Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 18 – Короткая буря и легкий дождь.


Чем глубже ты вколешь в вену,

Тем глубже твои мысли, боли больше нет.

Я в раю, я - Бог,

Я везде, так горячо!

Это не привычка, это круто, я чувствую себя живой,

Если у тебя этого нет, ты - на другой стороне.

Я не наркоманка (возможно, это ложь)

Все закончилось, мне холодно, одиноко,

Я сама по себе,

Всё потеряло смысл.

--Not an Addict, K’s Choice


~*~ Белла ~*~

Как только порно сцена исчезла за закрытой дверью, я отодвинулась от Эдварда, и боль подлым гнетущим туманом окутала меня, лишая кислорода. Мой желудок перевернулся, и я ринулась прочь из салона, расталкивая людей, попадающихся мне на пути. Я знала, что мне не убежать от Эдварда. Но меня тошнило и могло вырвать в любую секунду.

Я пробиралась сквозь тела к выходу, прижимая руку ко рту.

- Белла? - я подняла глаза и увидела обеспокоенную Роуз. – Боже мой, что с тобой?

Ей достаточно было одного взгляда на меня, чтобы она заграбастала мою руку и рванула к двери. Элис схватила мое пальто и быстро припустилась за нами.

- Что случилось? – Элис передала пальто Роуз и положила свои руки мне на плечи. Я покачала головой, прижимая одну руку к животу, а другую - ко рту. Я уже чувствовала как все съеденное и выпитое мной сегодня, поднимается по пищеводу, ища путь наружу.

- Таня, - вот и все, что я смогла произнести, и Роуз вытолкнула меня на свежий ночной воздух. Она накинула пальто мне на плечи и начала подталкивать по направлению к черной машине. Я услышала звук отпирающихся дверей и скрючилась, уперевшись рукой в окно автомобиля. Меня рвало прямо на асфальт. Ярко-розовое на темно-сером. Роуз убрала мои волосы с линии огня и стояла, поглаживая мою спину.

- Давай уедем, пожалуйста, - сказала я умоляющим тоном, как только мой желудок избавился от своего содержимого. Я потянула ручку, открыла дверь и проскользнула на пассажирское сиденье. Роуз обошла машину, села за руль, завела двигатель и рванула с места. Я отчаянно нажимала на кнопки, чтобы найти ту, которая опустит стекло, на всякий случай.

- Белла, что, черт возьми, Эдвард сделал с тобой? – взволнованно спросила меня Роуз. Крепко вцепившись в руль, она маневрировала между машинами. Мы проехали два квартала, прежде чем я смогла переварить ее вопрос.



- Он ничего не сделал, – я покачала головой, вдыхая холодные потоки воздуха, треплющие мои волосы. – Мы собирались поговорить, а там были Таня и эти мужчины…

Хорошо, что мы остановились на светофоре, я открыла дверь, и меня опять стошнило, как только увиденная мной порно сцена всплыла перед глазами.

- Ты, блять, смеешься надо мной? – Роуз въехала на парковку, и автомобиль с визгом остановился. Она повернулась ко мне всем телом и посмотрела на меня. – Таня трахалась с ними?

Я кивнула.

- В комнате для пирсинга. И я думаю, что Эдвард хочет… - я даже не могла произнести это. От одной мысли, что он может на самом деле хотеть, чтобы я участвовала в подобном, все мое тело зазудело.

- Это он тебе так сказал? – она повысила голос, а в ее глазах мелькнул гнев.

Я чувствовала, что просто разваливаюсь на куски.

- Нет, он… Я спрашивала его про Таню после… Ну, ты тогда была… Я спрашивала, спал ли он с ней, и он ответил, что таких, как Таня, трахают. Тогда я спросила, что делают с такими, как я. И он сказал мне не задавать вопросы, на которые я бы не хотела услышать ответ.

- Что? – Роуз смотрела на меня с недоверием.

Я начала повторять, но Роуз махнула рукой, показывая, что это был риторический вопрос. Она отключила двигатель, выбралась из машины, обошла ее и открыла дверь с моей стороны, чтобы помочь мне выйти.

- Белла, дорогая, я не думаю, что Эдвард этого хочет. Скорее всего, ты его не так поняла. – мягко сказала Роуз, придерживая меня за талию и ведя ко входу в дом.

Я не хотела позволить себе надеяться, что она, возможно, была права. Потому что, если это не так, мне будет еще больнее, чем сейчас. А боль в моей груди была практически непереносима. Мне казалось, что меня растерли металлической щеткой и погрузили в раствор спирта. Я шмыгнула носом и вытерла слезы, только сейчас осознав, что плачу.

Роуз затолкала меня в лифт. Мы ехали в тишине. Движение лифта опять вызвало тошноту. Как только мы вошли ко мне в квартиру, я кинулась в спальню, чтобы поскорее скинуть с себя этот костюм и переодеться в домашнее.

Я пахла Эдвардом. Его запах был на моей коже, повсюду. Я одновременно обожала и ненавидела это. Я нуждалась в нем. И сейчас сильнее, чем прежде ненавидела эту потребность. Но существовать без Эдварда… Эта мысль скрутила мой желудок, я бросилась к туалету, и меня опять стошнило.

- Боже, Белла, что за фигню ты пила? – Роуз схватила стакан с тумбочки, налила туда воды и передала его мне, удерживая мои волосы.

- Две стопки и какой-то коктейль, который дала мне Элис, - простонала я. Как только в голове возник образ Тани с мужиками, меня опять вырвало.

Но хуже всего было то, что подсознательно я была готова согласиться на это, лишь бы остаться с Эдвардом. А что? Я заслужила такое обращение. Я сама являлась катализатором разрушений, произошедших в моей жизни. Это просто карма какая-то: человек, который делал мою боль переносимой и еще более сильной, хотел, чтобы я стала шлюхой.

Роуз нажала на кнопку смыва и присела рядом со мной:

- Белла, что конкретно ты видела?

Я покачала головой из стороны в сторону, пытаясь избавиться от картинок, замелькавших в моей голове, как только я начала рассказывать Роуз об увиденном.

- Таню… трахали… все трое… одновременно, – прошептала я.

- И ты думаешь, он хочет проделать это с тобой? – скептически проговорила Роуз. – Белла, Эдвард выходит из себя даже, когда Эмметт смотрит на тебя. Я видела это, помнишь? Он будет ревновать, если бойскаут просто попытается продать тебе попкорн на Рождество. Неужели ты действительно думаешь, что он способен делить тебя с кем-то? Да и вообще, это было сто лет назад.

- Но он же участвовал в таком? С ней? – спросила я, мой желудок опять подпрыгивал.

На самом деле, я не была удивлена. Конечно же, у Эдварда была интересная и насыщенная сексуальная жизнь. С его-то постоянным стояком. И не факт, что я была единственной причиной этого приподнятого настроения. Откуда мне это знать?

- Белла, Таня – потаскуха, супершлюха. И, насколько мне известно, в то время Эдвард был просто по уши в дерьме. Тебе нужно поговорить с ним, а не делать поспешных выводов. Несмотря на то, что мне этот парень не очень симпатичен, я вижу, что он искренне заботиться о тебе. Хотя, конечно, уровень его эмоционального развития очень низок. – Роуз заправила прядку волос мне за ухо.

- Почему ты так думаешь? – я была слегка в шоке от того, что она защищает Эдварда. Никогда от нее не слышала подобного.

- Ну, девчонки на работе рассказывали кое-что, особенно про его отношения с Элис. Да и Элис вчера мне сказала… - ее прервал стук в дверь. – Это он. Откроешь?

Я покачала головой.

- Я не могу, не готова, и меня тошнит.

Роуз вздохнула.

- Хорошо, дорогая, я выпровожу его, но завтра тебе придется с ним поговорить.

Она закрыла дверь в ванную, и я прислонилась к стойке. Мое тело болело от желания пойти к нему. Но даже после того, что сказала Роуз, я не была уверена в его намерениях, и поэтому не двинулась с места. А еще, потому что боялась согласиться на все, лишь бы не потерять Эдварда.

ТиКей свернулась клубочком рядом со мной на полу ванной. Я и не заметила ее, пока она не подняла свою мордочку и не мяукнула. Я взяла киску и прижала к груди.

Меня разрывало на части, боль внутри вызывала хаос и разрушала сердце под гнетом моей наивности. Мне было наплевать, что Эдвард делал до меня. Он – все, чего я хотела. И мечтала, чтобы он хотел меня также, только меня. Да, эгоистично, абсолютно, но я представляла собой лишь слабое подобие человека и не могла ничего предложить ему взамен. Все, что у меня когда-то было, осталось в том разрушенном самолете.

*~*

Роуз осталась со мной на ночь и все пыталась убедить меня в том, чего Эдвард не хотел. Она ответила на звонок Элис. Интересно, это Эдвард дал ей мой номер? Спала я ужасно. Мне постоянно снился сон, что это я, а не Таня, зажата между телами мужчин.

Когда я пришла на работу, тут же заскочила Элис, напоминив мне о нашем разговоре до того, как мы натолкнулись на супершлюху и компанию, и пытаясь убедить меня в том, что Эдвард обязательно поговорит со мной. Я отчаянно старалась не смотреть на салон, но все равно заметила, как приехал Эдвард на своей Ауди. Он даже не взглянул в сторону магазина.

Меня ужасала мысль о том, что Роуз и Элис ошиблись. И тут он сам объявился, выглядя при этом очень злым. Его глаза были темными и усталыми. Бушующая в них буря превратила яркую зелень в нефрит. Я обалдела, когда он сказал, что я выгляжу чертовски горячо и, что нам надо поговорить. Он звучал настолько раздраженно, что я испугалась того, что могу услышать. Мне бы не хотелось разрыдаться прямо здесь, на работе, а я была уже близка к этому. Поэтому попросила его перенести разговор на другое время. Как же я была ему благодарна, когда он согласился подождать конца смены. Даже, несмотря на то, что страшилась этого разговора. Конечно же, в этот момент пришла моя постоянная покупательница Беа. Она забросала меня вопросами об этом мужчине, попутно клянясь, что он просто без ума от меня, и все удивлялась, зачем молодежь так истязает свои тела. Весь остаток дня я провела, пялясь на тату-салон, в надежде увидеть Эдварда.

Элис пришла за мной к закрытию магазина. У меня было такое чувство, что это Эдвард подослал ее. Я так нервничала, что не могла разговаривать с ней. Как только я вошла в комнату, в которой находился Эдвард, на меня обрушилось жуткое желание дотронуться до него, вдохнуть его запах. Мое тело завибрировало. Я пробормотала что-то про татуировку и смену мастера, и Эдвард, ну, это же Эдвард, начал ругаться и пыхтеть… А потом вдруг полностью изменился. Такой непостоянный, непонятный. Как и я.

Продолжая этот самый неловкий, какой-то подростковый, эротический разговор о… о чем бы то ни было… он вдруг упомянул слово «подруга». И, конечно же, не мог не вспомнить о своем члене, сказав, что только его хочет видеть во мне. Совершенно дикое выражение чувств в истории романтических отношений.

А потом он начал целовать меня, трогать. Мне так было необходимо ощутить это снова. И, хотя я прекрасно знала, что нам еще нужно многое обсудить: и то, что произошло, и то, что произойдет за пределами этой комнаты, - я просто отдалась своим чувствам.

*~*

Эдвард все еще поддерживал меня за талию, пока я пыталась прийти в себя и решить, смогу ли стоять самостоятельно. У него был волшебный язык. Будто маленькие феи оргазма проживали на нем, готовые в любой момент подарить сказочное наслаждение. А теперь все это принадлежало мне. Или, по крайней мере, у меня был к этому прямой доступ. Со мной уже такое проделывали. Я смущалась и испытывала дискомфорт. Но мне еще никогда не было настолько здорово. Все, что делал Эдвард, было в высшей степени эротичным, никаких причин для стеснения. Он так на меня смотрел, так трогал… Боже, мое тело пылало. А когда он заставил меня кончить, мне показалось, что вспышка нереального белого света превратилась в стекло, которое разбилось и, тем не менее, осталось невредимым.

- Я отвезу тебя домой, - он дотронулся до моего лица. – Ты выглядишь чертовки усталой. А у нас завтра вечером сеанс. Ты должна отдохнуть.

Я кивнула. Он провел пальцем по моей щеке, а затем по нижней губе, потрескавшейся и сухой от постоянного покусывания – спасибо моему жопомордому профессору. Я приоткрыла губы, высунула язык и облизала подушечку его пальца, наблюдая за лицом Эдварда. Он таращился на мой рот. Я прикусила палец, и глаза Эдварда потемнели.

- Даже не начинай, Котенок, – предупредил он меня, схватив за шею, и обрушился на мое тело, прижимая его к своему и заставляя меня слегка отклониться. Его губы и зубы впились в мою шею, пробежались по ней, а потом достигли рта. – У меня в штанах – грозное оружие, и это все мне нисколечко не помогает, – грубо прорычал он и нежно поцеловал меня – вечный парадокс.

- Я могла бы помочь, - предложила я, пытаясь просунуть руку между нашими телами. Но мы были так близко, он крепко прижимал меня к себе, и у меня не получилось.

Эдвард покачал головой, его губы скользили по моей щеке.

- Тебе нужно домой, – он отпустил меня, отошел на шаг, поправил одежду и поднял с пола толстовку. Я раздосадовано вздохнула, но не стала возражать. Пока.

Эдвард отпер замок, открыл дверь, выводя меня в холл. В салоне было тихо. Когда мы вошли в основное помещение, там никого не оказалось. На двери была записка о том, что все ушли в бар, и салон можно закрывать.

- Хочешь пойти туда? – спросила я, пытаясь не кусать губу. Он ухмыльнулся, когда прочитал записку.

- Не-а, - Эдвард покачал головой. – Я чертовски устал. Почти не спал прошлой ночью.

- О, - ответила я. Какая-то часть меня даже порадовалась тому, что у нас обоих была не лучшая ночь в жизни.

Эдвард придержал для меня дверь машины, а потом обошел автомобиль и скользнул на сиденье водителя. Он завел мотор и тронулся с места. Я ухватилась рукой за подлокотник, потому что он водил как маньяк.

Он наклонился ко мне через консоль, накрыл мою руку своей и погладил мои напряженные пальцы, словно пытаясь расслабить меня. Как будто это было возможно при таком-то стиле вождения.

Я прижала к себе сумку с толстовкой, хотя это не спасло бы меня при аварии.

- Ты готовишься к Indy 500(п.п. - наиболее известная ежегодная гонка на автомобилях с открытыми колёсами, проводящаяся в Новом свете)? - задала я вопрос.

Эдвард вывернул руль, заехал на стоянку и втиснулся между машинами на парковочное место.

- Нет, а должен? А ты будешь моей девочкой из группы поддержки? – он наклонился, отбросил мои волосы с плеча и поцеловал его. Несмотря на то, что было холодно, я не надела куртку.

- Я буду для тебя, кем захочешь, Эдвард, - я часто дышала, пока его рука скользила от моего колена по бедру под юбку.

- Правда? – спросил он, проводя носом по изгибу моей шеи. Его губы следовали той же дорожкой, гладкий стальной шарик «укуса змеи» контрастировал с нежной теплотой его кожи, касающейся моей.

- Ммм, - я кивнула, его пальцы проскользнули выше по внутренней стороне бедра.

- Ну, это без сомнения ценная информация, - пробормотал он мне в ухо, поцеловал шею открытым ртом, а потом сел прямо и заглушил двигатель.

Я сидела несколько секунд в прострации, удивляясь тому, что за чертовщина сейчас произошла. Эдвард вышел из машины. Я продолжала сидеть, пока он не открыл дверь с моей стороны.

Он наклонился и отстегнул ремень безопасности.

- Пойдем, Котенок. – Эдвард облокотился на дверь, ухмыляясь мне. Без сомнения, очень довольный собой.

Я схватила сумку и подарочный пакет одной рукой, вцепилась пальцами другой в ремень Эдварда, который выглядел так, словно был предназначен для ношения кобуры пистолета. Вытаскивая себя из машины, я чувствовала тепло его кожи. Проскользнув вдоль его тела и вдавив себя в него, я ощутила его стояк. Засунув руку глубже в джинсы, я поняла, что на нем не было нижнего белья, и обернула пальцы вокруг его члена.

- Извини, ты сказал «кончай»(п.п. глагол «to come» имеет несколько значений, в том числе, идти и кончать). Это отвлекло меня. – Я облизнула губы, немного нервничая, но и возбуждаясь от своей неожиданной смелости.

Лицо Эдварда находилось всего в нескольких сантиметрах от моего. Мне пришлось немного отклониться назад, когда он навис надо мной, сжав челюсти.

- Белла, - в звуке его голоса слышалось и предупреждение, и желание.

Я еще сильнее прижалась к нему и крепче сжала пальцы вокруг его члена.

- Я тоже могу сделать тебе приятное, - я прошептала это ему прямо в губы.

- Я прекрасно осведомлен об этих твоих способностях, Котенок, - проговорил он, вколачивая себя в меня, - но мы посреди стоянки. И хотя я и не против публичного секса, но на той стороне дороги припаркован полицейский автомобиль, а я бы не хотел быть адресованным за непристойное поведение в общественном месте.

- Что? – вскричала я в панике чересчур громко, вытащила руку из его штанов и попыталась оттолкнуть Эдварда от себя. Он засмеялся, поцеловал меня в шею и отступил, позволяя мне отойти от машины.

Я обернулась, уверенная в том, что на той стороне улицы действительно стояла полицейская машина. И утром тоже. Меня передернуло, не знаю, то ли от холода, то ли от неприятного ощущения, что за нами наблюдали. Неожиданно мне резко захотелось скрыться в помещении. Эдвард положил мне руку на плечо и подтолкнул по направлению ко входу в здание. Я прижалась к его боку, дрожа на холодном ноябрьском ветру. Взглянув еще раз на полицейский автомобиль, я покраснела и быстро отвела глаза.

Маркус ошеломленно посмотрела на нас, когда мы вошли, но потом поприветствовал в своей обычной дружелюбной и профессиональный манере. Я остановилась около его стойки и, порывшись в сумке, достала оттуда книгу. Пока я пыталась объяснить Маркусу, о чем она, Эдвард прижался к моей спине и начала полировать об нее свой стальной член.

- Что, черт возьми, это было? – спросила я его, когда мы вошли в лифт. Я была впечатана в зеркальную стену, Эдвард прижался ко мне всем телом. Его возбуждение упиралось мне прямо в живот. Я видела наши многочисленные отражения в этом ограниченном пространстве, что отнюдь не помогало мне сосредоточиться.

- Ты о чем? – невинно спросил Эдвард, целуя мою шею. Я видела, что он смотрит на то, что делает со мной в зеркале, и это заводило меня еще больше.

- Ты терся об меня, пока я разговаривала с Маркусом, - сказала я. Мой голос был низкий и хриплый, а совсем даже не раздраженный.

- Он хочет трахнуть тебя, - пробормотал Эдвард. Его пальцы сжали мой сосок через жалкие тонкие слои ткани.

Я фыркнула:

- Эдвард, он женат, и у него двое детей, которых он, между прочим, очень любит.

- А вот это совсем не означает того, что он не хочет тебя трахнуть. Я уверен, разговаривая с тобой, он представляет, как берет тебя прямо на собственном столе. – Эдвард поезрал коленом между моих ног. – И он точно думает, как хорошо ему будет в твоем маленьком тельце, – он бормотал все это, покусывая мое плечо. – Я просто хочу, чтобы он знал, я - единственный, кто будет делать это… кто заберется в тебя, вот так.

Он обхватил руками мою грудь и нежно сжал ее, втиснув в меня свои бедра. Лифт звякнул, и Эдвард отступил назад, убирая волосы с моего лица, пока я пыталась отдышаться.

Ошеломленная.

Снова.

Он дерзко улыбнулся мне, я фыркнула и гордо проследовала мимо него. Понятия не имею, как ему удается так раздразнить и завести меня, а потом просто отступить, ведь он был возбужден не меньше меня. Все мое тело болело, особенно между ног. Я так хотела, чтобы он дотронулся до меня, или разрешил мне трогать его. Да, что угодно. И ведь всего какой-то час назад он довел меня до умопомрачительного оргазма. А мне теперь было мало, после того, как я узнала, каково это. Я просто хотела больше. Со мной никогда ничего подобного не случалось, это стремление, нужда, желание, постоянная отчаянная необходимость в его близости. А уж после того, как что-то объединило нас, моя потребность в нем только возросла.

Эдвард шел за мной, посмеиваясь, а я топала вперед и фыркала, все больше раздражаясь. Я засунула ключ в замок, и он обнял меня за талию.

- Ты чего так распалилась, Тигра? – спросил он, уткнувшись носом в мои волосы.

Я грубо толкнула дверь и вошла внутрь. Тело Эдварда неотступно следовало за мной.

- Это не очень-то и мило, знаешь ли, – я остановилась, пытаясь расцепить его руки, чувствуя, как он трется об мою спину своим стояком.

- И что же не мило? – он отпустил меня, чтобы взять ТиКей на руки, которая вцепилась в его ногу.

- Делать вот так, - я неистово взмахнула руками в воздухе, чувствуя себя полной идиоткой. – Позволить мне ощущать, что я делаю с тобой, так ласкать меня, а потом просто уходить. Я не понимаю, как ты это можешь выносить.

Он не понимал, да и не мог понимать, какое влияние оказывал на меня. Как его прикосновения стирали все. Я еще больше разозлилась, зная, что он все равно уйдет и унесет с собой умиротворение и легкость. Не говоря уже о том, что меньше 24 часов назад я могла потерять это навсегда.

Он погладил ТиКей по голове и улыбнулся мне.

- Белла, я думал, что мы уже обсудили это – я всегда такой, когда ты рядом. И справляюсь.

- Но, как? – пробормотала я, направляясь на кухню.

Эдвард схватил меня за руку и потянул на себя, немного наклонившись, чтобы опустить ТиКей на пол. Она мяукнула и побежала по коридору.

- Ты хочешь, чтобы я объяснил тебе, как я справляюсь со своей проблемой? – Он обхватил рукой мою талию и прижал к стене. Мм, кажется, стены и стойки оказывают на нас определенное, постоянное воздействие. – Каждую ночь я возвращаюсь к себе и дрочу. Не один раз, Котенок, несколько. И фантазирую. В этих фантазиях всегда присутствуешь ты. Я предлагаю тебе, Белла, – сказал он, проводя губами по моей щеке, - заняться этим же. Потому что, если я останусь, никто из нас сегодня не выспится, а утром ты не сможешь ходить.

Его голос был грубым, страстным, он легко провел пальцами по моей щеке и поцеловал мои губы.

- Доброй ночи, Белла. Утром я тебе позвоню, – тихо сказал он, отпуская меня и отступая на шаг назад.

Он открыл дверь и выскользнул наружу. А я все еще никак не могла прийти в себя. Я так и стояла несколько минут, переваривая то, что Эдвард только что мне посоветовал: мастурбировать, несколько раз, - и сам собирался заняться этим.

Мысль о том, что Эдвард трогает себя, доводит до оргазма, и не раз, подстегнула меня. Я взяла все в свои руки и кончила шесть раз. Ни один из которых не был даже отдаленно настолько удовлетворяющим, как результат, полученный с помощью Эдварда. Но уж точно лучше, чем постоянная ноющая боль между ногами.

Как только ощущение наслаждения исчезло, появилось чувство, что я все это время играла с огнем. Эдварда рядом не было, поэтому я свернулась калачиком, пытаясь удержать боль внутри себя, и попыталась уснуть. Я благодарила завтрашний день за иглы, которые должны были подменить или замаскировать эту боль другой, более приемлемой.

Утром я оправилась в магазин. Эсме должна была подойти к трем. Так что, мой сеанс у Эдварда планировался на четыре. Он хотел, чтобы вечером я могла хоть немного отойти от набивания тату перед сном, и предупредил меня, что сегодня будет намного больнее, чем в первый раз, потому что он будет использовать краску. Я взяла с собой Тайленол Три, чтобы облегчить боль. Мне не хотелось повторять свой прошлый неприятный опыт.

Эдвард не объявлялся до двух. Он позвонил мне как раз, когда я была занята с клиентом и не могла ответить. И мой телефон продолжал жужжать на прилавке, пока я демонстрировала покупательнице огромное количество книг по садоводству. В конце концов, я оставила ее одну, сказав, что, если понадоблюсь, буду у кассы, и посмотрела на экран мобильного. Шесть пропущенных звонков с одного и того же номера. Эдвард позвонил еще раз, пока я держала телефон в руке.

-Привет, - сказала я, заглядывая за стопки книг, которые скрывали клиентку. Она точно пробудет здесь довольно долго.

- Какого черта ты не отвечала? – в голосе Эдварда слышалась легкая паника. Хотя, он явно еще и не проснулся толком.

- У меня покупатель, но спасибо, все хорошо, как ты?

- Ой… Блять… Я беспокоился. Уже два часа, почему ты не позвонила утром? – он прокашлялся.

- Ты сказал, что сам позвонишь. Ты только что встал? – спросила я, наверное, он не сразу приходит в себя после сна. Интересно, во что он одет: пижама? Или боксеры? А может, голый?

- Оу, да, я еще даже не проснулся, – длинная пауза, какие-то звуки передвижения. А потом он заговорил. – Ты воспользовалась моим советом прошлой ночью?

Я практически слышала ухмылку в его голосе.

- Да, - я даже кивнула, хотя он и не мог меня видеть. – Аж шесть раз.

Я услышала какой-то резкий звук, вроде падения, на том конце, а потом хриплый голос сказал:

- Блять, ты серьезно, Котенок? Ты хочешь сказать, что своими пальцами довела себя до оргазма шесть раз? – его голос был настолько низким, тягучим, что я могла представить себе как он, словно призрак, выползает из телефона и обвивает мое тело, оставляя ожоги.

- Ну, не совсем, - увиливала я.

- Не совсем, - повторил Эдвард. – Так, Белла, ну-ка, расскажи мне, каким образом ты кончила шесть раз, не используя пальцы.

Я прикрыла глаза. Жар опалил мое тело и сконцентрировался между ног. Я опять взглянула через горы книг на покупательницу, надеясь, что она вне зоны слышимости. Понизив голос и призвав всю свою отвагу, я проговорила. – Я гладила пальцами… клитор… и трахала себя вибратором.

Я почувствовала себя дурой.

- Что? – голос Эдварда звучал настолько низко, что напоминал рычание.

- Я гладила… - я начала заикаться, но Эдвард прервал меня.

- О, я слышал, Котенок? Тебе понравилось?

- Ммм. Это… несколько удовлетворило меня, но не сравнится с твоими пальцами, - я почувствовала, как заливаюсь краской и пробежала глазами по магазину. - … Тем более, языком, – пробормотала я в телефон.

- Ебать, - прошипел Эдвард. - Белла, как тебе повезло, что ты не дома. Потому что я бы уже ломился в твою дверь. Я хочу на это посмотреть, Белла. Посмотреть, как ты доводишь себя до оргазма. Это будет чертовски горячо. Ты же сделаешь это для меня? – его голос звучал настолько соблазняющее, что я могла представить себе этого заклинателя змей, заставляющего меня сделать для него все, что угодно, лишь бы он продолжал говорить.

- Хорошо, - прохрипела я и прокашлялась. Я, безусловно, сделаю все, что он попросит, глупый вопрос.

- Отлично, увидимся через час, Белла, – ответил Эдвард.

- Окей, – сказала я и услышала, как он отключился. У меня кружилась голова от этого разговора, который был совершенно не уместен здесь, в магазине, около кассы, и который так быстро прервался. Леди, которой я помогла, появилась из-за полок с немереным количеством книг в руках, и я ринулась к ней.

Как только она вышла из магазина, пришла Элис.

- Привет, Белла. Эдвард звонил и просил меня зайти, чтобы проверить, что никто тебя не убил, - сказала она, улыбаясь.

Я ухмыльнулась.

- Я только что с ним поговорила.

-Я уж поняла. Он звонил мне раз пять, потому что ты не отвечала. Я попыталась объяснить ему, что у тебя, скорее всего, покупатель, но он настаивал, чтобы я зашла. Вот такой вот он. Но в этом нет ничего плохого, Белла, для него это все так ново. Пожалуйста, будь терпелива с ним, - она снова улыбнулась мне, хотя и говорила серьезно. Я понимала, что она имеет в виду.

Но Элис не знала, что для меня это все было также в новинку, как и для Эдварда. Единственные отношения, которые у меня были, произросли из детской дружбы. Но я кивнула, и она заговорила о моей тату: какой превосходный дизайн, и как классно она будет смотреться на мне, когда Эдвард ее, наконец, полностью нанесет. Элис предложила сразу же после этого отправиться за покупками вместе с Роуз. Как раз перед новогодней вечеринкой будут скидки. Но сама идея об окончании тату сеансов заставляла меня нервничать. Как будто я была Золушкой и в полночь, когда Эдвард закончит набивать мое тату, я потеряю все, что стало неотъемлемой частью моего выживания. Это убивало меня.

Как только она вышла из магазина, я поняла, что Роуз уже воспринимали частью этой компании. Интересно уступила ли она настойчивым ухаживаниям Эмметта и собирается ли встречаться с ним. Несмотря на то, что она утверждала, будто ненавидит все это внимание, я чувствовала, оно ей явно нравилось. А Элис-то уж точно знала, что произойдет. Она предсказывала будущее, словно маг, или кто там еще. Знаю, глупо в это верить, но я верила.

Эсме появилась сразу после ухода Элис и начала выспрашивать меня по поводу вечеринки, посвященной Хэллоуину. Стараясь не смотреть ей в глаза, я сказала, что все прошло на ура. Не хотела рассказывать, что я стала свидетелем совокупления четверых, и того, что когда-то Эдвард занимался подобным. Это уж точно было из категории: «То, что я никогда не хотела бы знать про своего племянника».

Она и не настаивала – никогда – и рассказала мне о том, как у них с Карлайлом прошла эта вечеринка, поделилась откровениями его коллег и посмеялась над чопорностью некоторых жен врачей.

Я почувствовала Эдварда, даже не видя его. Он прошел через кафе, поставил свою кружку на прилавок, положил руку мне на плечо и пробежал пальцами до моей ладони. Он поднял ее, поцеловал шрам, проводя большим пальцем по тому месту, где только что были его губы, наклонился и чмокнул Эсме в щеку.

Эсме просияла, ее глаза загорелись, когда она увидела, как Эдвард пропустил свою руку через мой хвост и остановился на шее, разминая и массируя ее.

- И когда я смогу забрать ее? – спросил он. Я вздрогнула, вспоминая наш разговор по телефону около часа назад и свои фантазии по поводу Эдварда.

- Ты можешь забрать ее прямо сейчас, если хочешь, Эдвард, - ответила она, дерзко ухмыляясь.

И тут я поняла, как они похожи не только физически, но и эмоционально. Эсме была просто усовершенствованной версий своего племянника. Именно поэтому они очень близки. И Эдварду явно было комфортно с ней. Наверное, это как-то связано с потерей родителей. Он совершенно по-другому держался с людьми, не считая меня, и иногда, как мне казалось, Элис.

- Да, Эдвард, и не забудь о дне Благодарения, – она как-то странно, пронзительно посмотрела на него.

- Черт. Спасибо. Уже скоро, да? – спросил он, быстро взглянув на меня, очень подозрительно, а потом перевел глаза на Эсме.

- Конечно, - она кивнула и приподняла брови, ну, совсем, как Эдвард и Элис делали это. Такой беззвучный, одним им понятный разговор.

Эдвард схватил мою сумку и провел пальцами по спине, когда я выходила из-за прилавка. Холодная волна печали обрушилась на меня, вонзаясь в кожу тысячами мелких иголок. Это будет мой первый день Благодарения без Чарли и Джейка. Крушение традиций еще сильнее подчеркивало мою потерю.

Как только мы вышли из магазина, Эдвард заговорил, робко и довольно неуверенно.

- Каждый год Эсме организует вечеринку по поводу дня Благодарения у себя. Это такая традиция. Мы все идем, и ты с нами, да? Кроме того, тебе же, черт возьми, нужно познакомиться с Карлайлом.

Интересно. Эдвард не спрашивал, хочу ли я пойти, хотя, вроде бы, и задал вопрос. Но его тон ясно дал мне понять, что я иду, как если бы я уже стала частью их компании. Чувство горечи и утраты завладело мной. Конечно же, куда я денусь - пойду, так сложились обстоятельства и трагические события, что Эдвард был единственным человеком, вдохнувшим в меня жизнь.

- Окей, - кивнула я, не в силах произнести еще хоть что-то, потому что воспоминания захлестнули меня, перенеся на несколько лет назад. Обед из индейки, с запеканкой из сладкого картофеля и клюквенным соусом, который я приготовила сама; пальцы Джейка повсюду, пока я не ударила его по руке деревянной ложкой; Чарли и Билли смотрят спортивный канал, попивая пиво и ожидая, когда еда будет готова, чтобы перевезти ее в резервацию, где мы все втиснемся с маленький домик Билли, и к нам присоединятся Эмрби, Квилл, Сью, Гарри и их дети.

Эдвард остановился, посмотрел на меня и нахмурился. Конечно, я не могла видеть своего лица, но уверена, что на нем был отпечаток боли, которую я сейчас ощущала.

Он протянул руку и ласково погладил меня, проведя линию от моей щеки к шее. Я задрожала на холодном осеннем воздухе.

- Праздники будет легче пережить, Белла. Я знаю, что ты пока не чувствуешь это, но поверь мне.

Я на секунду прикрыла глаза, заставляя себя взять эмоции, терзающие мое сердце, под контроль.

- Я знаю, - пробормотала я, отрывая глаза. Я не смотрела на него, зная, что сейчас мое хрупкое самообладание не в лучшей форме.

Эдвард не стал настаивать на продолжении разговора, он провел рукой по моей спине и открыл дверь салона. Мы оба знали, что проведем четыре часа наедине, где мне будет не отвертеться от его вопросов, а его эффективные способы убеждения не позволят мне не ответить ему.

Эмметт поднял голову, оторвавшись от клиента, которым занимался в данный момент, и просиял.

- Хей, Крошка Белл, вы выглядите так, словно только что поцеловались и что-то задумали.

Эдвард вцепился в мои бедра и показал Эмметту средний палец, а я просто улыбнулась.

Джаспер набивал огромную религиозную татуировку на спине большого, довольно плотного мужчины. Он взглянул на меня, подмигнул и вернулся к работе. Элис была в комнате для пирсинга. Интересно, она продезинфицировала ее после того случая на вечеринке. Я уж точно никогда бы не села в это кресло, если оно не прошло дезинфекцию. Я старалась выкинуть из головы эти дурацкие мысли и картинки с Таней в главной роли, потому что мой мозг сам по себе вставлял в эти сцены Эдварда. Не хочу зацикливаться на этом.

Я намеревалась узнать немного больше о прошлом Эдварда… о его опыте, может быть, прямо на этом сеансе, если, конечно, Эдвард будет достаточно покладистым. Я совсем не собиралась себя мучить этим, прекрасно понимая, что он очень изменился, собственно, как и я. Просто хотела знать, да и было любопытно: несмотря на то, что я не хотела участвовать в групповухе, я подозревала, что у Эдвардабыл и другой, не менее интересный опыт.

Эдвард провел меня в закрытую тату комнату, где мы были прошлой ночью, и те прекрасные моменты замелькали перед моими глазами, взрываясь тысячью звезд на моей коже, превращая искры в пламя. Я неловко переминалась с ноги на ногу. Может быть, мне нужно снять блузку; теперь, когда Эдвард официально стал моим бойфрендом, он мог, да и будет видеть, что он хочет, когда он хочет, так часто, как он хочет, ну, если мы не в общественном месте, конечно.

Эдвард проскользнул мимо меня, закинул мою сумку в угол комнаты и начал готовить рабочий стол к сеансу.

- Мы можем начать раскрашивать контуры двумя способами, - он взглянул на меня задумчиво, облизнув губы, и застучал пальцами по металлическому подносу. – Я могу начать работать с одной стороны сегодня, затемняя одно крыло, или начать сверху и продвигаться вниз по спине. В первом случае, я потом просто скопирую крыло на другую сторону, мне нравится работать с симметрией. А вот если начнем действовать вторым способом, ты сможешь носить лифчик после сеанса, но не трусики, которые я так люблю, – он ухмыльнулся, в его темных глазах читалась опасность, а язык проскользнул между губ и задел «укус змеи».

Я с трудом сглотнула.

- Я тоже люблю свои трусики, – я даже не пыталась что-то советовать, наблюдая за лицом Эдварда. Его глаза так и бродили по моему телу, и было просто невозможно ни думать, ни связанно говорить. Я удивилась, что вообще смогла что-то произнести.

- Как и я, но предпочитаю их в снятом виде, – он обошел кресло и направился ко мне, а я чувствовала себя жертвой, ждущей нападения. Собственно, я ей и была.

Он обвил руками мою талию, скользнул ими под блузку, вытаскивая ее из штанов и обнажая мой живот, я подняла руки над головой, чтобы он мог стащить ее с меня. Отбросив волосы на плечо, он провел пальцами по бретелькам лифчика, по белому атласному кружеву, прикрывающему грудь, и потянул его вниз, выпуская на свободу мой пирсингованный сосок. Эдвард медленно кружил пальцем вокруг него, слегка потирая его, наблюдая, как он набухает. Я ловила ртом воздух, а Эдвард наклонился, облизнул своим обалденным языком мою грудь и втянул штангу в соске себе в рот.

Он отпустил его слишком быстро и начал покрывать поцелуями и покусывать мою кожу на груди, шее, скулах.

- Пока мы не начали раскрашивать тебя, я бы хотел проколоть тебе второй сосок, Котенок. Я не шутил, когда говорил об этом раньше.

- А найдется подходящая штанга? – я попыталась уклониться. Его губы двигались вдоль моей скулы к уху и обратно.

Он нежно накрыл рукой мою грудь с непирсингованным соском, его пальцы скользили по атласу, пока он не ощутил ответную реакцию.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.