Сделай Сам Свою Работу на 5

Грамматическое значение имени существительного. 4 глава

1.2.9. Полевая структура существительного.В центре поля существительного находятся существительные, обозначающие единичные конкретные предметы. Эти существительные обладают наибольшим набором признаков существительного: свободно употребляются в единственном и множественном числе; свободно употребляются с любым артиклем или — при обобщенном значении — без него, в форме множественного числа; могут занимать любую синтаксическую позицию, свойственную существительному, в том числе и позицию препозитивного определения, нехарактерную для существительных абстрактных и существительных лица.

Существительные лица обладают теми же признаками, за исключением способности свободно выступать в функции препозитивного определения в базисной форме. Вместе с тем, в этой функции они имеют форму посессива, мало свойственную существительным, обозначающим единичные неживые предметы и несвойственную абстрактным существительным. По-видимому, существительные лица и предметные как бы равноправны и делят между собою центральное положение в поле. На периферии находятся существительные абстрактные и вещественные, для которых форма множественного числа нехарактерна или связана с определёнными лексико-семантическими вариантами этих существительных (см. 1.2.5.1). Следует отметить, что вещественные существительные имеют на один признак больше, чем абстрактные: они свободно выступают в функции препозитивного определения.

ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

1.3.1. Грамматическое значение прилагательного.Прилагательное — это часть речи, называющая признак предмета, обладающий известной условной устойчивостью: a clean dress, a high hill. В форме прилагательного нет указания на то, что этот признак развивается во времени, как действие, и именно это подразумевается, когда мы говорим об условной устойчивости признака: ср. a fast train и an approaching train; в последнем примере признак выражен как развивающийся во времени.

Прилагательные выражают признак качественный, и в этом случае, как правило, данный признак при его опредмечивании передается существительным, образованным от адъективной основы: red redness, brief brevity, long length. Прилагательное может выражать признак через отношение к предмету — относительный признак — и тогда обычно данное прилагательное само произведено от существительного: ice icy, industry industrial, week weekly, wood wooden.



Спорной является группа, которую по некоторым её признакам можно отнести к прилагательным, выражающим количество, — much, many, little, few. Морфологически они близки к прилагательным, так как имеют степени сравнения. По другим своим свойствам они близки к числительным, а также к местоимениям. По существу они стоят между этими тремя частями речи. Представляется, что эту группу следует рассматривать как межполевую группу, объединяющую в себе свойства числительных (1.4), прилагательных и местоимений (1.5).

1.3.2. Словообразовательные признаки прилагательных.Как указано выше, относительные прилагательные обычно имеют суффиксальную структуру. Приводим некоторые распространённые суффиксы прилагательных: от именных основ -al, -ialnational, residential; -fuldoubtful; -lessneedless; -ydusty. От глагольных основ: -iveprogressive; -ableunderstandable.

1.3.3. Степени сравнения.Единственная форма словоизменения прилагательных — степени сравнения, передающие различную интенсивность признака в сопоставлении с предметами, обладающими тем же признаком. Однако далеко не все прилагательные способны передавать различную степень интенсивности того или иного свойства. Как правило, эта способность отсутствует у относительных прилагательных в их прямом значении, хотя в переносном значении изредка эти формы могут встречаться. Качественные прилагательные изменяются по степеням сравнения, за исключением тех случаев, когда обозначается абсолютное качество (например: blind, dead). Морфологическая форма степеней сравнения в своем употреблении ограничена фонетическим составом прилагательного, прежде всего его слоговой структурой: бесспорно изменяются морфологически только односложные, принимая в сравнительной степени окончание -еr, в превосходной -est: short, shorter, the shortest. Двусложные могут изменяться морфологически или передавать степень качества в составе словосочетания: lovelier, more lovely; the loveliest, the most lovely. Существуют ещё некоторые ограничения, например для прилагательных с исходом на два взрывных: direct, rapt; эти прилагательные обычно не образуют морфологических форм сравнения, хотя strict может иметь формы stricter, the strictest. Многосложные прилагательные не имеют морфологических форм сравнения, степень качества передается в них сочетаниями с more, the most: more difficult, the most difficult.

Существует довольно распространённый взгляд на эти сочетания как на аналитические формы прилагательного, ввиду их кажущегося параллелизма с морфологическими формами сравнения. Однако, во-первых, наречия more и most обычно сохраняют свое лексическое значение, и, что важно, эти сочетания лексически противопоставлены сочетаниям с less, least, передающим, соответственно, уменьшение степени качества. Было бы логично в таком случае причислить эти последние сочетания также к аналитическим формам; но тогда нарушается параллелизм с собственно морфологической системой, не имеющей форм со значением уменьшения степени. С другой стороны, сочетания с more, most включают также так называемые элятивные сочетания типа a most important point, передающие высокую степень качества, вне сравнения с чем-либо. Если рэлятивные сочетания рассматривать также как аналитические формы, то, видимо, сюда же следует причислить и сочетания с very, extremely, синонимичные элятивным сочетаниям, тем более, что морфологические формы, не имеющие в своем составе элятива (невозможно *а bravest action), способны выражать высокую степень качества только сочетанием с most: a most brave action. Границы «аналитических» форм, таким образом, оказываются весьма расплывчатыми. Как мы видим, функционирование сравнительных сочетаний и морфологических форм далеко не параллельно. Но самым главным аргументом против отнесения сочетаний с more, most к аналитическим формам является синтаксическая весомость наречий тоrе и most. Между компонентами аналитических форм не существует синтаксических отношений (1.0.5); между тем, тоrе и most сохраняют обстоятельственные отношения с прилагательным в той же мере, как любые другие наречия степени: ср. more attractive, less attractive, very attractive, rather attractive.

1.3.4. Синтаксические функции прилагательного. Основной функцией прилагательного является позиция определения; более характерной является при этом препозитивное функционирование; однако возможна и постпозиция, которая создает большую семантическую весомость определения, оказывающегося в этих случаях обособленным и, следовательно, несущим известное семантическое ударение: the bitter cold; there a light glowed, warm, tawny, against the stark brightness of the night. (Snow). Вторая функция прилагательного — функция предикативного члена: Не was grave and tense with his news. (Snow). Следует отметить, что, хотя большая часть прилагательных способна выступать в обеих функциях, для некоторых возможна только одна из них. Так, прилагательные joint, live, lone, daily, weekly, monthly, woollen и др. употребляются только атрибутивно: a joint enterprise, a lone wolf, her daily visits. Прилагательные, обозначающие отношение к чему-то или состояние, употребляются только предикативно: glad, averse (to), bound for, concerned. Прилагательные certain, ill изменяют семантику в зависимости от того, употребляются они в предикативной или атрибутивной функции: ср. a certain person — I am certain the report is ready; ill tidings She is ill.

Следует отметить, что лингвисты, выделяющие в английском слова категории состояния как особую часть речи, обычно относят ill к словам категории состояния (см. 1.3.6). Атрибутивное употребление ill ограничено несколькими устойчивыми сочетаниями, которые можно считать лексикализованными: ill news; it's an ill wind that blows nobody any good.

1.3.5. Субстантивация прилагательного. Прилагательные способны выступать в синтаксических функциях, свойственных существительному — в функции подлежащего или дополнения. Прилагательные в этих случаях употребляются с определённым артиклем и обозначают, как правило, множество лиц: То be a "good" writer needs organization too, even if those most capable of organizing their books may be among the least competent at projecting the same skill into their lives. (Powell)

Возможно, однако, и обозначение таким прилагательным отвлеченного, обобщенного понятия:

I am going to do the unforgivable, said Professor Searle. (Wilson)

Таким образом, прилагательное в синтаксических позициях, свойственных существительному, близко соприкасается с существительным; при выражении отвлеченного понятия оно близко к абстрактным существительным; при обозначении конкретных единиц (обычно лиц) оно сближается с существительным во множественном числе.

Следует помнить, что субстантивации (т. e. перехода в другую часть речи — существительное) при этом не происходит; термин «субстантивация» подразумевает обычно именно функционирование прилагательного в синтаксических позициях, свойственных, в первую очередь, существительному. Собственно субстантивация, как таковая, т. e. переход прилагательного в существительное, со всеми его признаками, в том числе морфологическими, не исключена; она происходит обычно при устойчивом эллипсисе существительного в атрибутивном словосочетании: a private (soldier), a native (inhabitant). Однако это — чисто лексический процесс, и к грамматической системе он имеет отношение лишь постольку, поскольку он способствует образованию слова иной части речи.

Возможно также образование существительных от прилагательных путем словообразования — прибавлением суффикса -s: shorts, essentials.

1.3.6. Проблема категории состояния.Акад. Л. В. Щерба предложил выделить в особую часть речи предикативно употребляемые слова типа надо, можно и краткие предикативные прилагательные — ясно, смешно и т. п. Отечественными лингвистами было высказано предположение о существовании слов категории состояния в английском. К этому разряду были отнесены слова, функционирующие только как предикативный член составного сказуемого, в частности слова, начинающиеся с префикса a-: awake, awry, asleep и др. Авторы, выделяющие слова категории состояния как особую часть речи, указывают на наличие, с их точки зрения, трех признаков, конституирующих часть речи, — морфологического, синтаксического и семантического. Однако признак, рассматриваемый как морфологический показатель, не соответствует общей системе морфологических показателей: словоизменительные морфемы в нем представлены только суффиксами и — как пережиточный тип — внутренней флексией (1.0.5). Префикс а-, как и все префиксы, относится к словообразовательным средствам. Синтаксический признак — функционирование в качестве предикатива или в составе постпозитивного определения — является общим для прилагательных и для так называемых слов категории состояния: ср. is awake и is gay. Следовательно, синтаксически слова «категории состояния» отличаются от прилагательных только негативным признаком — неспособностью употребляться в функции препозитивных определений. Однако существует ряд прилагательных, имеющих аналогичную ограниченную дистрибуцию (1.3.4), что не рассматривается как основание для выделения их в особую часть речи.

Семантически, безусловно, обсуждаемая группа слов объединена значением состояния физического или психического. Но обширная группа слов, обозначающих состояние, включает и прилагательные: angry, expectant, hopeful, sad.

Таким образом, признаки, по которым выделяются слова «категории состояния», не отграничивают эту группу от прилагательных. Представляется более убедительным считать, что это — прилагательные, отличающиеся своей словообразовательной структурой и находящиеся на периферии поля прилагательного. Некоторая часть их может быть отнесена к наречиям: ashore.

Далеко не все современные отечественные лингвисты признают существование этой части речи. Так, Л. С. Бархударов приводит ряд аргументов против выделения этой группы как части речи, считая её особым типом предикативных прилагательных. Б. А. Ильиш, в общем не отрицая возможность выделения этой части речи, занимает очень осторожную позицию в этом вопросе. А. И. Смирницкий совершенно не упоминает слов «категории состояния».

1.3.7. Полевая структура прилагательного. Всеми признаками прилагательных обладают качественные прилагательные, способные передавать степень интенсивности качества, независимо от способа передачи — морфологически или словосочетанием; они могут занимать любые синтаксические позиции, свойственные прилагательному, в том числе и синтаксические позиции существительного (см. выше 1.3.5). Относительные прилагательные не принадлежат к ядру поля; многие относительные прилагательные не могут передавать степени свойства: например, вряд ли возможны сочетания *more electrical, *the most astronomical. Вместе с тем, провести резкую границу между подклассами прилагательных, видимо, не всегда возможно; так, например, manly, orderly, dogmatical, образованные сходным образом с weekly, atmospherical, могут передавать степень интенсивности обозначаемого ими свойства, тогда как прилагательные второй группы не обладают этой способностью. Этот вопрос требует дальнейшего исследования.

Поля существительного и прилагательного соприкасаются в синтаксическом плане; существительные, за исключением ряда отвлеченных существительных, свободно употребляются в препозитивно-атрибутивной функции: качественные прилагательные способны занимать позицию существительного. Относительным прилагательным это свойственно не во всех случаях. На периферии поля находятся также прилагательные с неполными синтаксическими функциями (см. выше 1.3.4, 1.3.6).

ИМЯ ЧИСЛИТЕЛЬНОЕ

В то время как существительные обладают всеми тремя признаками частей речи — морфологическими, синтаксическими и семантическими, а у прилагательных морфологический признак представлен слабее (1.3.3), числительные объединены только своей семантикой (см. 1.1.1). Они обозначают точное количество или точный порядок следования; соответственно, они подразделяются на количественные (one, two ...) и порядковые (the first, the second ...). Словоизменительные признаки у них отсутствуют; синтаксически они могут занимать позиции, свойственные как существительным, так и прилагательным:

She might be thirty or forty-five. (Christie) Two Italian primitives on the wall. (Christie) She had not seen me for four days. (Snow)

Обе позиции в равной степени свойственны числительным; следует, однако, указать, что субстантивная позиция, как правило, связана с анафорическим употреблением: after a minute or two...

Количественные числительные могут употребляться неанафорически, если они обозначают отвлеченное число: Two and two is four.

E атрибутивной позиции количественные числительные обусловливают форму числа существительного: one day two days.

Порядковые числительные, обозначающие знаменатель дроби, подвергаются полной субстантивации; они получают морфологическую форму множественного числа: two thirds.

Количественные числительные способны обозначать порядок следования, когда речь идет о годах, страницах или главах книги: in ten sixty-six; Chapter seven.

Отсутствие морфологических признаков, а также особых, только им свойственных синтаксических функций были причиной того, что некоторые лингвисты (Есперсен, Керм) не признавали за числительными статуса части речи, причисляя их к существительным и прилагательным. Однако, как мы видели, оба подкласса числительных способны выступать в равной мере в функциях, свойственных и существительному, и прилагательному; они имеют специфическую семантику, их объединяющую, и, наконец, у них имеется свойственная им словообразовательная система: для количественных от двенадцати до двадцати — образования с суффиксом -teen, от двадцати до ста — с суффиксом -ty, для порядковых, начиная от пяти, с суффиксом -th.

Количественные hundred, thousand, million являются числительными, когда они обозначают точное число: two thousand five hundred and ten. Омонимичные им существительные употребляются для обозначения большого количества приблизительно, не называя точной цифры, причем эти существительные выступают тогда в форме множественного числа: hundreds of people, by twos and threes.

 

МЕСТОИМЕНИЕ

1.5.1. Грамматическое значение местоимения.Местоимения обладают предельно обобщенным значением: они указывают на любые предметы, существа, отвлеченные понятия, не называя их. Это в высшей степени обобщенная часть речи, актуализирующаяся в контексте, в ситуации, но лишённая предметного реального содержания в отвлечении от конкретной ситуации.

Синтаксически местоимения функционируют так же, как существительные или прилагательные.

Местоимения распадаются на ряд подклассов, различных по лексическому содержанию, морфологическим формам и синтаксическим функциям. Обычно выделяются следующие подклассы: местоимения личные, притяжательные, указательные, вопросительные, возвратные, относительные, неопределённые, отрицательные, неопределённо-личные. Эта классификация, как справедливо указывает Б. А. Ильиш, целиком основана на семантике. Вместе с тем большая часть этих семантических подклассов имеет какие-то формальные грамматические особенности. Поэтому, придерживаясь традиционной классификации, мы, однако, даем сводную сопоставительную характеристику местоименных подклассов (разрядов) в конце этого раздела.

1.5.2. Личные местоимения.Как справедливо указывает А. И. Смирницкий, личные местоимения далеко не равны по своему месту в языке. Местоимения первого лица — I, we, так же как и местоимение второго лица — you,— ничего не замещают сами и ни с чем не разделяют своих функций; местоимения же третьего лица he, she, it, they являются заместителями существительных, могут указывать на любой предмет (it, they) или лицо (he, she, it, they) и употребляются, как правило, анафорически:

Charles sighed as he stuffed the tickets into his waistcoat pocket. (Waine)

Значение лица и числа у личных местоимений не является морфологическим (Б. А. Ильиш, А. И. Смирницкий); они принадлежат лексике; никакого морфологического способа выражения этих значений у личных местоимений не существует. Категория падежа несомненно существует, она выражена двумя падежами — именительным и объектным. Парадигма ущербна: форма падежа неразличима в случае местоимения второго лица и местоимения it:

Nom. I he she it we you they Obj. me him her it us you them

Б. Стрэнг называет эти падежи «субъектным» и «немаркированным». Различие в терминах само по себе не играет большой роли, но следует указать, что, во-первых, противопоставление «субъектный — немаркированный» нелогично и, во-вторых, автор не обосновывает соображений, по которым объектный падеж считается немаркированным.

Синтаксические функции падежных форм местоимений чётко разграничены в позициях подлежащего (именительный падеж) и дополнения (объектный падеж). Однако в позиции предикативного члена наблюдается столкновение этих двух форм. Согласно правилам школьной грамматики в функции предикативного члена употребляется форма именительного падежа; однако в случае местоимения первого лица единственного числа фактически узаконено употребление формы объектного падежа — It's me, за исключением тех случаев, когда местоимение определяется примыкающей к нему предикативной единицей: It is I who did it. В разговорной речи все шире распространяется употребление объектных форм him, her, us, them в функции предикативного члена, а также в сравнении. Это употребление отмечено даже в авторской речи такого мастера стиля, как Айрис Мердок: Не could not decide if it was her or not. Twins who were only three years older than her. («Bruno's Dreams») Также у М. Дрэбблз, в речи ученого: But he was better off than us, in one respect. («Realms of Gold»)

Такое употребление не санкционировано правилами нормы, ко стоит помнить, "что употребление те в той же функции ещё в начале двадцатого века осуждалось грамматистами и школьными учителями. При существующих правилах нормы мы видим, что три местоименных формы — те, it, you — употребляются как предикативные члены. Это, видимо, создает базу для аналогии.

Номинатив местоимений we, you, they может получать значение обобщенного указания на неопределённые лица, т. e. функционировать как неопределённо-личные или обобщенно-личные местоимения, не образуя, однако, особого разряда. Все эти местоимения имеют те или иные особенности употребления. We включает говорящего: Stendhal, we know, consciously wrote for a public yet unborn. (R. Fox) You может включать или исключать говорящего: Of course, it was all silly talk, but you couldn't help liking him. (Wilson) They не включает ни говорящего, ни воображаемого собеседника; оно обозначает очень широкое и совершенно неопределённое множество лиц:

You're cold, sir ... No, no, said Mr. Treves. Just someone walking over my grave, as they say. (Christie) They say it's certain to be over in six months. (Snow)

Особо следует остановиться на местоимении it, которое имеет совершенно особые функции, не считая указания на предмет. Оно может анафорически обозначать ситуацию:

Не must be the only person on this earth who regards you as an irresponsible schoolboy. It gives me great pleasure. (Snow)

В приведённых случаях местоимение it условно передает лексическое содержание упомянутого ранее названия предмета или описания ситуации. Оно имеет также чисто грамматические структурные функции, отвлеченные от какого бы то ни было лексического содержания, когда оно замещает позицию подлежащего в бессубъектных предложениях: It is raining. It is warm today. Это так называемое безличное it. Кроме того, оно предваряет инфинитивные обороты или подчинённые предикативные единицы, неспособные занимать позицию подлежащего или дополнения в силу своей структурной громоздкости:

It was something like a blow to prestige, then, when the dance seemed to hang fire. (Wilson) It was difficult to snap your fingers when your head was going round. (Wilson)

Существует мнение, что, кроме чисто структурных функций, it в этих случаях имеет некое весьма обобщенное лексическое значение указания на ситуацию. Это мнение представляется нам спорным.

Таким образом, семантическая сфера личных местоимений шире, чем только анафорическое указание на лицо или предмет (или, в случае it, на ситуацию). При отсутствии анафоры, местоимения we, you, they принимают обобщенно-личный характер, а местоимение it E тех же условиях функционирует как чисто грамматический заместитель подлежащего или дополнения.

1.5.3. Притяжательные местоимения.Местоимения ту, his, her, its, our, your, their указывают на принадлежность; синтаксически они являются определителями существительного, функционирующими на равных правах с артиклем: a dress, my dress, a (the) new dress, ту new dress.

В позициях, свойственных существительному, притяжательное местоимение функционирует в особых субстантивированных формах: mine, his, hers, ours, yours, theirs. ' Yours must be a tiring life, nurse,' said Lois. (Wilson)

Любопытно, что в грамматиках Б. А. Ильиша, Б. Стрэнг этот разряд совершенно не упоминается. Это не означает, вероятно, что упомянутые авторы не рассматривают его как разряд местоименный: его семантикатакже заключается в указании на лицо (предмет), названный ранее.

При необходимости совместить в одном словосочетании притяжательное местоимение и другой определитель имени притяжательное местоимение выносится в постпозицию в субстантивированной форме: a dress of mine, that friend of yours.

1.5.4. Указательные местоимения.Указательные местоимения подразделяются на две группы: местоимение this, these указывает на предметы, близкие по времени или расстоянию от говорящего: My department would be quite willing to take over these first discussions, I said. (Snow) Местоимение that, those указывает на предметы, удаленные во времени или пространстве от говорящего: Now I was getting older, I could realise those mistakes in the past. (Snow) I hate to think of you up there in those dreadful smoky streets. (Wilson). Указательные местоимения также являются определителями существительного, наравне с артиклем и притяжательными местоимениями: this girl, this young girl, the girl, the young girl.

Указательные местоимения имеют категорию числа: this these, that those.

Синтаксически указательные местоимения могут занимать позицию именного члена предложения или позицию определения. Местоимение that (those) способно замещать существительное в структурах, где оно определяется постпозиционно: His tone was different from that of his friends. (Snow)

1.5.5. Вопросительные местоимения.К ним относятся местоимения who, whom, what, which. Whom является формой объектного падежа местоимения who, но в английском намечается довольно четкая тенденция к вытеснению формы whom. Так, Е. Крейзинга указывает, что письменная форма whom произносится как /hu:/. Вопросительные местоимения, в силу своей семантики, занимают первую позицию в предложении; местоимение who занимает только позицию подлежащего: Who is there?

Whom выступает в позиции дополнения: Whom do you see?/'hu: du ju 'si:?/. What и which могут функционировать в субстантивных позициях как подлежащее или дополнение или как определения: What is your favourite pastime? What do you mean? What book are you reading? Which book are you reading? Which author do you prefer?

1.5.6. Возвратные местоимения.Возвратные местоимения указывают на тождество деятеля и объекта действия: I saw myself ten, twenty years hence... growing sour because life had passed me by. (Holt)

В современном английском существует четкая тенденция опускать возвратное местоимение в тех случаях, когда смысл высказывания этим не нарушается: In the morning I wash (myself), dress (myself) and have my breakfast. Наряду с глаголами, способными функционировать как с дополнением, так и без него, существуют глаголы, требующие дополнения. В этих случаях необходимо употребление возвратного местоимения, указывающего, что действие замыкается на его агенсе; это такие глаголы, как amuse oneself, enjоу oneself, collect oneself. He was enjoying himself, we were sharing a bottle of wine. (Snow)

Наконец, есть небольшая группа глаголов, неспособных вообще Употребляться без возвратного местоимения; это глаголы to absent oneself, to busy oneself, to pride oneself (on), to avail oneself (of).

Кроме указания на тождественность деятеля и объекта, возвратные местоимения могут иметь эмфатическое значение; в этих случаях они занимают позицию или непосредственно после подлежащего или, чаще всего, в конце глагольного словосочетания: I saw it myself. Возвратные местоимения структурно разложимы, в отличие от предыдущих типов: они включают основу, совпадающую с притяжательным местоимением или с формой объектного падежа личного местоимения, и местоимение self, ранее функционировавшее без первого компонента: myself, yourself, ourselves, yourselves; himself, itself, themselves. Невозможно сказать, что представляет собой форма her в herself, — объектный падеж или притяжательное местоимение, так как обе эти формы омонимичны.

Возвратное местоимение — единственный разряд форм, сохранивший морфологически выраженное отличие единственного и множественного числа второго лица — yourself, yourselves.

1.5.7. Относительные местоимения.Относительные местоимения частично совпадают по составу с вопросительными; однако в этот разряд также входит that; особое употребление имеет what. Функцией этого разряда является присоединение зависимых предикативных единиц к главным частям. Местоимениями их можно считать только условно: они являются, точнее говоря, союзными словами, и от своей местоименной природы они сохранили способность функционировать как члены предложения. Подробнее см. 1.13.

1.5.8. Неопределённые местоимения.Местоимения этого разряда указывают на некий предмет или лицо, не идентифицируя его. Этот разряд не имеет четкой структуры; однако ядро его составляют местоимения some, any, по и их производные — something, anything, nothing; somebody, anybody, nobody; someone, anyone, no one. Эти местоимения передают четкое противопоставление положительного и отрицательного, а также противопоставление лица и не-лица. Иногда это противопоставление рассматривается как проявление категории одушевленности/неодушевленности; это представляется сомнительным, так как местоимения с компонентом -body, -one обычно не применяются к животным: если, например, в комнате находится собака или кошка, то на вопрос Is there anybody in your room? ответ будет There is nobody there, если в комнате нет человека. Местоимения some и any способны функционировать как субстантивные члены предложения или в качестве определений — как адъективные; по может выступать только в функции определения:



©2015- 2020 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.