Сделай Сам Свою Работу на 5

Вместо ответа Грачик только презрительно фыркнул. Ураган готов был согласиться с ним; в прошлый раз они много дней голодали и скитались среди опасностей на территории Эрин Хантер

Эрин Хантер

Восход луны

 

Коты-Воители: Новое пророчество – 2

 

 

http://www.litportal.ru

«Новое пророчество. Книга 1. Полночь»: ОЛМА-ПРЕСС; Москва; 2005

ISBN 5-224-05041-3

Аннотация

 

Люди продолжают уничтожать лес, обрекая котов на гибель от голода и болезней. Только возвращение посланников Звездного племени может дать отчаявшимся котам надежду на спасение. Но обратный путь окажется для юных воинов гораздо опаснее прежней дороги. Смерть подстерегает их в пустынных скалах, где друзей ждет встреча с загадочным кланом горных котов. Юные воители полны отваги и решимости, но они не подозревают, какую страшную цену им придется заплатить за свою верность дружбе и воинскому долгу.

 

Эрин Хантер

«Восход луны»

 

Особая благодарность Черит Балдри

 

Пролог

 

Один за другим коты прокрадывались в пещеру. Их шерсть была заляпана грязью, расширенные от страха глаза отражали холодный лунный свет, просачивавшийся сквозь трещину в своде. Сжавшись в комок, они ползли, почти не отрывая животов от земли, и беспокойно оглядывались по сторонам, словно боялись чего-то, притаившегося во мраке.

Тусклый лунный свет мерцал в лужицах воды на каменном полу пещеры, выхватывал из темноты заросли остроконечных камней, которые росли из земли или свешивались со свода. Некоторые глыбы посередине соединялись, образуя узкие стволы из сверкающего белого камня. Холодный ветер свистел между каменных деревьев, ерошил кошачью шерсть. Пахло свежестью и сыростью, издалека доносился шум падающей воды.

Из-за остроконечной скалы выступил кот. Тело у него было длинное, с худыми мускулистыми лапами, а покрытая грязью шерсть слиплась сосульками, отчего кот казался высеченным из камня. — Добро пожаловать, — проскрипел он. — Лунный свет коснулся воды. Согласно законам Клана Бесконечной Охоты, пришло время Разговора.

Один из котов выполз вперед и склонил голову перед покрытым грязью оратором.

— Ты видел знак, Камнесказ? Клан Бесконечной Охоты говорил с тобой?



Еще один кот выкрикнул у него из-за спины:

— Появилась наконец хоть какая-то надежда?!

Камнесказ опустил голову.

— Я видел слова Клана Бесконечной Охоты в отсвете лунного света на скале, в тенях от камней, я слышал их волю в звуке капель, падающих со свода, — он помолчал и обвел глазами собравшихся. — Да, — продолжал он. — Они сказали, что надежда есть.

Слабый шепот, похожий на шелест листвы под ветром, облетел толпу котов. Казалось, глаза их стали еще больше, уши насторожились. Кот, который первым вышел вперед, неуверенно спросил:

— Значит, ты знаешь, что избавит нас от этого кошмара?

— Да, Утес, — ответил Камнесказ. — Клан Бесконечной Охоты обещал, что придет кот — серебряный кот не нашего рода, который навсегда избавит нас от Острозуба.

Последовала пауза, а затем кто-то из задних рядов спросил:

— Чужой кот? Не из клана Падающей Воды?

— Выходит, что так, — ответил кто-то еще.

— Я слышал пророчество о чужаках, — протянул Утес, — но мы никогда в жизни их не видели. Когда же придет этот серебряный кот?! — с мукой в голосе воскликнул он, и остальные коты эхом подхватили его крик.

— Да, когда? Правда ли это?!

Камнесказ взмахнул хвостом, призывая их к тишине.

— Да, это правда, — пророкотал он. — Клан Бесконечной Охоты никогда не лгал нам. Я видел сияние серебристой шерсти в отблеске лунного света на глади воды.

— Но когда?! — не унимался Утес. Клан Бесконечной Охоты не открыл мне этого, — признал Камнесказ. — Я не знаю, когда и откуда придет серебряный кот, но теперь мы знаем, что он придет.

Он запрокинул голову к своду пещеры, и глаза его вспыхнули, словно две маленькие луны.

— А до тех пор, коты моего клана, нам остается только ждать.

 

Глава I

 

Ураган открыл глаза и поморгал, стараясь припомнить, где находится. Он лежал, свернувшись клубочком, но почему-то не на привычной камышовой подстилке, а на сухом, ломком папоротнике. Над его головой нависал земляной свод, испещренный переплетенными корнями, а снаружи доносился какой-то глухой мерный рокот. Сначала этот звук озадачил Урагана, но потом он вспомнил, что совсем рядом бесконечно плещется о край суши место-где-то-нет-солнце. Подумав о том, как накануне они с Ежевикой едва не утонули в соленой воде, Ураган сморщился и сплюнул, подавив подступающую к горлу тошноту. Едкий вкус соли до сих пор обжигал горло. Ураган не боялся воды — речные коты, единственные из всех племен, спокойно плавали в протекавшей через лес реке, — но эта жгучая, соленая, тянущая на дно и выталкивающая на поверхность влага оказалась слишком опасной даже для речного воителя.

Теперь он вспомнил все с самого начала: с того самого дня, как Звездное племя послало по одному коту из четырех племен в долгое, опасное путешествие для того, чтобы выслушать пророчество Полночи. Им пришлось пройти через незнакомые земли, миновать гнезда Двуногих, сразиться с псами и крысами, чтобы в конце пути сделать невероятное открытие — Полночь оказалась барсучихой.

Холод пополз по лапам Урагана, когда в памяти его всплыло ужасное пророчество Полночи. Двуногие разрушат лес, чтобы построить новую Гремящую Тропу; все племена должны будут изгнаны, а избранникам Звездного племени предстоит предупредить своих соплеменников и вывести их на новые земли.

Ураган сел и обвел глазами пещеру. Слабый свет просачивался из туннеля, ведущего на вершину утеса, оттуда же доносилось слабое дуновение соленого воздуха. Барсучихи не было видно. Рядом с Ураганом, уткнувшись носом в серый хвостик, спала его сестра Ласточка. Возле нее лежала Рыжинка, яростная воительница из племени Теней. Ураган с облегчением отметил, что она спит спокойно, а значит, рана, полученная в схватке с крысами, стала меньше терзать ее. Видимо, целебные травы из запасов Полночи остановили заражение и помогли Рыжинке уснуть. У противоположной стены пещеры, чуть в стороне от остальных, спал Грачик, оруженосец из племени Ветра; его темно-серая шерстка чуть-чуть выглядывала из кучи сухого папоротника. Рядом с входом в пещеру растянулся брат Рыжинки, Ежевика, а возле него, свернувшись клубком, сопела Белочка. При виде спящих рядышком воинов Грозового племени, Ураган невольно напрягся, подавляя приступ ревности. Они с Белочкой принадлежали к разным племенам, и он прекрасно знал, что не имеет никакого права так относиться к ней, несмотря на всю ее отвагу и неукротимую бодрость духа. Пусть она останется с Ежевикой, он будет ей гораздо лучшим другом!

Ураган знал, что должен будить товарищей, ведь им предстоял долгий обратный путь. Но он по-прежнему медлил. «Пусть поспят еще немножко, — решил он. — Нам потребуется немало сил, чтобы выдержать то, что ждет нас впереди». Отряхнув шкуру от приставших кусочков папоротника, он прошелся по песчаному полу пещеры и вышел из туннеля. Сильный ветер взъерошил его шерсть, как только он ступил на жесткую траву. За ночь он окончательно обсох после вчерашнего купания, к тому же сон освежил его. Ураган огляделся: впереди виднелся край утеса, а прямо под лапами простиралась бескрайняя пустыня мерцающей воды, отражавшей слабый свет занимающегося рассвета.

Ураган приоткрыл пасть и втянул воздух, выискивая аромат дичи, но тут в ноздри ему ударил резкий барсучий запах. Полночь сидела на самой вершине утеса, ее маленькие блестящие глазки были устремлены к звездам. В небе за ее спиной, над дальним краем пустоши, разгоралась полоса розового света, предвещая скорый восход солнца. Ураган подошел ближе, почтительно склонил голову и уселся рядом.

— Доброе утро, серый воин, — приветственно проурчала Полночь. — Хорошо ли ты спал?

— Да, спасибо, Полночь. — Урагану до сих пор было немного не по себе оттого, что он вот так запросто беседует с барсучихой. Дома барсуки издавна считались злейшими врагами лесных племен.

Однако Полночь была не обычной барсучихой. Она яснее любого лесного кота (за исключением разве что целителей) слышала голос Звездного племени, кроме того, она путешествовала в дальние края и обрела мудрость, которая позволяла ей предсказывать будущее.

Ураган украдкой покосился на барсучиху, но глаза ее были по-прежнему прикованы к светлеющему небу.

— Ты, правда, можешь понимать знаки, посланные Звездным племенем? — с любопытством спросил он, втайне надеясь, что ужасные пророчества прошлой ночи развеются с наступлением утра.

— Повсюду надо видеть то, что можно понять, — туманно ответила барсучиха. — В звездах, в воде, в бликах на волнах. Весь мир говорит с тем, кто готов слушать.

— Тогда я, должно быть, глухой, — буркнул Ураган. — Будущее темно для меня.

— Не так, серый воин, — проскрипела Полночь. — Гляди! — она кивнула мордой поверх места-где-тонет-солнце, туда, где над горизонтом все еще сиял одинокий воин Звездного племени. — Звездное племя видело нашу встречу. Довольны они и пошлют помощь в темную пору, которая уже не за горами.

Ураган поднял глаза к сверкающей точке и еле слышно вздохнул. Он не был целителем, привыкшим беседовать со звездными предками-воителями. Он был воином, и его долг состоял в том, чтобы отвагой, силой и опытом служить своему племени… Но теперь выходило, что служить придется сразу четырем лесным племенам. Полночь ясно сказала, что все племена погибнут, если не сумеют перешагнуть через древние границы и объединиться.

— Полночь, а когда мы вернемся домой, мы… Он не закончил вопроса, потому что громкий визг заставил его замолчать на полуслове. Ураган обернулся и увидел, как Белочка выскочила из туннеля, ведущего в барсучью нору, и остановилась у выхода. Ее темно-рыжая шерстка была растрепана, ушки настороженно приподняты.

— Умираю от голода! — громко сообщила Белочка. — Где тут дичь?

— Посторонись, дай другим выйти, — послышалось из глубины раздраженное ворчание Грачика. — Тогда мы сможем тебе ответить.

Белочка отпрыгнула вперед, пропуская оруженосца племени Ветра. За ним вылезла Ласточка и радостно потянулась. Увидев сестру, Ураган вскочил и понесся по жесткой траве, чтобы поскорее потереться носом о ее нос. Сам он не был избранником Звездного племени, он отправился в этот поход только для того, чтобы охранять Ласточку. Их мать умерла, а отец жил в чужом племени, поэтому брат с сестрой были гораздо ближе друг к другу, чем обычные родственники.

Полночь подошла следом и кивнула проснувшимся котам.

— Рыжинка чувствует себя гораздо лучше. Говорит, что плечо у нее почти не болит, — сообщила Ласточка и добавила, обращаясь к Полночи: — Корень лопуха, который ты дала ей, сотворил чудо!

— Корень лопуха — это дело, — пробормотала Полночь. — Не может воин раненый хорошо ходить.

Пока она говорила, из туннеля показалась сама Рыжинка, и Ураган с радостью увидел, что после хорошего сна она выглядела гораздо бодрее и даже почти не хромала.

Следом за Рыжинкой выбрался ее брат, Ежевика, и остановился, щурясь на разгорающийся свет.

— Солнце почти поднялось, — сказал он. — Пора отправляться в путь.

— Но сначала надо поесть! — взвыла Белочка. — Мой живот урчит громче, чем чудище на Гремящей Тропе! Я бы сейчас даже лису съела, с мехом и со всем остальным.

В глубине души Ураган был с ней согласен. У него и самого в животе скребло от голода, кроме того, он понимал, что без еды они не смогут выдержать тягот долгой обратной дороги. Тем не менее, он разделял беспокойство Ежевики. Как они посмотрят друг другу в глаза, если узнают, что их медлительность погубила оставшихся дома котов?

Раздражение промелькнуло на морде Ежевики, голос его прозвучал сухо и резко:

— Подкрепимся по дороге чем придется. А когда доберемся до того леса, где разбивали лагерь в прошлый раз, поохотимся как следует.

— Раскомандовался, тупица, — процедила Белочка.

— Ежевика прав, — вмешалась Рыжинка. — Кто знает, что сейчас творится дома? Нельзя терять времени.

Другие коты одобрительно закивали. Даже Грачик, который обычно не упускал случая оспорить любое решение Ежевики, на этот раз промолчал. Ураган растроганно обвел взглядом своих товарищей. Неужели долгое путешествие и угроза, нависшая над лесом, все-таки сумели превратить компанию вечно ссорящихся путников в дружный отряд, сплоченный решимостью спасти свои племена и воинский закон, который так долго защищал их? Теплое чувство сопричастности затопило Урагана. Они с сестрой были полукровками, поэтому их преданность Речному племени с детства омрачалась настороженностью и недоверием соплеменников. Но теперь он знал, что обрел друзей, которые доверяли ему, не задумываясь о его происхождении.

Ежевика вышел вперед и остановился перед Полночью.

— Благодарю тебя от имени всех лесных племен, — вежливо начал он.

— Еще прощаться время не наступило, — проворчала барсучиха. — Я пойду с вами до самого леса, убедиться хочу, что вы не забыли дорогу.

И, не дожидаясь их согласия или благодарности, она заковыляла по пустоши. Прямо перед ней небо горело так ярко, что глазам больно было смотреть — это солнце начало свой восход над горизонтом. Ураган с благодарностью сощурил глаза. Садящееся солнце всю дорогу указывало им путь к месту-где-тонет-солнце, теперь восходящее светило поведет их домой.

Много дней назад четверо котов-избранников, а вместе с ними и Ураган с Белочкой, которая увязалась за Ежевикой после ссоры со своим отцом Огнезвездом, покинули лес и побрели куда глаза глядят, повинуясь смутному пророчеству Звездного племени. Теперь, узнав смысл предсказания, они яснее видели цель пути, но на душе у них было гораздо тяжелее от осознания нависшей угрозы.

— Ну, чего мы ждем? — спросила Белочка, первой бросаясь вдогонку за Полночью.

Ежевика неторопливо последовал за ней. Сегодня он был непривычно задумчив, и Ураган понял, что грозовой воин размышляет о трудностях обратного пути. Бегущая рядом с братом Рыжинка выглядела посвежевшей, она слегка прихрамывала, но была преисполнена решимости во что бы то ни стало поскорее добраться домой. Следом, высоко подняв хвост, семенила Ласточка, видно было, что она всей душой наслаждается ясным утром. Рядом с ней вприпрыжку скакал Грачик и, судя по его настороженным ушам и напряженным мышцам, он был заранее готов ко всем неприятностям.

Заняв место в хвосте цепочки, Ураган быстро произнес молитву Звездному племени: «Направляйте путь наших лап и приведите нас домой целыми и невредимыми».

По мере того как солнце поднималось выше, небо окрашивалось глубокой, чистой голубизной, испещренной клочьями облаков. Для позднего Листопада погода была удивительно теплой и мягкой. Ветерок пробегал по траве, и рот у Урагана наполнился слюной, когда он учуял запах кролика. Краем глаза он заметил мелькнувший белый хвостик, а в следующий миг кролик исчез за гребнем невысокой ложбинки.

Грачик бросился за ним.

— Стой! Куда ты бежишь? — крикнул ему вслед Ежевика, но оруженосец уже скрылся. Полосатый воин раздраженно хлестнул себя хвостом. — Он меня слышал или нет?!

— Он скоро вернется, — успокоила его Ласточка. — Разве воин Ветра может пропустить кролика, который скачет прямо у него перед носом?

Вместо ответа Ежевика снова взмахнул хвостом.

— Я приведу его, — вызвался Ураган и напряг лапы, готовый броситься в погоню.

Но прежде чем он успел пошевелиться, темно-серый оруженосец появился на вершине холма. Он волочил кролика, который оказался ростом почти с самого охотника.

— Вот, — хмуро буркнул он, пихая свою добычу передними лапами. — Вам не пришлось долго ждать, правда? Полагаю, теперь можно остановиться и поесть?

— Разумеется, — ответил Ежевика. — Извини, Грачик. Я забыл, как проворны воины Ветра. Ты… наверное, на этой пустоши ты чувствуешь себя, как дома.

Грачик коротко кивнул, давая понять, что извинение принято, и все шестеро расселись вокруг кролика. И вдруг Ураган вздрогнул, перехватив восхищенный взгляд Ласточки, брошенный на Грачика. «Вздор!» — тут же подумал он. Его сестра не может интересоваться каким-то оруженосцем! Да еще таким вздорным, который только и делает, что спорит, пыжится и строит из себя бывалого воина. Кот из другого племени — да еще оруженосец! — не имеет никакого права заглядываться на Ласточку! И вообще, что она могла в нем найти? Неужели она забыла о судьбе своих собственных родителей и не понимает, что такая любовь не приносит ничего, кроме неприятностей?

Ураган перевел взгляд на Белочку, которая с наслаждением обнюхивала дичь, прежде чем впиться в нее зубами. Какое он имеет право осуждать Ласточку, если сам по уши влюблен в Белочку? «Нет, это другое дело!» — поправил себя Ураган. Любой кот потерял бы голову от этой храброй и умной ученицы. Кроме того, он прекрасно понимает, что не стоит даже близко подходить к кошке из чужого племени, поскольку у их отношений все равно нет никакого будущего.

Ураган вздохнул и принялся за свою порцию крольчатины. Возможно, все это ему просто почудилось, в конце концов, как не восхититься ловкостью Грачика, который в два счета поймал дичь в то время, когда они все просто умирают от голода! Ласточка просто обрадовалась, и ничего больше.

Пока коты ели, Полночь ждала чуть поодаль. Ураган видел, как она разгребает траву своими сильными тупыми когтями и шумно сопит, вынюхивая потревоженных жуков и личинок. Глаза ее были зажмурены: видимо, яркий солнечный свет мешал барсучихе охотиться; однако она не сказала ни слова, и только когда коты проглотили последний кусочек мяса, Полночь молча встала и двинулась навстречу поднимающемуся солнцу.

 

* * *

 

Несмотря на то, что на этот раз дорога была знакомой и коты шли следом за Полночью, солнце уже успело высоко подняться в небо, когда они достигли гребня невысокого холма и увидели лес. При виде манящей тени под деревьями коты обрадовались ничуть не меньше, чем Грачик при виде ручьев, бегущих по открытой всем ветрам пустоши. На какой-то краткий миг Ураган представил себе вечер после хорошей охоты и сладкий сытый сон под склоненными стеблями папоротников, но он прекрасно знал, что это всего лишь мечты.

Когда они углубились в лес, он заметил под кустом нечто, похожее на кучу крапчатого бурого меха. Ураган уныло покачал хвостом, узнав старого кота, который так долго вел их через территорию Двуногих.

— Привет, Пурди! — крикнул Ежевика. — А вот и мы!

Из кучи меха вылезла большая круглая голова. Старый кот пошевелил усами и смущенно моргнул, но в следующий миг его удивление сменилось радостью. Кот поднялся на лапы и заковылял навстречу путникам, по пути отряхивая грязную шерсть от приставших кусочков сухой листвы.

— Великое Звездное племя! — вскричал он. — Вот уж не думал, что снова увижу вас! — Неожиданно он замолчал, уставившись куда-то за плечо Урагана. — Не шевелись! — прошипел он. — У тебя за спиной барсук. Сейчас я с ним расправлюсь! Я знаю несколько боевых приемов и…

— Все в порядке, Пурди, — перебил его Ураган, а Белочка смешливо изогнула свой рыжий хвостик. — Это друг. Ее зовут Полночь.

Старый кот, разинув рот, уставился на Урагана.

— Друг? Не следует дружить с барсуками, юный кот. Им нельзя ни на ус доверять, вот что я тебе скажу!

Ураган бросил встревоженный взгляд на Полночь, опасаясь, что ее обидели грубые слова Пурди. К счастью, барсучиха, как и Белочка, отнеслась к старику с юмором, ее крошечные черные глазки задорно заблестели.

— Познакомься с Пурди, — сказал Ураган. — Это он вел нас через земли Двуногих.

Полночь вышла вперед и остановилась перед старым котом. Пурди боязливо съежился и зарычал, ощетинив загривок, губы его разъехались в стороны, обнажая кривые зубы. Ураган не мог не восхититься его отвагой, ведь барсучиха легко могла расплющить старика одним ударом своей тяжелой передней лапы.

— Не будет драки, — заверила кота Полночь. — Друг моих друзей — мой друг. Много о тебе мне они рассказали. Пурди пошевелил ушами.

— Не могу сказать, что рад знакомству, — буркнул он. — Но раз они за тебя ручаются, значит, ты и впрямь ничего себе. — Отступив назад, он обернулся к Ежевике. — Чего мы тут стоим-то? Тут повсюду полным-полно Прямоходов с собаками. Попрощайтесь, да пойдем своей дорогой.

— Нет, постой! — громко запротестовала Белочка, поворачиваясь к Ежевике. — Ты обещал, что мы поохотимся.

— Хорошо.

Ежевика остановился и принюхался. Ураган последовал его примеру и немного успокоился, когда понял, что среди множества собачьих запахов нет ни одного свежего. Видимо, Пурди выдумал эту угрозу, чтобы поскорее отделаться от Полночи.

— Хорошо, — решил Ежевика. — Давайте разбежимся и быстро поохотимся. Встретимся там, где в прошлый раз разбивали лагерь. Рыжинка, может быть, ты сразу пойдешь туда?

Рыжая воительница сверкнула глазами и ответила:

— Вот еще! Я могу охотиться не хуже вас! Прежде чем кто-нибудь из котов успел ответить, Полночь подошла к Рыжинке и ласково боднула ее головой.

— Глупая воительница, — прорычала она. — Отдохнуть нужно. Покажи мне место лагеря. Я останусь до заката, пойду домой в темноте. Рыжинка пожала плечами.

— Хорошо, Полночь.

Не говоря ни слова, она углубилась в лес и по берегу ручья дошла до оврага, где коты отдыхали в прошлый раз.

В пестрой тени деревьев было намного прохладнее, чем на равнине, и Ураган сразу расслабился. Здесь он чувствовал себя гораздо увереннее, чем на открытой всем ветрам пустоши, хотя лепечущий ручеек, слишком мелкий для рыбы, был нисколько не похож на его любимую Реку. Горечь наполнила его сердце, когда он вспомнил, что, даже вернувшись к родной реке, уже не сможет там остаться. Полночь ясно сказала, что сразу по возвращении они обязаны навсегда увести свои племена из леса.

Шорох в траве заставил его вспомнить о голоде. Было бы здорово уйти от остальных и поохотиться вместе с Ласточкой, как раньше. Но когда Ураган обернулся к сестре, то увидел, как Грачик склонился к ее уху.

— Ты не хочешь поохотиться со мной? — прошептал оруженосец, и голос его прозвучал грубовато и смущенно. — Вдвоем лучше.

— С радостью! — просияла Ласточка. В следующий миг она заметила брата и смутилась еще сильнее, чем оруженосец. — А… давайте поохотимся все вместе?

Грачик отвернулся, и Ураган почувствовал, как у него поднимается шерсть на загривке. Какое право имеет этот недомерок приглашать его сестру на охоту?!

— Нет, я предпочитаю одиночество, — буркнул Ураган и, резко повернувшись, нырнул в траву, делая вид, что не заметил боли, промелькнувшей в синих глазах сестры.

Он успокоился только тогда, когда очутился под низкими ветками куста. Уши его сделали стойку, а все чувства обострились в ожидании дичи.

Едва заметив мышку, копошащуюся в палой листве, он прикончил ее одним быстрым ударом лапы. Довольный, он забросал землей маленькую тушку, чтобы забрать попозже, и огляделся в поисках новой дичи. Вскоре он добавил в свою кучу белку и еще одну мышь. Больше ему было не донести, поэтому Ураган направился к месту встречи.

По пути он думал о том, что чувствует сейчас сестра, и несколько раз спросил себя, правильно ли поступил, оставив ее. Он не был избранником Звездного племени, он пошел в это путешествие только ради того, чтобы оберегать Ласточку. Разве хорошо было бросить ее в незнакомом месте только потому, что его раздражает Грачик? А если с ней что-нибудь случится?

Когда Ураган добрался до лагеря, он увидел Рыжинку, растянувшуюся в тени боярышника, ее рыжая шкурка почти терялась в пестрых бликах света и тени. Полночь дремала рядом, а по раненому плечу Рыжинки была размазана свежая порция разжеванного корня лопуха; должно быть, барсучиха нашла его на берегу ручья. Прямо над головой сестры, на изогнутом корне, сидел Ежевика и внимательно смотрел по сторонам. Ласточка с Грачиком лакомились белкой внизу. Когда Ураган бросил свою добычу в небольшую кучу свежей дичи, возвышавшуюся посреди ложбинки, на гребне оврага появилась Белочка. Она волочила кролика, а следом за ней шел Пурди с двумя мышками в зубах.

— Ну вот, все в сборе, — вздохнул Ежевика. — Давайте поедим и пойдем дальше.

Он спрыгнул в овраг и вытащил из кучи скворца. Ураган взял мышь, отошел к Ласточке и уселся рядом с ней напротив Грачика.

— Хорошо поохотились? — спросил он.

Ласточка прикрыла глаза.

— Отлично! Сколько же здесь дичи! Жаль, что мы не можем остаться подольше.

Ураган хотел согласиться, но он знал, что жуткая беда, нависшая над их лесом, не позволяет им прохлаждаться здесь. Он жадно впился в свою мышь, чувствуя, как лапы у него чешутся от желания поскорее отправиться в путь.

Он проглотил последний кусочек и уже начал вылизывать свою густую серую шерсть, когда вдруг услышал за спиной угрожающее низкое рычание. Ежевика мгновенно вскинул голову, и его желтые глаза округлились от ужаса.

Ураган обернулся, чтобы посмотреть, что могло так напугать храброго грозового воина. Знакомый запах заставил его содрогнуться. В следующий миг из папоротника, растущего возле ручья, выступили две тощие рыжие фигуры. Лисы!

 

Глава II

 

Запах был настолько отвратительным, что Листвичка сморщила нос и едва сдержалась, чтобы не зашипеть. Качая головой, она одной лапой раздвинула пеструю шерстку Медуницы, и крепко прижала смоченным желчью мхом блоху на ее лопатке. Желчь быстро просочилась сквозь шерсть, и Медуница завертелась на месте.

— Вот так-то лучше! — пискнула она. — Она убежала?

Листвичка открыла рот и выронила палочку, на которой держался мох.

— Не торопись.

— Что мне нравится в блохах, — продолжала разглагольствовать Медуница, — так это то, что они ненавидят мышиную желчь ничуть не меньше, чем мы. — Вскочив на лапы, она как следует отряхнулась и смахнула с плеча блоху. — Готово! Спасибо, Листвичка!

Ветерок шелестел в деревьях, обступивших палатку целительницы. Несколько листьев, кружась, упали на землю, резкая прохлада утреннего воздуха напомнила Листвичке о том, как мало времени осталось до наступления Голых Деревьев. Но в этот раз грядущая стужа несла с собой не только холод и недостаток еды. Листвичка зажмурилась и вздрогнула, вспомнив о том, что она увидела накануне, когда ходила в патруль вместе со своим отцом, Огнезвездом.

Огромное чудовище, больше всех, которые ей доводилось видеть, проламывало себе дорогу через лес, оставляя глубокие рытвины в земле и срезая под корень громадные деревья. Исполинское, сверкающее чудище неумолимо катилось через папоротники, оно рычало и изрыгало дым, и коты беспомощно бросились наутек. Только теперь Листвичка начала понимать, что за беду дважды напророчило им Звездное племя, — сначала во сне, который позвал в путь Ежевику с Белочкой, а затем в явлении тигра и пламени, открывшемся целительнице Пепелице. Предсказанная гибель надвигалась на лес, и Листвичка не знала, что делать, чтобы ее избежать.

— Ты в порядке, Листвичка? — спросила Медуница.

Листвичка поморгала. Видение дыма, крошащихся деревьев и визжащих котов растаяло, и она увидела перед собой нежную зелень папоротников и гладкую серую скалу, в которой находилась палатка Пепелицы. Она была в безопасности, Грозовое племя по-прежнему было здесь, но надолго ли?

— Да, все отлично, — ответила она. Огнезвезд приказал патрульным молчать об увиденном до тех пор, пока он сам не сочтет нужным оповестить племя. — Я пойду, надо смыть желчь с лап.

— И я с тобой! — вызвалась Медуница. — А когда пойдем вдоль оврага, я поймаю что-нибудь свеженькое.

Листвичка направилась на главную поляну. Перед палаткой оруженосцев, в теплых лучах утреннего солнца, весело возились Белолапка с Копушей, а трое Тростинкиных котят, вытаращив глаза, с восхищением наблюдали за ними. Их мать сидела у входа в ясли и умывалась, искоса любуясь своими малышами. Рассветный патруль — Дым, Кисточка и Паучок — выбегал из папоротников на поляну; заметив Тростинку и детей, бурый Дым так и зажмурился от счастья. Листвичка смотрела на оживленный, мирный лагерь и готова была выть от отчаяния.

При виде Листвички, оруженосцы мигом прекратили свой поединок, уставились на нее, и о чем-то тихонько зашептались. Даже патрульные проводили ее настороженными взглядами. Листвичка знала, что слухи о вчерашнем происшествии уже начали расползаться по лагерю. После того, как с наступлением рассвета Огнезвезд позвал в свою палатку глашатая Крутобока, Песчаную Бурю и целительницу Пепелицу, все коты в лагере начали подозревать, что накануне случилось что-то необычное.

Не успели Листвичка с Медуницей добраться до тоннеля в папоротниках, как из палатки у подножия скалы вышел Огнезвезд Крутобок и Песчаная Буря шли за ним, следом хромала Пепелица. Огнезвезд вскочил на вершину скалы, а остальные трое устроились у ее подножия. В косых лучах осеннего солнца рыжая шерсть предводителя горела тем самым огнем, который когда-то дал ему имя.

— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под скалой на общий сбор! — воззвал он.

У Листвички подвело живот, когда Медуница осторожно подтолкнула ее к толпе собирающихся котов.

— Ты ведь знаешь, что он собирается сказать, правда? — прошептала пестрая кошка.

Листвичка отрешенно кивнула.

— Я знаю, что вчера случилось что-то странное, — продолжала Медуница. — Вы вернулись с таким видом, будто племя Теней надрало вам хвосты.

— Хотела бы я, чтобы так оно и было, — прошептала Листвичка.

— Коты Грозового племени, — начал Огнезвезд, потом помолчал и глубоко вздохнул: — Я… я не знаю, доводилось ли какому-нибудь предводителю возглавлять свое племя в такую тяжкую пору, что ожидает нас впереди. — Голос его оборвался, он встретился глазами с Песчаной Бурей, словно ее твердый взгляд мог придать ему сил. — Некоторое время назад Горелый предупредил меня о том, что Двуногие усилили возню возле Гремящей Тропы. Тогда я даже не подумал, что это может иметь к нам какое-то отношение, кроме того, мы все равно не могли ничего поделать, ведь это даже не наша территория. Но вчера…

Напряженное молчание воцарилось на поляне: Огнезвезд нечасто говорил так серьезно. Листвичка видела, с какой неохотой он заставлял себя продолжать.

— Мой патруль был неподалеку от Змеиной Горки, когда мы увидели, как чудовище покинуло свою Гремящую Тропу. Оно грызло землю и валило деревья. Оно…

— Какая чепуха! — перебил Сумрак. — Чудовища никогда не покидают Гремящую Тропу!

— Похоже, он увидел очередной сон, — Дым говорил слишком тихо, чтобы Огнезвезд мог его услышать, зато Листвичка прекрасно расслышала каждое слово. — Вот что бывает, когда переешь на ночь!

— Закрой пасть и слушай, — сердито рявкнул на него Белохвост, племянник Огнезвезда. — Даже если это сон, значит, у Огнезвезда есть причина рассказать о нем.

У Листвички похолодело в животе. Происходило худшее, что только можно было представить — коты отказывались верить в то, о чем рассказывал им предводитель!

Огнезвезд повернул голову в сторону Белохвоста.

— Это был не сон, — прорычал он.

— Я видел это своими глазами, — подтвердил со своего места Крутобок.

Мертвая тишина воцарилась на поляне. Листвичка видела, как коты переглядываются между собой, и в каждом взгляде отражался страх и растерянность. Медуница обернулась к Листвичке.

— Вы правда это видели? Листвичка кивнула.

— Ты даже не представляешь, какой это был ужас!

— А что скажет Пепелица? — подала голос Горностайка, сидевшая вместе с остальными старейшинами. — Звездное племя посылало тебе какие-нибудь знамения?

Целительница встала на лапы и спокойно обвела племя своими умными голубыми глазами. Из всех котов, включая самого Огнезвезда, она выглядела самой невозмутимой.

Прежде чем ответить, Пепелица посмотрела на предводителя, и Листвичка почти явственно увидела, как они обменялись мыслями о пророчестве тигра и пламени, которое явилось целительнице в кусте горящего папоротника. Огнезвезд кивнул, давая Пепелице разрешение говорить, и она быстро опустила голову, показывая, что все поняла.

— Знамения Звездного племени неясны, — признала она. — Я вижу, что в лесу наступает время великой опасности и великих перемен. Ужасная угроза нависла над всеми нами.

— Значит, ты уже получала предупреждения? Так почему ты до сих пор молчала?! — выкрикнула Кисточка, сердито взмахнув хвостом.

— Не будь мышеголовой! — рявкнул Белохвост. — Что бы это изменило? Что вообще мы можем поделать? Покинуть лес — и уйти в никуда? Скитаться по неведомым землям, когда Голые Деревья на носу? Возможно, тебе это кажется заманчивым, а мне нет.

— Получается, Ежевика с Белочкой оказались умнее всех, — прошептал Сумрак на ухо своему брату Сероусу. — Вовремя ушли.

Листвичке хотелось броситься на защиту ушедших котов, но она заставила себя остаться на месте. Она единственная из всего племени знала о том, что Ежевика и Белочка ушли по воле Звездного племени, пытаясь спасти лес от ужасной беды. Вместе с ними ушли Ураган и Ласточка, дети Крутобока, а также по одному коту из племени Ветра и племени Теней. Как бы ни тосковали по ним соплеменники, они ушли ради блага всех лесных племен, и Листвичка прекрасно это понимала.

Но теперь опасность подошла совсем близко, а посланцы Звездного племени все еще не вернулись. Когда Листвичка подумала об этом, У нее даже в животе заныло от нехорошего предчувствия. Неужели они потерпели поражение? Или поражение потерпело само Звездное племя, несмотря на все предупреждения, которые оно послало на землю?

Оставаясь спокойной, Пепелица обвела взглядом притихшее в ожидании племя.

— Нас ждет великая беда, — повторила она. — Но я не верю в то, что Грозовое племя погибнет.

Коты переглянулись, потрясенные и напуганные. Листвичке показалось, что сердце ее отсчитало тысячу ударов, прежде чем тишину прорезал одинокий горестный вопль, вырвавшийся у кого-то из старейшин. Словно по сигналу, поляна взорвалась криками и воем ужаса. Оказавшись перед лицом наступающих чудовищ, лишь немногие коты нашли в себе силы найти утешение в словах Пепелицы.

Тростинка судорожно обвила хвостом своих троих малышей, словно хотела спрятать их в своей пушистой серой шерстке.

— Что же теперь делать? — простонала она. Дым вскочил и ободряюще прижался носом к ее боку.

— Что-нибудь придумаем, — пообещал он. — Мы покажем этим Двуногим, что это наша земля!

— И как ты предполагаешь это сделать? — резко спросила Кисточка. — Разве Двуногие когда-нибудь считались с нами? Они делают, что хотят, вот и все.

— Их чудовища распугают всю дичь, — добавил Уголек. — Лес и так заметно опустел, а впереди нас ждут Голые Деревья. Что мы будем есть?

Раздались новые кошачьи вопли, но через несколько мгновений все стихло, и Огнезвезд смог продолжать.

— Сначала нужно все как следует разузнать, без этого мы не сможем решить, что делать, — сказал он, когда шум стих до возбужденного перешептывания. Вчерашнее происшествие случилось возле Змеиной Горки, довольно далеко отсюда. Возможно, Двуногие не станут продвигаться дальше.

— Тогда зачем Звездное племя посылало свои предупреждения? — резонно возразил Терновник. — Нужно смотреть правде в лицо, Огнезвезд, а не закрывать глаза на опасность.

— Я организую дополнительные патрули, — заверил предводитель, — и попытаюсь поговорить с воинами племени Теней. Все происходило совсем рядом с их границей, возможно, их это тоже касается.

— Не стоит верить тому, что скажет племя Теней, — проворчал Белохвост. — Если мы бы умирали с голоду, они не дали бы нам и мышиного хвостика.

— Кто знает, — вздохнул Огнезвезд. — Но если Двуногие все-таки вторглись на их территорию, возможно, они захотят с нами говорить. Особенно, если будут рассчитывать на нашу помощь.

— Ага, и ежи тоже полетят, — буркнул Белохвост. Он отвернулся от Огнезвезда и что-то зашептал на ухо своей подруге Яролике, а та потерлась носом о его шерсть, словно хотела утешить.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.