе жизни, об этом говорило все в них от горящих ярко-красных глаз до внезапных резких движений. Я никогда не встречала менее цивилизованных вампиров.

Но Элис послала их к нам, и это, мягко говоря, было интересной новостью. Почему Элис оказалась в Южной Америке? Только ли потому, что она видела, что никто из нас не сможет связаться с Амазонками?

- Зафрина, Сенна! А где же Качири? - спросил Карлайл, - Я никогда не видел, чтобы вы трое расставались.

- Элис сказала, что нам нужно разделиться, - ответила Зафрина низким голосом, соответствующим ее дикому внешнему виду, - Это очень сложно, быть вдали друг от друга, но Элис уверила нас, что мы нужны вам здесь, пока Качири очень нужна ей где-то в другом месте. Это все, что она нам сказала, кроме того, что мы должны поторопиться…? - утверждение Зафрины перешло в вопрос, и, с нервной дрожью, никогда не проходившей независимо от того, сколько раз мне приходилось это делать, я вынесла к ним Ренесми.

Несмотря на суровый внешний вид, они спокойно выслушали всю историю, и позволили Ренесми представить доказательства. Ренесми покорила их так же, как и всех остальных вампиров до этого, но я не могла не беспокоиться, когда видела как они молниеносно и внезапно двигаются так близко к ней. Сенна всегда была рядом с Зафриной, она никогда не говорила, но это не было так же, как у Амуна и Кеби. Поведение Кеби было скорее покорностью, а Сенна и Зафрина больше походили на две половинки одного целого, и Зафрина была половинкой, обладающей речью. Новости об Элис немного успокоили. Очевидно, что она выполняет какую-то свою неясную задачу, избегая всего, чтобы не планировал Аро относительно нее.

Эдвард был рад прибытию Амазонок, потому что Зафрина обладала невероятным даром, ее дар мог быть очень опасным атакующим оружием. Не то, чтобы Эдвард просил Зафрину сражаться с нами, но если Волтури не послушают наших свидетелей, возможно, они остановятся из-за иного зрелища.

- Это очень четкая, целенаправленная иллюзия, - объяснил Эдвард, когда выяснилось, что я опять, как обычно, ничего не чувствую.

Зафрина была заинтригована и удивлена моим иммунитетом к чужим способностям – они никогда раньше не сталкивалась с подобным - она неустанно металась из стороны в сторону, пока Эдвард описывал, что я пропустила. Взгляд Эдварда стал рассредоточенным, пока он рассказывал - Она может заставить любого человека видеть то, что она хочет, и ни что другое. Например, сейчас я нахожусь в тропическом лесу. Это так реально, что я мог бы поверить этому, если бы не чувствовал, что обнимаю тебя.

Губы Зафрины изобразили ее жуткий вариант улыбки. Секундой позже глаза Эдварда снова сфокусировались, и он ухмыльнулся ей в ответ.

- Впечатляюще.

Ренесми была зачарована нашим разговором, и она бесстрашно потянулась к Зафрине.

- Можно мне посмотреть? - спросила она.

- Что бы ты хотела увидеть? – спросила Зафрина.

- То же самое, что ты показала папе.

Зафрина кивнула, а я тревожно наблюдала, как Ренесми невидяще уставилась в пространство. Секундой позже, обворожительная улыбка озарила ее лицо.

- Еще, - скомандовала она.

После этого было трудно оторвать ее от Зафрины и ее красивых картинок. Я волновалась, потому что я была абсолютно уверена, что Зафрина может показать ей картинки, которые будут совсем не такими красивыми. Но через мысли Ренесми я могла сама видеть иллюзии Зафрины – они были такими же четкими, как и собственные воспоминания Ренесми, как будто были настоящими – и таким образом определять для себя были они допустимыми или нет.

Хотя я и не могла так легко уступить ей, я признавала, что то, что Зафрина развлекает Ренесми очень даже не плохо. Мне нужны были мои руки. Нужно было еще так многому научиться и физически и ментально, а времени было в обрез.

Мой первая попытка научиться драться прошла не удачно.

Эдвард повалил меня в 2 секунды. Но вместо того, чтобы дать мне возможность побороться с ним - насколько я вообще могла это сделать - он вскочил и отошел от меня. Я тут же поняла, что что-то не так; он замер, как изваяние, уставившись на поляну, где мы практиковались.

- Прости меня, Белла, - сказал он.

- Да, я в порядке, - ответила я, - Давай еще раз.

- Я не могу.

- Что значит, не можешь? Мы только что начали.

Он не ответил.

- Послушай, я знаю, что пока не очень хороша в этом деле, но я не смогу научиться чему-то, если ты мне не поможешь.

Он промолчал. Я шутливо прыгнула на него, но он совершенно не защищался, и мы оба упали на землю. Он был неподвижен, когда я прильнула губами к его яремной впадине.

- Я выиграла, - объявила я.

Его глаза сузились, но он ничего не сказал.

- Эдвард? Что случилось? Почему ты не хочешь меня учить?

Пришлось ждать целую минуту прежде чем он снова заговорил.

- Я просто не могу…вынести это. Эмметт и Розали знают столько же, сколько и я. Таня и Элеазар возможно знают даже больше. Попроси кого-нибудь другого.

- Так нечестно! Ты хорош в этом деле. Ты помогал Джасперу прежде, ты дрался с ним и со всеми остальными тоже. Так почему же ты не хочешь учить меня? Что я сделала не так?

Он сердито вздохнул, его глаза были темны, даже золото в них не могло осветить темноту.

- Смотреть на тебя как на мишень. Видеть все способы, которыми я могу убить тебя… - он вздрогнул, - Это делает твою смерть слишком реальной для меня. У нас не так много времени, так что не имеет значения, кто будет твоим учителем. Основам тебя может научить кто угодно.

Я нахмурилась.

Он коснулся моей надутой нижней губы и улыбнулся, - Кроме того, в этом нет необходимости. Волтури остановятся. Их заставят понять.

- А если нет?! Я должна научиться, Эдвард.

- Найди себе другого учителя.

Это не был наш единственный разговор на эту тему, но мне так и не удалось хоть на миллиметр сдвинуть его с принятого решения.

Эмметт просто жаждал мне помочь, хотя его преподавание скорее напоминало мне месть за все проигранные им туры армрестлинга. Если бы на мне еще могли появляться синяки, то я была бы фиолетовой с головы до пяток. Роуз, Таня и Элеазар проявляли терпение и поддерживали меня. Их уроки напомнили мне инструкции Джаспера в прошлом июне, хотя теперь эти воспоминания были очень расплывчатыми и мутными. Некоторые из наших гостей сочли мое обучение развлечением, а другие даже предлагали свою помощь. Кочевник Гарретт преподал мне несколько уроков, он оказался на удивление хорошим учителем; он так легко общался со всеми, что мне было очень интересно, почему он до сих пор не смог найти себе семью. Я даже один раз сражалась с Зафриной, в то время как Ренесми наблюдала за нами на руках Джейка. Я научилась нескольким хитрым трюкам, но никогда больше я не просила ее о помощи. По правде говоря, Зафрина мне очень нравилась, и я знала, что она на самом деле она не причинит мне вреда, но дикарка пугала меня до смерти.

Я научилась многому у моих учителей, но у меня было чувство, что все эти знания очень поверхностны. Я не имела никакого представления о том, сколько точно секунд я смогу продержаться против Алека и Джейн. Я могла только надеяться, что этого времени окажется достаточно, чтобы помочь.

Каждую минуту дня, что я не была рядом с Ренесми или на тренировках, я проводила время на заднем дворе и работала с Кейт, пытаясь вытолкнуть мой внутренний щит наружу за пределы моего собственного разума, чтобы защитить кого-нибудь еще. Эдвард поддерживал меня в этом начинании. Я знаю, что он рассчитывал, что я таким образом найду способ помочь, который удовлетворит меня, но так же и удержит подальше от линии огня.

Это было очень трудно. Зацепиться было совершенно не за что, никакой осязаемой вещи, с которой можно было бы работать. Все, что у меня было, это растущее желание быть полезной и обладать возможностью защитить Эдварда, Ренесми и как можно большее количество членов моей семьи. Раз за разом я прикладывала усилия, чтобы вытолкнуть этот непонятный щит из себя, но все время с переменным успехом. У меня было ощущение, что я пытаюсь растянуть невидимый резиновый обруч, обод, который в любой момент может из реально осязаемого превратиться в облако дыма. Только Эдвард согласился быть нашей подопытной свинкой, получая удары тока от Кейт каждый раз, когда я неумело сражалась с содержимым собственной головы.

Мы работали по несколько часов, и я чувствовала себя так, будто должна уже быть покрытой потом от усталости, но мое тело в этом смысле меня не подводило, вся моя усталость была только умственной.

Меня убивало, что Эдварду приходилось страдать из-за меня, мои руки беспомощно обнимали его, в то время как он снова и снова вздрагивал от слабых ударов Кейт. Я старалась изо всех сил, чтобы вытолкнуть этот щит и заслонить нас обоих, но каждый раз, когда мне удавалось ухватить его, он тут же сжимался обратно.

Я ненавидела эти испытания и очень хотела, чтобы мне помогала Зафрина вместо Кейт. Тогда все, что вынужден был бы делать Эдвард, это смотреть на иллюзии Зафрины, пока я бы не смогла закрыть его от них. Но Кейт настаивала, что мне нужна более сильная мотивация, под которой она подразумевала мою озлобленную реакцию на боль, причиняемую Эдварду. С первого дня нашей встречи с Кейт я начала сомневаться в ее утверждении, что она не получает определенного садистского удовольствия от использования своего дара. Казалось, что ей нравится испытывать меня.

- Эй, - с энтузиазмом сказал Эдвард, усиленно стараясь скрыть боль в голосе. Он был готов на все, что угодно только бы удержать меня от обучения драться, - В этот раз только немного жжет. Отличная работа, Белла.

Я глубоко вздохнула, пытаясь проследить последовательность своих действий, понять, что именно я сделала правильно, я растягивала свой щит, борясь с ним, чтобы он застыл и остался в растянутом состоянии, когда я выталкиваю его из себя.

- Еще раз, Кейт, - проворчала я сквозь зубы.

Кейт прикоснулась рукой к плечу Эдварда.

Он вздохнул с облегчением, - Ничего в этот раз.

Она подняла бровь, - Но это был неслабый удар.

- Отлично, - фыркнула я.

- Приготовься, - сказала она мне и снова прикоснулась к Эдварду.

В этот раз он вздрогнул, и низкое шипение вырвалось сквозь его зубы.

- Прости! Прости! Прости! - заметалась я, кусая губы. Ну, почему я не могу сделать это правильно?

- У тебя отлично все получается, Белла, - сказал Эдвард, прижимая меня к себе, - Ты начала работать над этим всего несколько дней назад и ты явно быстро прогрессируешь. Кейт, скажи ей, что она хорошо справляется.

Кейт сжала губы, - Не думаю. Очевидно, что у нее есть невероятная способность, но мы только-только подобрались к ней. Я уверена, что она может лучше. Ей не достает стимула.

Я неверяще уставилась на нее, мои губы автоматически вздернулись, обнажая зубы. Да как она могла подумать, что мне не достает стимула, когда она на моих глазах бьет Эдварда током?

Я услышала ропот от многочисленной зрительской аудитории, которая росла с каждым днем моих занятий - сначала только Элеазар, Кармен и Таня, потом проявил любопытство Гарретт, за ним Бенджамин и Тиа, Сиобан и Мегги, а потом даже Алистар начал поглядывать на меня из окна третьего этажа. Зрители соглашались с Эдвардом, все они считали, что у меня уже неплохо получается.

- Кейт…, - предупреждающе обратился к ней Эдвард, уловив в ее голове какую-то идею, но она уже начала двигаться. Она направилась к берегу реки, где неторопливо гуляли Зафрина, Сенна и Ренесми. Ренесми и Зафрина держались за руки, перекидывая друг другу мысленные картинки. Джейкоб следовал за ними в нескольких шагах.

- Несси, - позвала Кейт - все прибывшие очень быстро подхватили раздражающее прозвище,- Ты бы не хотела помочь своей маме?

- Нет, - почти что зарычала я.

Эдвард предостерегающе обнял меня. Я стряхнула его руки с себя, как только Ренесми пересекла поле, направившись ко мне, с Кейт, Зафриной и Сенной следом.

- Ни за что, Кейт, - прошипела я.

Ренесми потянулась ко мне, и я тут же раскрыла ей объятья. Она обняла меня, прижавшись головой к моему плечу.

- Но, мама, я хочу помочь, - сказала она решительным голосом. Ее рука легла на мою шею, подтверждая ее желание изображением нас двоих вместе как команды.

- Нет, - ответила я, быстро отступая назад. Кейт сделала неторопливый шаг в нашу сторону, вытянув вперед руку.

- Держись от нас подальше, Кейт, - предупредила я ее.

- Нет, - она подошла еще ближе, улыбаясь как охотник, загоняющий добычу.

Я пересадила Ренесми себе на спину, все еще отступая от Кейт. Теперь мои руки были абсолютно свободны, и если Кейт хочет, чтобы ее кисти рук соединялись с ее запястьями, то ей лучше держать дистанцию.

Кейт возможно не понимала меня, она никогда не испытывала того, что испытывает мать, и на что она готова защищая своего ребенка.

Она еще не осознала, как далеко она уже перешла грань возможного. Я была настолько взбешена, что на мои глаза будто опустилась красная пелена, а на языке ощущался вкус раскаленного метала. Сила, которую я привыкла сдерживать, свободно растекалась по моим мышцам, и я знала, что просто впечатаю Кейт в каменный валун, если она меня вынудит.

Из-за своей ярости я остро чувствовала каждую клетку своего существа. Теперь эластичность моего щита была для меня более ощутима, теперь он не казался мне тугим обручем, а был не более чем тонким слоем, пленкой, покрывающей меня с головы до ног. Благодаря своей ярости я теперь чувствовала его гораздо лучше, я его контролировала. Я растянула его вокруг себя, потом вытолкнула наружу, охватывая им Ренесми, на случай если Кейт все-таки прокрадется мимо меня.

Кейт сделала еще один крошечный шажок в мою сторону, и угрожающий гортанный рык вырвался сквозь мои сжатые зубы.

- Будь осторожна, Кейт, - предостерег Эдвард.

Кейт сделала еще один шаг и совершила ошибку, которую заметила даже такая неопытная как я. На расстоянии одного короткого прыжка от меня, она обернулась, отвлекаясь от меня на Эдварда.

Ренесми была в полной безопасности у меня за спиной, и я приготовилась прыгать.

- Ты можешь услышать что-нибудь от Несси? - спросила его Кейт, ее голос был совершенно спокоен.

Эдвард скользнул в пространство между нами, преграждая мне дорогу к Кейт.

- Нет, вообще ничего, - ответил он, - А теперь дай Белле успокоиться, Кейт. Не стоит больше раздражать ее таким образом. Я знаю, что она не ведет себя на свой возраст, но все-таки ей всего лишь несколько месяцев от роду.

- У нас нет времени на нежности, Эдвард. Мы должны подтолкнуть ее. У нас всего лишь несколько недель, а у нее такой потенциал, чтобы…

- Отстань от нее на минуту, Кейт.

Она нахмурилась, но восприняла слова Эдварда более серьезно, чем мои угрозы.

Рука Ренесми все еще была на моей шее, она вспоминала атаку Кейт, показывая мне, что это не принесло бы никакого вреда, что папа не позволил бы…

Это все равно не успокоило меня. Кровавая пелена все еще была перед глазами. Но сейчас я уже могла себя контролировать, и я услышала разумные доводы в словах Кейт - злость помогала мне. Я училась быстрее, если на меня давили.

Но это не значило, что мне это нравится.

- Кейт, - прорычала я, положив руку на поясницу Эдварда. Я все еще могла чувствовать мой щит - прочный занавес вокруг меня и Ренесми. Я толкнула его дальше, чтобы в поле его влияния попал Эдвард. Никакой трещины не возникло на его поверхности, никаких следов того, что он может лопнуть. Я прилагала все усилия, и мои слова прозвучали скорее придушенно, чем разъяренно.

- Снова, - сказала я Кейт, - Только Эдвард.

Она закатила глаза, но быстро переместилась к Эдварду и положила ладонь ему на плечо.

- Ничего, - сказал Эдвард. Я услышала улыбку в его голосе.

- А сейчас? - спросила Кейт.

- Ничего.

- И даже сейчас? - прошипела она сквозь зубы.

- Вообще ничего.

Кейт проворчала что-то и отошла в сторону.

- Видишь ты это? - спросила Зафрина своим низким диким голосом, внимательно разглядывая дерево за нами. У ее произношения был странный акцент, она расставляла слова в непредсказуемом порядке.

- Не вижу ничего, что не должен бы, - ответил Эдвард.

- А ты, Ренесми?

Ренесми улыбнулась ей и помотала головой.

Ярость почти отступила, и я сцепила зубы, начиная дышать чаще, пытаясь вытолкнуть этот щит, казалось, что чем дольше я держу его, тем тяжелее он становится. Он упорно сжимался назад.

- Без паники, - предупредила Зафрина маленькую группу, наблюдающую за мной, - Я хочу посмотреть, как далеко она сможет растянуть щит.

Тут же шокированные вздохи донеслись ото всех - Элеазара, Кармен, Тани, Гарретта, Бенджамина, Тии, Сиобан, Мэгги, - всех, кроме Сенны, которая, видимо, была готова ко всему, чтобы не выкинула Зафрина. Все остальные были ослеплены, выражения их лиц были тревожны.

- Поднимите руку, когда к вам вернется зрение, - инструктировала Зафрина, - Итак, Белла. Давай посмотрим, скольких ты можешь закрыть.

Я тяжело вздохнула.

Кейт стояла ко мне ближе всех, не считая Эдварда и Ренесми, но даже она была где-то в десяти футах от меня. Я сжала челюсти и толкнула, пытаясь накатом растянуть свою упирающуюся, упругую защиту подальше от себя. Дюйм за дюймом я продвигала щит все ближе и ближе к Кейт, всеми силами борясь с его ответной реакцией сжаться, как только я преодолевала очередное расстояние.

Пока я старалась, я смотрела только на тревожное выражение лица Кейт, я тихонько застонала от облегчения, когда она моргнула, и ее глаза сфокусировались. Она подняла руку.

- Превосходно! - вполголоса пробормотал Эдвард, - Это как одностороннее зеркало. Я слышу все, что они думают, но они на меня воздействовать не могут, пока я закрыт. И сейчас я могу слышать Ренесми, хотя не мог, когда был снаружи. Я уверен, что сейчас Кейт сможет ударить меня током, потому что она тоже под защитой. Но я все еще не могу услышать тебя…Хмм… Как это работает? Мне интересно, а что если…

Он продолжил бормотать что-то себе под нос, но я уже не могла его слушать, сцепив зубы, я сражалась со своим щитом, передвигая его в сторону Гарретта, который был ближе всего к Кейт. Его рука взлетела вверх.

- Очень хорошо, - похвалила меня Зафрина, - А теперь…

Но она поторопилась; с одним коротким вздохом я почувствовала, что мой щит, словно слишком быстро растянутый резиновый обруч, моментально вернулся в свою первоначальную форму. Ренесми, впервые испытавшая слепоту, которую Зафрина навела на всех остальных, вздрогнула у меня на спине. Обеспокоено, я тут же у усилием вытолкнула свой щит, чтобы снова закрыть ее.

- Можно мне минутку? – с трудом выдохнула я. С тех пор, как я стала вампиром, я не чувствовала потребности в отдыхе до этого момента. Было очень необычно чувствовать себя такой разбитой и в то же время такой сильной.

- Конечно, - ответила Зафрина, и зрители расслабились, когда она сняла иллюзию.

- Кейт, - позвал ее Гарретт; пока остальные, переговариваясь, расходились в разные стороны, растревоженные временной слепотой. Вампиры не привыкли чувствовать себя уязвимыми.

Высокий, светловолосый Гарретт был единственным не имеющим дара бессмертным, кого привлекали мои тренировки. Мне было интересно, что могло привлекать этого путешественника?

- Я бы не стал, Гарретт, - предупредил Эдвард.

Несмотря на предупреждения, Гарретт подошел к Кейт, он был полон подозрения, - Говорят, что ты сможешь любого вампира уложить на лопатки.

- Да, - согласилась она и с коварной улыбкой игриво протянула к нему пальцы, - Любопытно?

Гарретт пожал плечами, - Такого я еще не видел. Мне кажется, что они малость преувеличивают…

- Возможно…, - сказала Кейт, внезапно став серьезной, - Может быть, это работает только на молодых или слабых. Я не уверена. Ты выглядишь сильным. Возможно, ты сможешь устоять перед моим даром.

Она протянула к нему руку ладонью вверх, приглашая. Уголки ее губ ползли вверх, и я была абсолютно уверена, что ее угрожающее выражение лица было лишь попыткой поддразнить его.

Гарретт усмехнулся ее вызову. Очень осторожно он дотронулся до ее ладони одним пальцем.

Его колени тут же подогнулись, и с тяжелым вздохом он упал на спину. Его голова с громким треском расколола кусок гранитного камня. Мои инстинкты взбунтовались от созерцания бессмертного, поверженного таким образом; это было совершенно не правильно.

- А я предупреждал, - пробормотал Эдвард.

Веки Гарретта дрожали еще несколько секунд, а потом он открыл глаза. Он посмотрел вверх на самодовольно ухмыляющуюся Кейт с удивленной улыбкой.

- Ух-ты, - только и сказал он.

- Понравилось? - скептически спросила она.

- Я не сумасшедший, но это было что-то! - засмеялся он, встряхивая головой, пока медленно вставал на колени.

- Надо же, что я слышу.

Эдвард закатил глаза.

Послышался какой-то тихий шум со стороны центрального входа. Я услышала голос Карлайла сквозь гомон удивленных голосов.

- Вас послала Элис? - спрашивал он кого-то, его голос звучал неуверенно, немного расстроено.

Еще один неожиданный гость?

Эдвард понесся к дому, и большинство последовало его примеру. Я шла более медленно, Ренесми все еще была у меня за спиной. Нужно было дать Карлайлу время, чтобы он успокоил нового гостя, подготовил его или ее к тому, что им предстоит увидеть.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.