Сделай Сам Свою Работу на 5

Грамматическое значение имени существительного. 9 глава

Б. Стрэнг рассматривает наречие как глагольный адъюнкт; причисляет ли она его к частицам или нет, сказать невозможно, так как частицы в её книге не выделены, а в индексе указание на частицы («particles») дается на те страницы, где упоминается предлог, «послелог» и наречие.

Ч. Фриз помещает наречия в класс 4 или в группу D: в класс 4 попадают в основном наречия качественные, но это необязательно; все зависит от позиции в предложении.

Советские англисты — А. И. Смирницкий, Б. А. Ильиш, В. Я. Плоткин, Л. С. Бархударов — включают наречие в систему знаменательных частей речи. Наречие — знаменательная часть речи, передающая признак другого признака. Иначе говоря, наречие определяет, как, когда, где, при каких обстоятельствах совершается действие, или уточняет признак, обозначаемый прилагательным. Семантическая классификация наречий очень разветвлена и, как всякая семантическая разбивка, в известной мере допускает субъективизм. Мы принимаем основную классификацию, принятую в русской грамматике, — на качественные и обстоятельственные, и уже внутри этих групп укажем на возможные семантические подгруппы.

Качественные наречия в большинстве случаев имеют формальный признак — они образованы от прилагательных путем прибавления суффикса -lу. Исключение составляют такие наречия, как well, супплетивное по отношению к good, и наречия типа fast, low, hard, совпадающие по форме с прилагательными (так называемые «flat adverbs»). Наречия, передающие меру, количество признака, обычно не имеют особых формантов; это — такие наречия, как much, quite, too, scarcely, largely, very, greatly, awfully, extremely, little.

Обстоятельственные наречия могут передавать время (then, before, late, early), место (there, near, far, home, away), частотность (often, seldom, twice), мгновенность (suddenly, at once).

Степени сравнения наречий имеют морфологическое выражение только в ограниченной группе. Это — супплетивные формы better, best, more, most, а также формы сравнения от fast, near, hard. В остальных случаях обычно сравнение выражается словосочетанием с more, most, хотя в отдельных случаях возможны оба способа.



Синтаксические функции наречия, как правило, являются обстоятельственными, и только изредка наречия выступают в качестве определений: the then president. При всей относительной простоте классификации наречий, основанной, несомненно, на семантическом признаке в первую очередь, в связи с наречиями возникают две довольно сложные проблемы.

Некоторые наречия — before, after, since — абсолютно совпадают по форме с предлогами и союзами, отличающимися, следовательно, только синтаксической функцией и позицией в предложении. Б. А. Ильиш указывает, что прийти к какому-либо решению здесь чрезвычайно трудно; мы вернемся к этому вопросу позже, в разделе «Служебные части речи», но, говоря о наречиях, представляется единственно правильным считать эти единицы омонимичными наречиям, ибо вряд ли допустимо рассматривать знаменательную и служебную часть речи как одну и ту же единицу, способную функционировать и как член предложения, и как служебный элемент.

Второй трудностью является определение статуса постглагольных десемантизированных единиц, совпадающих по звуковой форме с наречиями (up, off) и предлогами (in, on). Так, off является наречием в таком употреблении, как в примере I am off. С другой стороны, в сочетаниях типа The plane took off off в известной степени десемантизировано и лексически составляет единый комплекс с глаголом. Однако неясно, что представляет собой off (обычно называемое «послелогом») с грамматической точки зрения. Ю. А. Жлуктенко предлагает рассматривать их как образующие единое «слово» с глаголом, т. e. «аналитическое слово». Теория аналитического слова, как указано во вводной части (1.0.1), разрушает самое понятие слова, так как вместо формального критерия — подвижности единицы — предлагается зыбкий семантический критерий. Б. А. Ильиш справедливо указывает, что существование таких сочетаний, как bring (hem up или put it off, является доказательством несостоятельности теории «аналитического слова», ибо они чётко демонстрируют самостоятельность и подвижность участвующих в них единиц.

Н. Н. Амосова рассматривает эти элементы как особые служебные единицы; она называет их постпозитивами. Мы принимаем эту трактовку, которая представляется нам наиболее удачной и в дальнейшем рассмотрим их в особом разделе.

МОДАЛЬНЫЕ СЛОВА

Модальные слова передают субъективное отношение говорящего к высказыванию. Впервые модальные слова были выделены в русской лингвистике; ранее они обычно причислялись к наречиям. Правда, Г. Суит и E. Крейзинга выделяют наречия, относящиеся ко всему предложению и передающие отношение говорящего к излагаемому факту. Таким образом, данный тип был отмечен и в зарубежной лингвистике, но не был выделен в особый разряд.

Модальные слова могут выражать уверенность или предположительность, а также субъективную оценку. Так, модальные слова certainly, of course, surely, really, indeed выражают уверенность, perhaps, maybe, probably, possibly — неуверенность, предположительность; fortunately, unfortunately, luckily, unluckily передают взгляд говорящего на желательность или нежелательность того или иного действия.

Модальные слова стоят в особом отношении к предложению. Они не являются членами предложения, так как, давая оценку всей ситуации, изложенной в предложении, они оказываются как бы вне предложения. Так, в предложении Perhaps, dimly, she saw the picture of a man walking up a road (Christie) модальное слово perhaps не является членом предложения; однако, если изъять это модальное слово, весь смысл высказывания изменится: это будет констатацией факта.

Модальные слова могут функционировать как слова-предложения, сходно со словами-предложениями утверждения и отрицания Yes и No. Однако, как указывает Б. А. Ильиш, слова-предложения Yes и No никогда не изменяют своего статуса, тогда как модальные слова могут быть словами-предложениями (в диалоге) или быть вводными словами в предложении.

Вопрос реального состава модальных слов не лишен теоретических трудностей. Как мы видели выше, очень немногие части речи в английском выделяются на основании всех трех признаков, предложенных Л. В. Щербой; однако, если морфологический признак недействителен в ряде случаев, то, как правило, синтаксический признак участвует в характеристике данной части речи. Что касается модальных слов, то, если мы примем за основу не только их модально-оценочную семантику, но также и их свойство не являться членом предложения, а стоять вне его, у нас имеется твердый критерий их выделения. Это касается таких модальных слов, как perhaps, maybe, probably, possibly, которые никогда не являются членами предложения, т. е. являются вводными членами, даже если они стоят не в начале предложения: They were probably right to keep him. (Snow) Сравните: Probably, they were right to keep him.; They were right to keep him, probably. Однако ряд лингвистов — А. И. Смнрницкнй, Б. А. Ильиш, В. Н. Жигадло, Л. Л. Иофик и И. П. Иванова — указывают, что кроме перечисленных выше единиц в функции модальных слов могут выступать и некоторые наречия, имеющие модально оценочное значение, как, например, apparently, evidently, really, unfortunately. Эти же авторы отмечают, что такие наречия могут функционировать как члены предложения, относясь к какому-то одному слову в предложении: Не shot out the hand... to indicate where each was to sit of the group apparently under his command. (Powell)

Возникает вопрос, как рассматривать эти единицы, синтаксическая позиция которых не дает информации относительно их морфологической природы. Представляется, что здесь возможны два решения: или они являются особыми модальными словами, или, что кажется более справедливым, это наречия, способные функционировать наряду с модальными словами. Такое решение вряд ли может вызвать возражения, ведь известно, что, например, английские существительные могут функционировать как препозитивные определения, не превращаясь при этом в прилагательные.

Эти наречия, сохраняющие свой морфологический признак — суффикс -lу,— втягиваются в поле модальных слов, не переставая быть наречиями. Таким образом, корпус модальных слов состоит из очень небольшого ядра — собственно-модальных слов — и периферии, которую составляют наречия, способные приобрести синтаксический признак модальных слов.

МЕЖДОМЕТИЯ

Междометия выражают непосредственно те или иные эмоции, не называя их, и поэтому они, по справедливому определению А. И. Смирницкого, «противопоставляются словам интеллектуальной семантики». Их значение, как правило, угадывается из контекста; так, междометие oh может выражать удивление, радость, мольбу и т. д.; что именно оно выражает, выясняется обычно из последующего предложения или из общей ситуации:

'Oh, there you are, Mr. Poirot.' (Christie) 'Given her presents, perhaps?''Oh, no, sir, nothing of the kind.' (Christie) 'She's in my room.' 'Oh... .' Once again I felt the imperceptible withdrawal of the group. (Stewart) Некоторые междометия, однако, закреплены за выражением определённых эмоций; например, для выражения радости не может быть употреблено междометие alas.

Существуют закрепленные фразы-междометия, такие, как dear те, goodness gracious, my goodness и др.

Как отмечает Б. А. Ильиш, лингвисты долго спорили относительно возможности включить междометия в число частей речи. Сейчас этот спор решен. У каждого языка свой набор междометий (ср. русск. увы, английское alas и нем. о, weh!). Кроме того, междометия одного языка могут содержать фонемы, не свойственные другому.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.