Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 9 – Дождь из Котят и Тигрят.

Эти движения
Проникают в мою кожу,
Такую чувствительную, что даже тошно

Как и раньше, в этом нет смысла,
Никогда не приближаясь, всегда удаляясь,
Как и раньше,
Ухватив самую суть,
Вонзаясь глубже.
И это невозможно понять.

Почему мы уходим
Сами по себе
Без стыда.

--Well Enough Alone, Chevelle


~*~ Эдвард ~*~

Дерьмо.

Я совершенно не собирался это делать - касаться ее, будто мне и так не хватает проблем с моим стояком. Случайность, просто случайность, как и слова, вылетавшие из моего рта прежде, чем до меня доходил их смысл.

Ну, конечно, это случайность. По большей части.

… Бля, хорошо. Это ни разу не случайность.

Но я не могу прекратить представлять ее в моем кресле, полуголую.

Если получится закончить татуировку за четыре сеанса, это займет около двух месяцев. Если же процесс заживления пойдет медленнее, то, может, и все три. Тогда мы закончим где-то в районе Рождества. К этому времени мой член определенно самовоспламенится, если у меня не будет возможности залезть к ней в штаны. А мы не трахаемся с клиентами, пока работаем с ними.

Да, уж точно, не во время работы над ней.

Я прекрасно держался, пока она не предложила набить божью коровку на ее бедре. За ушком было бы безопасней.

Да, я хотел вылизывать, посасывать и покусывать ее шею. Но, блять, бедро!!! Ее бедро было не менее лизабельным, сосабельным и кусабельным для меня. И, к тому же, так близко расположено к другой части тела, которую мой рот ни за что не захотел бы обделить вниманием. Я уж промолчу о моем члене, который просто жаждал посетить этот райский уголок.

И ее трусики.

Ох, дьявол, ну что я тебе сделал? За что ты жаришь меня в этом сексуальном пекле?

Они не были черными кружевными, или красными сатиновыми, или даже невинно белыми хлопковыми. Серые шортики, украшенные двумя вертикальными светло-розовыми кружевными полосками, имитирующими ширинку мужских брифов. И такой же кружевной поясок.

Святое дерьмо! Блядь! Блядь! Блядь!

Она явно смущалась и покраснела еще сильнее, стягивая штаны, чтобы оголить бедра. Сдвинув трусики пониже, она показала мне выбранное ей место для нанесения тату. Боже милостивый, почему она не хотела ее рядом с бедренной косточкой? Нет, нет, нет, она должна была быть ниже, еще ниже. Ебучий адский мир, сбавь обороты…



Так низко, что я ожидал, как сейчас появятся маленькие темные кудряшки, но… Ничего. Мой мозг начал догонять мой член, а благодаря бушующим гормонам шарики уже почти зашли за ролики, и тут я стал понимать, что, может быть... волос не было.

Может быть, она там голенькая?

Господь и святое небо, пожалуйста, пусть она будет голенькой.

И все же это маловероятно. Она совсем не была похожа на такого рода девушек. Хотя, откуда я мог знать, какая она была на самом деле. Я лишь знал, что она точно не такая.

Почему она не могла бы быть голенькой? Означает ли это, что у нее есть парень? Я как-то не думал об этом до сих пор. Но, если у нее есть парень, я выбью из него все дерьмо за то,

1)что он позволил ей прийти сюда одной;

2) что никогда не навещает ее на работе;

3) что он в принципе существует.

Она спросила, придется ли брить ей спину, когда мы приступим. Я опять сник, заранее чувствуя себя виноватым за то, что согласился на всю это авантюру… но еще хуже было бы отказать себе в этом удовольствии.

Все время, пока я работал над татушкой, я только и мог думать о том, что же там скрывается под трусиками. Я боялся заговорить с ней, зная, что не могу сейчас даже складно мыслить, не то что беседовать. В сложившихся обстоятельствах я мог ляпнуть что-нибудь воистину идиотское, поскольку вместо члена в моих штанах находился стальной стержень, при чем в жутко стесненном положении.

Периодически она тихонько постанывала. И я спросил, в порядке ли она, пытаясь, как и любой профессионал на моем месте, выяснить ее болевой порог.

Белла издала какой-то странный звук, напоминавший мурлыкание, а затем сказала:

- Все хорошо, - словно она получала удовольствие.

Я посчитал за лучшее просто промолчать, потому что на языке вертелось только: «Белла, я бы хотел вытрахать все это дерьмо из тебя, когда мы закончим? Согласна?»

Так что, я молча пережевывал свой язык, убиваясь, что не могу в полной мере ощутить нежность ее кожи через резиновые перчатки.

Демонстрируя ей законченную татуировку, я не мог оторвать взгляда от ее задницы. Мы вернулись к моему рабочему месту. Нанося Tattoo Goo на ее травмированную кожу, (п.п.: мазь для заживления и ухода за татуировками, быстро снимает болевые ощущения.) я мечтал о том, как буду втирать в ее нежную плоть кое-что иное, собственного производства, или ее, - это не имело значения.

Наконец, я закончил, и мы поднялись. Ее макушка доставала мне до плеча. И я не мог отказать себе в удовольствии, представив, как идеально она поместится в моих объятьях… как мой член прижмется к ее животику… Снова. Совершенно очевидно, я уже вне чертового контроля.

Она уставилась на меня, кусая свои чертовы губы, заставляя мой член дергаться и рваться прочь из штанов. Я чувствовал, что мне следовало бы извиниться или сделать что-то в этом роде. А значит, признать сам факт своего возбуждения, что само по себе было очень дерьмово. А еще придется признаться, что я борюсь с этой проблемой с тех самых пор, как она показала мне свои ебаные трусики… Плохая идея.

И в основном потому, что я бы хотел, чтобы эта идея была хорошая.

Она снова издала какой-то звук: то ли громко вздохнула, то ли тихо простонала. Не знаю точно. Я был слишком занят перемалыванием своих зубов в порошок, пытаясь таким образом заткнуть свой рот и удержать в себе признание того, насколько сильно я хочу ее трахать, пробовать, поглощать.

Элис внезапно материализовалась позади меня.

- Ты уже видела, как Эдвард адаптировал твой эскиз? – бодро спросила она. Элис незаметно ткнула меня локтем в бок, вырывая из пьяных фантазий. Маленькая хитрая фея. Хотя я реально был в астрале.

Я отступил на шаг назад от Беллы. Ее глаза тут же метнулись вниз к моему стояку и расширились. Она моментально переместила свой ошеломленно вопросительный взгляд на Элис. Та только глаза закатила. Казалось, девочки, не произнеся ни слова, о чем-то поговорили.

Что за черт? Они теперь подружки, что ли? С каких пор?

- Нет еще. Он, наверно, хотел сделать это прямо сейчас, - сказала Белла. Она слегка приподняла голову, ожидая моего ответа.
Я направился к своему столу, вытащил папку с рисунком и внезапно разволновался. Я потратил на него кучу времени, добавив немного цвета и контраста в сами крылья, чтобы они выглядели более хрупкими. Теперь они казались почти прозрачными. Словно воздушные крылья стрекозы. Я постарался сохранить все нюансы сюжетов в их прорехах, используя яркие контрастные цвета с глубокими оттенками.

Развернув рисунок перед Беллой, я замер, ожидая ее реакции.

Она поднесла одну руку ко рту, а пальчиками второй скользила по эскизу, обводя контуры рисунка. При этом она быстро моргала и часто дышала.

Блять. Он ей не нравится.

Белла глубоко и неровно вздохнула. Ее лицо преобразилось. Его мягкие черты разгладились, не выражая никаких эмоций.

- Эдвард, это идеально. Именно так я его себе и представляла, - ее голос дрожал. Боль и горечь наполнили ее интонации, словно я разодрал ее кожу и сам же насыпал соль на открытые раны. Белла стиснула зубы и прикрыла глаза.

Через некоторое время она подняла голову и посмотрела на меня пылающим взглядом, полным боли и упрямства.

- Когда мы можем начать?

В этот момент я понял, что Элис была более чем права. Я бы так хотел, что бы она ошибалась, но нет. Что бы ни произошло с Беллой в ее прошлом, это определенно было что-то ужасное. И именно это она собиралась запечатлеть на своей коже.

- Я бы хотел подождать, чтобы проверить, как быстро твоя кожа будет заживать после нанесения тату. Так я смогу лучше рассчитать длину наших сеансов и объемы работы в каждой сессии.

Я ждал ее реакции. Уверен, что, если бы я предложил начать прямо сейчас и рисовать на ней 24 часа в сутки под капельницей из кофе, она бы согласилась, не моргнув глазом.

- Значит, придется ждать две недели? – она неуверенно постукивала искусанными пальчиками по столу и выглядела крайне недовольной подобной перспективой.

- Несколько дней. В любом случае, Белла, я же не отказываюсь, если тебя это беспокоит.
Я бы многое отдал сейчас за возможность прочесть ее мысли. Совершенно дикие глаза. Словно она была под действием наркотических препаратов и ловила глюки.

- Давай-ка проверим, как проходит процесс заживления, в пятницу и в конце выходных, - успокоил я Беллу, начиная ненавидеть это выражение паники на ее лице. Я видел, как она постепенно расслабляется и перестает выбивать стаккато пальцами на столе. - Если прогресс будет на лицо, - продолжил я, - то мы назначим первый сеанс, скажем, недельки через полторы.

- Ты будешь проверять тату каждые два дня? – спросила она.

Хотя Белла теперь звучала более спокойно, ее глаза еще сохраняли это выражение безумия. Я отчаянно пытался понять, чем вызвал такую реакцию, чтобы иметь возможность сделать хоть что-то, чтобы прогнать ее боль.

- Конечно, Белла. Каждую твою смену, если хочешь, - кивнул я, а мысленно уже проклинал свою реакцию на предстоящее мне лицезрение ее гребаного белья. Я совершенно не представлял, как буду подавлять тотальную тиранию своего члена, требующего себе эту киску.

- Ладно, - с облегчением кивнула Белла.

Я выдохнул, понимая, что все это время практически не дышал. Белла снова начала водить пальчиками по рисунку. А я не мог оторвать от них взгляда, представляя, какие ощущения испытывал бы, если бы они очерчивали контуры моих татуировок.
Разумеется, все это только усилило мою эрекцию.

- У тебя же будет время в четверг, - предложила Элис.

- Это же меньше, чем через неделю, - уставился я на нее.

- Белла будет быстро восстанавливаться, - пожала она плечами. - Запиши ее. Если будет рано – просто перенесете сеанс на другое время после осмотра в воскресенье.

- Белла не работает в это воскресенье, - вырвалось у меня, прежде чем я успел подумать. Потрясающе.
Давай Мейсен, просто выбей на лбу тату СТАЛКЕР неоновыми буквами, и всего делов.

- Я живу рядом. Могу зайти, - предложила она.

- Я не работаю по воскресеньям, - я взглянул на Элис, не понимая, что вообще происходит.

Элис наткнулась на мой убивающий взгляд.

- Ну и прекрасно. Джаз или Эмметт тебя осмотрят, - преспокойно сказала она.

Господи, сделай меня Скоттом из «Людей Х», чтобы я мог испепелить ее взглядом прямо сейчас.

- Я приду, - сказал я, затыкая Элис.

- Ты не должен приходить специально, чтобы проверить мою тату, - сказала Белла, накручивая прядь волос на палец.

Я пожал плечами.

- Я все равно хотел пообедать с Эсме, так что ничего страшного, - я мысленно сделал себе заметку в голове, предупредить Эсме, что принесу с ней ланч в воскресенье. А еще я молился, чтобы Элис напомнила мне об этом. Хотя все, что касается Беллы, никогда не вылетает из моей дырявой башки.

- Ох, ну ладно, - казалось, Белла поверила. А вот Элис вздернула бровь и ухмыльнулась. Она так никогда не делала. Это была моя фишка.

- Эдвард, - Белла тихо произнесла мое имя, и я сразу задался вопросом, как оно прозвучит, когда она будет выкрикивать его в экстазе. - Как думаешь, получится сделать кончики крыльев на плечах?

Хотя я совершенно не понимал Беллу, но мы определенно сходились с ней в видении ее тату. Я усмехнулся.

- Если честно, я так это себе и представлял. Так что – да.

- Здорово. Сколько я должна за эту тату? И когда обговорим цену за новую?

Она похлопала себя по бедру, где свежая тату скрывалась под джинсами и чертовыми трусиками, одновременно указывая на лежащий перед ней рисунок.

- Не беспокойся об этом, - кивнул я на ее пах, чувствуя себя полной задницей, потому что нагло вытаращился на ее киску. Я и был задницей. - Обсудим цену на следующей неделе, когда определимся с датой.

- Окей, - она прикусила губу, кивнув мне, посмотрела на Элис.

- Пойдем, Белла, - подмигнула ей Элис. Девочка вспыхнула и очень мило и застенчиво улыбнулась. Ее глаза загорелись, и она слегка подпрыгнула, обходя меня, чтобы проследовать за Элис в комнату пирсинга.

Что за хрень?

Джаз и Эмметт сидели на диване и хихикали, глядя на меня, как чокнутые девицы.

- Что? - рявкнул я на них.

- Чувак, ты такой ебанутый, ты в курсе? – пробасил Эмметт.

- Что ты несешь? – окрысился я.

Эмметт и Джаз обменялись многозначительными взглядами, от которых все мое дерьмо возмущенно забурлило. Понимая, что не получу ответа, я закатил глаза и начал прибирать свое рабочее место. Была уже полночь, и на двери висела табличка «Закрыто». Я провел с Беллой полтора часа.

- Пойдем в бар? – зыркнул на меня Эмметт.

- Не сегодня, мужик, - я покачал головой.

У меня не было никакого настроения переться с Эмметтом в бар. Я не хотел давать ему лишний повод подъебывать меня, если бы решил не тащить домой очередную подстилку для того, чтобы через несколько часов отправить ее к черту на такси, за которое я бы, конечно, заплатил сам. Я ж не до такой степени мудак. Кроме того, я совсем недавно проверялся на всякие венерические заболевания. Бог миловал. Но я бы не хотел затащить себе в штаны по собственной воле какую-нибудь херню.

Мне и одного раза хватило, чтобы стать разборчивым.

У меня был план, и я его придерживался. Я собирался трахать Беллу, и не один раз, несколькими способами, в течение долгого времени, если не собьюсь с курса. Но сначала я закончу с ее тату. Я могу потерпеть. Терпение - не самая сильная моя сторона, но я, определенно, должен постараться.

Десять минут спустя Элис и Белла вышли из комнаты для пирсинга. Элис была похожа на кошку, которая только что слопала канарейку, а Белла... В общем, она была слегка возбуждена. Девушка облизнула губки, посмотрела на меня и быстро отвела глаза.

К нам вернулся напуганный котенок.

- Пойдем домой, дорогая? – Джаспер встал и протянул Элис руки. Та изящно прыгнула прямо к нему в объятья и чмокнула его в шею.

- Я говорила тебе, что ты классно выглядишь? – спросила она, водя пальчиком по тату с ее именем на руке Джаза.

- Да, кажется, да. Но не стесняйся и скажи еще раз, - протянул он.

Не знаю, что такое сегодня с Джазом и его жилетом, но они на пару чертовски удачно загребли к себе кучу внимания.
Я предпочел промолчать, повернувшись к Белле, которая стояла рядом. Она странно смотрела на Элис и Джаза. На ее лице, в отличие от моего, не было отвращения. Я же видел их ути-пути каждый день.

Белла выглядела печальной.

Мне захотелось убить того, кто заставил ее грустить при виде влюбленной пары. Ее глаза стали пустыми, она взглянула на меня, слегка улыбнувшись:

- Мне пора.

Во мне возникло гребаное нелепое желание обнять ее. Я задумался, когда последний раз вообще обнимал хоть кого-то. Кажется, за эти четыре года я несколько раз обнимал Элис и Эсме. Башка моя дырявая – не помню.

- Провожу тебя до машины, - предложил я. Мне захотелось сделать что-то милое, совершенно противоположное своему острому желанию утащить ее в тату комнату и жестко оттрахать, пока Элис и ребята не видят.

Потому что я могу быть терпеливым, если так нужно для дела.

Кажется.

- О, спасибо, но я без машины, - ее щечки снова порозовели, что совершенно не помогало мне придерживаться моей новой стратегии терпения.

- Что? - переспросил я, как идиот млея от ее румянца.

- Я пешком, - пояснила Белла, глядя на меня как на ребеночка, которому все еще требуется показывать, как собирать пирамидку.

- Господи, Белла, тебе жить надоело? Нельзя шарахаться в полночь по Чикаго одной, - я практически ругался на нее.

- У меня есть перцовый баллончик, - сказала она с вызовом, скрестив руки на груди. Она направилась к выходу, но на полпути обернулась, чтобы пристрелить меня взглядом.

Ооо, тигренок вернулся.

Я ухмыльнулся ей.

- Ага, от него так много пользы. Особенно, когда позади парень вдвое больше тебя.

Типа меня. Когда я нагну тебя в ванной перед зеркалом, чтобы ты могла видеть, как я трахаю тебя сзади. Сразу, как только мы закончим с татуировкой.

- Никто не собирается на меня нападать, - она аж выпучила свои глазенки. - Кроме того, я живу всего в нескольких кварталах отсюда. Что тут может случиться?

У меня перед глазами пролетел миллион ужасных сценариев, которые могли развернуться по пути домой. И ничего из этого с ней не должно было произойти. Ну, кроме того, с моей ванной и зеркалами.

- Где ты живешь? – спросил я.

- Восточный Линкольн.

- Я туда и направляюсь. Я провожу тебя. Со мной к тебе никто не подъедет, - проговорил я, усмехнувшись. Наверное, я звучал как двенадцатилетний пацан с ломающимся голосом. Двенадцатилетний пацан с ломающимся голосом и стабильным жестким стояком.

- Какая прелесть, мой личный телохранитель, - буркнула Белла, но, кажется, ее это не злило.

Я был до одури доволен собой. Немного времени наедине с Беллой без Эмметта, Джаза и Элис. Как она будет вести себя без свидетелей? А я?

Эмм уставился на меня, уронив челюсть. Элис выглядела охуенно довольной. А Джаз просто смотрел на Элис, копируя выражение ее лица.

Придурок.

Белла схватила куртку и надела ее, прежде чем я успел додуматься помочь ей. Я взял свою из-за кассы и первый прошел к двери.

- Увидимся, ребят, - кивнул я на прощание, припухшие и лыбящиеся засранцы кивнули мне в ответ.

- Пока, Белла. Позвони мне завтра, - Элис хитро взглянула на нее, и я понял, что они опять о чем-то сговорились у меня за спиной. Похоже, эти двое снюхались.

- Конечно, - самодовольно улыбнулась Белла, махнув всем троим рукой, пока я отрывал дверь, позволяя холодному воздуху улицы просочиться внутрь.

Какое-то время мы шли молча, не произнося ни слова, и я все пытался придумать, о чем бы с ней поговорить, чтобы не выглядеть полным дебилом. Слава Богу, Белла спасла меня.

- Ты помнишь нашествие божьих коровок? – вдруг выдала она.

- Что? – Наверное, я смотрел так, словно у нее выросла еще одна голова. О чем, черт побери, она говорит?

- Ты не помнишь? Ну, это было как казнь лягушками из десяти казней египетских? Только вместо лягушек – божьи коровки. Мне было лет двенадцать-тринадцать. Как то я вернулась из школы, а все стены нашего дома были усеяны ими. Такое впечатление, что дом жил, дышал, шевелился. Очень необычно, ведь считается, что это довольно-таки редкие насекомые. Знаешь, если ты вдруг обнаружишь сидящую на тебе божью коровку, то можешь загадать желание. Они приносят удачу.

- А я думал, что загадывать желания можно только, если видишь падающую звезду, - прохрипел я и подумал: «Во, дурак!»
Белла пожала плечами.

- Рене всегда говорила, что нужно загадывать желание. Но тогда их было не сосчитать, буквально миллионы. Даже в помещениях. Знаешь, когда пытаешь сбросить ее с себя, она кусается и, вроде как, писается, на одежде остается такая желтая полосочка. В том году они перестали быть чем-то необычным. Помню, как той весной, да, собственно, и весь последующий год, убирая свою комнату, я повсюду находила трупики этих насекомых. Моя спальня стала их кладбищем, - ее голос оборвался, и я реально почувствовал, как от Беллы исходит боль.

- А кто такая Рене? - не особо задумываясь, спросил я.

- Это моя мама, - пауза. – Была моя мама, – поправила себя Белла.

- И что случилось? – Я знал, что мне нужно подождать, пока она сама не начнет говорить, но не смог остановить себя.

- Она погибла в авиакатастрофе, - тихо сказала Белла. Ее шепот медленно пересек расстояние между нами и испарился в холодном обволакивающем нас воздухе.

- Ох, блять, Белла, мне так жаль, - протараторил я, а в моей голове уже строилась куча предположений.

Так вот почему такая тату - это связано с ее прошлым. И хотя мне очень хотелось верить, что рисунок, который она требовала нанести ей на тело, был всего лишь проявлением ее души, в нем было слишком много всего: темноты, разрушения, жизненного опыта, отражающего чего-то подсознательное.

Белла пожала плечами и слегка потрясла головой. Я физически ощущал ее боль. Мне не нужно было давить на нее, этот маленький испуганный котенок и тигр в одном лице мог довольно грубо отшить. В конце концов, у меня было как минимум 20 часов наедине с Беллой, чтобы выведать все ее секреты.

- Хей, - нежный голос Беллы прервал мои размышления. Я вдруг осознал, что Белла склонилась к потрепанной изгороди у тротуара в паре шагов позади меня.

- Все нормально? – странное паническое чувство поднялось от желудка к моему горлу, мешая дышать. Но Белла подняла руку, останавливая меня как раз в тот момент, когда я практически бросился к ней.

- Шшш, - пробормотала она и вытянула другую руку, будто умоляя меня о чем-то. – Все хорошо, - промурлыкала она, щелкнув языком по небу.

И тут я увидел, что привлекло ее внимание. Малюсенький котенок бело-оранжевой расцветки неуверенно прошагал к ней, аккуратно переставляя свои через чур широкие лапки, и понюхал ее пальчики.

- И что ты здесь делаешь, кисуля? – она нежно дотронулась до головки котенка и схватила его обеими руками. Он выглядел еще слишком маленьким, чтобы вот так прогуливаться одному, не говоря о том, что было холодно, да и темно. Если бы я взял его в руки, он поместился бы у меня на ладони.

- У него даже бирки нет. – Белла посмотрела на меня своими огромными глазищами, и я чуть не зарычал: мой чертов
Тигренок, она держала в руках точную копию своего прозвища. Эта картинка напоминала дебильный постер Общества по предотвращению жестокого обращения с животными или подобное дерьмо.

Я подошел к ним и посмотрел на маленькое чудо, которое в этот момент издало такое смешное «Мяу», что я не смог сдержать улыбку.

- Что за фигня с его ногами? – удивился я.

Ну, действительно, размером они были не меньше его головы.

Белла неодобрительно насупилась, но все-таки взглянула на его свисающие лапки.

Она нежно потрогала пальцами подушечку одной из лапок котенка и широко улыбнулась. Эта была самая легкая и искренняя улыбка, которую я когда-либо видел на ее лице.

- Она полидактель.

- Коты не являются потомками динозавров, Белла, - фыркнул я в ответ.

- Вот тупица, - она закатила глаза, - полидактилия означает многопалость, у этой маленькой девочки два лишних пальчика на передних лапках, поэтому они и выглядят такими большими.

Она нежно погладила котенка.

- Хм, да-а, это чертовски странно, - ответил я. Тыкая языком в «укус змеи», я наблюдал за развитием этой офигительной любовной истории. Белла покусывала нижнюю губу, явно раздумывая, что же теперь делать с этим новым маленьким мурлыкающем другом.

- Думаю, мы должны взять ее домой. Она не выживет на улице, - я поджал губы, ожидая ответа Беллы.

Она закивала головой словно маленький ребенок, которому пообещали купить попкорн и конфету, и прижала маленький полосатый комочек к груди. Мы пошли дальше. Все мысли Беллы явно сосредоточились на ее новом пушистом сокровище, и я был благодарен ему за то, что нам не придется продолжать прерванный разговор, который однозначно привел бы нас к подробностям смерти ее матери.

- Ну, вот и все, - сказала она и остановилась. Я огляделся. Уверен, что на моем лице появилась офигительно идиотская ухмылка. По крайней мере, Белла довольно странно посмотрела на меня.

- Что?

- Значит, ты здесь живешь. – Я приподнял бровь и кивнул в сторону здания, находившегося позади меня.

- Ммм, да, а что с ним не так? – будто защищаясь, спросила она. Ее глаза сузились.

- Ничего, - усмехнулся я. - С ним абсолютно все нормально.

Я направился к главному входу, вынул электронный пропуск и провел им по магнитному полю двери.

- Что ты делаешь? – Белла шокировано смотрела на меня, очевидно, очень нервничая. Она думает, что я взламываю входную дверь?

- В этом доме живу я. – Я ухмыльнулся и открыл дверь, приглашая ее войти. Ее глаза постепенно расширялись, пока она пыталась осознать происходящее. А ее лицо просто пылало.

- О, - тихо произнесла она.

Мы вошли в здание, и охранник внимательно посмотрел на нас. На самом деле, впервые за четыре года, что я тут жил, он обратил на меня внимание. Он попеременно глазел то на меня, то на Беллу.

- Привет, Маркус, - вежливо поздоровалась Белла и подошла к его стойке.

- Здравствуйте, мисс Свон, - ответил он, и на его лице расплылась широкая улыбка.

Я почувствовал, как меня накрыла волна раздражения. Оказывается, Белла воздействовала каким-то странным образом не только на меня: охранник просто светился счастьем, глядя на нее.

- Что там у Вас? – он наклонился к ней, пытаясь разглядеть, что она держала в руках.

Слегка обеспокоено Белла прижимала к груди спящего котенка.

- Мы нашли ее на улице совсем одну и без бирки. Не могли же мы ее там бросить. – Она объясняла, что произошло, все время поворачиваясь в мою сторону и нервно улыбаясь.

- Конечно, не могли, - сказал Маркус и уставился на меня. Я ответил ему своей самой лучшей притворно-милой охерительной улыбкой, потому что Белла сказала: «Мы». Обломись, членвард.

- У меня тут есть кое-что для тебя, - она подмигнула Маркусу.

Заебись, она что, флиртует с ним? Ему было где-то в районе сороковника, и он выглядел охеренно страшным.

- Эдвард, помоги мне, пожалуйста, - Белла удивленно посмотрела на меня, наверное, ее потрясло выражение моего лица. Потому что я реально пытался проделать взглядом дыру в голове Маркуса.

- Кончено, Тиг… Белла, - ответил я, когда она протянула мне свои руки. Я понял, что она пытается передать мне котенка. Я приобнял снизу ее ладошки, наслаждаясь ощущениями ее мягкой кожи в моих руках, и услышал, как она быстро выдохнула. Белла очень медленно и аккуратно вытаскивала свои руки из моих, так, чтобы не потревожить своего питомца. Котенок свернулся клубочком в моих ладонях.

Белла поджала губки и несколько секунд, не отрывая глаз, смотрела на меня. А потом поднесла руку ко рту. Я уже собирался спросить ее, что случилось, как вдруг… она, черт побери, начала смеяться надо мной.

- Что? – я рявкнул на нее.

Она помотала головой, засунула руку в сумку, порыскала там и достала толстую книгу и мобильный. Она протянула книгу Маркусу, который настолько сильно обрадовался, словно она предложила ему ключи от квартиры, где деньги лежат, и кое-что еще.

Ну, такое же выражение было бы и на моем лице, если бы я был на его месте.

Белла открыла телефон, и только после того, как мелькнула вспышка, я понял, что она сейчас сделала: она сфотографировала меня с этим проклятым котенком.

- Какого хрена ты это сделала? – все, о чем я мог сейчас думать, - это о потенциальной реакции Эмметта на эту фотку. Да, это будет его лучший день. Заебись.

- Инструмент для шантажа, - Белла усмехнулась и убрала телефон.

Что ж, придется признать, что она не только красивая, но еще и сообразительная. Я бы не хотел, чтобы кто-нибудь когда-нибудь узнал о существовании этой фотки.

Мои глаза непроизвольно сузились, я сжал челюсти, понимая, что Маркус внимательно наблюдает за мной, а я все еще держал в своих руках этого дебильного котенка.

- Ну, понятно, - я медленно кивнул, мой голос звучал спокойно и ровно.

Белла громко сглотнула и посмотрела на Маркуса.

- Увидимся завтра. – Она улыбнулась ему и повернулась ко мне, протягивая руки.

- Все нормально, - я приподнял бровь, притянул свои ладони к груди и направился к лифту. Белла последовала за мной. Двери моментально открылись, я пропустил Беллу вперед и, мило улыбнувшись Маркусу, зашел внутрь.

Белла нажала кнопку 13-го этажа, и я прыснул. Она настороженно посмотрела на меня.

- Когда ты переехала сюда? – Я задал этот вопрос, потому что ощущал себя так, словно оказался в фильме «Сумеречная зона».

- Если я тебе отвечу, ты отдашь мне котенка? – Белла опять прикусывала свою губку, а я пытался сконцентрироваться на малюсеньком беспомощном животном, находящемся в моих руках, чтобы удержать себя на месте и не кинуться на нее. Будет совсем дерьмово, если я уроню котенка.

В отражении зеркал я видел ее, покусывающую свою губу, во всех ракурсах: в профиль, в анфас, справа и слева. А еще мне открывался восхитительный вид на ее прекрасную задницу. Я сегодня показал чудеса сдержанности и сейчас опять подвергался жуткому испытанию в этом замкнутом пространстве, в окружении потрясающего концентрированного аромата ванили и сирени, атакующего меня со всех сторон.

И теперь я знаю, что она живет на том же гребаном этаже, что и я.

- Может быть, - я пожал плечами и шагнул по направлению к ней. Она отступила в угол лифта.

- Я переехала в начале августа, - прошептала она. Ее голос дрожал, да и тело тоже. Она смотрела на меня со странным выражением на лице, эмоции в ее глазах проносились так быстро, что я не успевал понять их. Что там было? Желание, страх, злость, надежда?

Я превозмогал в себе потребность прижаться к ее телу, мечтая, чтобы оно касалось меня каждым дюймом. Мой член всасывал в себя всю мою кровь, не позволяя мне рассуждать здраво.

- Блять, ты классно пахнешь, - мои мозги больше мне не подчинялись. – Что это за духи?

Я наклонился к ней и вдохнул ее аромат. Как ебнутая собака, твою мать.

Мне казалось, что я сейчас пописаю ей на туфли, чтобы пометить свою территорию.

Мой нос касался ее виска, и я был готов сдаться и полностью отдаться своим желаниям.

- Э, я не пользуюсь духами, они вызывают у меня головную боль, - прошептала она чуть слышно. Этот слабый звук ее голоса подействовал на меня сокрушающее: мой член стал таким твердым, что я ощущал, как молния моих джинсов практически впивается в него.

К счастью для Беллы прозвучал сигнал лифта, оповещающий нас о том, что мы благополучно достигли тринадцатого этажа. К этому моменту я уже был готов буквально впечатать себя в нее, или кусать ее шею, или и то, и другое.

Я медленно подался назад, она обошла меня, выглядя очень смущенной, облегченно, но в то же время, разочаровано вздыхая. Я не смог удержаться от ухмылки.

- Так ты отдашь мне котенка? – она слегка сердилась, ее пальчики тянулись к моей руке, в которой как в люльке спал ее новый питомец.

- А как ты откроешь дверь? – многозначительно спросил я, удивляясь тому, что все еще был способен формулировать довольно логичные предложения, учитывая крайнюю степень возбуждения, в которой сейчас пребывал. Я чертовски гордился собой.
Она сжала губки и состроила такую хмурую рожицу, сердито сдвинув брови, что я не мог не рассмеяться.
Тигренок Второй издал недовольный звук из-за того, что мы прервали его сладкий сон, затем покрутился на моей ладони, слегка покалывая кожу моей руки своими маленькими острыми коготками, и свернувшись комочком, закрыл глазки.
Белла отвернулась и с обиженным видом понеслась по коридору. Я мысленно похлопал себя по плечу, поскольку сейчас я точно узнаю, где она живет. Она направлялась в противоположный от моей квартиры конец коридора. Но несмотря на это, ситуация все равно была прикольной. Карма какая-то. Белла, предмет всех моих сексуальных фантазий на протяжении нескольких последних недель, проживала не только в одном доме со мной, но и на одном этаже, правда, в противоположном конце.

Христос, о чем еще можно было мечтать?

С моего лица не сходила улыбка, пока она открывала дверь в свою квартиру и зажигала свет. Я вошел, у выхода лежала пара туфель, которые выглядели до смешного маленькими по сравнению с моими. Белла открыла ближайший шкаф и повесила туда свою куртку. Я вошел в квартиру, но, на самом деле, я понятия не имел, что мне делать: закрыть дверь, последовать за ней, просто подождать, может, она что-то скажет.

Я знал, что это было опасно, или, что правильнее, это было очень опасно для моего члена. Я серьезно рассматривал идею повесить на него табличку, предупреждающую, что любое приближение к нему, не говоря уж о контакте, может закончиться взрывом и потерей конечностей.

Смерть от спермы Эдварда Мейсена.

- Ты подержишь ее, пока я приготовлю для нее небольшую постельку или что-то вроде того? –спросила меня Белла, ее глаза перебегали с места на место так быстро, словно она смотрела мировой чемпионат по пинг-понгу.

Я кивнул и улыбнулся, пытаясь не позволить моим мыслям, которой так и завертелись в моей голове от слова «кровать», управлять мной, если я хотел вести себя адекватно.

Она пробежала через коридор на кухню, включив свет. Все квартиры в этом доме были совершено одинаковые. И я хорошо себе представлял расположение комнат. Я не очень знал, что ожидал увидеть в квартире Беллы, но точно не это. На стене висела картина, которая, скорее всего, если судить по ее стилю и сравнивать с эскизом, над которым я работал, принадлежала руке Беллы. В оформлении квартиры преобладали темные тона с редкими вкраплениями резких цветов.

Мебель была довольно эклектична. Шоколадного цвета винтажный диван. Темно оранжевое кресло по середине комнаты. Несколько толстых книг, романы и учебники, лежали на полу рядом с дорогим переносным компьютером. На стене висел плоский телевизор. На небольшом столике валялись журналы о татуировках, такие же аккуратной стопочкой были сложены у меня на кухне. Увидев их, я почувствовал облегчение: некоторые из этих журналов были довольно старыми, это означало, что она задумала сделать себе татуировку довольно давно. Это не было спонтанным решением.

- Ты живешь одна? – спросил я, следуя за ней мрачной тенью.
- Да, - голос Беллы звучал тихо, никаких эмоций. Она повернулась и взглянула на меня пронизывающим взглядом. Я не мог отвести глаза.

Эмоции, бушующие в ее глазах, ошеломляли. И я моментально узнал их. Взрывоопасная смесь потери, скорби, боли пыталась высвободиться и пробиться на поверхность. Я был уверен, что авиакатастрофа, о которой она мне рассказала сегодня, произошла совсем недавно. Казалось, что мама была ее единственным родственником, слишком сильные эмоции испытывала Белла. Она излучала их, словно завернувшись в плащ, сотканный из боли. Я удивился, что раньше не видел и не замечал этого. Может быть, дома она становилась самой собой, а может, мой вопрос застал ее врасплох и заставил раскрыться.

Но это маленькое открытие рождало еще больше вопросов об этой девочке. Я был рад, что мы проведем наедине довольно долгое время, и у Беллы не будет возможности сбежать, спрятаться, она окажется в ловушке под дулом моего пистолета, пока я буду разрисовывать ее.

Белла отвернулась и продолжила передвигаться по квартире аккуратными шажками, будто опасаясь чего-то, либо кого-то. Наверное, мне нужно было остаться в гостиной и подождать ее там. Но я знал, куда она идет, а мой член уже давно указывал в этом направлении – спальня, север.

Я стоял в дверном проеме, сраженный наповал к ебеням, потому что комната выглядела, как опочивальня бога секса. Три стены, выкрашенные в мягкий серебряно-серый цвет, поверх которого хаотично справа налево были нанесены дуги цвета морской воды. А дальняя стена просто приковала к себе мой взгляд, заставляя мой член болезненно сжаться.

Она была ярко красной, каркас кровати, вплотную придвинутой к стене, был выполнен из кованного железа в виде замысловатого рисунка, напоминавшего виноградную лозу, вьющуюся по перекладинам, украшенным розовыми бутонами или подобным дерьмом. И я мог представить себе Беллу, лежащую на этой кровати, на темно-сапфировом одеяле. Ее волосы раскинулись по подушке. Ее кремового оттенка кожа выглядит офигенно притягательно и совершенно съедобно. И на ней должен быть тот красный лифчик, который я видел в клубе, трусики из этого же комплекта и, наверное, шпильки. Это сделает ее неотразимой Беллой из моих фантазий.

Ничего, только нижнее белье и шпильки.

Белла стояла напротив меня и что-то говорила, но я не слушал, потому что я был ослом, перед глазами которого мелькали яркие образы Беллы в спальне, в этой кровати.

Боже, я королевский ебарь

- Что? – спросил я, возвращаясь из мира сексуальных извращений на бренную землю, и посмотрел на Беллу.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.