Сделай Сам Свою Работу на 5

Имена, встречавшиеся в прошлых книгах серии

 

— новые имена

 

ГРОЗОВОЕ ПЛЕМЯ

 

воины

Bluestar — Синяя Звезда (бывшая предводительница).

Firestar — Огнезвезд (предводитель).

Greystripe — Крутобок (глашатай).

Sandstorm — Песчаная Буря.

Cinderpelt — Пепелица (целительница).

Cloudtail — Белохвост.

Brightheart — Яролика.

Brambleclaw — Ежевика.

Thornclaw — Терновник.

Brackenfur — Бурый.

Ferncloud — Тростинка.

Dustpelt — Дым.

Sorreltail (Sorrelpaw) — Медуница (бывшая ученица Медянка)

Rainwhisker — Сероус.

Sootfur — Сумрак 8 Ashfur — Уголек.

Mousefur — Кисточка.

Longtail — Долгохвост (старейшина)

Frostfur — Белоснежка (старейшина)

Specletail — Горностайка (старейшина)

 

ученики и котята.

Squirrelpaw — Белочка.

Leafpaw — Листвичка (ученица целительницы)

Whitepaw — Белолапка.

Hollykit — Остролисточка.

Birchkit — Березовик.

Larchkit — Хвоинка.

Shrewpaw — Копуша.

Spiderpaw — Паучок.

 

ПЛЕМЯ ВЕТРА

 

Tallstar — Звездный Луч.

Barkface — Корявый (целитель)

Onewhisker — Одноус.

Blackclaw — Чернохват.

Crowpaw — Грачик.

 

РЕЧНОЕ ПЛЕМЯ

 

Leopardstar — Пятнистая Звезда (предводительница)

Mistyfoot — Невидимка (глашатай)

Mudfur — Пачкун (целитель)

Stormfur — Ураган (сын Крутобока)

Feathertail — Ласточка (дочь Крутобока)

Mothwing — Мотылинка (ученица целителя)

Hawkfrost — Коршун (ее брат)

 

ПЛЕМЯ ТЕНЕЙ

 

Blackstar — Чернозвезд (предводитель)

Tawnypelt — Рыжинка.

 

КОТЫ-ОДИНОЧКИ

 

Barley — Ячмень.

Ravenpaw — Горелый

 

Двуногих, а Пурди тогда сбился с дороги точно так же, как и они. Но горы тоже были незнакомыми, даже отсюда Ураган видел их неприступные каменные склоны с редкими вкраплениями чего-то белого, что, скорее всего, было первым снегом приближающихся Голых Деревьев. Горы были гораздо выше Высоких Скал, и еще неизвестно, смогут ли они найти там укрытие и пищу.

— Ладно, я согласен с Ласточкой, — проворчал Грачик. — Один раз мы уже прошли через территорию Двуногих, значит, пройдем и во второй.

Ежевика неуверенно переводил глаза с одного кота на другого.

— А ты что думаешь, Рыжинка?

Его сестра пожала плечами.

— Как скажешь. Куда бы мы ни пошли, нас всюду будут ждать неприятности, и мы прекрасно об этом знаем.



«Чистая правда», — мрачно подумал Ураган.

— А я вот думаю… — начала Белочка, но вдруг поперхнулась и замолчала. Зеленые глаза ее расширились от страха, словно юная ученица увидела вдали что-то такое, что было скрыто от глаз остальных.

Белочка? Что с тобой? — нетерпеливо спросил Ежевика.

— Я… я не знаю, — встрепенулась Белочка.

— Решай, Ежевика, и пошли скорее. Я бы пошла так, раз это кратчайший путь, — она махнула хвостом в сторону далеких гор. — Если мы пойдем через земли Двуногих, снова потеряем кучу дней.

У Урагана задрожали усы. Белочка была права. Они уже знали, что путь через территорию Двуногих труден и опасен. Неужели в горах их может ждать что-то, опаснее крыс и чудовищ, которыми кишат улицы города? Они должны как можно скорее вернуться в лес, вот что важно!

— Думаю, Белочка права, — высказался он. — Я считаю, надо идти через горы.

Белочка пошевелила своим темно-рыжим хвостом и крепко впилась когтями в траву.

— Ну? — выдохнула она. — Вы решили или нет?

— Ась? Чего? — Пурди поскреб ухо задней лапой. Но когда Ежевика принял решение, старый кот испуганно поднял голову и заморгал своими огромными желтыми глазами. — Нет, так идти нельзя. Это опасно. Да вы хоть знаете, кто…

— Всюду опасно, — перебила Полночь и сердито посмотрела на старика. — Великая отвага твоим друзьям нужна. Путь для них проложен в звездах.

Ураган быстро покосился на старого кота. Что он хотел сказать, перед тем, как Полночь его перебила? Может быть, он знает о какой-то угрозе, прячущейся в горах? Но если так, то почему Полночь не позволила ему договорить? Ему показалось, что на морде барсучихи промелькнула усталая мудрость и что-то, похожее на сожаление. Что она имела в виду, когда сказала «путь для них проложен»?

— Трудный выбор, юный воин, — понизив голос, сказала барсучиха Ежевике, и Ураган подошел ближе, чтобы лучше слышать. — Ваш путь перед вами лежит, и многое придется преодолеть, прежде чем вы вернетесь домой.

Ежевика долго смотрел на Полночь, потом повернулся и шагнул на пустошь. Какие бы опасности ни ждали их впереди, Ежевика был к ним готов, и Ураган не мог не уважать его за эту решимость. Но когда Пурди тяжело поднялся на лапы, чтобы последовать за Ежевикой, Полночь преградила ему путь лапой.

Старик ощетинился, его желтые глаза сердито сверкнули.

— А ну, прочь с дороги! — проскрипел он. Полночь не шелохнулась.

— С ними ты пойти не можешь, — низко пророкотала она. — Это только их путь, — ее черные глаза свернули в сумраке. — Они молоды и проворны, а испытаний много. Им нужна собственная отвага, мой друг. Иначе привыкнут во всем полагаться на тебя.

Пурди польщенно заморгал.

— Ну, если так…

Ласточка выскочила вперед и проворно облизала уши старика.

— Мы никогда тебя не забудем, Пурди. Ни тебя, ни того, что ты для нас сделал.

Стоящий за ее спиной Грачик сощурился и разинул рот, намереваясь отпустить какое-нибудь ехидное замечание, но суровый взгляд Урагана заставил его удержаться. Ураган не думал, что они когда-нибудь снова увидят Пурди, и ему было немного жаль расставаться со стариком. Несмотря на все свои промахи, старый кот до конца оставался с ними и все-таки привел их к Полночи.

— До свидания, Пурди. Спасибо тебе. Без тебя мы бы никогда не отыскали Полночь, — словно отвечая на его мысли, сказал Ежевика. — И тебе спасибо, Полночь.

Барсучиха наклонила голову.

— Прощайте, друзья мои. Пусть Звездное племя освещает ваш путь.

Остальные коты быстро попрощались и следом за Ежевикой ступили на пустошь. Ураган шел последним. Обернувшись назад, он увидел, что Полночь и Пурди стоят рядом у опушки леса и смотрят им вслед. В сгущающихся сумерках невозможно было разглядеть выражение их глаз. Ураган в последний раз махнул им хвостом и повернулся навстречу горам.

 

Глава IV

 

Услышав крик Огнезвезда, Бурый и серый воин Теней отпрянули друг от друга. Крутобок поднял голову от поверженного противника, но так и не убрал лапы с его шеи…

— Отпусти его, — приказал Огнезвезд. — Мы пришли сюда не для того, чтобы сражаться.

— А что еще остается делать, когда на тебя вот так напрыгивают? — прошипел Крутобок, но все-таки отступил назад. Тощий полосатый кот быстро поднялся с земли и отряхнул всклокоченную шерсть.

Листвичка пробежала по топкой земле и остановилась возле Пепелицы, опасаясь, как бы Ржавница не напала на целительницу. Глашатай племени Теней не производила впечатления кошки, готовой подчиняться приказам соседского предводителя.

Ржавница махнула хвостом темно-серому воину.

— Кедровник, возвращайся в лагерь. Предупреди Чернозвезда о вторжении и приведи с собой побольше воинов.

Серый кот бросился в папоротники.

— В этом нет никакой необходимости, — заметил Огнезвезд, стараясь говорить как можно спокойнее. — Мы не вторгались на вашу территорию и не пытаемся украсть вашу дичь.

— Тогда чего же вы хотите? — с раздражением бросила кошка. — О чем вы думали, когда пересекли границу нашего племени?

— Приносим свои извинения, — Огнезвезд спрыгнул со ствола и подошел к Ржавнице. — Я… я прекрасно знаю, что мы не должны сюда приходить. Но мне нужно поговорить с Чернозвездом. Произошло нечто такое, что нужно обсудить, не дожидаясь следующего Совета.

Ржавница недоверчиво фыркнула, но убрала когти. Листвичка почувствовала, как ее сердце постепенно замедляет свой бег. Глашатай племени Теней прекрасно понимала, что у нее не хватает сил для нападения, тем более теперь, когда она отослала Кедровника.

— К чему такая срочность? — прорычала она.

Огнезвезд махнул хвостом на редкие деревья, за которыми виднелся разоренный участок, оставленный чудовищами Двуногих.

— Этого мало? — с болью в голосе спросил он. Ржавница свирепо зашипела, заставляя его замолчать.

— Если ты решил, что племя Теней теперь ослабело…

— Я этого не говорил! — оборвал ее Огнезвезд. — Но вы не могли не видеть, что на нашей территории началось то же самое. Ну что, ты по-прежнему собираешься нас прогнать или все-таки позволишь нам поговорить с Чернозвездом?

Ржавница сощурила глаза, потом коротко кивнула.

— Ладно. Следуйте за мной.

Она повернулась и нырнула в заросли кустарника. Грозовые коты плотной гурьбой последовали за ней, а полосатый воин племени Теней поплелся сзади. Незнакомые запахи странной земли обступили Листвичку, и сердце ее снова пустилось вскачь. Даже небо вдруг потемнело, тучи закрыли солнце, так что идти приходилось в сумраке. Усилием воли она заставляла себя не подскакивать от каждого шороха и не озираться по сторонам, как будто за каждым деревом ее могли поджидать воины племени Теней.

Вскоре она почувствовала сильный запах сумрачных воинов, доносящийся с той стороны, куда они направлялись. Вот Ржавница обогнула густой орешник и Листвичка, послушно следовавшая за ней, вдруг резко остановилась, увидела прямо перед собой длинную шеренгу котов — тощих воинов с напряженными мышцами и боевым огнем в глазах. За их спинами начинались колючие заросли ежевики.

— Это лагерь племени Теней, — шепнула Пепелица в самое ухо Листвичке. — Сдается мне, Чернозвезд не собирается приглашать нас туда.

Предводитель племени Теней стоял в самом центре шеренги. Это был огромный белый кот с черными носками на лапах и испещренной боевыми шрамами шкурой. При появлении грозовых воинов, он сделал шаг вперед и впился своими узкими глазами в глаза Огнезвезда.

— Что я вижу? — грубо спросил он. — Неужели великий Огнезвезд полагает, что может расхаживать по всему лесу, как по собственному лагерю?!

Огнезвезд сделал вид, что не заметил его насмешки и вежливо склонил голову, как подобает предводителю племени при встрече с равным себе воителем.

— Я пришел сюда, чтобы поговорить с тобой о том, что делают Двуногие, — начал он. — Нужно решить, что мы будем делать, если разрушение леса продолжится.

— Мы?! Что ты имеешь в виду? Племя Теней не собирается ничего обсуждать с Грозовым племенем! — огрызнулся Чернозвезд. — Мы сами по себе.

— Но ведь лес погибает!

В отцовском голосе ясно слышалось отчаяние, и Листвичка поняла, каких усилий стоит Огнезвезду оставаться спокойным, в то время как предводитель племени Теней продолжает разговаривать с ним, как с врагом.

Чернозвезд пренебрежительно пожал своими широкими плечами.

— Огнезвезд, ты паникуешь по пустякам. Двуногие — сумасшедшие, это знает любой котенок. Да, они повалили несколько деревьев, но теперь они снова ушли. Что было, то прошло!

«Интересно, верит ли он сам в то, что говорит? — подумала Листвичка. — Не может же он, в самом деле, быть таким глупцом! Или Чернозвезд просто хорохорится перед Огнезвездом, желая показать, что племя Теней никого не боится?»

— А если не прошло? — упрямо возразил Огнезвезд. — Если дальше будет еще хуже? Дичь уже разбежалась отовсюду, где побывали Двуногие. А что, если они продвинутся еще дальше, Чернозвезд? Что ты будешь делать в сезон Голых Деревьев, если не сможешь прокормить свое племя?

Двое-трое сумрачных воинов растерянно переглянулись, но их предводитель продолжал с вызовом смотреть на Огнезвезда.

— У нас нет причин бояться Голых Деревьев, — сказал он. — Мы всегда можем наловить крыс в Мусорнике!

Пепелица не выдержала и раздраженно пошевелила ушами.

— Однажды вы уже так сделали. Я вижу, вы забыли, чем это кончилось? Половина вашего племени погибла от болезни!

— Это правда, — резко сказал маленький полосатый котик, съежившийся в самом конце шеренги. Это был Белогрудый, целитель племени Теней. — Я сам тогда болел. И умер бы, если бы не Пепелица.

— Замолчи, Белогрудый, — оборвал его Чернозвезд. — Та болезнь была послана Звездным племенем в наказание за то, что Черная Звезда не был настоящим предводителем. Теперь мы можем без всякой опаски питаться в Мусорнике.

— Плохи дела, когда предводитель закрывает рот целителю, — резко сказала Пепелица. — Или делает вид, что лучше всех понимает волю Звездного племени.

Чернозвезд свирепо посмотрел на нее, но промолчал.

— Выслушай меня, — снова начал Огнезвезд. — Я уверен, что огромная беда нависла над лесом, и эту беду мы сможем превозмочь, — только если будем вместе.

— Этот разговор не стоит мышиного помета, ясно?! — заорал Чернозвезд. — Не пытайся учить меня, Огнезвезд. Я не твой воин. Если тебе есть что сказать, ты должен был дождаться следующего Совета у Четырех Деревьев!

Листвичка подумала, что Чернозвезд отчасти прав. Воинский закон гласил, что все лесные дела должны обсуждаться только во время Советов. Священная поляна Четырех Деревьев была единственным местом в лесу, где коты из разных племен могли встретиться под защитой перемирия. Но разве Двуногие станут дожидаться следующего полнолуния, чтобы продолжить начатое ими уничтожение леса? Что же делать до следующего Совета?!

— Очень хорошо, Чернозвезд, — упавшим голосом ответил Огнезвезд.

«Вот и все, — в отчаянии подумала Листвичка. — Он потерпел поражение. Лес будет уничтожен».

— Пусть будет так, как ты хочешь. Но если Двуногие вернутся, я разрешаю тебе послать гонца на территорию Грозового племени, и тогда мы поговорим снова.

— Узнаю благородного Огнезвезда! — насмешливо процедил Чернозвезд. — Но только напрасно ты надеешься на нашу слабость! Никогда в нашем племени не случится ничего такого, чего мы не сможем решить своими силами.

— Вот ведь мышеголовый тупица! — не выдержал Крутобок.

Огнезвезд сурово посмотрел на своего глашатая, но предводитель племени Теней предпочел сделать вид, что ничего не слышал. Он просто махнул хвостом Ржавнице.

— Возьми отряд воинов и проводи этих котов с нашей территории, — приказал он. — На случай, если вы надумаете нанести нам еще один незваный визит, — добавил он, злобно глядя на Огнезвезда, — с сегодняшнего дня мы усилим патрулирование своих границ. А теперь убирайтесь прочь!

Котам ничего не оставалось, кроме как повиноваться. Огнезвезд повернулся и взмахнул хвостом, призывая своих воинов следовать за ним. Ржавница с патрульными окружили грозовых воинов грозным полукругом, заставив плотнее сбиться в кучу. Листвичка очень обрадовалась, когда впереди снова показался проход под Гремящей Тропой, но окончательно она перевела дух только тогда, когда выбежала из туннеля и очутилась в своей части леса.

— И не вздумайте возвращаться! — прошипела Ржавница, когда они перешагнули границу.

— И не подумаем, — покосился на нее через плечо Крутобок. — Мы просто пытались вам помочь, глупые шерстяные клубки!

— Оставь их, Крутобок, — очутившись на своей территории, Огнезвезд больше не мог сдерживать своего разочарования. Листвичка почувствовала острую жалость к отцу, ведь он не был виноват в том, что племя Теней не захотело прислушаться к голосу разума!

— Может быть, стоит попробовать потолковать с племенем Ветра? — негромко спросила она у Пепелицы, когда они направлялись обратно в лагерь. — Вдруг у них те же проблемы, что и у нас? Может быть, они именно поэтому воровали рыбу у Речного племени? — прибавила она, вспомнив, как на прошлом Совете Коршун обвинил племя Ветра в воровстве.

— Если они и воровали, это не было доказано, — напомнила ей Пепелица. — Хотя, возможно, ты и права. Горелый говорил, что в той части Гремящей Тропы стало гораздо больше Двуногих.

— Так может быть, Огнезвезду стоит поговорить со Звездным Лучом?

— Не думаю, что сейчас Огнезвезд захочет разговаривать с кем-нибудь из предводителей, — заметила Пепелица, сочувственно покосившись на огненно-рыжего предводителя. — Кроме того, Звездный Луч очень горд. Он ни за что не признается, что его племя голодает.

— Но надо же что-то сделать!

— Возможно, Чернозвезд был прав, и нужно было дождаться следующего Совета. Хотя, если бы я могла… — Листвичка хотела что-то возразить, но Пепелица сделала ей знак молчать. — Попробую сама поговорить с ним, — она подняла глаза на затянутое тучами небо. — Будем молиться, чтобы Звездное племя сжалилось над нами!

 

* * *

 

— Медуница, ты где?

Листвичка стояла перед воинской палаткой и всматривалась сквозь ветви. Густой предрассветный туман укутывал лагерь, и шерстка Листвички была покрыта крошечными капельками влаги.

— Медуница!

В глубине куста кто-то завозился, и Медуница высунула голову, сонно хлопая глазами.

— Листвичка? — она разинула рот и широко зевнула. — В чем дело? Солнце еще не встало. Мне снился такой смешной сон про мышку.

— Извини, перебила Листвичка. Но мне нужно кое-что сделать. Ты идешь в рассветный патруль?

— Нет, — Медуница протиснулась сквозь ветки и быстро пригладила языком шерсть на плечах. — А что?

Листвичка набрала в грудь побольше воздуха и выпалила:

— Я хотела бы сходить в племя Ветра. Ты пойдешь со мной?

Медуница вытаращила глаза и удивленно выгнула хвост.

— А если нам попадется их патруль?

— Все должно обойтись, я ведь ученица целительницы и имею право прохода по любым территориям отсюда и до Высоких Скал. Прошу тебя, Медуница! Мне просто необходимо узнать, началось ли у них то же самое, что и у нас. — Листвичка не могла рассказать Медунице всей правды, но она знала, что Звездное племя избрало по одному коту из каждого лесного племени, а значит, вторжению Двуногих должны были подвергнуться все четыре территории. Листвичка почти не сомневалась в своей правоте, но все-таки хотела убедиться.

Глаза Медуницы возбужденно засверкали.

— Я с тобой! — решила она. — Только пошли скорее, пока никто не стал приставать к нам с расспросами.

Она вихрем пронеслась через поляну и нырнула в папоротники. Листвичка прыгнула следом, бросив последний взгляд на притихший спящий лагерь. Густой туман укутывал овраг, глушил шорох их шагов. Все вокруг было серым, небо постепенно светлело, но никаких следов солнца не было видно. Папоротники сгибались до земли под тяжестью росы, и вскоре обе кошки промокли насквозь.

Медуница зябко поежилась.

— И зачем только я вылезла из своего теплого гнездышка? — полушутя пожаловалась она. — Хотя, если на пустоши творится то же самое, мы сможем остаться незамеченными.

— Кроме того, туман поглощает запах, — согласилась Листвичка.

Но не успели они с Медуницей добраться до Четырех Деревьев, как туман начал редеть. Над ручьем он все еще клубился плотной стеной, но стоило кошкам вскарабкаться на противоположный берег, как их ослепило солнце. Листвичка стряхнула влагу с шерсти, но солнце почти не пригревало, поэтому ей не терпелось броситься бегом, чтобы хоть немного согреться.

Добравшись до Четырех деревьев, подруги повернули на вершину холма, и Листвичка сразу почувствовала, что ветер дует как раз со стороны пустоши. Замерев у края спуска, они с Медуницей разинули пасти, чтобы лучше почувствовать запах; сильный ветер отдувал назад их шерсть.

— Племя Ветра, — сказала Медуница и неуверенно склонила голову к плечу. — Но что-то там странное…

— Да. А кроликами даже не пахнет, — добавила Листвичка.

Она помедлила несколько мгновений, потом решительно шагнула через границу. Они перебегали от одного куста папоротников к другому, стараясь, по возможности, прятаться в редкой траве пустоши. Шерсть у Листвички слегка потрескивала от волнения, ведь ее белая с рыжим шкурка была отлично видна на фоне короткой травы. У себя в лагере она была уверена, что никто не посмеет поднять лапу на ученицу целительницы, но здесь вдруг почувствовала себя маленькой и беззащитной. Нужно было поскорее выяснить все, что нужно, и мигом вернуться на свою территорию!

Она вскочила на гребень невысокого холма, возвышавшегося над Гремящей Тропой, и улеглась в траву, чтобы как следует осмотреться. Стоящая рядом с ней Медуница испустила долгое шипение.

Ну вот, никаких сомнений! По противоположной стороне территории племени Ветра, от самой Гремящей Тропы, тянулся длинный шрам вывороченной земли. Вдоль этой полосы виднелись невысокие палочки, вроде тех, которые Листвичка видела вчера на территории племени Теней. Вырытая борозда проходила через пустошь и резко обрывалась у подножия того самого холма, на котором сидели кошки. Сверкающее чудище молча притаилось внизу, и Листвичка часто-часто задышала, представив, как оно взрывает землю, с ревом бросаясь на свою добычу.

— А где его Двуногий? — прошептала Медуница.

Листвичка посмотрела по сторонам, но все вокруг было тихо. Затаившаяся угроза, словно туман, растеклась по истерзанной земле. Кроликами по-прежнему не пахло. «Неужели они все разбежались от испуга? — подумала Листвичка. А может быть, их утащили Двуногие? Или они ушли в другую часть пустоши, потому что чудовища разрыли их норки?»

— Ага! — внезапно воскликнула Медуница. — Чувствуешь?

В следующий миг Листвичка тоже почуяла странный запах — резкий, тяжелый, ни на что не похожий. Ее замутило, а губы, брезгливо изогнувшись, сами собой расползлись в стороны.

— Что это?!

— Наверняка какие-то штучки Двуногих, — с отвращением ответила Медуница.

Отдаленный вопль заставил ее замолчать. Листвичка вскочила и, обернувшись, увидела, что к ним бегут сразу трое воинов Ветра.

— Ого-го, — протянула Медуница.

Не успела Листвичка решить, что лучше — бежать или оставаться на месте, как воины окружили их. У Листвички упало сердце, когда на узнала среди них свирепого глашатая Чернохвата и полосатого Корноуха. Третий котик был ей незнаком. Она предпочла бы встретиться с предводителем Звездным Лучом или с Одноусом, давним другом Огнезвезда, поскольку эти двое, по крайней мере, выслушали бы ее объяснения.

— Почему вы вторглись на нашу территорию? — резко спросил глашатай племени Ветра.

— Я ученица целительницы, — напомнила Листвичка, почтительно склоняя голову. — Я шла…

— Шпионить! — перебил ее Корноух, сверкая глазами. — Не думай, что мы не знаем, зачем ты сюда явилась!

Только теперь, когда воины Ветра подошли совсем близко, Листвичка увидела, как страшно они изменились. Их всклокоченные шкуры едва скрывали выпирающие ребра, запах страха волнами исходил от них, почти заглушая запах ярости. Было ясно, что они терпят жестокий голод, но откуда столько злобы?

— Простите, но мы просто… — начала она. Чернохват дико завизжал, не давая ей договорить:

— В бой!

Корноух кинулся на Листвичку. Врагов было больше, и они были сильнее, кроме того, подружки пришли сюда совсем не для того, чтобы драться.

— Бежим!

Листвичка подпрыгнула, увернулась от выпущенных когтей Корноуха и со всех лап понеслась в сторону границы. Она бежала, почти касаясь животом земли, ее рыжий хвост летел по воздуху следом за нею. Рядом мчалась Медуница. Листвичка не смела оглянуться, но слышала приближающиеся вопли погони.

Граница была уже совсем близко, но в горячке погони Листвичка поздно сообразила, что они забрались слишком близко к реке, и опомнилась только тогда, когда в ноздри ударил резкий аромат пограничных меток, в которых запах племени Ветра смешивался с запахом Речного племени.

— О, нет! — простонала она. — Теперь мы на территории Речного племени!

— Не останавливайся, — пропыхтела Медуница. — Тут самое узкое место на территории Речного племени, а дальше уже начинается наша земля!

Листвичка рискнула обернуться, чтобы посмотреть, не отстали ли преследователи. Погоня продолжалась — видимо, воины Ветра так рассвирепели, что не заметили границу или просто наплевали на нее.

— Они нас догоняют! — выдохнула она. — Надо сражаться. Мы не можем привести их на свою территорию!

Они с Медуницей остановились и повернулись к преследователям. Листвичка напряглась. Зачем она только придумала эту дурацкую вылазку на территорию племени Ветра, а, главное, зачем потащила с собой Медуницу?!

В тот самый миг, когда Чернохват с воем бросился на нее, Листвичка успела заметить, как какой-то золотистый вихрь вылетел из-под ближайшего куста. Это была Мотылинка, ученица целителя из Речного племени! Листвичка не успела как следует рассмотреть ее, потому что Чернохват всем весом обрушился на нее, и она покатилась по земле, пытаясь увернуться от его острых когтей. Она хотела развернуться и впиться врагу зубами в шею, но тощее тело Чернохвата было налито такой неукротимой жилистой силой, что вскоре она оказалась прижатой к земле, как беспомощная пойманная дичь. Страшные когти полоснули ее по боку и впились в плечо. Собрав все силы, Листвичка дернулась и попыталась подтянуть задние лапы, чтобы ударить врага в живот.

Внезапно тяжесть, прижимавшая ее к земле, исчезла, и Чернохват неистово заскреб лапами по земле. Листвичка вскочила и увидела, что Мотылинка безжалостно треплет его за оба уха.

— Убирайся с нашей территории! — кричала она. — И прихвати с собой своих шелудивых дружков!

Чернохват замахнулся на нее, но видно было, что он проиграл. Медуница спрыгнула с поверженного Корноуха и как следует куснула его за хвост, прежде чем отпустить. Он с воем бросился следом за своим глашатаем, третий воин уже давно куда-то скрылся.

Мотылинка повернулась к грозовым кошкам. Ее золотистая шкурка слегка растрепалась, а янтарные глаза сверкали от радости.

— Попали в переделку? — проурчала она.

Листвичка перевела дыхание и отряхнула с шерсти приставшие клочки листьев и обломки веточек.

— Спасибо тебе, Мотылинка, — пролепетала она. — Просто не представляю, что бы мы без тебя делали, — она повернулась к подруге и добавила: — Медуница, ты знакома с Мотылинкой? Она ученица Пачкуна, но прошла подготовку воительницы.

— Очень кстати, — отозвалась Медуница, с благодарностью кивая речной кошке. — Похоже, на этот раз мы откусили больше, чем смогли прожевать.

— Прости за вторжение на вашу территорию, — продолжала Листвичка. — Мы сейчас уйдем.

— Можете не торопиться, — остановила ее Мотылинка, не делая ни малейшей попытки узнать, как подруги очутились на чужой территории и чем смогли так досадить воинам Ветра. — Вы обе слишком взволнованы. Отдохните немного, а я пока поищу вам успокоительные травки.

Она скрылась в кустах, и Листвичке с Медуницей ничего не оставалось, как опуститься на землю и ждать.

— Интересно, она всегда так легкомысленно относится к воинскому закону? — пробормотала себе под нос Медуница. — Похоже, она даже не понимает, что мы не имеем права здесь находиться!

— Просто мы с ней обе ученицы целителей, поэтому она так любезна.

— Даже целители обязаны соблюдать воинский закон, — отрезала Медуница. — Что-то я не припомню, чтобы наша Пепелица была так доброжелательна к чужакам! Впрочем, мать Мотылинки была обычной бродячей кошкой! Это все объясняет.

— Мотылинка преданная воительница своего племени! — вспыхнула Листвичка, бросаясь на защиту подруги. — А кем была ее мать, не имеет никакого значения!

— Разве я с этим спорю? — остудила ее пыл Медуница и погладила Листвичку по плечу кончиком своего хвоста. — Просто я заметила, что у нее ослаблено чувство границы, вот и все. В следующий миг Мотылинка вернулась с пучком травы в зубах. Листвичка почувствовала сильный запах тимьяна и сразу вспомнила, что Пепелица учила применять его при сильном волнении.

— Вот, — сказала Мотылинка. — Съешьте немного и сразу почувствуете себя лучше.

Листвичка с Медуницей склонились над травой и старательно разжевали по несколько листиков. Листвичка представила, как целебный сок пропитывает каждую частичку ее тела, успокаивая потрясение, которым обернулась их встреча с племенем Ветра.

— Вы не ранены? — спросила Мотылинка. — Я могу набрать паутины.

— Спасибо, в этом нет необходимости, — заверила Листвичка. Они с Медуницей отделались несколькими царапинами, но могли сами справиться с кровотечением, без всякой паутины. — Нам нужно идти.

— А что все-таки произошло? — спросила Мотылинка, когда подруги покончили с последними листочками. Выходит, она вовсе не была столь безразличной, как им вначале показалось.

— Что вы делали на территории племени Ветра?

— Мы хотели узнать, что замышляют Двуногие, — честно призналась Листвичка. Увидев, что Мотылинка ничего не поняла, она рассказала ей о том, как два дня назад чудовище ворвалось в лес и глубоко разрыло землю на их территории, а потом добавила, что точно такие же разрушения произошли на землях племени Ветра и племени Теней. Перехватив мрачный взгляд Медуницы, Листвичка поняла, что подруге вовсе не пришлась по душе ее откровенность перед чужой кошкой. «Подумаешь! — с досадой мотнула головой Листвичка. Какой может быть вред в том, чтобы довериться целительнице?!»

— Огнезвезд хотел узнать, что думают об этом остальные племена, — закончила она. — Но племя Теней не желает признавать, что дело серьезно, а племя Ветра… Ну, ты сама видела.

— А чего ты ожидала? — не выдержала Медуница и быстро провела языком по губам, словно только что съеденные листья не слишком пришлись ей по вкусу. — Какое племя станет рассказывать соседям о том, как они голодают и теряют свои земли под натиском двуногих!

— Мы у себя пока не видели никаких чудовищ, — протянула Мотылинка. — У нас все спокойно. Но ваш рассказ кое-что объясняет… — ее янтарные глаза расширились. — Я давно чувствую ужас, повисший над территорией племени Ветра. Их пограничные метки полны страха.

— Неудивительно, фыркнула Медуница. — Они стали жутко тощие, а кроликами у них теперь даже не пахнет.

— Все меняется, — прошептала Листвичка.

— И внутри племен тоже! Властолюбивый кот сейчас легко может… — с жаром начала Мотылинка, но вдруг резко оборвала себя и замолчала.

— Что ты хочешь сказать? — уточнила Листвичка.

— Я… Нет… Сама не знаю, — запинаясь, пробормотала Мотылинка и отвернулась.

Листвичка внимательно посмотрела на нее, пытаясь угадать, что происходит в голове у этой прелестной золотистой кошки. Она была слишком молода, чтобы помнить Звездоцапа, кровожадного кота, который сплел целый заговор, чтобы захватить власть над Грозовыми котами; когда его планы провалились, он, движимый местью, поклялся уничтожить свое родное племя. Листвичка поежилась. Неужели Мотылинка знает еще одного властолюбивого кота? Нет, в лесу просто не может появиться второй Звездоцап!

Она не успела додумать свою мысль до конца, потому что Мотылинка вдруг вскочила и повернула голову к реке.

— Коршун! — воскликнула она. — И целый патруль с ним. Идите сюда, быстро!

Она юркнула между двумя кустами, Листвичка и Медуница последовали за ней. Вскоре они оказались на поляне и увидели прямо перед собой овраг, который спускался к границе Грозового племени.

— Если ваше племя начнет голодать, приходите ко мне, — сказала Мотылинка. — Мы всегда можем поделиться с вами рыбой. А теперь бегите!

Листвичка с Медуницей помчались вниз по склону и бросились под защиту кустов. Листвичка ожидала услышать за спиной возмущенное рычание, однако им удалось незамеченными добраться до границы.

— Слава Звездному племени! — воскликнула Медуница, когда они очутились на своей территории.

Листвичка обернулась и посмотрела сквозь ветви. Мотылинка стояла на том же месте, где они с ней расстались; в следующий миг трава раздвинулась, и из нее вышел огромный, гладкошерстный кот. Листвичка узнала в нем Коршуна, брата Мотылинки. Следом за ним шли еще двое воинов. Коршун остановился поговорить с сестрой, но ни разу не повернул головы в сторону грозовых кошек. Посмотрев на тяжелые плечи и крепкие мышцы этого кота, Листвичка с облегчением перевела дух. Хорошо, что он не застиг их на территории! В отличие от сестры, Коршун строго следовал воинскому закону и не стал бы слушать никаких объяснений. Уже не в первый раз Листвичке показалось, что Коршун напоминает ей какого-то другого кота, но сколько она не смотрела на него, ей так и не удалось вспомнить, кого именно.

— Пошли, — заторопилась Медуница. — Или ты собираешься до вечера любоваться речными котами? Пора возвращаться, а по дороге надо решить, о чем расскажем Огнезвезду.

 

Глава V

 

Лапы Урагана разъезжались на гладкой серой скале. Рывком подтянувшись, он забрался на вершину валуна и обернулся, чтобы посмотреть на друзей. Порывы ледяного ветра трепали его шерсть.

— Давайте! — позвал он. — Запрыгивайте сюда, дальше будет проще.

Следуя на восход, они с друзьями миновали пустошь и начали восхождение в горы. Пошел уже второй день пути, солнце поднималось к зениту, а горы, которые они до сих пор видели издалека, теперь возвышались прямо перед ними.

Вблизи они оказались еще выше, чем казалось котам, их отвесные склоны угрожающе чернели, а над вершинами проплывали перья облаков. Земля под кошачьими лапами была твердой и каменистой, здесь почти ничего не росло, кроме редкой травы и скрюченных колючих деревьев. Никакой тропы тут тоже не было, поэтому коты шли по извилистым узким расщелинам; время от времени эти ходы упирались в скалы, и тогда приходилось поворачивать обратно. Ураган с тоской вспоминал о своей реке, бегущей в прохладных камышовых зарослях, и потихоньку начинал желать о том, что они отказались от путешествия через земли Двуногих.

Белочка напружинила задние лапы и сильным прыжком перелетела к Урагану, на вершину высокого камня, который преградил им путь.

— Дерьмо мышиное! — прохрипела она, когда ее когти соскользнули с поверхности, и тело поехало вниз. Ураган наклонился, схватил Белочку зубами за загривок и удерживал ее до тех пор, пока она не зацепилась когтями за камень и не очутилась рядом с ним.

— Спасибо! — сверкнула зелеными глазами Белочка. — Я привыкла, что меня зовут Белочкой, но сегодня мне впервые захотелось ею стать!

Ураган весело заурчал.

— В этих горах нам всем скоро захочется превратиться в белок!

— Эй! — раздался снизу сердитый окрик Грачика. — Отойдите в сторонку, слышали? Я не могу запрыгнуть, вы мне все место загораживаете!

Белочка с Ураганом отошли от края камня, и в следующий миг Грачик присоединился к ним, длинные тренированные лапы позволили ему с легкостью совершить трудный прыжок. Не обращая внимания на остальных, он повернулся, чтобы помочь Ласточке, которая еле слышно ругалась из-за того, что ее когти то и дело соскальзывали со скалы.

Ураган боялся, что рана, нанесенная крысиными зубами, помешает Рыжинке забраться на утес, и уже начал подумывать о том, можно ли как-нибудь обогнуть препятствие, но рыжая кошка с первого раза почти допрыгнула до вершины, а Грачик ухватил ее зубами за холку и втянул наверх. Последним влез Ежевика. Он отряхнул растрепанную шерсть, подошел к краю валуна и огляделся по сторонам. Солнце стояло в зените, поэтому невозможно было определить правильное направление по тени. Прямо перед ними зияла глубокая пропасть, скрывающая то, что лежало впереди.

— Думаю, надо идти туда, — решил Ежевика, махнув хвостом в сторону узкого выступа, тянущегося вдоль горы. — Что скажешь? — спросил он Урагана.

При одном взгляде на выступ Ураган почувствовал, как у него зашевелилась шерсть на хребте. Если не считать нескольких скрюченных кустиков, скала была абсолютно гладкой, гак что если кто-нибудь из них поскользнется, ему не за что будет уцепиться.

— Можно попытаться, — неуверенно сказал слегка удивленный тем, что Ежевика обратился к нему за советом. — Другого-то пути все равно нет, если только назад повернуть.

Ежевика кивнул.

— Ты иди последним, ладно? — попросил он. — Кто знает, что нас там ждет, так что сильный кот в прикрытии нам не помешает.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.