Сделай Сам Свою Работу на 5

Лексико-грамматические разряды существительных

При описании существительных в грамматиках принято выделять
лексико-грамматические разряды. В лексико-грамматические разряды
слова объединяются на основе тех компонентов лексического значения,
которые влияют на формообразование (т. е. обусловливают частные
грамматические свойства слов).

Прежде всего существительные делятся на нарицательные и собст-
венные.

Нарицательные существительные являются обобщенными назва-
ниями классов однородных предметов, действий, событий и др. К нари-
цательным относятся все существительные с понятийной семантикой:

человек, физик, герой, книга, карандаш, успех, нежность, наводнение, об-
ломовщина, выборы, серебро
и т. д.

Собственные имена объединяют слова без понятийного значения,
хотя эта их характеристика относительна, так как для носителей языка
имена собственные могут группироваться в зависимости от того, како-
му классу объектов они присваиваются, и, следовательно, они могут
выражать и некоторые обобщенные смыслы, например, отчества и фа-
милии есть только у людей.

Собственные имена либо называют индивидуализированные объ-
екты: Волга. Петербург, Москва, Байкал, Юпитер или сами индивидуа-
лизируют объект, выделяя его из числа однородных предметов. Таковы,
например, существительные, называющие имена, отчества и фамилии
людей (Иван Сергеевич Тургенев), клички животных (Жучка, Каштанка),
названия художественных произведений, журналов, газет, издательств
(«Война и мир». «Юность», «Октябрь», «Известия»), названия театров,
кинотеатров, магазинов, ресторанов, баров, кафе («Россия». «Ударник»,
«Прогресс»)
и т. д.

Имя собственное — это по существу особая языковая функция. Эту
функцию могут иметь самые разнообразные слова и словосочетания.
См., например, такие названия: «Кому на Руси жить хорошо? », «Когда


деревья были большими», «Двенадцать», «Трое», «Хорошо», «Бежин луг».
В связи с этим различают единицы, для которых индивидуализирующая
функция является первичной, и единицы, для которых эта функция вто-
рична. Первые и составляют собственные существительные, а вторые
обычно подводятся под так называемые собственные наименования или
имена собственные по употреблению. Наименование может состоять из
одной лексемы и нескольких лексем. Изучением имен собственных
(в широком смысле слова) занимается специальная лингвистическая
дисциплина — ономастика.



Собственные существительные имеют конкретную единичную ре-
ферентную соотнесенность и употребляются в формах одного числа, ча-
ще всего единственного, а иногда множественного: Афины, Дарданеллы,
Самара, Москва, Лермонтов, Синицын, Иван. Петрович
и т. д. Отсутст-
вие форм множественного числа у имен собственных объясняется их ин-
дивидуализирующей знаковой ролью и не имеет силы морфологическо-
го закона. В случае необходимости такие формы могут образоваться по
общему правилу (Обеих Наташ спрошу дополнительно).

Русские фамилии имеют свои образцы склонения. Активное упот-
ребление иноязычных имен собственных, особенно китайских, корей-
ских, вьетнамских, иранских и др., расширяет разряд несклоняемых су-
ществительных.

Нарицательные существительные бывают четырех типов: конкрет-
ные, вещественные, собирательные и абстрактные (отвлеченные). Это
разбиение связано с морфологическим числом, так как только конкрет-
ные существительные последовательно употребляются в формах обоих
чисел.

Конкретныесуществительные обозначают людей, животных, рас-
тения и вещи: мальчик, брат, профессор, студент, лошадь, собака, лев,
судак, акула, микроб, инфузория, дерево, ель, книга, ромашка, цветок
ипр.
Конкретные существительные называют дискретно существующие реа-
лии. Как правило, они обладают свойством сочетаться с количествен-
ными числительными.

Конкретные существительные делят на личные и неличные. Личные
существительные — это имена людей: муж, супруга, москвич, булочник,
блондинка, больной, старик, сластена, задира
и др. Выделение личных су-
ществительных значимо для характеристики рода, так как в этих сло-
вах род проявляется как номинативная категория.

Вещественные существительные лексически обозначают вещества:

«пищевые продукты (жир, крупа, мука, сахар), материалы (гипс, це-
мент),
виды тканей (бархат, ситец), ископаемые, металлы (железо,
уголь, олово, сталь, изумруд, яшма),
химические элементы, лекарства
(уран, пирамидон, аспирин) сельскохозяйственные культуры (овес, карто-


фель, пшеница) и другие однородные неделимые массы»31. Веществен-
ные существительные обычно употребляются в формах только одного
числа, чаще единственного: белила, серебро, золото, медь.

Собирательные существительные обозначают некоторые совокуп-
ности лиц или предметов и при этом употребляются в формах только
одного числа, регулярно единственного. Собирательными существи-
тельными являются 1) слова, собирательное значение которых выража-
ется суффиксом (студенчество, воронье, листва, беднота), 2) singularia
и pluralia tantum, выражающие собирательность лексической семанти-
кой (мебель, хлам, деньги, дрова, джунгли). К собирательным словам не
следует относить лексемы типа народ, стадо, стая, которые имеют фор-
мы множественного числа и называют некоторые совокупности как
дискретно существующие реалии.

Абстрактные (отвлеченные) существительные обозначают отвле-
ченные понятия, признаки, свойства, отношения, явления и события (гу-
манизм, хлестаковщина, беда, грех, катастрофа, война).
Особую группу
абстрактных слов образуют синтаксические дериваты (пение, неж-
ность).
Многие абстрактные слова не имеют форм множественного чис-
ла, но в целом этот признак для них не является обязательным. Ср.
Я пришел к тебе с приветом. Рассказать, что солнце встало... (Фет)
и Пошли приветы, поздравленья. Татьяна всех благодарит (Пушкин).

Существительные делятся также на одушевленные и неодушевлен-
ные
. Одушевленные называют живые предметы, при склонении их ви-
нительный падеж совпадает с родительным. Неодушевленные называ-
ют предметы неживые и имеют винительный падеж, совпадающий
с именительным падежом.

Одно и то же слово в разных значениях может быть и одушевлен-
ным, и неодушевленным, например, существительное летчик, называю-
щее человека по профессии, является одушевленным: На телевидение
пригласили знаменитых летчиков,
а в значении класса соответствующих
предметов — неодушевленным: Я бы в летчики (не в летчиков) пошел —
пусть меня научат
(Маяковский); (?) существительное субъект относится
к неодушевленным словам, когда обозначает компонент семантический
структуры предложения: Найдите в предложении субъект, и к одушев-
ленным, если выражает оценку человека: Терпеть не могу этого субъек-
та.
А. Н. Гвоздев обратил внимание на то, что одушевленность может
быть средством разграничения омонимов: Собрание избрало счетчиков
для подсчета голосов,
но В квартире поставили газовый счетчик: Награ-
дить истребителя танков,
но Сбить неприятельский истребитель (само-

 

31 Русская грамматика. Т. 1. М., 1980. С. 462.


лет); Вспомнить Глухова (лицо), но Вспомнить Глухое (город); Пасли
быков — Возводили быки; Взглянуть на орла — Взглянуть на Орел
32.

Представление о живом и не живом предмете в языке и в естествен-
ных науках полностью не совпадает. К одушевленным относятся назва-
ния мифических существ, представляемых как живые (Зевс, Юпитер,
дракон, кентавр).
Одушевленными являются названия кукол (кукла,
матрешка, неваляшка),
слова мертвец, покойник, утопленник, некоторые
карточные термины (валет, король, туз), названия фигур в шахматах
(конь, слон, король, ферзь).

Одушевленных существительных, называющих неживой предмет,
в языке настолько мало, что они не могут изменить представления об
одушевленности как лексико-грамматическом разряде. По мнению
И. П. Распопова, «в отмеченных случаях с карточными и шахматными
терминами, существительными типа мертвец, кукла их формальную
принадлежность к одушевленным существительным можно объяснить
известным "одушевлением" в сознании говорящих тех реалий, которые
они обозначают». А вот названия растений (растения в естествознании
относятся к живому миру) оформляются и воспринимаются как неоду-
шевленные существительные, «поскольку в нашем сознании мир живо-
го, по-видимому, ограничен представлением о подвижности населяю-
щих его существ» 33. (По наблюдению Л. Л. Буланина, этот признак
в языковой интерпретации живого был отмечен в 1893 г. в «Опыте эле-
ментарного руководства при изучении русского языка практическим
способом» К. Говорова.)

Одушевленность проявляется прежде всего в словах мужского
и женского рода. Одушевленные слова среднего рода немногочисленны.
К ним относятся существительные дитя, чудище, страшилище, живот-
ное, насекомое, млекопитающее, лицо
(при обозначении человека). Суще-
ствительное существо употребляется как одушевленное (вижу су-
ществ)
и как неодушевленное (вижу существа).

В существительных мужского рода одушевленность выражается
в единственном и множественном числе, в существительных среднего
и венского родов — только во множественном числе (вижу насекомое 1
насекомых, вижу женщину 1 женщин).

В синтаксисе одушевленность / неодушевленность выражаются со-
гласованием: в В. п. прилагательное или причастие при одушевленном
существительном должно стоять в форме, омонимичной родительному
падежу, а при существительном неодушевленном — именительному па-
дежу.


 


 

32А. Н. Гвоздев. Современный русский литературный язык. Часть 1.М., 1961. С. 153.

33И. П. Распопов, А. М. Ломов. Основы русской грамматики. С. 24.


Семантическое противопоставление одушевленных/неодушевлен-
ных слов возможно только в сфере конкретной лексики, но на основе
совпадения им., вин. падежей при склонении и согласовании неодушев-
ленными называются и те существительные, которые не обозначают
конкретных считаемых предметов: социализм, порок, грех, трава, неж-
ность, движение, выступление.
В таких случаях имеется в виду, можно
сказать, фиктивная неодушевленность (формальный признак не разгра-
ничивает реального содержания).

Singularia tantum женского рода по признаку одушевленности/не-
одушевленности оказываются совсем неохарактеризованными, так как
винительный падеж существительных на и прилагательных женского
рода имеют особые окончания, никак не связанные с лексической се-
мантикой слов: голубизна, седина, агитация, свежесть, сметана, синь,
проседь
(то же самое можно сказать и об именах собственных типа Анг-
лия, Русь, Россия).
Отдельные лексемы: микроб, существо, вирус, амеба,
бактерия —
употребляются как одушевленные и неодушевленные: изу-
чаю микробы 1 микробов.

Грамматические категории
имен существительных

Категория рода

§ 20. Средства выражения категории рода.
Определение родовой принадлежности слова

Все существительные в русском языке, кроме pluralia tantum, подво-
дятся под один из трех родов, мужской, женский и средний. При харак-
теристике рода существительных как морфологической категории
в первую очередь возникает вопрос о том, можно ли приписать выраже-
ние рода окончанию существительных, так как только в этом случае
род можно считать морфологической категорией существительных.

Этот вопрос возникает по ряду причин. 1) Род не всегда связан со
словоизменением, он есть и у несклоняемых существительных: атта-
ше —
м. р., мадам — ж. р., фойе — ср. р. 2) Окончания существительных
во множественном числе не обладают свойством дифференцировать ро-
довую принадлежность слова. 3) Не всегда род изменяемого существи-
тельного в единственном числе можно определить по окончанию, на-
пример, лексема домишко в И. п. имеет окончание -о, а относится к муж-
скому роду; лексемы домина, юноша имеют в И. п. окончание -а, но тоже
относятся к мужскому роду. 4) Собственно существительные (т. е. не
субстантиваты — столовая, больной, больная) по родам не изменяются.


формы типа клавиш 1 клавиша, георгин 1 георгина образуют варианты
одной лексемы.

Перечисленные причины свидетельствуют о том, что род существи-
тельного не всегда выражается окончанием. Однако это само по себе не
означает, что окончание существительных вообще не связано с родом.
О зависимости рода от окончаний можно говорить уже потому, что род
связан с типами субстантивного склонения. По существу о том же сви-
детельствует и выражение рода прилагательными (?). В прилагательных
указанное свойство является отраженным и формируется на основе со-
гласования форм прилагательного с соответствующими формами суще-
ствительных (в частности, поэтому флексии прилагательного могут
указать только на мужской, женский и средний род. В прилагательных
нет ни общего, ни парного рода, нет прилагательных, которые были бы
pluralia tantum).

Род существительных образует грамматическую категорию без «са-
модостаточных» (Г. И. Панова)34 морфологических средств выражения.

Субстантивная флексия при выражении рода нуждается в поддерж-
ке других свойств слова. В выражение рода подключены средства раз-
ных языковых уровней: 1) морфологические— окончания: пруд, река,
озеро, портной, столовая, жаркое,
2) фонематические (нулевая флексия
обязательно включается в парадигму мужского рода, если она выделя-
ется после парной твердой согласной или согласной -j-: дом, стол, сана-
торий),
3) словообразовательные (большинство субстантивных суффик-
сов охарактеризовано по роду — подсвечник, сахарница, братство)
и 4) лексические (дедушка, дядя, подмастерье, мадам, денди), 5) синтак-
сические (согласование прилагательного и глагола с существитель-
ным — новое пальто, районная МТС, черный кофе, домишко виднелся,
пальто упало).

В связи с тем, что род выражается языковыми средствами разных
уровней, родовая принадлежность слова может определяться по разным
основаниям.

Есть слова, род которых определяется по одному признаку. Напри-
мер, в слове папа по лексическому значению, а в слове столовая по мор-
фологическому — окончанию -ая. Но в большинстве случаев род предо-
пределяется совокупностью признаков: в непроизводных словах типа
пруд, река, озеро род дан окончанием (после соответствующих соглас-
ных) в сочетании с неодушевленностью; в производных суффиксальных
словах, кроме существительных, образованных некоторьми модифици-
рующими суффиксами (домишко, заинька, холодина), род дан суффикса-
ми в сочетании с парадигмой, т. е. окончаниями: учитель, учительница,

34Г. И. Панова. Морфологические категории в современном русском языке: аспекты формального выражения глагольного вида и рода существительных. АДД. СПб., 1996.


нежность, капель, благородство, падение, воронье и т. д. Кроме этого,
есть слова, род которых определяется по склонению, но сама отнесен-
ность существительного к данному типу склонения в синхронном срезе
языка никак не мотивирована. Такими являются, во-первых, непроиз-
водные существительные мужского и женского рода с нулевьм оконча-
нием после мягких согласных и после шипящих (лень, день, бич, ночь,
нож, рожь),
во-вторых, слова среднего рода на -мя (знамя, племя, семя
и др.). Можно сказать, что в современном состоянии языка род таких
слов определяется на основе узуса, хотя и выражается совокупностью
окончаний. Не случайно именно здесь нередко наблюдается колебание
в роде у склоняемых слов: шампунь мой, шампунь моя, тополь мой, то-
поль моя, вуаль мой, вуаль моя, толь мой, толь моя.
(?)

Еще меньше свойствами самого слова определяется род несклоняе-
мых существительных. Если для лексического значения несклоняемого
существительного релевантна сема пола, то (по общему правилу) слова,
называющие мужчин, относятся к мужскому роду, слова, называющие
женщин, — к женскому роду: мадам, леди, фрау, Кармен, Элен, рантье,
идальго, конферансье, денди, кюре, атташе.
(неточно). Если несклоняемое сущест-
вительное является одушевленным (но не личным), то оно может упот-
ребляться и в мужском, и в женском роде (кенгуру мой и кенгуру моя).
Частотным и неспециализированным обычно считается мужской род,
однако эта рекомендация не является правилом, например, слово шим-
панзе
чаще встречается в женском роде, очевидно, в связи со словом
обезьяна. Род остальных неизменяемых слов, т. е. неодушевленных суще-
ствительных, устанавливается на основе узуса, определяется по слова-
рю. При этом можно отметить, что большинство неодушевленных не-
склоняемых слов относится к среднему роду (алиби, депо, пюре. фойе,
метро, пальто, буриме, конфетти, такси),
некоторые слова употребля-
ются в двух родах: кофе м. и ср., пенальти м. и ср., виски м. и ср., рагу ср.
и м. р. Когда есть слово с родовым значением по отношению к нескло-
няемому существительному, то род последнего чаще всего совпадает
с родом первого: кольраби ж. р. (капуста), салями ж. р. (колбаса), цеце
ж. р. (муха), авеню ж. р. (улица), хинди м. р. (язык), сирокко м. р. (ветер),
названия городов, журналов обычно мужского рода, названия рек, га-
зет, республик - женского рода.

В несклоняемых аббревиатурах род определяется по главному сло-
ву сочетания, свернутого в аббревиатуру: МГУм. р. = Московский госу-
дарственный университет, ООН
ж. р. = Организация Объединенных На-
ций, ЦДРИ
м. р. = Центральный дом работников искусств. Но это пра-
вило действует непоследовательно. Аббревиатуры РОНО (районный
отдел народного образования), РОЭ (реакция оседания эритроци-
тов)
и некоторые другие среднего рода.


При определении рода существительных особо выделяют слова со
значением субъективной оценки, образованные некоторыми суффикса-
ми: -онка, -онъка(-енъка), -ина, -ище, -ишка/о, безударный -ушка/о. Когда
указанные суффиксы образуют слова с релевантной семой пола, их род
определяется по лексическому значению, например, папа -> папенька,
мужик -> мужичонка
м. р. В остальных случаях род производного сло-
ва определяется родом мотивирующего слова: мысль ж. р. -> мыслишка
ж. р., заяц м. р. -> зайчишка м. р., письмо ср. р. -> письмишко ср. р., дом
м. р. -> домишко м. р., домина м. р., домище м. р., солдат м. р. -> солда-
тушка
м. р., холод м. р. — холодина м. р. 35.

Синтаксически, посредством согласования, можно выразить род
любого существительного. Но определить род по согласованию можно
далеко не всегда. В формах адъективно-субстантивного словосочетания
свойство дифференцировать род ярче всего обнаруживается в И. п.
ед. ч.: новый карандаш, новая ручка, новое перо, этот пенальти, это пе-
нальти, эта кольраби.
Что касается косвенных падежей (В. п. при этом
не учитывается), то они различают только женский и не-женский род:

этой кольраби ж. р., этого пенальти м. р. и ср. р. Вне согласования, т. е.
на основе других видов связи, синтаксическими средствами род сущест-
вительных не определяется.

Согласовательные классы

Как уже отмечалось, по согласованию прилагательного (причас-
тия, некоторых форм спрягаемого глагола) с существительным в роде
и одушевленности выделяют согласовательные классы. Классы включа-
ют все словоформы существительных и все признаковые словоформы,
избираемые ими при согласовании. Классов восемь:

1 класс образуют неодушевленные существительные мужского ро-
да: круглый стол, захолустный городишко, черный кофе, современный

МАДИ,

2 класс — одушевленные существительные мужского рода: способ-
ный студент, талантливый юноша, смышленый подмастерье, опытный
атташе,

3 класс — неодушевленные существительные женского рода: глубо-
кая река, русская печь, тушеная кольраби, совхозная МТС,

4 класс — одушевленные существительные женского рода: знакомая
девушка, старшая дочь, настоящая леди,

5 класс — неодушевленные существительные среднего рода: глубо-
кое озеро, красное знамя, вкусное рагу, высокое РОЭ,


 


35 Формы типа Верунчик, Шурик, используемые для наименования лиц женского пола, об-
разуются с нарушением стандартных образцов и стилистически маркированы: сочетания
моя 1 мою Шурик ненормативны.


6 класс — одушевленные существительные среднего рода: незнако-
мое насекомое,

1 класс — неодушевленные pluraha tantum: французские духи,
8 класс — одушевленные pluralia tantum: счастливые новобрачные.
И. Г. Милославский заметил, что в предложении, т. е. в синтаксиче-
ском строе, мужской, женский и средний роды существуют в «одушев-
ленной и неодушевленной разновидности» 36. Это заключение нельзя
отнести к морфологическому уровню, так как по признаку морфологи-
ческого рода существительные различаются в единственном числе, т. е.
там, где противопоставление по одушевленности представлено непосле-
довательно.

§ 22. Классы существительных, выделяемые по признаку
родовой принадлежности слова

Род является классифицирующей грамматической категорией, он
разделяет существительные на следующие классы:

1) существительные мужского рода. К ним относятся все субстанти-
вы, изменяющиеся по мужским парадигмам, слова типа дедушка. Ми-
хайло. денди, ЦДРИ, домишко,
слово подмастерье, слово путь, а также
все несклоняемые слова, с которыми сочетаются адъективные формы
мужского рода;

2) существительные женского рода. К ним относятся все субстанти-
вы, изменяющиеся по женским парадигмам (слова с окончанием -а /-я
и нулевой флексией третьего склонения), исключая лексему путь, слова
типа дедушка, зайчишка, задира и слова на -мя (знамя, племя, семя и др.)
К женскому роду относятся также существительные типа мадам и МТС,
вообще все несклоняемые слова, с которыми сочетаются адъективные
формы женского рода;

3) существительные среднего рода. К среднему роду относятся сло-
ва, изменяющиеся по соответствующим парадигмам (т. е. с флексией
-о /-е в И. п. ед. ч.), кроме слова подмастерье, слов типа Михайло, домиш-
ко, домище.
К среднему роду относятся существительные бремя, время,
вымя, знамя, пламя, племя, имя, семя, стремя, темя,
а также все нескло-
няемые лексемы, с которыми сочетаются адъективные формы среднего
рода;

4) существительные (преимущественно неодушевленные) с неустой-
чивым грамматическим родом. Это слова вроде рельс 1 рельса, калош! ка-
лоша, клавиш 1 клавиша, бакенбард 1 бакенбарда, заусенец 1 заусеница, чи-
нар 1 чинара, мангуст 1 мангуста, тополь (какой) 1 тополь (какая), вуаль
(какая) 1 вуаль (какой)
и т. п. В языке есть тенденция к закреплению за

36 Современный русский язык / Под ред В.А. Белошапковой. 1989. С. 408.


подобными существительными одного рода. Например, в современном
языке лексема гравюра употребляется только в женском роде, а в «Мерт-
вых душах» Н. В. Гоголя есть такой текст: По стенам навешано было
тесно и бестолково несколько картин: длинный пожелтевший гравюр ка-
кого-то сражения...
Вышли из употребления такие дублетные родовые
формы, как зало, облак, санатория, госпиталь (ж. р.), табель (ж. р.),
юнош, сенокоса, бисквита, авантюр и многие другие;

5) одушевленные существительные общего рода (или двуродовые
субстантивы). Ядром этого класса являются такие личные, регулярно
стилистически маркированные, оценочные и выражающие качествен-
ную характеристику слова, как грязнуля, неряха, чистюля, тупица, прой-
доха, тихоня, стиляга, подлиза, проныра, заика, непоседа, пустомеля
и т. п. К словам общего рода относят также 1) уменьшительные имена
собственные (Валя, Лера, Саша, Шура, Сима, Женя) лиц мужского
и женского пола, 2) иностранные несклоняемые фамилии Жолио-Кюри,
Россини, Верди, Дюма, Рабле, Гюго,
украинские фамилии на -о Шевчен-
ко,
фамилии типа Долгих, Крученых, 3) несклоняемые личные существи-
тельные вроде визави, протеже, саами.

Слова общего рода специфически характеризуются тремя обяза-
тельными свойствами. Во-первых они должны обозначать лица муж-
ского и женского пола, во-вторых, в словосочетании и предложении
они должны соединяться с согласуемыми формами мужского и женско-
го рода, в-третьих, вне согласования их род не определяется ни как
мужской, ни как женский.

К общему роду не относятся слова, у которых обнаруживаются не-
которые из перечисленных признаков. Например, в предложении Кто-
то писал ему из Москвы, что известная особа скоро должна вступить
в законный брак с молодой и прекрасной девушкой
(Пушкин) слово особа
обозначает мужчину, но к общему роду его отнести нельзя, так как
у него фиксированный род, и к нему не присоединяется прилагательное
в форме мужского рода.

Не следует относить к общему роду и существительные типа док-
тор, профессор, историк, знаток, борец,
называющие людей по профес-
сии или какому-нибудь качеству. Хотя такие существительные похожи
на слова общего рода по значению и по согласованию форм сказуемого
{Доктор принимал 1 принимала больных с двух часов до семи), но полно-
стью с ними не совпадают. Во-первых, слова доктор, профессор, исто-
рик
и др. имеют род вне (?!) употребления. Во-вторых, с ними в структуре
словосочетания не соединяются адъективные формы женского рода: мы
не говорим: *Иду к знакомой профессору 1 *к новой доктору на консуль-
тацию.

Точно так же не являются словами общего рода одушевленные
и неодушевленные конкретные существительные, употребляемые в оце-


ночно-предикативных, регулярно отрицательных значениях: осел, мед-
ведь, верблюд, лиса, свинья, ворона, змея, пила, нож, шляпа.

По наблюдению исследователей, слова общего рода неоднородны
по двуродовому признаку. Они делятся на три группы. В первою группу
входят слова генетически женского рода, например, умница. Сочетаясь
с прилагательным мужского рода такие лексемы называют лица муж-
ского пола, а в сочетании с прилагательными женского рода «остаются
нейтральными к полу лица-референта» (Г. И. Панова): Он — большой
умница (Юна — большой умница). Он — большая умница. Она — большая
умница,
хотя прежде всего они употребляются в значении женского
рода.

Вторую группу составляют слова общего рода, генетически восхо-
дящие к мужскому роду: староста, судья, запевала, кутила. Частотно
они употребляются в значении мужского рода. Форма прилагательного
мужского рода при них указывает на лицо мужского пола, а форма
женского рода — на лицо женского пола (наш 1 наша староста).

В третью группу входят существительные, по определению
Г. И. Пановой, «с равной степенью проявления свойств женского
и мужского рода» 37. К ним относятся прежде всего уменьшительные
имена собственные и несклоняемые фамилии. Разграничение полов эти-
ми существительными также достигается с помощью согласуемых сло-
воформ: наш Саша сказал, наша Саша сказала;

6) шестой класс образуют pluralia tantum (духи, ножницы, сани),
т. е. слова, не имеющие морфологического рода.

Примечание. В некоторых грамматиках выделяется четыре рода: муж-
ской, женский, средний и парный. Парный род приписывается
pluralia tantum. Он выделяется на основе согласовательного класса,
т. е. не является собственно морфологическим.

При морфологическом противопоставлении мужского, женского,
среднего родов pluralia tantum можно было бы говорить о четвер-
том, нулевом роде, что в школьной традиции соответствует утвер-
ждению «рода нет».

§ 23. Семантическое и асемантическое
противопоставление родов существительных

Род как морфологическая категория образуется тремя соотноси-
тельными формами: мужского, женского, среднего родов: пруд, река,
озеро, брат. сестра, существо.
Эта соотносительность, поддержанная
согласованием, по-разному представлена в неодушевленных и одушев-
ленных существительных.

37 Там же. С. 27.


Неодушевленные существительные, распределяясь между мужским,
женским и средним родами, не образуют никаких содержательных оп-
позиций. Род неодушевленных слов асемантичен. Между тем, что назы-
вает слово, и его грамматическим родом нет смысловой связи. Оконча-
ния неодушевленных существительных имеют лишь потенциальную
связь с родовой семантикой, которая может проявиться при метафори-
ческом употреблении слова: Рос на опушке рощи клен, в березку был тот
клен влюблен...
Имея в виду родовые окончания, А. А. Потебня писал:

«О том, имеет ли род смысл, можно судить лишь по тем случаям, где
мысли дана возможность на нем сосредоточиться, т. е. по произведени-
ям поэтическим» 38.

Лексическая семантика основ неодушевленных слов не(слитно?!) совместима
с номинативным значением рода и не участвует в распределении лексем
по родам. Вследствие этого каждая лексема мужского (точно так же
женского и среднего) рода оказывается одинаково противопоставлен-
ной неопределенному множеству лексем женского и среднего родов (или
мужского и среднего, мужского и женского).

Иная картина в одушевленных существительных. Здесь, во-первых,
почти нет слов среднего рода, и в результате родовое противопоставле-
ние регулярно имеет бинарный характер. При этом слова мужского
и женского рода на основе выражения представления о поле живого су-
щества образуют так называемые родовые пары.

Родовые пары образуются разными средствами: лексикой (бабушка
1 дедушка, мальчик 1 девочка, мужчина 1 женщина, отец 1 мать, брат 1 се-
стра, баран 1 овца, жеребец 1 кобыла),
морфемами (ленинградец 1 ленин-
градка, писатель 1 писательница, Александр 1 Александра, больной 1 боль-
ная, лев 1 львица, гусак 1 гусыня),
синтаксически (горький 1 горькая сирота,
наш 1 наша староста, мой 1 моя визави),
но в любом случае они одинако-
во важны для языкового мышления. Если возникает необходимость для
существительного мужского рода, например чукча, найти слово, соот-
носительное по роду, возможности поиска оказываются строго предо-
пределенными: или должно быть существительное (в данном примере —
чукчанка), обозначающее соответствующее лицо женского пола и обра-
зующее со словом чукча родовую пару, или женский пол должен обозна-
чаться синтаксически, согласованием, — в таком случае само существи-
тельное чукча оказывается словом общего рода. Для выделения родо-
вых пар необходима грамматическая семантика. Такой семантикой
и является значение пола.

Родовые пары образуют оппозиции двух типов, эквиполентные (ба-
бушка — дедушка, дядя — тетя. мать — отец, супруг — супруга, гу-
сак — гусыня, блондин — блондинка, наш Саша — наша Саша}
и прива-

38 А. А. Потебня. Из записок по русской грамматике. Т. 3. М., 1968. С. 483.
43ак.4163 49


тивные (учитель — учительница, тракторист — трактористка, кот -
кошка, заяц — зайчиха, горькая сирота — горький сирота, наш старос-
та — наша староста).
В привативных парах есть компонент, немарки-
рованный член оппозиции, который обладает свойством называть лицо
как мужского, так и женского пола. В одних парах таким компонентом
бывает слово мужского рода: учитель, тракторист, ткач. кассир, лев,
заяц
и т. п., например, Наталья Петровна — учитель средней школы,
Этот человек
тракторист. Она по профессии ткач. Лев — царь зве-
рей, Заяц здесь не водится',
в других парах — слово женского рода: кош-
ка, овца, лиса, умница,
например, У них жила кошка. Здесь можно охо-
титься на лису. Учитель по математике — большая умница.
Контекст
может изменять характер противопоставления в родовой паре, напри-
мер, существительное москвич в предложении Каждый москвич знает,
где находится Кремль
не указывает на пол человека, хотя на уровне сло-
варя является обозначением мужчины.

По признаку номинативного грамматического значения и вхожде-
ния в родовые пары все одушевленные существительные можно разде-
лить на три группы.

1) В первую группу входят те существительные, которые образуют
родовые пары на уровне речевого узуса. О таких существительных шла
речь выше.

2) Во вторую группу входят слова с потенциальной родовой семан-
тикой. Для них вхождение в родовые группы является потенциальным
свойством, обусловленным включенностью в выражение номинативно-
го рода словообразовательных моделей. Это слова вроде педагог, фило-
лог, историк, жук, муравей, судак, лещ.
На уровне речевого узуса подоб-
ные лексемы употребляются безотносительно к родовой семантике. Од-
нако в случае необходимости они могут быть втянуты в родовое проти-
вопоставление, например, филологиня, историчка, клопадъя (пример
Н.Д.Арутюновой); Жили-были осьминог и осьминожка... (из мульт-
фильма).

3) К третье группе относятся одушевленные существительные вооб-
ще лишенные номинативного значения рода: октябренок, слоненок, ло-
шадь, собака, гусь, насекомое, дитя.

§ 24. Языковой статус категории рода существительных
с точки зрения словоизменения

Существует общее мнение о том, что категория рода существитель-
ных является классифицирующей, т. е. компоненты, образующие кате-
горию по отношению друг к другу являются разными словами. Этот
вывод не вызывает никаких сомнений, когда речь идет о неодушевлен-
ных словах. Но среди одушевленных слов есть формы, которые могут


быть связаны и со словоизменением. Этими формами являются субстан-
тивированные прилагательные и причастия мужского и женского рода
с общим лексическим значением основы: больной — больная, звеньевой —
звеньевая, учащийся — учащаяся, заведующий — заведующая, арестован-
ный — арестованная
и т. п.

А. И. Смирницкий, характеризуя грамматическую категорию рода,
пришел к выводу о том, что под давлением системных отношений меж-
ду родами существительного в целом необходимо и указанные формы
тоже считать разными словами 39. Однако это заключение А. И. Смир-
ницкого не является бесспорным, и в первую очередь потому, что в язы-
ке есть субстантивы общего рода. В лексикографической практике сло-
ва общего рода принято давать одной лексемой. В таком случае при-
знается, что в языке есть такой пласт существительных, которые совме-
щают в своем значении номинативные семы двух родов, выявляемые
синтагматически, в согласовании. Можно считать, что «двуродовость»
личных субстантиватов проявляется в словоизменении.

Итак, есть основания признать род существительных категорией
смешанного типа, преимущественно классифицирующей и частично (на
периферии части речи) словоизменительной. Этот вывод не позволяет
вывести род существительных за пределы морфологии 40.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.