Сделай Сам Свою Работу на 5

Коты-Воители: Новое пророчество – 1 7 глава

— Ежевика, я…

— Ты проболталась отцу, да? — перебил ее Ежевика. — А ведь обещала держать язык за зубами!

Белочка вытянулась всем телом, чтобы заглянуть ему в глаза, загривок ее сердито ощетинился.

— А вот и нет. Я никому ни словечка не сказала!

— Тогда почему Огнезвезд держит нас на расстоянии друг от друга?

— Ага, ты тоже это заметил?! — Белочка старалась говорить спокойно, но голос ее невольно сорвался на крик. — Я не знаю! Клянусь, я ничего ему не говорила. Но он ведет себя так, как будто я сделала что-то гадкое, а я ничего не делала!

Ежевика внезапно почувствовал острую жалость к этой несчастной маленькой кошечке. Он подошел ближе и потерся щекой о ее бок, но Белочка отпрянула в сторону и с тихим рычанием оскалила зубы.

— Не смей меня жалеть! Листвичка тоже расстроена, — помолчав, добавила она. — Она ничего не говорит, но я же чувствую!

Ежевика сел и невидящим взором уставился сквозь заросли крапивы на колючую стену утесника. Если Белочка говорит правду, то чем объясняется поведение Огнезвезда? Ежевика не мог не верить Белочке, но в таком случае, у Огнезвезда есть какая-то другая причина сердиться на них обоих. Но какая?

— Может, спросим у него самого? — предложил он. — Если он объяснит нам, в чем дело, мы сможем все исправить.

Белочка с сомнением посмотрела на него, но не успела она ответить, как Ежевика услышал громкий шорох в крапиве. Вскочив с земли, он резко обернулся и увидел перед собой Огнезвезда в сопровождении глашатая Крутобока.

— Так-так, — предводитель Грозового племени шагнул вперед и встал между дочерью и Ежевикой, сердито прижав уши к затылку. — Копуша сказал, что вы здесь!

— Но мы не делали ничего плохого! — выпалила Белочка.

— Я хотел бы знать, чем вы тут занимаетесь! — Огнезвезд сурово посмотрел на дочь и перевел аза на Ежевику. — Убиваете время, когда вокруг полно работы!

— Но мы целый день работали, Огнезвезд, — ответил Ежевика, почтительно склоняя голову перед предводителем.

— Это правда, Огнезвезд, — подтвердил Крутобок.



Огнезвезд быстро покосился на своего глашатая, но ничего не ответил. — И ты решил, что больше тебе делать нечего? — спросил он Ежевику. Молодой воин открыл рот, чтобы возразить, но предводитель не дал ему такой возможности. — Если так, то иди, поухаживай за старейшинами. Белоснежка сегодня жаловалась, что у нее вся шерсть в колючках. Иди и помоги ей вычесать их.

Гнев вскипел в душе Ежевики. Это работа оруженосцев, а он был воином! Но холодный зеленый взгляд Огнезвезда ясно предупреждал, что спорить бесполезно.

— Хорошо, Огнезвезд, — выдавил Ежевика и поплелся на поляну.

Когда стебли крапивы снова сомкнулись за его спиной, скрыв его от глаз оставшихся котов, Ежевика остановился и услышал, как Огнезвезд тем же ледяным тоном выговаривает дочери:

— Белочка, тебе не следует проводить время в обществе такого неопытного воина, как Ежевика. В будущем я хочу постоянно видеть тебя возле твоего наставника.

Ежевика не расслышал ответа Белочки, да и подслушивать дальше становилось небезопасно. Он с грустью направился к палатке старей шин. По какой-то непонятной причине он утратил доверие и уважение своего предводителя. Но как это произошло, если Белочка в самом деле ничего не рассказала отцу о пророческом сне и секретной встрече возле Четырех Деревьев?

Через две ночи Ежевика должен был вместе с котами из соседних племен отправиться в далекий поход на поиски места-где-тонет-солнце, чтобы узнать, что скажет полночь. Но как он сможет уйти, если Огнезвезд следит за каждым его шагом?! Ледяной озноб пробежал по спине Ежевики. Только теперь он понял, что верность Звездному племени требует от него нарушить верность своему предводителю.

 

Глава X

 

Этой ночью Ежевика почти не спал, а когда проваливался в сон, ему снилось, будто разгневанный Огнезвезд изгоняет его из лагеря. Утром, разбитый и измученный, он вылез из палатки, вспомнил, что у него остался последний день перед отправлением в долгий путь, и почувствовал себя еще хуже.

Серые рассветные сумерки стояли над лагерем, задувал холодный ветер. Втянув носом воздух, Ежевика почувствовал первое дуновение приближающегося Листопада. На лес надвигались большие перемены, которые не зависели от усилий котов-избранников.

За целый день Ежевика даже не пытался поговорить с Белочкой. Хотя Огнезвезд прямо приказывал им держаться подальше друг от друга, он явно не хотел видеть их вместе. А раз так, зачем нарываться на неприятности? Ежевика видел, как Белочка выходит из лагеря в сопровождении Дыма. Она выглядела странно подавленной и еле плелась, прижав уши и волоча хвостом по земле.

— Ты выглядишь так, будто вместо кролика поймал землеройку, — раздался веселый голос над самым ухом Ежевики.

Он поднял глаза и увидел Кисточку.

— Хочешь поохотиться со мной и с Паучком? — предложила кошка.

Внезапно Ежевика почувствовал, что у него нет сил ни на охоту, ни на что другое. Завтра начинается путешествие, а вокруг него, словно коты на Совете, так и роятся неприятности. Неужели завтра он в самом деле поведет четырех котов-избранников в неизвестность, навстречу немыслимым опасностям?

Кисточка молча ждала его ответа. Ежевика никак не мог отделаться от мысли, что ее предложение было всего-навсего исполнением приказа Огнезвезда, который решил во что бы то ни стало занять его каким-нибудь делом. Но бурая кошка смотрела так дружелюбно, что он решился. Лучше охотиться, чем метаться по лагерю, не находя себе места! Возможно, если он принесет много добычи, Огнезвезд сменит гнев на милость?

Но охота тоже не задалась. Паучок отвлекался каждый шорох и шалил, как котенок, которого впервые выпустили из яслей. Когда он, припав к земле, выслеживал мышку, осенний лист, кружась, сел рядом с его носом. Котенок мгновенно поднял лапу и прибил лист к земле. В тот же миг мышка сорвалась с места и юркнула под корни.

— Это невозможно! — вздохнула Кисточка. — Или ты думаешь, что дичь сама запрыгнет тебе в пасть?

— Извини, — смущенно пролепетал Паучок. После этого он стал усерднее. Когда посреди поляны охотники заметили белку, грызущую желудь, Паучок мгновенно припал к земле и пополз, осторожно передвигая длинными черными лапами. Он уже изготовился к прыжку, но тут ветер резко переменился, подхватил его запах и понес в сторону дичи. Белка замерла, а потом взметнула вверх хвостик и понеслась к краю поляны.

— Не повезло! — крикнул Ежевика.

Но Паучок уже погнался за белкой и скрылся в кустарнике.

— Стой! — закричала ему Кисточка. — Так ты никогда не догонишь белку! — Но Паучок и не подумал возвращаться. Кисточка оскалила зубы и сердито зарычала. — Ничего, он научится! — буркнула она и полезла в кусты на поиски оруженосца.

Оставшись один, Ежевика замер, прислушиваясь к шороху дичи. Вскоре он услышал еле заметный шелест листвы под ближайшим деревом. На поляну выбежала мышка и засуетилась, выискивая семена. Ежевика изогнулся в охотничьей стойке и пополз к добыче, едва касаясь лапами земли. В следующий миг он прыгнул и одним быстрым ударом прикончил дичь.

Ежевика забросал добычу землей, чтобы забрать позже. Жаль, что Кисточка не видела его удачи! По крайней мере, она могла бы доложит Огнезвезду, что Ежевика по-прежнему хорошо охотится для племени. Пусть хоть одним упреком будет меньше!

Ежевика прислушался. Поймать бы еще одну дичь, и можно возвращаться… Внезапно уши его сделали стойку — в кустах, противоположных тем, куда скрылись Кисточка с Паучком, ворочалось что-то очень большое. Ежевика разинул рот и втянул воздух, но не почуял ничего, кроме запаха Грозового племени. Он двинулся вперед, постепенно убыстряя шаг по мере того, как шорох становился громче. Вскоре послышалось яростное повизгивание. Ежевика обогнул заросли ежевики — и прирос к земле.

Прямо перед ним был куст утесника, а в его густых, колючих ветвях бешено извивалась Белочка. Ее передние лапы болтались в воздухе, а мех запутался в шипах. Ежевика слегка испугался, но все же не смог сдержать смеха.

— Развлекаешься?

Белочка резко повернула голову, и ее зеленые глаза полыхнули злобой.

— Правильно, посмейся как следует, шерстяной дуралей! — процедила она. — Я подожду, пока ты закончишь веселиться и вытащишь меня отсюда.

Теперь она была гораздо больше похожа на прежнюю Белочку, чем на то несчастное обиженное создание, которое выползало из лагеря сегодня утром, поэтому Ежевика сразу почувствовал себя лучше. Размахивая хвостом, он бросился ей на помощь.

— Как тебя угораздило так запутаться?

— Я выслеживала полевку, — уныло ответила она. — Рябинка сказала, что она мечтает о полевке, вот я и решила ей угодить, тем более, что Огнезвезд, как всегда, велел мне накормить старейшин. Эта кроха юркнула сюда, и мне показалось, что тут хватит места для нас обоих.

— Не хватит, — уверенно возразил Ежевика.

— Без тебя вижу, мышеголовый! Ну, сделай же что-нибудь!

— Тогда не дергайся.

Приблизившись к кусту, Ежевика внимательно посмотрел, где шипы воткнулись глубже всего, и с помощью зубов и когтей принялся осторожно выпутывать Белочкину шерсть. Несколько раз колючки больно укололи его в нос, отчего глаза у Ежевики тут же наполнились слезами, но он и не подумал жаловаться.

— Ну-ка, постой, — пробормотала Белочка. — Кажется, теперь я могу выбраться.

Ежевика едва успел отпрыгнуть, когда она рванулась вперед, вцепилась передними когтями в землю и яростно задрыгала задними лапами, вырывая их из ветвей. В следующий миг она была свободна. С раздраженным шипением Белочка уставилась на клочки рыжего меха, повисшие на колючих ветках утесника.

— Спасибо, Ежевика, — поблагодарила она.

— Ты не поцарапалась? — спросил он, — может быть, тебе лучше заглянуть к Пепелице, чтобы она…

— Белочка!

У Ежевики оборвалось сердце. Медленно повернув голову, он увидел приближавшегося к ним Огнезвезда.

Глаза предводителя были холоднее льда, он медленно переводил взгляд с Ежевики на дочь и обратно.

— Так-то ты выполняешь приказ? — прорычал он.

У Ежевики даже дух перехватило от несправедливости этого обвинения. Несколько мгновений он не мог найти слов для ответа, а когда заговорил, голос его, помимо воли, прозвучал виновато:

— Я не нарушал никаких приказов, Огнезвезд.

— Вот как? Прошу прощения, — голос предводителя был сух, как выжженная солнцем скала. — Мне казалось, ты отправился на охоту, но должно быть, я просто ослышался.

— Я охочусь! — с отчаянием воскликнул Ежевика.

Огнезвезд с деланным изумлением обвел глазами поляну.

— Что-то я не вижу ни Кисточки, ни Паучка!

— Паучок погнался за белкой, — ответил Ежевика, махнув хвостом в сторону, где скрылся оруженосец. — Кисточка побежала за ним.

— Почему ты такой гадкий?! — перебила Белочка, сердито глядя на отца. — Ежевика не делает ничего дурного!

— Ежевика не делает того, что ему велено, — отрезал Огнезвезд. — Насколько я знаю, это противоречит воинскому закону. Тогда Белочка выскочила вперед, приблизила свой носик к отцовскому носу и яростно закричала:

— Я запуталась в ветках утесника! Ежевика помог мне выбраться! Он ни в чем не виноват!!

— Успокойся! — рявкнул на дочь Огнезвезд, и Ежевика невольно поразился тому, как они похожи друг на друга — те же пылающие зеленые глаза, та же вздыбленная рыжая шерсть. — Тебя это не касается!

— А вот и касается! — не испугалась Белочка. — Стоит Ежевике только посмотреть на меня, как ты тут же цепляешься к нему…

— Замолчи! — зашипел Огнезвезд.

Размахивая хвостом, он припал к земле и глубоко впился когтями в землю. Ежевика в ужасе смотрел на своего предводителя. Одному Звездному племени известно, что случилось бы дальше, если бы на поляну не выкатился Крутобок с зажатой в зубах полевкой.

— Огнезвезд? — крикнул он, роняя добычу. — Что происходит?!

Огнезвезд снова хлестнул себя хвостом по бокам, потом выпрямился и раздосадованно мотнул головой. Ежевика заставил себя опустить вздыбленный загривок.

— Так-так, — Крутобок окинул взором всех троих, и его желтые глаза понимающе сверкнули, и Ежевика сразу догадался, что глашатаю прекрасно известна истинная причина странного поведения Огнезвезда. — Пойдем, Огнезвезд, — серый кот подошел к предводителю и дружески подтолкнул его. — Эти двое не сделали ничего дурного.

— И ничего хорошего тоже! — взвился Огнезвезд, пристально глядя на молодых котов. Мои решения, как и мои приказания, служат во благо всего племени, — напомнил он. — Если не в состоянии их понять, боюсь, вы не достойны быть воинами!

— Что?! — в бешенстве взвыла Белочка, но отец свирепо шикнул на нее, заставляя замолчать.

Ежевика был слишком потрясен, чтобы спорить. Что-то — о чем знают и предводитель и глашатай — настроило Огнезвезда против него. Если Белочка в самом деле ничего не рассказывала отцу о вещем сне, значит, причина кроется в чем-то другом. Но Ежевика понятия не имел, в чем он провинился и как это можно исправить.

— Ты, — сухо приказал Огнезвезд, махнув хвостом на Белочку, — сейчас же подберешь полевку, которую поймал Крутобок, отнесешь ее старейшинам, а затем продолжишь охоту. Ты, — взмах хвоста в сторону Ежевики, — разыщешь Кисточку и постараешься до темноты раздобыть хоть какую-то еду для своего племени. Выполняйте.

Даже не оглянувшись посмотреть, как будут исполняться его приказания, Огнезвезд исчез в зарослях кустарника.

Крутобок помедлил, прежде чем пойти за ним следом.

— У него сейчас слишком много забот, — виновато пояснил он. — Все обойдется, вот увидите.

— Крутобок! — раздался свирепый окрик из кустов, в которых скрылся Огнезвезд. Крутобок поджал уши, быстро кивнул молодым котам и бросился догонять своего предводителя.

Белочка смотрела им вслед. Теперь, когда Огнезвезд ушел, и защищаться стало не от кого, хвостик безвольно опустился, а глаза потускнели от горя.

— У меня ничего не получается, — прошептала она Ежевике. — Ты слышал, что он сказал? Он думает, что из меня не получится воительницы. Теперь он никогда не посвятит меня в воины.

Ежевика просто не знал, что сказать. Его отчаяние постепенно перерастало в бешенство. Он знал, что не сделал ничего плохого. Чем бы не объяснялось поведение Огнезвезда, Ежевика был тут ни при чем! И Белочка тоже. Она, конечно, вредная и упрямая, но зато предана своему племени и изо всех сил старается быть хорошей ученицей. И воительница из нее выйдет на славу, а если Огнезвезд этого не видит, то какой он тогда предводитель?!

Ежевика сердито смотрел в землю и даже не сразу услышал, когда Белочка снова окликнула его. Внезапно разум его прояснился, подобно тому, как в пасмурный день внезапный порыв ветра разгоняет тучи, и из-за них выглядывает солнце. Если вчера, после скандала за яслями, он разрывался между верностью Огнезвезду и необходимостью исполнить пророчество, то теперь он ясно видел, что ждет его, останься он в племени. День за днем он будет пытаться заслужить одобрение предводителя, но все будет тщетно, потому что Огнезвезд за что-то сердит на него. У него был только один выход. Он немедленно отправится в путь, всецело доверяясь слову Звездного племени, и не вернется обратно, пока не получит ответы, которые заставят Огнезвезда поверить в его преданность. Или вообще не вернется.

— Шевелись, — грубо буркнул он, кивая Белочке на брошенную полевку. — Отнеси это в лагерь, а то твой отец снова разозлится.

— А ты? — испуганно пролепетала всегда веселая и самоуверенная Белочка.

— Я… — он хотел было соврать ей и сказать, что пойдет искать Кисточку. Но потом представил, какой преданной она почувствует себя, когда он не вернется. В конце концов, они все-таки были заодно — хотя бы в той мере, в какой объединял их гнев Огнезвезда. — Я ухожу.

— Уходишь?! — недоверчиво переспросила Белочка. — Уходишь из Грозового племени? — Не по своей воле, — быстро пояснил Ежевика. — Слушай, Белочка…

Она уселась перед ним, и не сводила огромных зеленых глаз с его морды, пока он пересказывал ей свой второй сон о бескрайней соленой воде и зубастой пещере.

— Горелый сказал, что такое место существует, — закончил Ежевика. — Я решил, что Звездное племя направляет нас туда, и остальные коты со мной согласились. Мы уходим завтра на рассвете.

Белочка с болью посмотрела на него.

— Ты все рассказал им, а мне ни словечка? — всхлипнула она. — Но ты же обещал!

— Я знаю, — теперь он готов был провалиться сквозь землю от стыда. — Я собирался, но тут начались все эти неприятности с Огнезвездом… Одному Звездному племени известно, какая муха его укусила, но даже если предки и знают об этом, они мне ни словечка не сказали.

— И ты правда собираешься идти в такую даль?! Но ты даже не знаешь, сколько придется идти!

— Никто из нас не знает, — согласился Ежевика. — Но если Горелый разговаривал с котами, которые хорошо знают это место, значит, и мы сможем туда добраться. Я не хочу возвращаться в лагерь, — решительно добавил он. — Переночую где-нибудь в лесу, а с утра встречусь с остальными у Четырех Деревьев. Прошу тебя, Белочка, не выдавай нас. Никому не говори о том, куда мы ушли.

С каждым его словом Белочкины глаза разгорались все ярче и ярче, а под конец просто засветились от восторга. Она еще не успела рта открыть, а Ежевика уже догадался о том, что сейчас услышит.

— Я никому не скажу ни словечка, — пообещала Белочка. — И не смогу ничего рассказать, потому что я иду с тобой!

— Нет, никуда ты не идешь! — рассердился Ежевика. — Ты не избранница. Ты даже не воин!

— Грачик тоже всего-навсего оруженосец, — быстро парировала Белочка. — И клянусь рассветным патрулем, что Ураган тоже увяжется с вами. Он ни на шаг не отпускает от себя Ласточку. А раз так, то почему мне нельзя? — Она помолчала, а потом добавила: — Я ведь никому ни словечка не сказала о твоем первом сне. Честное слово!

Ежевика знал, что это правда. Если бы Белочка проговорилась, о пророчестве давно знал бы весь лагерь.

— Но я не обещал взять тебя с собой, — напомнил он. — Я обещал только рассказать, и рассказал.

— Ты не можешь бросить меня! — взмолилась Белочка. — Я просто облысею от любопытства, если не узнаю, что будет дальше!

— Это слишком опасно, Белочка, неужели ты не понимаешь? Хватит с меня пророчества, а тут еще о тебе придется заботиться.

— Заботиться обо мне?! — негодующе закричала Белочка. — Спасибо, я в состоянии сама о себе позаботиться! Я иду, нравится тебе это или нет. Если ты меня не возьмешь, я все равно пойду за тобой. Ты вспомни, что сегодня произошло! Я не собираюсь возвращаться в лагерь, чтобы меня снова шпыняли ни за что ни про что!

Ежевика неуверенно смотрел на нее. Он не хотел брать на себя ответственность за безопасность неопытной ученицы… но, отказав, он подвергнет ее еще большей опасности, потому что Белочка все равно увяжется за ним следом. Кроме того, если она вернется в лагерь, то, узнав об исчезновении Ежевики, Огнезвезд не отстанет от дочери, пока не выведает все, что ей известно. А может быть, даже пошлет отряд, чтобы вернуть его обратно… На пару мгновений Ежевика почувствовал, что значит быть предводителем, и у него даже шерсть обвисла от водопада тяжких сомнений и вопросов.

Он испустил такой долгий вздох, словно хотел дунуть себе на лапы.

— Ладно, Белочка. Можешь идти.

 

Глава XI

 

— А где мы будем ночевать? — спросила Белочка.

Как только Ежевика согласился взять ее с собой, вся ее злость и обида растаяли, как утренний туман под лучами солнца. С тех пор, как они ушли с полянки, где их застал Огнезвезд, она ни на миг не переставала тараторить.

— Помолчи! — прошипел Ежевика. — Если нас уже ищут, то сразу услышат твои вопли.

— Нет, ты скажи, где? — не отставала Белочка, слегка понизив голос.

— Где-нибудь неподалеку от Четырех Деревьев, — ответил Ежевика. — Тогда на рассвете мы сможем встретиться с остальными.

Пока они бежали в густом подлеске, опустилась ночь. Тучи затянули небо, не пропуская света звезд и луны. Холодный ветер шелестел в траве, и Ежевика снова почувствовал запах приближающегося Листопада.

Чтобы обезопасить себя от возможного преследования, Ежевика сначала думал заночевать неподалеку от Змеиной Горки, куда грозовым котам было запрещено ходить, но там можно было запросто повстречаться с барсуком, известным любителем ночных вылазок. В итоге Ежевика остановился на Гремящей Тропе, в надежде, что едкая вонь чудищ заглушит их собственные запахи.

— А я как раз знаю отличное дерево возле Гремящей Тропы! — обрадовалась Белочка. — Можно забраться на него и спрятаться в дупло.

— А жуки и пауки будут всю ночь резвиться у нас в шерсти, — проворчал Ежевика. — Нет уж, спасибо.

— И почему ты всегда все лучше знаешь? — фыркнула Белочка.

— Может, потому что я воин?

Шорох в траве отвлек Белочку, и его вопрос остался без ответа. Почти не тратя время на преследование, она нырнула в заросли папоротника и тут же выскочила обратно, зажав в пасти безжизненную мышку.

— Неплохо, — оценил Ежевика. Посмотрев на дичь, он сразу понял, что ужасно проголодался. Не теряя времени, он тоже поймал себе мышь, и они с Белочкой остановились, чтобы украдкой перекусить. Даже жуя, они держали ушки на макушке, прислушиваясь к малейшему шороху, который мог предупреждать о приближении грозовых котов. Но вокруг не было слышно ничего, кроме обычных ночных звуков и близкого рева Гремящей Тропы. Как и рассчитывал Ежевика, жуткая вонь чудовищ полностью поглощала все другие запахи, и все же молодому коту было не по себе при мысли, что им придется всю ночь дышать этой отравой.

Пока они ели, с неба заморосил редкий холодный дождик, который постепенно становился все сильнее и сильнее, так что вскоре полосатая шкура Ежевики промокла насквозь, и он затрясся от непривычного холода.

— Надо спрятаться, — пролязгала зубами Белочка. Вся облепленная потемневшей от воды шерстью, она выглядела непривычно маленькой и жалкой.

Ежевика и не думал спорить. Они выбрались из кустарника, а когда очутились на краю заросшего травой склона, Ежевика невольно посмотрел на лежащую внизу Гремящую Тропу. Чудище с ревом промчалось мимо, его горящие глаза двумя лучами желтого света пронзали ночную тьму. В этом уносящемся свете Ежевика вдруг увидел мрачную темную тень, притаившуюся на самой границе тропы. Никогда в жизни ему еще не доводилось видеть такого исполинского чудища.

— Что это?! — пискнула Белочка, прижимаясь к нему.

— Не знаю, — прошептал Ежевика. — Я никогда не видел ничего подобного. Стой здесь, а я пойду погляжу.

Он осторожно двинулся вперед, пока не очутился в двух лисьих хвостах от чудовища. Может быть Двуногие бросили его здесь потому, что оно умерло? Или оно только притаилось, изготовившись к прыжку, как кот перед беззащитной мышью?

— Слушай, мы можем залезть под него! — заметила подбежавшая Белочка; разумеется, она и не подумала послушаться его приказа и ждать на вершине холма. — Тут нас и дождь не достанет!

Даже в темноте Ежевика отлично разглядел темный зазор между землей и брюхом чудища. У него невольно зашевелилась шерсть при мысли о том, что придется лезть в эту узкую щель, но он не мог показаться трусом перед Белочкой. Да и предложение было вполне разумное… Невыносимый смрад этого чудища скроет их от любых преследователей.

— Ладно, — решился Ежевика. — Но только… — Он не успел договорить, потому что Белочка шлепнулась на землю и быстро протиснулась под чудище. — …Я пойду первым, — пробормотал он и полез следом.

 

* * *

 

На следующее утро Ежевика проснулся, едва серые рассветные сумерки заползли под брюхо чудища. Белочка, свернувшись клубочком, спала рядом. Спросонья Ежевика не сразу понял, почему это она спит в его палатке, а не с остальными оруженосцами. Но резкий запах чудища и беспрерывный рев Гремящей Тропы быстро напомнили ему о том, где и почему они оказались. Сегодня утро начала путешествия! Но Ежевика не чувствовал ничего, похожего на радостное волнение. Лапы его ныли от тоски, он с мучительной костью понял, что, уйдя из лагеря без разрешения своего предводителя, он добровольно изгнал себя из родного племени.

Ежевика вылез из-под чудища, поднял голову и принюхался. Трава все еще была мокрой от вчерашнего ливня, кусты на склоне свесили листья под тяжестью капель. Брезжил серый рассвет, и туман клубился за деревьями.

Ежевика снова повернулся к чудовищу и позвал Белочку.

— Вставай! Пора идти к Четырем Деревьям.

Он уже начал подумывать о том, чтобы залезть под брюхо и растолкать ее, но тут Белочка выбралась из-под чудища и зажмурилась от света.

— Есть хочу! — пожаловалась она.

— Подкрепимся по дороге, — ответил Ежевика. — Только надо пошевеливаться. Нельзя заставлять себя ждать.

— Ладно.

Белочка взлетела вверх по склону и понеслась вдоль Гремящей Тропы в сторону Четырех Деревьев. Ежевика нагнал ее, и какое-то время они бежали рядом. Туман рассеялся, и золотое сияние стало разгораться над горизонтом в том месте, где вот-вот должно было взойти солнце. Высоко в ветвях начали щебетать птицы.

Белочка окончательно проснулась и, казалось, совсем забыла о еде. Она летела вперед, не обращая внимания ни на что кругом. Зато Ежевика ни на миг не забывал об опасности. Услышав шорох в кустах за спиной, он резко остановился и разинул пасть, ловя запах преследователя.

— Белочка! — прошипел он. — Скройся.

Но не успел он договорить, как Белочка резко развернулась и уставилась в ту сторону, откуда доносился звук. Ее зеленые глаза широко распахнулись, и Ежевика прочел в них страх, смешанный с радостью. В тот же миг он почувствовал сильный, знакомый запах грозового кота. Ветки ближайшего куста, задрожав, раздвинулись, и коты увидели Листвичку.

Несколько мгновений сестры стояли неподвижно, не сводя глаз друг с друга. Потом Листвичка вышла вперед и положила к ногам Белочки какие-то травы, которые несла в пасти.

— Я принесла тебе травы путников, — негромко сказала она. — Они пригодятся тебе в твоем путешествии.

Ежевика в недоумении переводил глаза с одной сестры на другую.

— Но ты клялась, что никому не рассказывала! — в гневе закричал он. — Как же она узнала?! Ты меня обманула!

— Я не обманывала! — процедила Белочка.

— Она говорит правду, — мягко подтвердила Листвичка. — Но ей и не нужно ничего рассказывать мне. Я просто знаю, и все.

Ежевика вздрогнул.

— Так, значит, ты знаешь все? И про сны, и про путешествие к месту-где-тонет-солнце?

Листвичка серьезно посмотрела на него, и он увидел горечь и тоску в ее глазах.

— Нет, — ответила она. — Я знаю только то, что Белочка уходит, — она помолчала, зажмурив глаза — И что будет большая беда.

Жалость острым шипом утесника пронзила Ежевику, но он не мог дать волю чувствам. Он должен был знать, как Листвичка использовала свое ясновидение.

— Кто еще знает об этом? — грубо рявкнул он. — Ты рассказала отцу?

— Нет! — гнев полыхнул в глазах Листвички, сделав ее удивительно похожей на сестру. — Я ни кому и никогда не предам Белочку, даже Огнезвезду.

— Она никому не расскажет, — подтвердила Белочка.

Ежевика медленно кивнул.

— Хотя мне очень хотелось бы это сделать, — с горечью продолжала Листвичка. — Возможно, так я смогла бы удержать тебя… Белочка, тебе правда нужно идти?

— Я должна! Это самое удивительное приключение на свете. Неужели ты не понимаешь? Это же приказ Звездного племени, а значит, я не нарушаю воинского закона.

И она начала сбивчиво рассказывать сестре о снах Ежевики и о встрече с остальными тремя избранниками. Листвичка слушала, недоверчиво вытаращив глаза, а Ежевика нетерпеливо переминался с лапы на лапу. Небо быстро светлело, и времени оставалось все меньше.

— Но ты-то не должна никуда идти! — вскричала Листвичка, когда сестра закончила рассказ. — Ты ведь не избранница!

— Ну и что? Я все равно не вернусь. Огнезвезд считает, что я все делаю плохо. А вчера он вообще сказал, что сомневается в том, что я смогу стать воительницей. Пусть узнает, на что я гожусь!

Ежевика быстро посмотрел на Листвичку. Она не хуже его понимала, что если Белочка что-то вбила себе в голову, то разубеждать ее бесполезно. Но в янтарных глазах Листвички он увидел тень какой-то непонятной тревоги, словно ученица целительницы знала больше, чем говорила.

— Но ты можешь не вернуться, — голос Листвички задрожал, заставив Ежевику вспомнить о том, что она была не только будущей целительницей, но и родной сестрой Белочки. — Как я буду жить без тебя?

— Ничего со мной не случится, Листвичка! — Ежевика никогда не думал, что в голосе Белочки может быть столько нежности. Она прижалась к сестре и потерлась щекой о ее бок. — Я не могу не пойти. Ты ведь понимаешь, правда?

Листвичка кивнула.

— И ты никому не расскажешь о том, куда мы ушли? — настойчиво спросила Белочка.

— Разве я знаю, куда вы идете? Да вы и сами этого не знаете, — невесело ответила сестра. — Но я все равно никому ничего не скажу. Только помни, что Огнезвезд тебя любит. Он знает то, о чем ты да же не догадываешься, — она судорожно вздохнула. — А теперь съешь травы и можешь идти.

Белочка пошевелила лапой травы и поделила их между собой и Ежевикой. Листвичка молча смотрела, как они глотают горькие листья, и глаза ее были огромными и хмурыми.

— В путешествии вас не будет сопровождать целительница, так что вам придется самим искать лекарственные травы, — быстро заговорила она, — не забудьте, что ноготки помогают при ранах, при кашле надо пожевать пижму, а от болей в желудке нет ничего лучше можжевельника. Бурачник снимает лихорадку, но вряд ли вы сумеете отыскать его в эту пору, — тараторила она, словно хотела за несколько оставшихся мгновений рассказать им все, чему обучилась у Пепелицы.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.