Сделай Сам Свою Работу на 5

Общие замечания по поводу синтаксических элементов.

Словосочетания состоят из комбинаций слов, выступающих как составляющие синтаксических структур. Являясь участником словосочетания, отдельные слова не только модифицируют свою семантику, но и приобретают синтаксический статус, становясь одним из синтаксических элементов.

Классификация синтаксических элементов, которые возникают в словосочетании, естественно влечет за собой вопрос дефиниции этих синтаксических единиц. Несмотря на то, что как подлежащный синтаксический элемент, так и сказуемостный не имеют точного определения, их идентификация, как правило, не вызывает затруднений. Естественно, выделение сказуемостного синтаксического элемента может быть сформулировано строже, так как этот синтаксический элемент имеет формальный признак в виде личной формы глагола, которая обязательно присутствует в этой синтаксической единице. В отличие от главных синтаксических элементов, второстепенные, т. e. объектный, обстоятельственный и определительный синтаксические элементы, нуждаются в более подробном обсуждении и уточнении. Из трех второстепенных синтаксических элементов наиболее четкое и стройное деление на подтипы получил объектный синтаксический элемент. Однако эта стройность только кажущаяся, так как за внешне упорядоченной схемой часто скрываются весьма разнородные структуры, трактуемые как идентичные элементы. Но наибольшая трудность заключается в разграничении приглагольного синтаксического объектного элемента и приглагольного синтаксического обстоятельственного элемента, выраженных предложными группами. Единственный доступный в настоящее время критерий разграничения этих двух типов синтаксических элементов — метод субституции: если исследуемый элемент допускает замену местоимением that, то его следует классифицировать как объектный синтаксический элемент, если же подстановка that невозможна, то данный элемент следует считать обстоятельственным синтаксическим элементом. Недостатком предлагаемого метода является субъективность оценки.



 

2.1.12. Специфика подчинительных субстантивных групп типаN1 + N2. Следует особо остановиться на специфике именных атрибутивных групп N1 + N2. Как было отмечено ранее (см. 2.1.10), атрибутивные отношения, как и другие типы комбинаторных связей, в основном определяются комбинаторикой морфологических классов. Для атрибутивных отношений наиболее специфична структура А + N, однако возможны и другие комбинации морфологических классов и подклассов слов для создания атрибутивных групп: numeral + N three books; prn. + N his book; P I + N dancing girls; P II + N a closed door.

Также возможны атрибутивные группы с постпозитивным расположением определительных синтаксических элементов.

Атрибутивные группы можно характеризовать в плане комбинаторных отношений исходя только из категориальной принадлежности составляющих. Обычно для возникновения комбинаторных отношений, основанных на подчинении, необходима сочетаемость морфологических единиц разных классов. Вместе с тем общеизвестно, что возможны атрибутивные сочетания, состоящие из единиц одного морфологического класса, а именно образованные комбинацией существительных (N1 + N2): spring sunshine, leather coat, honey colour, heart attack, marble floor, science fiction и т. п. Несмотря на то, что сочетания N1 + N2 приведённого типа состоят из слов одного морфологического класса, они безошибочно классифицируются как подчинительные атрибутивные группы, в отличие от других сочетаний существительных, также состоящих из соположенных субстантивных единиц, которые идентифицируются как сочинительные структуры. Примером может служить построение теп women children, которое даже при отсутствии разделяющих знаков препинания безошибочно расшифровывается как сочинительная группа. Этот факт нашел свое отражение в том, что в современной литературе стали появляться сочинительные группы указанного состава без знаков препинания между составляющими. Например: Sun wind dust had etched Bick Benedict's face. (E. Ferber. Giant. 1971) Dust dust dust stinging in the wind. (E. Williams. Beyond Belief. 1968) ... and press press press (ibid).

В субстантивных группах подчинительно-атрибутивного типа комбинируются существительные разных подклассов или разных семантических полей, и именно это создает отношения подчинения. Например, в словосочетании summer afternoon первый элемент означает время года, а второй — часть суток; в примере leather coat первый элемент обозначает материал, а второй — предмет одежды и т. д. В сочинительных группах субстантивного состава наблюдается иной принцип комбинаторики составляющих. В субстантивных структурах, основанных на координативных отношениях, комбинируются существительные одного подкласса или одного семантического поля: Pieces of furniture such as tables, beds, chairs, desks. Следовательно, основной принцип возникновения комбинаторных отношений сохраняется и для синтаксических построений типа N1 + N2, образующих подчинительные группы, с той лишь разницей, что вместо разных морфологических классов слов в этих синтаксических построениях объединяются разные подклассы одного морфологического класса или единицы одного семантического поля.

 

2.1.13. Субкатегоризация объектных синтаксических элементов.Субкатегоризация объектных синтаксических элементов не вызывает большого количества споров, хотя и имеются значительные различия в существующих схемах. Исходя из формальных признаков для уровня синтаксических структур можно составить схему, включающую те же три типа, которые характерны для традиционной английской схемы. 1 Однако суть вновь предлагаемой классификации заключается в том, что все типы объектных синтаксических элементов выделены на основе одного и того же набора признаков, что не было соблюдено в общепринятой классификации. Во-первых, предлагаемая классификация проводится на основании идентификации типа внешней связи объектного элемента, с одной стороны, и его внутренней структуры, с другой. Во-вторых, при классификации учитывается, является ли устанавливаемый признак постоянным или переменным.

По внешней связи с учётом постоянства/переменности данного признака можно выделить три типа объектных элементов:

1) Объектный элемент, который всегда, т. e. постоянно, связан с ведущим элементом беспредложной связью. Никакие перестановки внутри структуры или выходы за её пределы не меняют этого беспредложного типа связи: to send the doctor away to send away the doctor. Этот объектный элемент удобно назвать «объектный элемент первый» (O1), чтобы избежать ненужных ассоциаций, связанных со старой терминологией.

 

1 Иной способ субкатегоризации дополнений, учитывающий и их семантику, изложен на с. 196—200

 

 

2) Объектный элемент, который связан с ведущим членом либо беспредложной, либо предложной связью. Способ связи диктуется взаиморасположением составляющих внутри структуры: to send h i m a letter to send a letter to hi т. Этому типу объектного элемента логично присвоить название «объектный элемент второй» (O2), или «альтернативный». Второй термин является добавочным, характеризующим непостоянство признака, на основе которого проводится классификация.

3) Объектный элемент, способный быть связанным с ведущим элементом только предложной связью, которую никакие взаимоперестановки не могут изменить: to send for the doctor It was for the doctor that he sent. Этот тип естественно назвать «объектный элемент третий» (O3). Таким образом, по форме внешней связи с подчиняющим элементом O2 совпадает либо с O1, либо с О3.

Однако эти три типа отличаются друг от друга прежде всего в плане трансформационных возможностей, так как О2 может предстать либо в беспредложной, либо в предложной форме, тогда как и у O1 и у O3эта возможность отсутствует, и они способны осуществлять синтаксическую связь с ведущим элементом только одним способом: для O1— всегда беспредложная связь, а для O3 — только предложный тип связи. Их различия не ограничиваются трансформационными свойствами, но касаются ещё и их комбинаторных возможностей и внутренней структуры. Для O2 характерно участие в структуре совместно с О1 тогда как для O3 подобная возможность хотя и существует, но она не является его характерным свойством. Таким образом, по внешней связи с ведущим элементом выделяются три типа объектных синтаксических элементов. Классификация по внутренней структуре позволяет выделить только два типа — простой и сложный. Простой объектный элемент внутренней структуры может быть выражен как отдельным словом, так и атрибутивной группой: to build a h о и s e, to respect old age. К сложным объектным элементам традиционно относят только сочетания, основанные на отношениях вторичной предикации, т. e. группы, в которых есть два элемента, ведущие себя как потенциальные подлежащее и сказуемое, но в которых отсутствует личная форма глагола. Элемент, имитирующий сказуемое, может быть выражен либо неличной формой глагола — to find the car gone, либо безглагольным способом — to find the door open. Существование подлежащно-сказуемостного отношения в подобных структурах может быть выявлено с помощью преобразования вторично-предикативного построения в двусоставную предикативную единицу: to find the car gone to find that the car is gone; to find him ill to find that he is ill.

Как О1 так и O3 могут быть выражены как простой, так и сложной формой, тогда как O2не бывает представлено вторично-предикативным сочетанием. O2 бывает выражено в основном простыми структурами. Для большей наглядности предложенная классификация объектных синтаксических элементов может быть выражена в виде следующей таблицы:

 

Внутренняя структура Внешняя связь Простая Сложная Тип объектного элемента
Всегда беспредложная to send the doctor away to find the car gone O1
Либо беспредложная, либо предложная в зависимости от позиции to send him a book; to send a book to hiт O2
Всегда предложная to send for the doctor to rely on the money being paid O3

Совместное функционирование перечисленных типов весьма ограничено и, как правило, в одной структуре не встречается более двух разновидностей, хотя теоретически возможно появление всех выделенных пяти структурных типов одновременно в одном сочетании. Особо лимитирована комбинаторика сложных объектных элементов, которые характеризуются участием в структурах без других объектных членов.

2.1.14. Субкатегоризация обстоятельственных синтаксических элементов и проблема постпозитивов. Обстоятельственный синтаксический элемент аналогично объектному является единицей, отношения которой к ведущему элементу также основаны на подчинении. Выделение типов обстоятельственных элементов традиционно базируется на их значении (подробнее об обстоятельствах см. с. 200), и поэтому не существует общепризнанной классификации этого синтаксического элемента. Число выделяемых типов обстоятельственных элементов варьирует от исследователя к исследователю и от работы к работе. В отечественной лингвистике наиболее распространена схема, в которой выделяется 10—12 типов обстоятельств, тогда как за рубежом наиболее популярной в последние годы стала классификационная схема, насчитывающая три типа обстоятельств. Эта классификация очень удобна и проста: 1) обстоятельство места, 2) обстоятельство времени и 3) обстоятельство образа действия. Обстоятельства места и времени выделяются очень чётко и просто в большинстве случаев своего употребления, хотя и известны случаи интерференции, а обстоятельства образа действия составляют весьма разнородную группу: все, что не является ни обстоятельством места, ни обстоятельством времени, следует классифицировать как обстоятельство образа действия.

Вопрос об обстоятельствах неизбежно приводит к вопросу о постпозитивах (см. также 1.12.2). Согласно концепции Н. Н. Амосовой, постпозитивы являются служебными словами и поэтому не обладают собственным лексическим значением, а только вносят дополнительные оттенки в значения других слов. Н. Н. Амосова выделяет три типа постпозитивов: 1) с направительным значением, 2) с видовым значением и 3) с усилительным значением. Однако элементы, названные постпозитивами с направительным значением (типа in, out, up, away и т. п.), отличаются от двух других групп самостоятельностью передаваемого ими значения направления и участием в структурах с уточняющими членами (см. с. 88) типа he went up to his room, что в значительной мере сближает их с наречиями. Многие отечественные и зарубежные лингвисты относят слова указанного типа к классу наречий. Подобная трактовка рассматриваемых единиц представляется более обоснованной, чем квалификация этих слов как постпозитивов, так как, указывая направления, они передают это содержание с помощью собственного лексического значения. Идентификация этих слов как наречий подтверждается ещё и тем, что их комбинаторные свойства и поведение в синтаксических структурах сближают их с наречиями, а не с истинными постпозитивами. Вместе с тем следует подчеркнуть, что единицы типа up, out и т. п. можно считать наречиями только при передаче ими направительного значения, а в других случаях, когда они употребляются либо для передачи видовой характеристики действия (eat up 'съесть все до конца'), т. e. указывают на завершенность действия, либо для изменения значения глагола, с которым они связаны (bring bring up; break break out), эти элементы выступают как истинные постпозитивы.

Кроме приглагольных, традиционно принято выделять приадъективные и приадвербиальные обстоятельства. Этот вид обстоятельств может быть выражен только словами типа very, extremely, т. e. группой слов, выделяемых из категории наречий под названием «интенсификаторов», и однозначно классифицируется как обстоятельства степени. Позиционно они строго фиксированы и могут занимать только левую контактную позицию по отношению к ведущему члену — very young; extremely new. Исключение составляет элемент enough, который располагается справа от ведущего прилагательного или наречия — old enough, quickly enough. Приадъектизные и приадвербиальные обстоятельственные элементы обладают ещё одной особенностью, отличающей их от приглагольных: обстоятельственные элементы степени не обладают самостоятельной синтаксической позицией, когда включаются в большие структуры, и могут вступать в синтаксические отношения с членами словосочетания расширенной структуры только опосредованно, через свой ведущий член. Они также лишены свободы перемещения в отрыве от своего ведущего члена внутри синтаксических построений. Сравните, например, a very busy woman the woman is very busy, но невозможно *the busy woman is very. Это свойство обстоятельственных элементов степени свидетельствует об особом типе иерархической структуры в группе, так как обстоятельство степени не может устанавливать непосредственные синтаксические отношения с другими элементами словосочетания, кроме как через свой подчиняющий член, и связано синтаксическими отношениями только со своим ведущим членом. Это свойство обстоятельств степени показывает, что данный тип обстоятельств занимает в структуре более низкий уровень, чем ведущий элемент, и при расширении структуры не выходит на тот же уровень, что и его ядро, с собственной позицией. Схематично этот тип иерархических отношений может быть представлен следующим образом:

nice to be nice

Ни одно из приглагольных обстоятельств не обладает подобными свойствами, однако аналогичные характеристики присущи определению в атрибутивных словосочетаниях.

5 И. П. Иванова и др. new * -^ of carnations

2.1.16. Пространственно-позиционные отношения.С точки зрения иерархии отношений подчинительные группы бывают двух видов: во-первых, возможны подчинительные словосочетания, в которых все составляющие позиционно самостоятельны и обладают индивидуальной свободой передвижения внутри структуры. Сочетания этого рода характерны для структур с глагольным ядром. Как приглагольные объектные, так и приглагольные обстоятельственные элементы находятся на том же синтаксическом уровне, что и ведущий глагол. Зависимые от глагола элементы могут перемещаться в структуре с относительной свободой и без участия ведущего члена: I know this man very well. It is very well that I know this man. It is this man that I know very well. Этот тип подчинительных отношений характеризуется линейностью, и так как при квалификации этих отношений оценивается позиционная самостоятельность элементов и их способность к перемещению на одном синтаксическом уровне, т. e. особого рода пространственная характеристика, то оценка синтаксических структур в этом плане может быть названа характеристикой пространственно-позиционных отношений. Для глагольных словосочетаний с подчинёнными объектными и обстоятельственными синтаксическими элементами эти отношения классифицируются как линейные пространственно-позиционные, так как все элементы находятся на одном уровне отношений. Аналогично и в адъективных словосочетаниях с объектным зависимым типа conscious of a flavour, т. e. для прогрессивных адъективных словосочетаний.

В отличие от словосочетаний с глагольным ядром и прогрессивных адъективных словосочетаний, субстантивные, адвербиальные и регрессивные адъективные проявляют иные свойства в плане пространственно-позиционных отношений. Как уже отмечалось ранее (см. 2.1.14 и 2.1.15), зависимые в этих группах лишены позиционной самостоятельности и занимают позицию ниже своего ведущего члена, в силу чего в этих трех типах словосочетаний отношения идентифицируются как сублинейные пространственно-позиционные. Несмотря на то, что сублинейный тип отношений до настоящего времени не был отмечен в лингвистике, особенности построений этого типа хорошо известны исследователям. Позиционная несамостоятельность приадъективных и приадвербиальных обстоятельств, в равной мере как и атрибутивных элементов, упоминалась неоднократно. Следует учитывать, что именно эта характеристика является одним из наиболее ярких отличительных признаков трех рассматриваемых элементов. Не случайно присубстантивные числительные в сочетаниях типа ten boys традиционно классифицируются как определения, хотя никак не определяют качества и свойства единицы, обозначенной именем существительным. Подобная традиция свидетельствует о правильной интуитивной оценке истинных соотношений группирующихся элементов, вопреки семантикезависимого члена. Из сказанного следует, что, хотя в большинстве грамматических атрибутов присутствует значение качества, это значение не является ни существенным признаком грамматического определения, ни его обязательной принадлежностью. Не это значение позволяет выделить атрибутивные группы среди других синтаксических типов словосочетаний. Они отличаются от других структур несамостоятельностью позиций зависимых элементов и их сублинейным расположением в структуре. Именно этот признак является дифференцирующим при выделении позиции определительного синтаксического элемента.

В отличие от статусных и комбинаторных отношений, для выявления которых минимальный объем словосочетания предполагает две составляющие единицы, выяснение типа пространственно-позиционных отношений в плане их линейности и сублинейности требует расширенной структуры, включающей элементы, выходящие за пределы исследуемого сочетания.

2.1.17. Приемы осуществления синтаксической связи в словосочетании.В современном английском языке, как и в русском, различаются три приема осуществления синтаксической связи: 1) согласование, 2) управление и 3) примыкание, представляемые как равноправные участники одного ряда и имеющие различные формы проявления. Согласование традиционно определяется как прием осуществления синтаксической связи, при котором устанавливаются формальные соответствия между членами синтаксической группы. Например, между подлежащим и сказуемым — Тот runs;Tom and Mary run; l определением и определяемым — this book these books. Управлением считается такой прием, при котором также предполагается изменение формы, но только в одном элементе словосочетания, а именно в том, которым управляют. Традиционно считается, что управление наблюдается между глаголом и его объектным синтаксическим элементом, причем управляет глагол. Управление также существует между предлогом и его объектным синтаксическим элементом, где управляющим считается предлог. В. результате приема управления объектный синтаксический элемент должен принять соответствующую форму, требуемую управляющим элементом. Однако в современном английском языке изменять форму в результате приёма управления могут только личные местоимения, поэтому прием управления ограничен только этим классом слов, когда они выступают в функции глагольного или предложного объектного элемента: to know them; to depend on him.

Примыкание как прием осуществления синтаксической связи широко известен только в отечественной лингвистике. За рубежом этот прием синтаксической связи традиционно не выделяется, в отличие от согласования и управления, упоминаемых не только в работах по теории, но и в практических грамматиках, начиная с самых ранних, т. e. начиная с XVI—XVII вв. В зарубежной лингвистике прием примыкания начинает упоминаться только в теоретических работах XX в.

Суть приема примыкания заключается в том, что комбинирующиеся элементы образуют синтаксические группы без изменения формы. Например, в словосочетании nod his head silently как существительное head, так и наречие silently связаны с глаголом nod приемом примыкания. Однако внешних показателей этих связей нет. Установление синтаксических отношений между глаголом nod и группой существительного his head, с одной стороны, и тем же глаголом и наречием silently, с другой, внешне никак не оформлено и основано исключительно на известных заранее говорящему и , слушающему валентных свойствах комбинирующихся единиц. Соположение элементов, связанных приемом примыкания, отнюдь не обязательно, и единицы, связанные этим приемом, могут отстоять друг от друга на значительном расстоянии. В этом плане сам термин «примыкание» нельзя считать удачным, так как он наводит на мысль о контактном соположении элементов. Однако это не так: в приведённом выше примере наречие silently отделено от глагола nod, к которому оно примыкает, субстантивной группой his head.

 

1 Следует отметить, что в русистике все три приведённых приема синтаксической связи относятся только к подчинению.

 

Исходя из специфики приема примыкания, основанной на валентных свойствах комбинирующихся единиц, представляется в значительной мере спорным общепризнанное мнение, согласно которому примыкание рассматривается как один из приемов осуществления синтаксической связи, наряду с согласованием и управлением, т. e. как один из членов ряда, чьи составляющие находятся в отношениях дополнительной дистрибуции. Как уже было сказано ранее, в современном английском языке прием примыкания означает не более, чем констатацию факта априорного знания комбинаторных свойств морфологических единиц, т. e. их валентности, тогда как согласование и управление основаны на иных принципах, хотя также базируются на предварительном знании валентных свойств частей речи. Иными словами, соединение слов способом примыкания, с одной стороны, и согласования/управления, с другой, выступает как двухступенчатый процесс: на первой ступени сцепления слов группируются те слова, чьи валентные свойства допускают их совместное употребление. Слова, которые не обладают способностью изменять форму, на этом и останавливаются, и тогда этот прием называется примыканием. Слова, способные менять свою форму, не останавливаются на этом этапе и переходят ко второму этапу, на котором меняются формы либо обеих комбинирующихся единиц (в случае согласования), либо одной из них (в случае управления). Как согласование, так и управление могут возникнуть только между теми классами слов, которые обладают взаимной валентностью, т. e. могут примыкать друг к другу. И только на основании приема примыкания могут осуществляться либо прием согласования, либо прием управления. Все эти характеристики приемов осуществления синтаксической связи указывают на то, что они не являются приемами одного ряда, а между ними существует определённая иерархия, и в отношениях дополнительной дистрибуции находятся не все три приема, а только два — согласование и управление.

Момент отбора комбинирующихся классов при согласовании и управлении в грамматиках обычно не упоминается, и поэтому ступень актуализации валентных свойств у согласующихся и управляемых единиц опускается. Дальнейшее осуществление этих двух синтаксических приемов требует данных иного порядка, а именно сведений парадигматического плана: для приема согласования нужны знания грамматического числа согласующихся элементов, но нет необходимости указывать их морфологическую принадлежность. Для приема управления также требуются только сведения парадигматики. Вместе с тем оба эти приема могут возникнуть только между теми элементами, чьи валентные свойства совместимы.

На основании всего сказанного можно сделать вывод, что согласование/управление, с одной стороны, и примыкание — с другой, являются синтаксическими приемами разноярусного порядка, в силу чего их не следует рассматривать в одном ряду. Примыкание есть прием, с помощью которого актуализируются валентные свойства комбинирующихся единиц, а согласование/управление — приемы, основанные на парадигматических характеристиках сочетающихся элементов, обладающих совместимыми валентностями. Для более примыкание рассматривается как один из приемов осуществления синтаксической связи, наряду с согласованием и управлением, т. e. как один из членов ряда, чьи составляющие находятся в отношениях дополнительной дистрибуции. Как уже было сказано ранее, в современном английском языке прием примыкания означает не более, чем констатацию факта априорного знания комбинаторных свойств морфологических единиц, т. e. их валентности, тогда как согласование и управление основаны на иных принципах, хотя также базируются на предварительном знании валентных свойств частей речи. Иными словами, соединение слов способом примыкания, с одной стороны, и согласования/управления, с другой, выступает как двухступенчатый процесс: на первой ступени сцепления слов группируются те слова, чьи валентные свойства допускают их совместное употребление. Слова, которые не обладают способностью изменять форму, на этом и останавливаются, и тогда этот прием называется примыканием. Слова, способные менять свою форму, не останавливаются на этом этапе и переходят ко второму этапу, на котором меняются формы либо обеих комбинирующихся единиц (в случае согласования), либо одной из них (в случае управления). Как согласование, так и управление могут возникнуть только между теми классами слов, которые обладают взаимной валентностью, т. e. могут примыкать друг к другу. И только на основании приема примыкания могут осуществляться либо


 

 

прием согласования, либо прием управления. Все эти характеристики приемов осуществления синтаксической связи указывают на то, что они не являются приемами одного ряда, а между ними существует определённая иерархия, и в отношениях дополнительной дистрибуции находятся не все три приема, а только два — согласование и управление.

 

.1.18. Принципы классификации словосочетаний.Как было отмечено выше (2.1.16), можно выделить две разновидности словосочетаний исходя из пространственно-позиционных отношений: 1) словосочетания, основанные на линейных пространственно-позиционных отношениях, и 2) словосочетания, основанные на сублинейных пространственно-позиционных отношениях.

В отличие от пространственно-позиционной характеристики, классификация словосочетаний в плане статусных и комбинаторных отношений исходит из внутренней структуры словосочетаний, что позволяет проводить классификацию на основе этих типов синтаксической связи не раздельно, а вместе и представить эту общую классификацию в одной схеме.

Классификация словосочетаний на основе их внутренней структуры, т. e. без выхода за её пределы, позволяет разделить все словосочетания на две основные группы: ядерные и безъядерные.

2.1.19. Ядерные словосочетания.Ядерные словосочетания являются грамматически организованными структурами, в которых один из элементов господствует над остальными. Этот элемент не подчинен никакому другому элементу внутри данной группы и поэтому является ведущим, т. e. ядром данного сочетания. Например: a good jоb, famous doctors, the simple reason, sufficiently normal, slightly stiff, to walk rapidly, to watch a man, to be careful, to seem true.

Как видно из приведённых примеров, ядерные сочетания основаны на одной из разновидностей подчинительных отношений — атрибутивных, объектных, обстоятельственных или экзистенциональных.

По направлению зависимостей, т. e. по расположению ведущего и подчинённого элемента относительно друг друга, все ядерные сочетания делятся на регрессивные и прогрессивные (с левым и правым, соответственно, расположением зависимых по отношению к ядру).

2.1.19.1. Ядерные регрессивные словосочетания с адвербиальным ядром.Этот тип структур наиболее однообразен по своему составу, так как в позиции зависимого элемента может выступать только один морфологический класс слов — интенсификаторы и отдельные наречия. Наиболее типичными представителями этой разновидности словосочетаний являются структуры типа very carefully, very suddenly, fairly easily, more avidly, so absently, extremely angrily, quite safely, pretty easily.

Далеко не все наречия способны образовывать ядерные структуры с интенсификаторами и наречиями. В основном это характерно для качественных наречий, а также для наречий со значением темпа (типа suddenly). Комбинаторные свойства проявляют также единичные наречия места — far away, farther north. Другие типы локальных наречий, а также темпоральные наречия обычно не проявляют способности к комбинаторике с подчинённым элементом.

В подавляющем большинстве случаев адвербиальные регрессивные ядерные группы представлены двучленными структурами, однако не исключены и трехчленные сочетания: so very easily, almost too late, far too long.

В некоторых специальных исследованиях были отмечены как окказиональные и четырехчленные построения с адвербиальным ядром: very much farther west.

Несмотря на то, что для адвербиальных ядерных сочетаний характерны регрессивные структуры, существует один тип зависимого, который всегда располагается справа от ядра, образуя прогрессивную группу — наречие enough: I could do it well enough/ readily enough и т. п.

2.1.19.2. Ядерные регрессивные словосочетания с адъективным ядром.Словосочетания с адъективным ядром могут быть как регрессивными, так и прогрессивными. Регрессивные словосочетания с ядром-прилагательным во многом схожи с адвербиальными структурами и также, как правило, бывают двучленными. В структурах этого типа зависимые могут быть выражены либо интенсификаторами, либо наречиями, т. e. способы их выражения аналогичны тем, которые были отмечены для адвербиальных построений. Например: very nice, utterly still, completely empty, entirely natural, pretty bad, perfectly simple, oddly gloomy, extremely sleepy, unutterably weary, too tiresome и т. п.

Кроме интенсификаторов и наречий в роли приадъективных зависимых могут выступать отдельные существительные: emerald green, knee deep, ice cold, a bit obscure, a trifle smooth; My hands were dry and ice cold. (M. Stewart).

Аналогично адвербиальным группам, в адъективных структурах наречие enough располагается справа от ядра: new enough.

К этому же типу словосочетаний следует отнести синтаксические аналоги прилагательного — причастия и слова категории состояния: very frightened, absolutely alone; I should leave it absolutely alone (I. Murdoch).

Аналогично адвербиальным сочетаниям, регрессивные адъективные группы обычно образуют структуры с одним левым зависимым. Вполне возможны комбинации регрессивной адвербиальной группы с регрессивной адъективной, в в результате чего возникают смешанные структуры с иерархическим двухъярусным строением: very much upset; almost too easy.

2.1.19.3. Ядерные регрессивные словосочетания с субстантивным ядром. Ядерные субстантивные словосочетания могут быть как с регрессивным, так и с прогрессивным расположением зависимых элементов. Это свойство роднит их с адъективными построениями. Регрессивные структуры с субстантивным ядром обладают значительной вариативностью объема и могут иметь несколько подчинённых левых зависимых неодинакового способа морфологического выражения. В том случае, когда имеется только один левый зависимый, морфологические способы его выражения также достаточно широки. В этой функции чрезвычайно характерны притяжательные местоимения — ту book, his brother; указательные местоимения — this room, that writer; прилагательные — white blossoms, real friendship, small girls; причастия — abandoned constructions, playing children. Следует особо отметить специальную группу прилагательных, которые могут функционировать только как препозитивные определения, т. e. как левые зависимые. Это прилагательные типа mere, utter, sheer (в значении utter): a mere trifle, utter denial, sheer nonsense.

В функции левых зависимых ядерных субстантивных структур также свободно выступают существительные (о существительных в атрибутивной функции см. 2.1.10): world leaders, water power, kitchen windows, cigarette smoke, country gardens. Существительное как зависимый элемент регрессивной субстантивной группы также может быть оформлено формантом 's: Blunt's house, Carter's story, people's customs, an organism's reaction. Позицию левого зависимого могут занимать числительные, как количественные, так и порядковые: five boys, two books, the first edition.

При наличии нескольких зависимых в субстантивной группе наиболее обычно их разноклассное морфологическое выражение: his own brother, those young girls; wealthy city dwellers, faded blue eyes, a deep leather chair, the sole upstairs occupant. Преноминальные атрибутивные группы могут обладать очень сложной иерархической структурой: The at first faint then gradually swelling sound (A. Maclean).

В тех случаях, когда преноминальная атрибутивная группа представлена элементами одного морфологического класса, наиболее обычным способом их выражения бывают либо прилагательные, либо причастия: the fine, generous things; a long, shrill note; the smarting, windblown sand.

Несмотря на то, что традиционно ни инфинитив, ни слова категории состояния, ни предикативные единицы, ни, тем более, личные формы глагола не упоминаются как возможные способы выражения препозитивных атрибутов, в современном языке зафиксированы отдельные случаи подобного употребления: Numerable think sessions (Science Digest); a stay at home sort of chap 1 (A. Christie); all family members need "a l o n e" time ... (Science Digest); He acted the part of a well man.2 (G. Foweler) There was a by now more distant rupturing crash from Joe's direction. (K. Amis) Some long-ago, faraway concert hall (T. Hovey) A large upstairs sitting-room (N. Shute) Toward the would be photographer (J. Jones) The I hate to cook book by Peg Bracken (Morning Star).В примерах приведённого типа определения, выраженные столь нетрадиционным способом, не имеют каких-либо внешних показателей, свидетельствующих о возможном переосмыслении этих единиц. Правда, в ряде случаев возможно появление дефиса или кавычек: a little group of would-be artists (J. Jones).

Одним из наиболее неясных вопросов, связанных со структурой регрессивных субстантивных групп, является проблема расстановки нескольких препозитивных атрибутов. Особые затруднения вызывает расстановка нескольких прилагательных. Этот вопрос затрагивался в значительном количестве работ, но пока ещё не удалось выявить существующую закономерность, и выводы различных исследователей не всегда совпадают.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.