Сделай Сам Свою Работу на 5

Коты-Воители: Новое пророчество – 1 14 глава

Перебежав через тропинку, коты начали взбираться на холм. Ежевика мгновенно воспрянул духом, почувствовав свежую траву под лапами и вдохнув полную грудь лесных запахов. Снова очутиться под деревьями было почти так же здорово, как вернуться домой!

— Вот это другое дело! — воскликнул Ураган, окинув взглядом заросли папоротников и высокой, прохладной травы. — Я бы остался здесь до вечера и на ночь. Рыжинка может как следует вы спаться, а мы пока поохотимся.

Ежевика с трудом удержался от возражений. По мере того, как дни шли за днями, его все сильнее и сильнее тянуло к месту-где-тонет-солнце; однако он понимал, что они скорее доберутся до цели, если как следует отдохнут.

Все, кроме Рыжинки, дружно одобрили предложение Урагана.

— Не стоит останавливаться ради меня, честное слово! — попросила она.

— Это не только ради тебя, мышеголовая! — проурчала Белочка, зарывшись носом в золотистую шерсть сумрачной воительницы. — Нам тоже нужно отдохнуть и подкрепиться.

Стараясь держаться поближе друг к другу, коты медленно углубились в лес и стали искать подходящее место для отдыха. Через каждые несколько шагов Ежевика останавливался, чтобы понюхать воздух, но вокруг не пахло ни лисой, ни барсуком, ни чужими котами, ни какой другой опасностью. Зато воздух был просто пропитан ароматами дичи, и вскоре у Ежевики рот наполнился слюной от мыслей о сочной мышке, а еще лучше, свежем кролике.

Наконец они вышли на место, где земля слегка понижалась, и за густыми кустами боярышника бежал узенький прозрачный ручеек.

— Лучше места не найти, — решил Грачик. — Тут и вода, и укрытие, и никакие хищники не смогут незаметно к нам подкрасться, даже если они тут водятся.

Рыжинка, которая снова начала тяжело хромать, почти скатилась по склону и зарылась в мох между двумя извилистыми корнями. Ее зеленые глаза были затуманены болью и усталостью. Ласточка уселась рядом и снова принялась вылизывать ее рану. Пурди плюхнулся с другой стороны, свернулся клубком и мгновенно уснул.

— Ладно, вы трое оставайтесь здесь, — сказал Грачик, — а мы пойдем на охоту.



Ежевика хотел осадить раскомандовавшегося оруженосца, но удержался. В конце концов, он был вовсе не прочь разок отдохнуть от постоянного принятия решений. Приблизившись к Белочке, он спросил:

— Пойдешь со мной на охоту?

Белочка рассеянно кивнула, как будто мысли ее были заняты чем-то другим. Они побрели вверх по течению ручья и еще не успели как следует отойти от своего временного лагеря, как Ежевика заметил мышку, копошившуюся в траве возле самой воды. Одним ловким движением он принял охотничью стойку, прыгнул и быстрым ударом прикончил дичь. Повернувшись к Белочке, он заметил, что она стоит, запрокинув голову, и, разинув пасть, втягивает в себя лесной воздух.

— Эй, Белочка? Все в порядке? Она подпрыгнула от неожиданности.

— Что?! А… да, все отлично. Просто тут что-то такое, чего я никак… — она замолчала и снова облизала губы.

Поняв, что больше все равно ничего от нее не добьется, Ежевика быстро забросал землей свою дичь, чтобы подобрать на обратном пути, и пошел дальше. Лес просто кишел непуганой дичью. За всю жизнь у Ежевики еще никогда не было такой легкой охоты.

Белочка тоже не отставала, но было заметно, что мысли ее витают где-то далеко отсюда. Обычно ловкая охотница, сегодня она, замешкавшись, упустила дрозда и едва не прошла мимо белки, которая грызла орех в двух прыжках от нее. А когда Ежевика начал подкрадываться к кролику, Белочка вдруг громко закричала:

— Вот он! Там!

Кролик тут же юркнул в траву, и в следующий миг Ежевика увидел, как удаляется, подпрыгивая, его белый хвостик.

— Белочка! — возмущенно крикнул он. — Ну зачем ты это сделала?

Но Белочка даже ухом не повела. Она бежала к берегу ручья, где виднелись высокие растения с темно-зелеными листьями. Ежевика так и замер в недоумении, когда ученица уселась и начала торопливо разрывать землю под их стеблями.

— Белочка, что ты делаешь? — спросил он. Ученица оторвалась от своей работы и подняла на него горящие торжеством зеленые глаза.

— Лопух! — крикнула она, снова набрасываясь на растение. — Вот что поможет Рыжинке от крысиного укуса! Помоги мне выкопать корень!

— С чего ты это взяла? — спросил Ежевика, начиная копать.

— Помнишь, я говорила тебе про странный вкус? Я все утро пыталась вспомнить, что это такое. Наверное, Листвичка говорила об этом, когда провожала нас в лесу.

Ежевика бросил копать и посмотрел на Белочку. В самом деле, Листвичка говорила о каких-то травах, которые, по ее мнению, могли пригодиться им в пути, но он что-то не помнил, чтобы она упоминала корень лопуха. Потом Ежевика снова вернулся к работе. Наверное, он просто забыл, иначе откуда Белочка узнала бы об этом корне?

Когда они вырыли два или три корешка, Белочка поболтала их в воде, чтобы отмыть от земли, потом взяла в зубы и пробежала в лагерь. Ежевика неторопливо пошел за ней, подбирая оставленную добычу.

К тому времени, как он вернулся в лагерь, Белочка уже разжевала кусочек корня и аккуратно накладывала получившуюся кашицу на рану Рыжинки. Воительница племени Теней лежала неподвижно, но когда сок корня просочился в ее рану, она расслабилась и испустила глубокий вздох.

— Как хорошо… — пробормотала она. — Плечо словно бы онемело. Боль почти пропала.

— Здорово! — обрадовалась Белочка.

— Наверное, ты скрытая целительница, продолжала Рыжинка, поуютнее устраиваясь во мху. — Может быть, тебе частично передался дар твоей сестры, — она сонно похлопала глазами и уснула.

Белочка сияющими глазами смотрела на спящую, а Ежевика почувствовал, как у него зашевелилась шерсть. Правда ли, что Листвичка говорила им о лопушином корне, или целительница каким-то чудом узнала о ране Рыжинки и сумела дать сестре нужный совет?

Он снова пошел в лес, чтобы подобрать оставшуюся добычу. Вернувшись, он застал Урагана и Грачика, которые тоже пришли не с пустыми лапами. Впервые за много дней коты смогли досыта наесться. Проснувшийся Пурди с жаром набросился на угощение, и Ежевике показалось, что оно понравилось ему гораздо больше домашней еды.

Они уснули с полными животами. Проснувшись, Ежевика увидел, что тучи рассеялись, и косые лучи солнца, пробиваясь сквозь деревья, заливают лес золотистым сиянием. Он вскочил и побежал вверх по склону, пока не нашел просвет между деревьями, через которые можно было увидеть, куда клонится солнце.

 

* * *

 

— Вот куда нам надо идти! — Ураган вскарабкался на склон следом за ним и остановился рядом; голос его звучал спокойно и уверенно, как будто он тоже был носителем пророчества. — Там мы узнаем, что скажет полночь.

Лапы у Ежевики так и чесались от желания немедленно броситься навстречу садящемуся солнцу, ему казалось, что именно там его дожидается Синяя Звезда, чтобы научить, как спасти родной лес. Но он знал, что разумнее будет придерживаться первоначального плана и заночевать в лесу. Тщательно запомнив нужное направление, он вернулся к друзьям, ждущим на берегу ручья.

Рыжинка яростно терзала зубами кролика и оторвалась только для того, чтобы коротко кивнуть брату.

— Ух, как я проголодалась! — заявила она. — Зато мое плечо чувствует себя гораздо лучше. Чем ты его намазала, Белочка?

— Корнем лопуха, — Ежевика отметил про себя, что Белочка даже не стала объяснять, откуда она узнала о том, чем следует лечить воспалившиеся укусы. Наверное, она и сама этого не знала.

Она начала разжевывать другие корни, и, когда Рыжинка закончила есть, снова намазала ей плечо. Опухоль заметно спала, угрожающая краснота побледнела, и Ежевика мысленно послал благодарность Звездному племени и Листвичке за чудесное исцеление своей сестры.

Когда на следующее утро, после сытной еды, они выдвинулись в путь, Рыжинка совсем повеселела. Она почти не хромала, и даже глаза у нее снова заблестели.

Задолго до полудня они вышли на край леса. Впереди, сколько хватало глаз, лежала открытая даль. Земля вздымалась и опадала мягкими складками, ветерок пробегал по короткой, упругой траве с вкраплениями кустиков клевера и дикого тимьяна. Воздух пах луговой свежестью, и лапы сами просились вперед.

— Как дома! — прошептал Грачик, вспомнив вересковые пустоши своей родной земли.

Зато Ежевике очень не хотелось покидать деревья, он чувствовал себя уверенно и безопасно под густым пологом листвы. Однако еда и сон придали новые силы путникам, и что-то подсказывало Ежевике, что их путешествие подходит к концу.

К его изумлению, на краю леса Пурди распрощался с ними.

— Что-то мне не по себе под открытым не бом, — признался старик, словно откликаясь на мысли Ежевики. — Видно, слишком часто меня гоняли Прямоходы. Мне надо, чтобы было где спрятаться. Да и вам я больше не нужен. Меня-то не ждет в полночь это ваше Звездное племя, — с усмешкой прибавил он.

— Кто знает, — ответил Ежевика. — Но спасибо тебе за все. Нам будет тебя не хватать, — вежливо сказал он и вдруг понял, что это чистая правда; за время пути он успел привязаться к этому ворчливому старому коту. — Если когда-нибудь тебе доведется побывать в нашем лесу, ты будешь желанным гостем в Грозовом племени.

Закончив говорить, он услышал, как Грачик шепнул на ухо Рыжинке:

— Может быть, кто-то и будет о нем скучать, но только не я!

Ежевика предостерегающе оскалился на дерзкого оруженосца, но Пурди не расслышал его обидных слов.

— Я буду ждать вас здесь два или три дня, — пообещал он. — Хочу убедиться, что вы не заблудитесь на обратном пути.

Грачик, закатив глаза, посмотрел на Ласточку, но та только плечами пожала.

— Надеюсь, вы все-таки вернетесь, — бросил Пурди и пошел прочь, высоко задрав хвост. — Меня-то не заманишь к этому месту-где-тонет-солнце! Того и гляди, сам там потонешь.

— Вот так! — шепнула Белочка на ухо Ежевике. — А теперь постарайся, чтобы наши надежды сбылись!

 

* * *

 

Но к концу этого дня у Ежевики почти не осталось надежды. Жаркое солнце иссушило его силы, а поскольку по пути они не встретили ни одного ручейка, рот у него пересох, как дно песчаного оврага для тренировок. Его товарищи чувствовали себя ничуть не лучше и плелись, повесив головы и волоча за собой хвосты. Рыжинка снова стала хромать; несмотря на то, что она никого не подпускала к своей ране, Ежевика заметил, что плечо у сестры снова опухло. Сколько еще она сможет пройти? Никаких лопухов вокруг не было и в помине.

Прямо перед ними солнце утопало в алом пламени, разбросав огненные языки по всему небу.

— По крайней мере, мы идем в правильном на правлении, — пробормотала Ласточка.

— Да, но сколько нам еще идти? — Ежевика старался скрыть свои опасения, но беспокойство все сильнее грызло его. — Может быть, место-где-то-нет-солнце лежит в нескольких днях пути отсюда!

— А я всегда говорил, что это была дурацкая затея, — не удержался Грачик, но даже он сегодня слишком устал, чтобы злиться.

— Ладно, давайте решим, что делать дальше, — предложил Ураган и, когда все обернулись к нему, пояснил: — Если мы так и не найдем этого места, рано или поздно нам придется решать… продолжать ли поиски или возвращаться домой.

Ежевика знал, что он прав. Возможно, настало время признать свое поражение. Но что будет с их племенами, если четверо избранников нарушат волю Звездного племени и вернуться домой, не исполнив своего предназначения?

И тут Белочка, которая стояла лицом к ветру и втягивала в себя незнакомые запахи, повернулась к товарищам и крикнула, восторженно сверкая глазами:

— Ежевика! Я учуяла запах соли!

 

Глава XXIII

 

Несколько мгновений Ежевика молча смотрел на ученицу, потом разинул рот и сам втянул в себя воздух. Белочка была права. Этот привкус нельзя было ни с чем перепутать, он вновь перенес Ежевику в давний сон, напомнив о горькой воде, которая кипела вокруг него.

— Это соль! — выдавил он. — Мы пришли. Вперед!

Он вихрем помчался навстречу слепящему солнцу и, быстро оглянувшись, увидел, что товарищи бегут за ним. Даже Рыжинка неуклюже ковыляла следом. Лапы у Ежевики налились новой силой, ему казалось, будто он может бежать целую вечность, пока не воспарит на небо, как белые птицы, которые с криками кружили над его головой.

Но вместо этого он вдруг в ужасе замер на краю огромного утеса. Крутые песчаные уступы обрывались вниз в каком-нибудь мышином хвосте от его лап. Волны разбивались о подножие скалы, а прямо перед Ежевикой простиралась беспокойная ширь сине-зеленой воды. Солнце опускалось в нее на горизонте, оно горело так ярко, что Ежевике пришлось прищурить глаза. Кровавая дорожка, выжженная алым светом, начиналась от самого солнца и упиралась в подножие утеса.

Несколько мгновений никто из котов не мог вымолвить ни слова. Ежевика первым вышел из оцепенения.

— Надо торопиться, — сказал он. — До наступления темноты мы должны найти пещеру с зубастыми краями.

— И ждать полуночи, — добавила Ласточка.

Ежевика повертел головой, но так и не увидел ничего, что могло бы подсказать им правильное направление. Решив идти наугад, он повел котов по скалам. Время от времени они останавливались и смотрели вниз, выискивая глазами пещеру. Ежевика крепко цеплялся когтями за сухую траву; в этом месте слишком легко было сорваться вниз и падать, падать и падать в жадно шипящие волны.

Постепенно земля начала понижаться, и вскоре от воды их стало отделять расстояние, не превышающее высоты обычного дерева. Вершины утесов выступали далеко вперед, поэтому не было видно, где они кончаются, а их отвесные склоны были глубоко изборождены канавками, оставшимися от давних дождей. Когда утесы стали чуть более пологими, котам удалось спуститься чуть ближе к воде, и теперь их время от времени обдавало солеными брызгами. Во многих местах древние потоки промыли глубокие расщелины в скалах; порой эти расщелины были так широки, что котам приходилось перепрыгивать через них. Все чаще трава уступала место ложбинкам, где на скудной почве росли жалкие, скрюченные кустики.

— Если мы все-таки не найдем пещеру, то здесь полно мест, где можно укрыться на ночлег, — за метил Ураган.

Ежевика и сам начал подумывать о том, чтобы остановиться.

Солнце уже опустилось в воду, но огненные всполохи все еще горели на небе. Ветер стал холоднее. «Надо хотя бы дать отдохнуть Рыжинке, — подумал Ежевика. — А мы можем еще немного поискать».

Внезапно сестра споткнулась и упала. Бросившись к ней, Ежевика обогнул утес, но поскользнулся и беспомощно скатился в ложбину. Он попытался подняться, но рыхлая земля осыпалась у него под когтями, обдав тучей песка. Ежевика снова покатился вниз и невольно завизжал от ужаса, потому что в темноте не было видно дна.

— Ежевика! — Ураган прыгнул вниз и попытался поймать Ежевику когтями за плечо, но тут новая куча песка пришла в движение, и грозового воина еще быстрее понесло вниз. Земля летела ему прямо в морду, набивалась в рот, слепила глаза. Откуда-то сверху до него донесся пронзительный визг, и Белочка, прыгнув, приземлилась ему на спину.

— Нет! Вернись! — прохрипел Ежевика, глотнув полную пасть песка.

Но тут даже зыбкая почва исчезла у него из-под лап, и Ежевика почувствовал под собой пустоту; дико закричав, он обрушился вниз и через несколько мгновений приземлился на кучу гальки.

Какое-то время он лежал неподвижно. Рокочущее эхо гремело у него в голове, а мир безостановочно вертелся перед глазами. Наконец Ежевика открыл глаза и в ужасе понял, что смотрит прямо в огромную разинутую пасть пещеры, ее острые зубы угрожающе чернели на фоне алого закатного неба. Ежевика попытался подняться, но внезапно набежавшая волна сшибла его с ног. Он закричал от страха, но вопль его резко оборвался, потому что в пасть ему хлынула вода, и Ежевика почувствовал во рту соленый вкус своего ночного кошмара.

Он рванулся из последних сил, но волны безжалостно поволокли его прямо навстречу зубам, а потом снова швырнули обратно, под скалу. Он не знал, где он и в какую сторону надо плыть. Вода заливала глаза и уши, ревела вокруг. Ежевика судорожно схватил ртом воздух, но только сильнее наглотался соленой воды.

Вскоре он совсем перестал бороться, но когда холодные, удушливые волны, наконец, сомкнулись над его головой, Ежевика вдруг почувствовал острую боль в плече. Неожиданно тяжесть воды исчезла, и он снова смог дышать. Он закашлялся, отхаркивая воду, повернул голову и увидел горящие глаза Белочки, которая крепко держала его зубами за шкуру.

— Нет! — прохрипел Ежевика. — Не надо… ты утонешь.

Белочка ничего не сказала и, не разжимая зубов, больно ударила его всеми четырьмя лапами. На какой-то миг Ежевика почувствовал под собой гальку, а потом волны снова поволокли их к зубастой пещере.

Собрав последние остатки сил, Ежевика заколотил лапами по воде, пытаясь оттащить себя и Белочку подальше от острых утесов. Вода забурлила и вознесла их вверх; мелькнула мокрая серая шкура, рядом появился Ураган, а потом волна швырнула всех троих о твердую землю.

От удара у Ежевики перехватило дыхание. Он беспомощно барахтался на рыхлой гальке, а мелкие волны пытались снова утащить его на глубину. Белочка, не разжимая зубов, тащила его вперед, а потом Ежевика почувствовал, как кто-то с силой пихнул его сзади. Он рухнул на скалу и долго лежал, дожидаясь, пока мир не перестанет уплывать у него перед глазами.

Кто-то пихнул его лапой в бок, заставляя подняться.

— Ежевика? — донесся до него испуганный голосок Белочки. — Ежевика, ты живой?

Он открыл рот и застонал. Шерсть его промокла насквозь, он умирал от холода. У него не было сил шевелиться; каждая мышца в его теле кричала от боли, а живот раздулся от проглоченной воды. И все-таки он был жив.

Ежевика с трудом приподнял голову.

— Все в порядке, — просипел он.

— Ох, Ежевика! Я думала, ты умер!

Туман перед его глазами рассеялся, и Ежевика увидел склонившуюся над ним Белочку. Никогда еще она не выглядела такой несчастной — даже в тот злополучный день, когда Огнезвезд сурово отчитал ее в лесу. Испуг в ее глазах заставил Ежевику превозмочь себя: он сел, и его тут же вырвало соленой водой.

— Я не умер, — прокашлял он. — Благодаря тебе. Ты просто чудо, Белочка.

— Она очень рисковала, — послышался голос Урагана, и Ежевика увидел над собой серого воина. Весь облепленный мокрой шерстью, он вы глядел непривычно маленьким и щуплым. Он говорил укоризненно, но его глаза, устремленные на Белочку, сияли. — Но она поступила очень храбро.

— И очень глупо! — Ежевика даже растерялся, услышав этот голос. Оказывается, Рыжинка то же была здесь, она стояла у самой воды и сердито сверкала глазами. — А если бы вы утонули вдвоем?!

— Не утонули бы! — огрызнулась Белочка.

— Я сама спасла бы его!

— С твоей-то раной? — Ураган быстро прижался щекой к боку Рыжинки. — Одному Звездному племени известно, как ты сюда-то сумела спуститься!

— Я упала, как и вы, — пробурчала Рыжинка и, немного успокоившись, посмотрела на Белочку. — Извини, — сказала она. — Конечно, ты поступила очень смело. Но знаешь, как тяжело, когда ты ранена и не можешь прийти на помощь? Я ведь тоже… тоже подумала, что мой Ежевика утонул.

Теперь, когда Ежевика чувствовал себя гораздо лучше, он наконец-то огляделся по сторонам и сразу узнал пещеру из своего сна. Они были у нее внутри! Прямо перед ними был огромный рот с острыми зубами. Волны безостановочно хлестали в пещеру, с ревом разбивались о скалы и, шипя, уползали прочь, волоча за собой круглые камешки. Сводчатые стены пещеры были гладкими, а пол слегка поднимался вверх, к дальнему концу, который терялся во мраке; свет проникал сюда только через вход и сквозь маленькое отверстие в потолке, откуда на товарищей испуганно смотрели Грачик с Ласточкой.

— Ты цел? — крикнула Ласточка.

— Все в порядке, — Ежевика с трудом поднялся на дрожащие лапы. — Кажется, мы нашли то, что искали.

— Тогда подождите, мы спускаемся, — заявил Грачик.

Ежевика хотел крикнуть, чтобы они не трогались с места, но промолчал. Грачик все равно не стал бы его слушать, а кроме того, присмотревшись получше, Ежевика заметил несколько трещин и промоин в скале, по которым можно было без труда спуститься и снова подняться наверх. Ласточка и Грачик осторожно сошли вниз, и вскоре уже стояли в пещере, оглядываясь по сторонам.

— Мы будем сидеть тут до полуночи? — спросила Белочка, на миг оторвавшись от вылизывания своей мокрой, соленой грудки. Голос ее странным эхом отразился от стен пещеры.

— Я думаю… — начал Ежевика и вдруг замолчал, напрягшись всем телом.

Из тьмы в дальнем конце пещеры послышался какой-то громкий скрежет. Сильный, едкий запах ударил в ноздри. Вот появилась какая-то тень — черная, с белыми пятнами. А потом в тусклом свете пещеры возникла жутко знакомая фигура одного из злейших врагов лесных котов.

Барсук!

 

Глава XXIV

 

Ежевика затравленно оглянулся, но бежать было некуда — только в воду. Трудный подъем к отверстию в потолке пещеры занял бы слишком много времени, а значит, им все равно не убежать. Горечь вины обрушилась на него холодной тяжестью давешних волн. Своими снами, своей уверенностью он увлек друзей в это гиблое место, где вместо знания и пророчества Звездного племени их ждет ужасная, бессмысленная смерть. К чему теперь вера и отвага, если они заперты в этой пещере, как кролики в норе?

Грачик припал к земле, оскалил зубы и с рычанием пополз вперед, а Ураган двинулся вдоль стены пещеры, чтобы атаковать врага сбоку. Ежевика тоскливо подумал, что друзья идут навстречу своей смерти. Пусть их шестеро, но они голодны, измучены долгой дорогой и битвой с волнами, им ни за что не справиться с барсуком. Очень скоро тупые когти и щелкающая пасть зверя переловят их всех, одного за другим.

Барсук остановился у самого края тьмы, затопившей заднюю часть пещеры. Его могучие плечи были опущены, когти скребли о камень. Барсук покачал головой, словно раздумывая, кого схватить первым; сверкнули белые полосы на его длинной морде.

А потом раздался голос:

— Полночь пришла.

Ежевика разинул рот, чувствуя, как земля уходит у него из-под лап. Этот барсук умел говорить, его речь была понятна, и слова имели отношение к их походу… Сердце его бешено заколотилось, и он во все глаза уставился на зверя.

— Я — Полночь, — голос барсука был низким и скрежещущим, как шорох гальки под волнами. — С вами буду говорить я.

— Мышиный ты помет, а не полночь! — зашипел Грачик. Он все еще лежал на полу пещеры, изготовившись к прыжку. — Только шевельнись, и я выцарапаю тебе глаза!

— Не надо, Грачик, постой…

Гортанный барсучий смех заставил Ежевику замолчать.

— Ишь, какой свирепый! Звездное племя умеет выбирать. Но сейчас не время показывать когти. Будет разговор, а не битва.

Ежевика и его товарищи неуверенно переглянулись, ощетинив хвосты. Грачик первым выпалил то, что было на уме у всех:

— Неужели мы ему поверим?!

— А что нам остается делать? — потупила глаза Ласточка.

Ежевика снова пристально поглядел на барсука. Этот зверь был немного меньше того, которого они видели у Змеиной Горки, возможно, это был не барсук, а барсучиха. Но это ничуть не делало ее менее опасной. Поверить ее словам означало забыть все, чему его учили с самого младенчества. Однако барсучиха до сих пор даже не попыталась напасть на них; кроме того, Ежевике показалось, будто он заметил веселые искорки в ее глазах.

Он снова обернулся на своих друзей. Грачик, Ураган и Ласточка вполне могли сражаться, зато они с Белочкой еле держались на лапах после того, как едва не утонули, а Рыжинка неуклюже опустилась на пол пещеры и, похоже, впала в забытье.

— Пошли, — позвала барсучиха. — Ждать не можем мы всю ночь.

И тут Ежевика окончательно понял, что перед ним не обычный зверь. Никогда раньше ему не доводилось слышать о том, что барсуки умеют говорить, да еще так, чтобы коты их понимали! Кроме того, эта барсучиха упомянула о Звездном племени, словно знала гораздо больше, чем любой из живущих на земле котов.

— Ласточка права, — прошипел Ежевика. — У нас нет выбора. Она могла бы уже давно превратить нас в падаль. Теперь я понял, почему Синяя Звезда в моем сне велела нам слушать полночь. Она говорила вовсе не о времени! — и, по вернувшись к барсучихе, он громко спросил:

— Тебя зовут Полночь? И у тебя есть для нас послание от Звездного племени? Барсучиха кивнула.

— Полночь — мое имя. И мне был знак, что здесь я встречусь с вами… Ждала четверых, а при шли шесть.

— Тогда мы выслушаем то, что ты нам скажешь, — решил Ежевика. — Ты права, было из брано четыре кота, а пришло шесть, но мы все одинаково достойны быть здесь.

— Но предупреждаю тебя, одно неверное движение… — зарычал Грачик.

— Заткнись, мышеголовый! — прикрикнула на него Белочка. — Неужели ты не видишь, что мы нашли то, что искали? Сказано же было: «слушай, что скажет полночь»! Она и есть Полночь!

Грачик свирепо посмотрел на нее, но ничего не ответил.

Полночь обернулась к ним и, велев идти следом, двинулась в дальнюю часть пещеры, где угадывалось темное отверстие туннеля. Он глубоко вздохнул и сказал:

— Ладно, идем!

Ураган пошел первым, Грачик решительно зашагал за ним. Ежевика очень надеялся, что сварливый оруженосец не станет затевать драку и позволит им выслушать барсучиху. Ласточка бережно помогла Рыжинке подняться на лапы, подставила ей свое плечо и повела в туннель. Ежевика переглянулся с Белочкой и с удивлением отметил, что насквозь промокшая, усталая ученица просто искрится от возбуждения.

— Представляешь, сколько всего мы расскажем дома, когда вернемся?! — взвизгнула она и бросилась догонять Ласточку.

Ежевика остался один. Он в последний раз оглянулся на каменные клыки утесов, торчащие из пасти пещеры, и на волны, которые по-прежнему неустанно накатывались на берег. Последние малиновые лучи тонущего солнца все еще горели на небе, на какой-то миг Ежевике показалось, что бесконечная река крови струится над его головой, уши его заложило от воплей погибающих котов.

— Ежевика? — голос Белочки мгновенно заглушил стон ужаса. — Ты идешь?

Видение исчезло, и Ежевика увидел, что по-прежнему стоит в вымытой волнами пещере и смотрит на быстро угасающее небо и одинокого воина Звездного племени, который сиял ему с высоты. Поежившись, он заторопился следом за друзьями и Полночью.

Туннель поднимался вверх. Ежевика ничего не видел в кромешной тьме, но он чувствовал, что под лапами у него песчаная твердь, а не галька или острые камни. Запах настороженных котов почти тонул в едком барсучьем духе.

Наконец они вошли еще в одну пещеру. Свежий ветерок тронул шерсть Ежевики, и он понял, что где-то неподалеку есть выход наружу. Слабое серебристое свечение просачивалось внутрь, а значит, на небо уже поднялась едва пошедшая на ущерб луна. Ежевика разглядел, что эта пещера, в отличие от предыдущей, была выкопана в земле; скрюченные корни свешивались с потолка, а пол был устлан толстым слоем папоротника.

Ласточка помогла Рыжинке устроить гнездышко из мягких листьев, потом легла возле нее и снова принялась зализывать ее рану.

— Ты ранена? — спросила Полночь. — Чем?

— Это крысиный укус, — сквозь зубы процедила Рыжинка.

Барсучиха брезгливо фыркнула.

— Плохо. Жди.

Она нырнула в тень возле одной из стен пещеры и вскоре вернулась с зажатым в зубах корешком.

— Корень лопуха! — завопила Белочка, бросив торжествующий взгляд на Ежевику. — Ты тоже им пользуешься?

— Хорош от укусов, хорош от воспаления на лапах, хорош от любых ран! — барсучиха раз жевала корень и шлепнула массу на место укуса, как накануне это сделала Белочка. — А теперь, — сказала она, закончив, — пришло время говорить.

Она подождала, пока коты рассядутся на папоротнике. Ежевика почувствовал нарастающее волнение. Только теперь он начал понимать, что их путешествие подошло к концу. Они нашли место, в которое послало их Звездное племя, и готовы были выслушать то, что скажет Полночь.

— Но как ты можешь разговаривать с нами? — не выдержал он.

— Я путешествовала в дальних краях, я выучила много языков, — ответила Полночь. — Я знаю речь других котов, которые говорят не по-вашему. Понимаю язык лис и кроликов, — она хмыкнула. — Но у них скучные разговоры. Лисы говорят только об убийствах. А у кроликов чертополох в голове.

Белочка заурчала от смеха. Ежевика заметил, что шерстка ее разгладилась, а ушки стоят торчком.

— Так что ты хочешь нам рассказать? — не выдержала ученица.

— Много чего, но всему свое время, — фыркнула барсучиха. — Сначала расскажите мне про путешествие. Как поживают ваши кланы?

— Кланы? — озадаченно переспросил Ураган. Полночь раздраженно мотнула головой.

— Похоже, у меня самой мозги заросли чертополохом! Забыла, с какими котами говорю. У вас это называется «племена», верно?

— Да, — подал голос Ежевика. Его неприятно поразила мысль о том, что на свете помимо домашних кисок и котов-одиночек есть и другие коты, которые тоже живут племенами, хотя и называют их кланами. Во время своего путешествия они ни разу не встретили таких котов, видимо, они живут где-то в другом месте.

С помощью остальных котов он пустился рассказывать об их долгом путешествии. Он начал с той ночи, когда четверо котов увидели одинаковый сон, потом перешел к тому, как во сне ему явилось место-где-тонет-солнце, и он принял решение оставить лес. Полночь слушала внимательно, негромко смеялась, когда коты рассказывали ей о своих злоключениях с Пурди, и понимающе кивала, когда они описали, как каждый из них получил знак соленой воды.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.