Сделай Сам Свою Работу на 5

ЭКСПОРТООРИЕНТИРОВАННЫЙ И ИМПОРТОЗАМЕЩАЮЩИЙ РОСТ. ТЕОРИЯ РЫБЧИНСКОГО. «ГОЛЛАНДСКАЯ БОЛЕЗНЬ»

В экономике, рост которой сдерживается ограничением платежного баланса, необходимо предпринимать действия для увеличения экспорта или ограничения импорта. Эта избитая истина получает дополнительное измерение, если принятая внешнеторговая стратегия рассматривается как часть общей стратегии развития. В этом случае оценка любой конкретной внешнеторговой стратегии должна учитывать не только аспект аллокации ресурсов, но также и последствия данной стратегии для нормы накопления и технического прогресса.В 1950-х и начале 1960-х годов, когда доллар был в дефиците, промышленные страны, испытывающие ограничения со стороны платежного баланса, принимали совершенно разные внешнеторговые и промышленные стратегии. Западная Германия проводила стратегию расширения экспорта посредством заниженного курса марки и субсидий экспортным отраслям промышленности. В условиях быстрого роста мировой торговли промышленными товарами и роста доли Западной Германии в этой торговле бурный рост ее промышленного экспорта создавал основы для внутреннего роста (БпоппеШ, 1962). Италия проводила аналогичную стратегию посредством регулярной девальвации лиры даже при положительном сальдо счета текущих операций Италии.Эти два примера экспортоориентированного экономического роста заметно контрастируют со стратегиями, принятыми Францией и Японией. Обе эти страны энергично защищали свои внутренние рынки, используя рост промышленности в пределах внутреннего рынка как трамплин для завоевания экспортных рынков. Обоснование этой политики замещения импорта было дано заместителем министра внешней торговли и промышленности Японии г-ном Одзими:«После войны японский экспорт вначале состоял из игрушек и других подобных товаров и низкокачественных текстильных изделий. Следовало ли Японии, согласно теории сравнительного преимущества, основывать свое будущее на этих отраслях промышленности с интенсивным использованием труда ? Это было бы, возможно, разумным советом для страны с небольшим населением в 5 или 10 млн человек. Но Япония имеет большое население. Если бы японская экономика приняла430простую доктрину свободной торговли и решила специализироваться на промышленности данного типа, она практически навсегда оказалась бы привязанной к азиатскому пути стагнации и бедности... Министерство внешней торговли и промышленности решило создать в Японии отрасли промышленности, которые требуют интенсивного использования капитала и техники, отрасли, которые, с точки зрения сравнительных издержек, были бы наиболее неподходящими для Японии, как, например, сталеплавильная, нефтеперерабатывающая, нефтехимическая, автомобильная промышленность, производство оборудования всех типов и электроника, включая производство компьютеров. С краткосрочной, статической точки зрения, поддержка таких отраслей промышленности должна, кажется, противоречить экономической рациональности. Но с перспективной точки зрения, это — именно те отрасли промышленности, где эластичность спроса по доходу высока, технологический прогресс интенсивен, а производительность труда быстро растет...» (Ojimi, 1970).Аргументация Одзими отражает дискуссию об импортозамещающем и экспортоориентированном росте как стратегиях развития.



Ортодоксальная теория международной торговли считает, что наиболее эффективную аллокацию ресурсов обеспечивает режим свободной торговли. Эффективное развитие, следовательно, требует принятия концепции свободной торговли с использованием валютных курсов в качестве средства балансирования внешнеторговых потоков.Этот аргумент основан на многих сильных предпосылках, в частности на предположениях о том, что все страны имеют доступ к одним и тем же технологиям, что рынки факторов находятся в равновесии (труд используется полностью) и что все страны имеют равный доступ ко всем рынкам, включая финансовые. Если эти и другие известные предположения не выполняются, то эти аргументы в пользу свободной торговли не проходят и нам приходится иметь дело с неопределенностью, характерной для субоптимальных ситуаций (second best).Опровержение аргументов в пользу эффективности ценового механизма, например на основе кейнсианского подхода, ведет также к отрицанию эффективности свободной торговли. Кейнсианская аргументация лежала в основе так называемой стратегии структурных преобразований в Латинской Америке ECLA. Если при расширении внутреннего спроса не «выпускать» его за границу с помощью протекционистских мер, то внутренние сбережения и налоговые поступления будут финансировать внутренние инвестиции и государственные расходы. Кроме того, прибыльность защищенного от конкуренции внутреннего производства будет способствовать дальнейшим инвестициям. Процесс экономического роста будет тем самым самоподдерживающимся.Применение стратегий импортозамещения в Латинской Америке в 1950-х годах позволило вначале достичь значительных успехов. Выпуск отечественных промышленных товаров быстро рос, как и занятость в промышленности. Но позже эта политика была развенчана. Выяснилось, что замещение импорта имеет место в первую очередь в легкой431промышленности, в производстве потребительских товаров, в то время как инвестиционные товары продолжают импортироваться. Следовательно, после некоторого роста, связанного с замещением импорта потребительских товаров, рост снова испытывал ограничение в виде необходимости импорта оборудования. Кроме того, выяснилось, что защищенная отечественная промышленность сравнительно неэффективна и не в состоянии конкурировать на мировых рынках. Эти аспекты стали предметом оживленных дискуссий прежде всего потому, что они затрагивают не только вопросы экономической эффективности, но и вопросы национального суверенитета. Дискуссия началась с тех пор, как МВФ отреагировал на трудности, с которыми встретились некоторые латиноамериканские страны, требованием устранения торговых барьеров, на которых была основана предшествующая стратегия развития.Критика импортозамещения выходила за пределы традиционной защиты свободы торговли и предполагала рассмотрение воздействия различных внешнеторговых стратегий на структурные и технологические изменения. Именно на этих основаниях Одзими оправдывал японскую стратегию импортозамещения. Японский случай показывает, что традиционная дихотомия между ростом, основанным на импортозаме-щении, и ростом, ориентированным на экспорт, неверна. Хотя японская промышленность развивалась в пределах быстро расширяющегося и защищенного внутреннего рынка, этот рост оказался трамплином для экспансии на мировые рынки.

Теорема Рыбчинского

Теорема заключается в утверждении, что, если величина одного из двух факторов производства растет, то для поддержания постоянства цен на товары и факторы необходимо увеличить производство той продукции, в которой интенсивно используется этот возросший фактор, и снизить производство остальной продукции, интенсивно использующей фиксированный фактор. Для того чтобы цены на товары оставались постоянными, неизменными должны быть цены на факторы производства. Цены на факторы производства могут оставаться постоянными только в том случае, когда отношение факторов, используемых в двух отраслях, остается постоянным. В случае роста одного фактора такое может иметь место только при увеличении производства в той отрасли, в которой интенсивно применяется этот фактор, и сокращении производства в другой отрасли, что приведет к высвобождению фиксированного фактора, который станет доступен для использования вместе с растущим фактором в расширяющейся отрасли.[1]

«Голландская болезнь» (Эффект Гронингена) — негативный эффект, оказываемый укреплением реального курса национальной валюты на экономическое развитие в результате бума в отдельном секторе экономики. Теоретически причина бума не имеет значения, но на практике эффект как правило связан с открытием месторождений полезных ископаемых или ростом цен на экспорт добывающих отраслей.

Этот эффект получил свое название после открытия Голландией месторождений природного газа в 1959 г. Рост экспорта газа привел к увеличению инфляции и безработицы, падению экспорта продукции обрабатывающей промышленности и темпов роста доходов в 70-х гг. Рост цен на нефть в середине 70-х и начале 80-х гг. вызвал подобный эффект в Саудовской Аравии, Нигерии, Мексике.

Резкое увеличение экспортных доходов за счет добывающего сектора экономики ведет к дополнительному притоку иностранной валюты в страну. В итоге номинальный курс национальной валюты растет, а иностранной — падает. Таким образом, реальный курс растет, что означает укрепление национальной валюты. Кроме того, резкий рост доходов создает дополнительный спрос как на обмениваемые, так и на необмениваемые блага. Поскольку обмениваемые блага участвуют в международной конкуренции, их внутренняя цена принимается фиксированной на уровне мировой (при условии, что страна является маленькой относительно мировой экономики). Поэтому дополнительный спрос не оказывает влияния на цену обмениваемых благ. Однако цена необмениваемых благ определяется равновесием на внутреннем рынке (равенством спроса и предложения). Поэтому резкое увеличение спроса на них ведет к росту цен. Результатом этих процессов является рост инфляции и ещё большее укрепление реального курса.

Реальное удорожание национальной валюты снижает конкурентоспособность открытого сектора (tradable, конкурирующего с внешними производителями). В результате сокращается выпуск и экспорт обрабатывающих отраслей, что может привести к росту безработицы, увеличивается импорт, снижается чистый экспорт и, в конечном итоге, валовой внутренний продукт.

Однако доходы сервисного сектора, не конкурирующего с внешними производителями (производящего необмениваемые блага), вследствие роста спроса также растут и он начинает расти[3]. Этот эффект может некоторое время поддерживать рост ВВП, маскируя сокращение производства в обрабатывающих отраслях. Это означает, что одним из следствий ГБ может служить значительная дифференциация благоприятности экономических условий для разных секторов. Развитие сервисного сектора на фоне упадка открытого сектора служит одним из признаков ГБ[4].

В долгосрочной перспективе «голландская болезнь» приводит к перемещению ресурсов из обрабатывающего сектора в сырьевой и сервисный, которые создают меньшую величину добавленной стоимости. Кроме того, длительная зависимость экономики от экспорта природных ресурсов ослабляет стимулы для развития обрабатывающих отраслей и создания новых технологий.

В первую очередь деградируют и теряет позиции наиболее динамичные наукоемкие отрасли. Это связано с необходимостью для них постоянных масштабных инвестиций в обновление технологий и продукции. Падение рентабельности вследствие роста курса национальной валюты ведет к сокращению инвестиций, технологическому отставанию, и уходу с рынка. Традиционные отрасли, не нуждающиеся остро в обновлении технологий, могут продержаться значительно дольше[4].

Итак, приток капитала в страну увеличивает потребительский спрос, однако испытывающая давление голландской болезни промышленность не успевает за ростом доходов, что усиливает инфляцию. При том, что именно технический прогресс, а не накопление факторов производства, является источником долгосрочного роста.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.