Сделай Сам Свою Работу на 5

Приемы изучения законодательных актов

Законодательные акты отражают совокупный общественный интерес, представляющий собой результат взаимодействия мно­гих, часто разнонаправленных интересов. Эти — общий и част­ные — общественные и личные интересы проявляются в процес­се создания законодательных актов и в скрытой форме кристал­лизуются в их окончательных текстах.

Выявление целей создателей законодательных актов возможно при последовательном исследовании истории возникновения этих документов на стадиях: законодательной инициативы, разработ­ки и обсуждения, утверждения законопроекта, обнародования законодательного акта.

Общая направленность законодательного акта раскрывается, прежде всего, в результате литературно-юридического анализа включенных в его текст юридических норм и формул, лексиче­ских и грамматических форм.

Рассмотрим общие приемы изучения законодательных актов на примере манифеста 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка». Ниже приводится полный текст этого документа:

[ «Смуты и волнения в столицах и во многих местностях империи на­шей великой и тяжкой скорбью преисполняют сердце наше. Благо Рос­сийского Государя неразрывно с благом народным, и печаль народная его печаль. От волнений, ныне возникших, может явиться великое не­строение народное и угроза целости и единству державы нашей.

Великий обет царского служения повелевает нам всеми силами разу­ма и власти нашей стремиться к скорейшему прекращению столь опас-


 




ной для государства смуты. Повелев подлежащим властям принять меры к устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежаще­го на каждом долга, мы, для успешнейшего выполнения общих предна-мечаемых нами к умиротворению государственной жизни мер, признали необходимым объединить деятельность высшего Правительства.

На обязанность Правительства возлагаем мы выполнение непре­клонной нашей воли:

1) Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний, союзов.



2) Не останавливая предназначенных выборов в Государственную думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возможности, соответствующей краткости остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив за сим дальнейшее развитие начала общего избиратель­ного права вновь установленному законодательному порядку, и

3) Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей.

Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиною, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле.

Дан в Петергофе, в 17-й день октября, в лето от Рождества Хрис­това тысяча девятьсот пятое, царствования же нашего одиннадцатое.

На подлинном собственною его императорского величества рукою подписано:

"Николай"1.

Эффективным приемом изучения законодательных актов явля­ется последовательное рассмотрение основных стадий его подготовки.

Чтобы понять причины разработки и принятия манифеста 17 октября 1905 г. и мотивы, которыми руководствовались его ав­торы, проследим процесс создания законодательного акта. Для этого обратимся к дневниковым записям императора Николая II2, воспоминаниям графа Витте3 и документальным материалам по истории создания манифеста, опубликованным в журнале «Крас­ный архив»4.

Император Николай II был человеком чрезвычайно педантич­ным, внимательным к деталям. В его дневниковых записях, кото-

1 Полное собрание законов Российской Империи. — СПб., 1905. — Т. 25. -
Отд. 1. — № 26803. — С. 754-755.

2 См.: Дневники императора Николая II. — М., 1991. — С. 284—285.

3 См.: Витте СЮ. Воспоминания. — М., 1960. — Т. 3. — С. 3 — 56.

"См.: Манифест 17 октября// Красный архив. — 1925. — Т. 4 —5 (11 — 12). -С. 39-106.


рые он вел изо дня в день на протяжении многих лет, не выявле­но каких-либо фактических неточностей. Его лаконичные свиде­тельства о конкретных событиях безусловно достоверны.

Витте работал над воспоминаниями, находясь в отставке. Опыт­нейший чиновник создал автопортрет мудрого политика, верно-то слуги престола, ставшего жертвой происков неумных, но лов­ких завистников-царедворцев. Историки неоднократно указывали на многочисленные фактические неточности, допущенные Вит-Те-мемуаристом, на его склонность выдавать желаемое за действи­тельное. Не является исключением и рассказ Витте о манифесте .17 октября 1905 г. Так, Витте воспроизвел в тексте воспоминаний хранившиеся в его личном архиве свидетельства участников и очевидцев создания манифеста 17 октября 1905 г. Среди них «За­писка князя Н.Д.Оболенского». В журнале «Красный архив» этот Же документ опубликован по тексту, хранившемуся в архиве Витте И с его правкой. Документ озаглавлен «Дневник князя А. Д. Обо­ленского» с указанием, что «заголовок сделан рукою Витте, при­чем сперва им было написано «Записка» вместо слова «Дневник». В итоге не ясно, кому из братьев князей Оболенских — Николаю или Алексею — принадлежит авторство. Таким образом, свиде­тельства Витте нуждаются в проверке.

До известной степени скорректировать воспоминания Витте об истории создания манифеста 17 октября 1905 г. позволяют доку­менты, опубликованные в журнале «Красный архив»: всеподдан­нейшая записка Витте от 9 октября 1905 г.; проект манифеста, составленный по просьбе Витте князем А.Д.Оболенским и заме­чания к этому проекту; окончательный текст проекта манифеста, представленный Витте Николаю II; проекты манифеста, состав­ленные членами Государственного совета И.Л.Горемыкиным и №i. А. Будбергом. Эти документы, о которых Витте упоминает в вос­поминаниях, а также документы, которые он включил в состав своих воспоминаний, воспроизведены публикатором И.Татаро-;Вым по текстам, выявленным в государственных архивах СССР.

Первая стадия процесса создания законодательного акта — (Стадия законодательной инициативы. 9 октября 11905 г. Николай II принял председателя Комитета министров гра­фа Витте по просьбе последнего для доклада о тех мерах, кото­рые, по его мнению, целесообразно предпринять для борьбы с нарастающим в стране революционным движением. Витте пред­ставил императору всеподданнейшую записку, в которой предла­гал «или стать во главе охватившего страну движения, или отдать «е на растерзание стихийных сил»'. Одним из возможных выходов из сложившегося положения, о котором Витте доложил устно, было «облечь соответствующее лицо (диктатора) полновластием,

Красный архив. - 1925. - Т. 4- 5 (11 - 12). - С. 61.


 




дабы с непоколебимой энергией путем силы подавить смуту во всех ее проявлениях»'. Император выслушал доклад Витте, но сво­его мнения не высказал.

Следует отметить, что, по словам Витте, он был принят Ни­колаем II дважды: 9 октября наедине и 10 октября в присутствии императрицы. Император же в дневнике отметил, что принимал Витте вместе с императрицей 9 октября. За 10 октября такой запи­си в его дневнике нет. На этом основании можно сделать вывод: была одна аудиенция 9 октября.

Зачем Витте потребовался рассказ о двух аудиенциях? Слухи, будто он вырвал у Николая II манифест 17 октября 1905 г., вы­нуждали графа оправдываться. Версия о двух докладах, на первом из которых он представил «наскоро составленную всеподданней­шую записку», а на втором — записку с изменениями, учитываю­щими указания императора, должна была показать, что Николай 11 действовал в данном случае по доброй воле.

Еще до доклада императору по указанию Витте в аппарате Комитета министров была начата работа по подготовке всепод­даннейшего доклада, в котором кратко излагались положения за­писки, представленной 9 октября императору. Предполагалось, что в случае утверждения доклада текст его можно будет опубли­ковать. После приема Николаем II председателя Комитета мини­стров эта работа была продолжена.

Между тем революция нарастала. 12 октября забастовала Бал­тийская железная дорога, и железнодорожное сообщение между столицей и резиденцией императора в Петергофе было прервано. Связь поддерживали пароходы. Николай II записал в дневнике: «Для сообщения с Петербургом два раза в день начали ходить "Дозорный" и "Разведчик". Милые времена!! Вследствие запозда­лого приема сели завтракать в 2 часа». В этот день Витте по поруче­нию императора собрал в Петербурге под своим председатель­ством совещание министров с участием генерал-губернатора Д. Ф. Трепова. Участники совещания пришли к заключению, что наиболее действенной мерой борьбы с революционным движе­нием в стране вообще и с забастовкой на железных дорогах в ча стности должно стать образование однородного правительства с определенной программой.

13 октября Витте получил по телеграфу повеление императора объединить деятельность министров и повсеместно восстановит!, порядок. Хотя в телеграмме говорилось только об объединении деятельности министров, 14 октября Витте представил Николаю II подготовленный в канцелярии Комитета министров всеподдан­нейший доклад, содержавший программу будущих мероприятий. Император беседовал с Витте до и после завтрака, но решение и


Этот день не принял и доклад не утвердил. Вечером Витте получил по телефону приглашение прибыть на следующий день в Петер­гоф для участия в Особом совещании под председательством Николая II. Император приказал ему подготовить и привезти с собой проект манифеста о предполагаемых преобразованиях. Витте утверждает, что царя «уговорили издать манифест... дали дею государю, что я хочу быть президентом Всероссийской рес-ублики и потому я хочу, чтобы меры, долженствующие успоко-ть (выделено авт.) Россию, исходили от меня, а не от его вели-ества. Вот для того, чтобы расстроить мои планы о президент-тве, уговорили государя, что он непременно должен издать ма-ифест. Нужно воспользоваться мыслями графа Витте, а затем ожно с ним и прикончить. Сначала решили ограничиться теле-раммой, данной мне 13-го числа, а когда я настаивал, чтобы ыли приняты более решительные меры и в случае принятия моей рограммы просил ее утверждения, тогда уже решили, что в та-ом случае необходим манифест, дабы я не сделался президентом еспублики»1. Витте в записке от 9 октября предлагал перехватить нициативу у революции, император, санкционировав разработку анифеста, перехватывал инициативу борьбы с революцией у Витте. Следующая стадия создания манифеста — стадия его раз-аботки и обсуждения. Первый вариант проекта манифе-та был подготовлен по просьбе Витте товарищем министра фи­нансов князем А.Д.Оболенским, находившимся у него в тот мо-ент, когда было получено поручение императора. К утру 15 ок-ября законопроект был составлен. Его рабочее обсуждение про-зошло на пароходе, на котором Витте, Оболенский, исполняю-ий должность управляющего делами Комитета министров . И. Вуич и министр императорского двора барон В.Б. Фредерике аправлялись из Петербурга в Петергоф.

Пока во дворце проходило заседание Особого совещания под редседательством Николая II и при участии великого князя Ни-олая Николаевича, Фредерикса, Витте и члена Государственно-о совета генерал-адъютанта О.Б.Рихтера, Оболенский и Вуич едактировали текст проекта манифеста с учетом его обсуждения а пароходе. В этот же день проект был представлен императору, 'иколай II обсуждал его на двух совещаниях: сначала — с вели-им князем Николаем Николаевичем, Фредериксом, Витте и ихтером, затем — с членами Государственного совета Горемы-ным и Будбергом. Последние высказались против представлен­ного Витте варианта манифеста. Николай II поручил дальнейшую аботу над законопроектом Горемыкину и Будбергу. В течение сле-ующего дня, 16 октября, они подготовили четыре проекта ма-ифеста: три предварительных и один окончательный. В редакти-


 


1 Витте СЮ. Воспоминания... — Т. 3. — С. 11.


Витте СЮ. Воспоминания... — Т. 3. — С. 35 — 36.


 




ровании текста принял участие сам император, который остался доволен проделанной работой. Итоговый вариант проекта мани­феста был написан на машинке на отпечатанном литографиче­ским способом бланке. Вот его текст:

«Божиею милостию, мы, Николай Вторый, император и самодержец всероссийский, царь польский, великий князь финляндский, и пр., и пр., и пр.

Объявляем всем верным нашим подданным:

Благо России и избрание правильных путей к достижению и обеспе­чению устройства государства и счастия подданных всегда составляли первейшую заботу царственных помыслов наших. Признав своевремен­ным установить в законе порядок участия выборных от населения в законодательных трудах, мы утвердили учреждение Государственной думы, сохранив за собою почин в дальнейшем усовершенствовании этого закона сообразно потребностям времени и благу государства.

Широкая возможность, предоставленная нами всей мыслящей Рос­сии, обсудить без стеснений силу и значение этого закона открыла перед нами многосторонние пожелания наших подданных. Многие из этих пожеланий навеяны врагами всякого порядка; другие несомненно проникнуты стремлением ко благу родины и заслуживают особого на­шего внимания.

В твердом решении исполнять и впредь царственный долг наш по­давлением смуты, препятствующей нам в трудах, направленных к бла­годенствию народа, мы вместе с тем, глубоко и молитвенно вникнув в современное положение России и веря в благомыслие верных наших подданных, повелеваем в незыблемую основу подлежащих внесению в Государственную думу законодательных предположений принять дару­емые нами ныне населению государства нашего права народного представительства, имеющие быть выработанными на основании зако­на, в порядке, учреждением Государственной думы установленном.

Даруя ныне же всему населению державы нашей гражданские пра­ва, основанные на неприкосновенности личности, свободе совести и слова, а также право собраний и союзов по определению закона, мы вместе с тем повелеваем принять меры к тому, чтобы части населе­ния, по положению о выборах вовсе устраненные от участия в оных, имели своих представителей в Государственной думе, сохранив за крестьянским сословием предоставленные ему положением о выборах преимущества.

Да примет Россия, осенясь крестным знамением, сей дар в залог беспредельной любви нашей, и да укрепится им исконная и неразрыв­ная связь русского царя с богом вверенным ему народом.

Дан в Петергофе, в... день октября, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот пятое, царствования же нашего в одиннадцатое»1.

Императору оставалось только вписать дату и поставить под­пись. Фредерике по телефону сообщил Витте, что в представлен ный им проект при доработке внесено несколько редакционных

1 Красный архив. - 1925. - Т. 4-5(11-12). - С. 92-96.


изменений, и просил, чтобы выиграть время, нез настаивать на ознакомлении с окончательным текстом.. Витте все-е-таки добился, чтобы ему показали проект манифеста, подготовленный для Ни­колая II. Ознакомившись с текстом, он въюказалсяя категорически против новой редакции.

Витте мотивировал свою позицию тем, что в отличие от его проекта, где содержалось лишь повеление правит <гельству выпол­нить непреклонную волю императора — даровать пс одданным граж­данские свободы, в проекте Горемыкииа — Будберрга прямо про­возглашалось дарование всех свобод со дня опублйИКОБания мани­феста. В результате, желая дать меньше, давали Е больше, и этим заранее стесняли свободу действий правительства, l Вместе с тем в проекте Горемыкина—Будберга были обойдены моолчанием меры, объявление о которых, по убеждению Витте, былсЮ необходимо в сложившейся ситуации для успокоения общественнного мнения, в частности, предоставление Государственной думее права законо­дательной инициативы. Витте просил Фредерикса-а доложить Ни­колаю II, что возглавить правительство может тотолько тот санов­ник, чья программа будет одобрена императором.»-

Окончательный выбор проекта манифеста Николай II сделал 17 октября после доклада Фредерикса о позиции ВВитте и беседы с великим князем Николаем Николаевичем, убедивившим императо­ра, что недостаток войск не позволяет прибегнуть =• к военной дик­татуре. По указанию императора текст манифеста в в редакции Вит­те был переписан в канцелярии министерства двсэора и представ­лен ему на подпись.

Причины, побудившие принять это решение, Николай II из­ложил в письме матери — вдовствующей импер?ратрице Марии Федоровне, написанном 19 октября 190:5 г.:

«...Представлялось избрать один из двух путей: надазначить энергич­ного военного человека и всеми силами постараться р раздавить крамо­лу; затем была бы передышка и снова пртшлось бы Щ через несколько месяцев действовать силою. Но это стоило бы потоко» ов крови и в кон­це концов привело бы неминуемо к теперешнему пол ложению, т.е. ав­торитет власти был бы показан, но результат остаЕавался бы тот же самый и реформы не могли бы осуществл!яться.

Другой путь — предоставление граждашских прав з населению: сво­боды слова, собраний и союзов и неприко<сновенносг=ти личности; кро­ме того, обязательство проводить всякий законопроеюкт через Государ­ственную думу — это, в сущности, и есть конституции я. Витте горячо отстаивал этот путь, говоря, что хотя он и |рискованнь»ный, тем не менее единственный в настоящий момент. Почти все, к комуиу я ни обращался С вопросом, отвечали мне так же, как Витте, что друг/гого выхода, кро­ме этого, нет. Он прямо объявил, что если! я хочу егсго (выделено авт.) назначить председателем Совета министров, то над#Д° согласиться с его программой и не мешать ему действовать.


 




Манифест был составлен им и Алексеем Оболенским. Мы обсужда­ли его два дня, и, наконец, помолившись я его подписал. Милая моя Мама, сколько я перемучился до этого, ты себе представить не мо­жешь! Я не мог телеграммою объяснить тебе все обстоятельства, при­ведшие меня к этому страшному решению, которое тем не менее я принял совершенно сознательно. Со всей России только об этом и кричали, и писали, и просили. Вокруг меня от многих, очень многих я слышал то же самое, ни на кого я не мог опереться, кроме честного Трепова. Исхода другого не оставалось, как перекреститься и дать то, что все просят»1.

Теперь рассмотрим, как проходило утверждение мани­феста и его обнародование. Манифест был подписан Ни­колаем II в Петергофе 17 октября 1905 г. в присутствии великого князя Николая Николаевича, Фредерикса и Витте. Одновременно император утвердил представленный Витте всеподданнейший док­лад, в котором излагались основные положения программы дея­тельности правительства. В тот же день манифест и утвержденный императором всеподданнейший доклад председателя Комитета ми­нистров Витте были официально опубликованы.

Эти два законодательных акта содержали положения, не во всем между собою согласованные. Так, если в манифесте речь шла об одном законодательном учреждении — избираемой подданными императора Государственной думе, то в докладе говорилось о при­дании законодательной функции, наряду с Государственной ду­мой, реформируемому Государственному совету. Для устранения этого противоречия был издан манифест 20 февраля 1906 г. «Об изменении учреждения Государственного совета и о пересмотре учреждения Государственной думы». Новые нормы законодатель­ства были кодифицированы в «Своде основных государственных законов», утвержденном в апреле 1906 г.

Как видно из истории создания манифеста 17 октября 1905 г., этот законодательный акт явился вынужденной уступкой верхов­ной власти, сделанной под давлением революции. Николай II ре­алистично оценивал сложившееся положение. В письме к матери, написанном через день после утверждения манифеста, он конста­тировал: «Мы находимся в полной революции при дезорганиза­ции всего управления страною; в том главная опасность»2.

В стремлении подавить революцию Николай II и Витте были едины. Но их частные цели совпадали не полностью. Честолюби­вому чиновнику Витте, который воспринимал пост председате­ля Комитета министров как форму почетной отставки, поруче­ние возглавить правительство дало бы шанс вернуться к актив-


ной политической деятельности. Для этого ему нужно было по­лучить одобрение императором представленного всеподданней­шего доклада или хотя бы утверждение подготовленного им про­екта манифеста, возлагавшего осуществление программы госу­дарственных преобразований на правительство. Самодержавному монарху Николаю II важно было представить вынужденную ус­тупку как добровольный дар подданным. Реализации этого за­мысла соответствовала форма императорского манифеста, даже В редакции Витте.

Текст манифеста 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка» отразил как общую направленность этого законодательного акта, так и индивидуальные черты его создателей. Литературно-юридический анализ текста манифеста провел П. Н. Милюков — ученик В. О. Ключевского. «Уклончивость выражений», в которые облечено содержание этого законодатель­ного акта, побудила Милюкова, по его выражению, заняться «раз­бором того, что было обещано и что было недоговорено в мани­фесте»1.

Милюков построил свой разбор в форме вопросов к тексту манифеста. Рефреном в его вопросах звучит слово «почему?»: «По­чему даются в настоящем одни обещания, а исполнение их пре­доставляется в будущем "объединенному" кабинету? Что это бу­дет за кабинет и в чем будет состоять "объединение"? Почему понадобилось подкрепить обещания "незыблемых основ" сло­вом "действительное"? Почему, в особенности, "не останавли­ваются" выборы в Думу по старому закону, а новые элементы населения привлекаются к выборам лишь "по возможности", в порядке спешности, искусственно создаваемой? Почему "разви­тие начала общего избирательного права" отлагается до введе­ния "вновь установленного законодательного порядка"?.. Пре­красно, что Дума наконец привлекается к изданию законов; но почему говорится лишь о ее "одобрении"? Почему в новом зако­нодательном порядке скромно умолчано о другом факторе зако­нодательства — Государственном совете? Каковы гарантии «дей­ствительного участия выборных от народа» в надзоре над "влас­тями" и почему это слово "надзор" предпочтено "контролю"?.. Почему подчеркнуто, что власти "поставлены от нас", то есть как бы несменяемы? Почему депутаты по-старинному названы "выборными"?»2. Милюков не определил общей направленности манифеста, но ограничился указанием на «явную двусмыслен­ность» его содержания.

Сопоставление содержания акта и его формы может дать допол­нительную информацию о направленности закона и целях его


 


1 Российский Императорский Дом. Дневники. Письма. Фотографии. — М.,
1992.-С. 74-75.

2 Там же. — С. 75.


1 Милюков П. Н. Воспоминания. — М., 1991. — С. 210 — 211.

2 Там же.


 




создателей. Устойчивые разновидности актов имели определен­ный формуляр. В частности, манифесты российских императоров были личным обращением самодержца к подданным. Поэтомуони начинались формулой: «Объявляем всем нашим верным подан­ным». Заключительная формула содержала сведения о месте и вре­мени подписания манифеста — день, месяц и год о" Рождества Христова, а также лето царствования подписавшего акт самоаерща. Обязательным элементом манифеста была собственноручная под­пись императора. Отклонения от сложившейся трашцш были чрезвычайно редки и в случае их обнаружения необходимо выяс­нить причину аномалии.

В тексте манифеста 17 октября 1905 г. можно выделить следую­щие структурные части: обоснование необходимости даруемых подданным благ; основное содержание манифеста; призыв ко кем верным сынам России; заключительную формулу (указание на место и время утверждения акта); подпись император!. Содержа­ние первых двух частей акта в наибольшей степени отразило слож­ность ситуации, в которой создавался манифест, а также разно-направленность общественных интересов.

«Смуты и волнения в столицах и во многих местностях импе­рии», угрожающие «целостности и единству державы», «прямые проявления беспорядка», «бесчинства», «насилия» - вот каш-ми словами обосновывалась необходимость усовершенствования государственного порядка при одновременном повелении «под­лежащим властям принять меры» к охране «людей мирных, стре­мящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом дол­га».

В содержании основной части манифеста характеризуются об­щие меры «к умиротворению государственной жизни», да реа­лизации которых признано необходимым «объединить деятеноегь высшего правительства». С оговорками, которые отметил Индю­ков, на обязанность правительства возлагалось выполнение воли императора: даровать населению «основы гражданской свободы», расширить избирательные права населения по выборам i Госу­дарственную думу, возложить на Государственную думу законо­дательную функцию.

В каждом пункте, в каждой словесной формуле прсслешвает-ся замысел осторожного и опытного Витте: дать то, чего нельзя не дать сейчас, но дать так, чтобы можно было затем потихоньку отнять. Ведь «основы гражданской свободы» — это еце не сами свободы; а положение о расширении избирательного при «те­перь же», но «в мере возможности, соответствующе!? краткости остающегося до созыва Думы срока», оставляет широкое поле для различных трактовок и т. д. и т. п.

В тексте манифеста 17 октября 1905 г. чувствуется ирукаимпе-ратора: Николай II не хотел утверждать проект манифеста в ре-


дакции Витте, он лично участвовал в редактировании варианта Горемыкина—Будберга и готов был его подписать, но под давле­нием обстоятельств отступил. Император принял вариант Витте, но за одним-единственным исключением: в тексте манифеста от­сутствует начальная формула акта — обращение к подданным. В проекте, который Витте передал Николаю II, эта формула была. С чем же связано ее исчезновение в окончательном тексте?

Трудно допустить, что традиционная для манифестов формула «Объявляем всем нашим верным подданным» могла быть пропу­щена при переписывании проекта опытными чиновниками ми­нистерства императорского двора. Столь же маловероятна невни-ательность Николая П. Хорошо известно, что он не только заме-г_л, но и всегда исправлял ошибки и описки в представленных му документах. На стадии утверждения манифеста исключить ачальную формулу-обращение мог только император.

Что могло побудить Николая II сделать это? Император был

чень обидчивым, но весьма сдержанным человеком. Свои обиды

н выражал своеобразно. Так, 1 сентября 1904 г., за год с неболь-

им до описываемых событий, Николай II записал в дневнике:

Настоящий осенний день: 7° с дождем и сильнейшим ветром...

первый раз пришлось затопить камин. Остался дома, обидевшись

на погоду»1.

В случае крайнего недовольства кем-либо Николай II в письме . виновнику своего гнева опускал начальную формулу-обраще­ние. Например, именно таким образом он выразил отношение к роступку своего дяди — великого князя Владимира Александро-ича:

«Царское Село. 29 января 1897 г.

Просматривая репертуар театров, я увидел, что на днях опять со­стоится маскарад в Мариинском театре. Поэтому, в случае если бы ы захотели поехать туда, предупреждаю тебя, что я положительно не елаю (выделено авт.), чтобы в нашей ложе, с нами, сидели разные приглашенные и затем ужинали бы в нашей же комнате. Моя жена и я -читаем это совсем неприличным и надеемся, что такой случай в той или другой ложе больше не повторится!

Мне было в особенности больно, что вы сделали это без всякого азрешения с моей стороны. При Папа ничего подобного не случилось ы, а ты знаешь, как я держусь всего, что было при нем. Несправед­ливо пользоваться теперь (выделено авт.) тем обстоятельством, что я молод, а также ваш племянник. Не забывай, что я стал главой семей­ства и что я не имею права смотреть сквозь пальцы на действия кого бы то ни было из членов семейства, которые считаю неправильными или неуместными. Более чем когда-либо необходимо, чтобы наше се­мейство держалось крепко и дружно, по святому завету твоего деда. И тебе бы первому следовало бы мне в этом помогать. Избавь меня в

1 Дневники императора Николая II. — М., 1991. — С. 227.


 




будущем, прошу тебя, милый дядя Владимир, от необходимости пи­сать подобные письма, которые всю мою внутренность переворачива­ют во мне.

Сердечно тебя любящий твой Ники»\

Теперь поставим в этот ряд манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка». Был ли им­ператор обижен на подданных? Безусловно — именно об этом говорится в первых строках манифеста: «Смуты и волнения в сто­лицах и во многих местностях империи нашей великой и тяжкой скорбью преисполняют сердце наше». Законы Российской импе­рии ставили самодержца над подданными. Только Бога признавал Николай II стоящим над собой. Природные условия, погода, по его убеждению, не должны были доставлять императору неудоб­ства. Тем более подданные. И он в свойственной ему манере выра­жает свое крайнее неудовольствие их действиями — исключает из текста манифеста обращение к ним.

Манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государ­ственного порядка» — законодательный акт, принятый в дни ос­трейшего кризиса императорской власти. История создания этого акта и его содержание определенно характеризуют общую направ­ленность манифеста — попытку власти перехватить инициативу у революции.

Источники

Ведомости Верховного Совета РСФСР. — М., 1939—1990.

Ведомости Верховного Совета СССР. — М., 1938 — 1989.

Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. — М., 1990—1992.

Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. — М., 1989-1991.

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Вер­ховного Совета Российской Федерации. — М., 1992—1993.

Декреты Октябрьской революции. — М., 1933.

Декреты Советской власти. — М., 1957 — 2004. — Т. 1 — 16.

История Советской Конституции (в документах). 1917—1956. — М., 1957.

Конституция общенародного государства. — М., 1978.

Конституция Российской Федерации. — М., 1993.

Манифест 17 октября//Красный архив. — 1925. —Т. 4 — 5 (11 — 12).

Полное Собрание законов Российской империи: Собрание Первое (1649-1825). - СПб., 1830. - Т. 1-45; Собрание Второе (1825-1881). -СПб., 1830-1884. - Т. 1-55; Собрание Третье (1881-1913). - СПб., 1885-1916.-Т. 1-33.

1 Российский Императорский Дом. Дневники. Письма. Фотографии... — С. 59— 60.


СаатчианА.Л. Полный свод законов Российской империи. Все 16 то­мов со всеми относящимися к ним продолжениями и дополнительными законениями по 1 сентября 1910 г.: в 2 кн. — СПб., 1911.

Свод законов Российской империи, повелением Государя Императо­ра Николая Павловича составленный. — СПб., 1832.

Свод законов Российской империи. — СПб., 1906. — Ч. 1. Свод основ­ных государственных законов.

Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правитель­ства СССР. - М., 1924-1938.

Собрание законодательства Российской Федерации. — М., 1994. — (Издание продолжается).

Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. — СПб., 1863—1917.

Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. — М., 1917-1938.

Царскосельские совещания. Протоколы секретного совещания в ап­реле 1906 г. под председательством бывшего императора по пересмотру Основных законов // Былое. — 1917. — № 4 (26). — Окт.

Литература

Дякин В. С. Чрезвычайно-указное законодательство в России (1906— 1914 гг.) // Вспомогательные историческте дисциплины: сб. ст. — Л., 1976.-Т. 7.

Журавлев В. В. Декреты Советской власти 1917—1920 гг. как истори­ческий источник. — М., 1979.

Злоказов Г. И. Документы всенародного обсуждения проекта новой Конституции СССР как исторический источник. — М., 1984.

Кабанов В. В. Из истории создания Конституции 1936 г. // История СССР. - 1977. - № 6.

Корево Н.Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830—1899. Сборник сведений об изданиях Свода законов и Продолжений к нему, олного собрания законов, Свода военных и морских постановлений, а акже об изданиях местных законов. — СПб., 1900.

Корево Н.Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830—1906. Дополнение к Сборнику сведений... — СПб., 1907.

Корево Н.Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830—1911. !торое дополнение к изданному в 1900 г. Сборнику сведений... — СПб., 912.

Кочанов Б. М. Русский законодательный документ XIX—XX вв. // Вспо-огательные исторические дисциплины: сб. статей. — М.; Л., 1937. Шепелев Л. Е. Законодательные акты акционерного учредительства // Источниковедение отечественной истории. — М., 1973. — Вып. 1.

Якубовская С. И. Из истории разработки первой Конституции СССР // сточниковедение отечественной истории. 1975. — М., 1976.

Голиков


Глава 8 ДЕЛОПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ

8.1. Общая характеристика

Делопроизводственная документация образует сложную систе­му исторических источников, созданных в процессе деятельности аппарата управления. Содержание документов и конкретный со­став документации определялись функциями учреждений, орга­низаций и предприятий, в которых они возникли, и целями, ко­торые стояли перед их авторами. В то же время принципиальное сходство задач организации управления обусловило формирова­ние комплексов делопроизводственной документации, выработ­ку основных разновидностей и вариантов документов. Знание пра­вил ведения и оформления дел позволяет верно понять и оценить значение информации, зафиксированной в документах делопро­изводства.

Зачастую интересующая исследователя информация содержит­ся в нескольких источниках, нередко являющихся разновидно­стями и вариантами документа. Например, наряду с окончатель­ным вариантом официального письма принято сохранять его про­екты. Ясно, что исследователь, которому удалось обнаружить не­сколько источников, содержащих сведения по одному вопросу, потенциально располагает возможностью получить более полную информацию об объекте изучения. Но чтобы реализовать эту воз-J можность, необходимо знать о свойствах и отличительных ocoJ бенностях разновидностей и вариантов документов.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.