Сделай Сам Свою Работу на 5

Система частей речи современного русского языка

Современное представление о частях речи формировалось в течение
длительного времени, можно сказать, на протяжении всего развития
науки о грамматическом строе русского языка. Начиная с «Российской
грамматики» М. В. Ломоносова (первого научного описания русского
языка) и кончая академическими грамматиками 1970 и 1980 годов час-
ти речи являются объектом лингвистического описания. К настоящему
времени определена номенклатура частей речи, которая включает сле-
дующие понятия: существительные, прилагательные, числительные, ме-
стоимения, наречия, категория состояния (предикативы), глагол, при-
частие, деепричастие, модальные слова, предлоги, союзы, частицы,
связка, междометия, звукоподражания. Однако количество частей речи
в разных работах, в том числе и учебной литературе, неодинаково. Это
объясняется тем, что упомянутые выше синкретические разряды лексем
и словоформ при частеречной характеристике получают разную интер-
претацию.

Представление о частях речи как классах, полученных на основе со-
вокупности признаков, закрепилось и стало широко принятым после
работ В. В. Виноградова.

В. В. Виноградов, опираясь на предшествующий опыт и в первую
очередь на идеи А. А. Шахматова (Синтаксис русского языка)


и Л. В. Щербы (статья «О частях речи в русском языке») утвердил комп-
лексный подход к распределению слов по частям речи, показал необхо-
димость разностороннего анализа слова при его частеречной характе-
ристике.

Система частей речи, описанная В. В. Виноградовым в книге «Рус-
ский язык», принимается за основу в большинстве современных морфо-
логических описаний современного русского языка.

На первом этапе классификации частей речи можно выделить че-
тыре семантико-грамматических типа слов: самостоятельные части ре-
чи (или знаменательные, полнозначные слова), служебные части речи
(которые В. В. Виноградов вслед за Л. В. Щербой называл частицами,
употребляя при этом слово частица и в другом смысле, а именно для
обозначения отдельной служебной части речи), модальные слова и меж-
дометия, к которьм примыкают звукоподражания.



Самостоятельные слова 1) выражают понятия, 2) морфемно оформ-
лены (имеют модели словоизменения и морфологические способы обра-
зования), 3) являются членами предложения и образуют синтаксические
связи, 4) самостоятельные слова в принципе не могут быть даны закры-
тыми списками.

Служебные слова 1) не выражают понятий. Их значение формиру-
ется на синтаксической основе, а не на основе номинативной знаковой
функции. Например, предлог с имеет значение пространственного от-
ношения, если сочетается с Р. п. (с горы), сопоставительное значение, ес-
ли сочетается с В. п. (с орех), значение совместности — с Т. п. (с родите-
лями);
союз чтобы имеет значение цели, когда присоединяет целевое
придаточное предложение, и не имеет этого значения, если присоединя-
ет придаточное изъяснительное (просил, чтобы пришел); 2) не имеют
морфологических форм и не образуются морфологическими способами;

3) не бывают членами предложения и не образуют синтаксических свя-
зей, хотя и используются, подобно морфеме, в качестве языкового сред-
ства выражения синтаксических отношений; 4) служебные слова могут

быть даны закрытыми списками.

Модальные слова по признакам, обозначенным цифрами 2, 3, 4,
похожи на служебные части речи (В. В. Виноградов отмечал близость
модальных слов к некоторьм модальным частицам), но они отличают-
ся от служебных слов характером своего лексического значения. «Мо-
дальные слова, — писал В. В. Виноградов, — определяют точку зрения
говорящего субъекта на отношение речи к действительности или на вы-
бор и функции отдельных выражений в составе речи» ".В связи с этим
можно отметить, что особенностью семантики большинства модальных
слов является то, что они представляют собой свернутые предложения

н В. В. Виноградов. Русский язык. 1972. С. 568.
21


модусного характера: по-моему = я думаю, полагаю, считаю, может
быть = я допускаю, кажется
= я предполагаю и т. д.

Лексическое значение модальных слов свидетельствует о том, что
в русском языке на основе синтаксической функции вводности форми-
руется особый тип лексической семантики. «Модальные слова лежат
как бы в иной грамматической и субъективно-стилистической плоско-
сти по сравнению со всеми другими элементами высказывания»
(В. В. Виноградов) 12.

Междометия и звукоподражания образуют особый и очень специ-
фический тип слов, находящийся на периферии частеречной системы
языка. Они не выражают понятий. Междометия являются знаками эмо-
ций, а звукоподражательные слова имитируют, изображают звуки.
Л. В. Щерба, назвав междометия «неясной и туманной категорией»,
сводил их формальный, т. е. категориальный, признак к «полной син-
таксической обособленности, отсутствию каких бы то ни было связей
с предшествующими и последующими элементами в потоке речи» 13.

При определении границ четвертого семантико-грамматического
класса слов надо иметь в виду, что В. В. Виноградов термин междоме-
тие употребляет расширительно, обозначая им разные (периферийные)
группы слов, объединенных тем, что у них нет 1) понятийной семанти-
ки, 2) определенной грамматической оформленности.

Дальнейшее разбиение частей речи проводится внутри выделенных
четырех типов и в каждом типе осуществляется на разных основаниях.

Модальные слова, междометия и звукоподражания разделяются на
группы только по лексическому значению.

§ 13. Состав самостоятельных частей речи

Самостоятельные слова делятся на части речи с учетом их семанти-
ки, морфологических форм, структурно-словообразовательных особен-
ностей, синтаксических функций и синтаксических связей. Можно выде-
лить (с разной степенью обоснованности) такие самостоятельные (или
знаменательные) части речи: существительные, прилагательные, числи-
тельные, наречия, местоимения, глагол.

Во многих грамматиках вслед за Л. В. Щербой и В. В. Виноградо-
вым выделяется еще одна самостоятельная часть речи — категория со-
стояния или предикативы. При этом есть широкое и узкое понимание
этой части речи. В первом случае в категорию состояния включают все

12 Там же.

13 Л. В. Щерба. Избранные работы по русскому языку. М., 1957. С. 67


лексемы, которые, не будучи глаголами, употребляются только в роли
сказуемого: рад, должен, обязан, нельзя, можно, впору, наготове, нет
(У нее нет собаки)
и т. п. Во втором случае состав слов ограничивается
функцией сказуемого в безличном предложении, причем к безличным
относят и те предложения, в которых один главный член выражен ин-
финитивом: нельзя молчать, можно договориться, трудно понять, (на
улице) тепло, солнечно, сыро, холодно, (мне) некогда
и т. п.

Грамматическими признаками категории состояния считаются се-
мантика состояния и употребление в позиции при связке. При узком по-
нимании к этому прибавляется признак неизменяемости.

О категории состояния существует большая специальная литерату-
ра, в которой обосновывается выделение ее как части речи. Существует
также неоспоримый факт: в языке есть не-глаголы, «взявшие на себя
функцию глагола» быть сказуемым. Тем не менее выделение категории
состояния в качестве отдельной части речи до сих пор очень проблема-
тично. Есть основания понятие предикатива (категории состояния) со-
относить с синтаксической функцией неглагольных словоформ. Эти ос-
нования следующие:

1) предикативов, которые не были бы омонимичны словоформам
других частей речи, в языке немного;

2) позиция при связке с точки зрения разграничения частей речи не
обладает дифференцирующим свойством. Она не может быть замещена
только финитной формой глагола и беспредложным винительным паде-
жом со значением объекта. Употребление при связке не изменяет часте-
речной принадлежности словоформы. Например, при связке может сто-
ять инфинитив: Все старание господина Голядкина было (каково?) как
можно плотнее закутаться в шинель
(Достоевский), но от этого он не
перестает быть глаголом. Краткие прилагательные, регулярно употреб-
ляемые в функции именного сказуемого, сохраняют связь с лексически-
ми значениями полных форм. При связке может оказаться междометие,
не изменив при этом своей частеречной принадлежности: Стихи —
черт знает что такое! Работа — тьфу!
(ср. с позицией подлежащего:

каждая словоформа, употребленная в этой позиции, приобретает ка-
кой-нибудь признак существительного);

3) позиция при связке не создает условий для формирования значе-
ния состояния как особого типа категориальной семантики. В целом со
связкой сочетаются словоформы с признаковым значением. Одни и те
же словоформы с одним и тем же признаковым значением могут упот-
ребляться как при связке, так и в других синтаксических местах (при су-
ществительном, при глаголе: В соседней комнате тихо; Ветер тихо ко-
лышет ветки берез.
Категориальная семантика, выделяемая для всех са-
мостоятельных частей речи, в категории состояния по существу отсутст-
вует. Многие лингвисты (Е. И. Воинова, Е. М. Галкина-Федорук,


Г. А. Золотова, И. И. Мещанинов, В. Н. Мигирин, И. П. Распопов) от-
мечают лексико -семантическую неоднородность предикативов, кото-
рые «могут обозначать и состояние как таковое, и разного рода отно-
шения — модальные, пространственные, временные» 14.

В. В. Виноградов, описывая разные типы лексического значения
в слове, отметил, что позиция именного сказуемого способствует разви-
тию в слове оценочной семантики (предикативно-оценочный тип значе-
ния), что обычно не приводит к образованию омонимов. Слова загляде-
нье (шляпка — загляденье)
и объеденье (пирожки — обьеденъе) В. В. Ви-
ноградов называет существительными.

По наблюдениям Е. И. Воиновой и Г. А. Золотовой, среди слов, от-
носимых к категории состояния, большой массив образуют оценочные
единицы, которые скорее соответствуют кратким прилагательным, чем
наречиям. Оценочные предикативы отличаются от лексем со значением
состояния и конструктивно-синтаксическими свойствами, они выража-
ют оценку по отношению к действию, названному инфинитивом, при
этом часто, как показала Г. А. Золотова, не могут быть использованы
в качестве наречного определения того же самого действия: можно ска-
зать Жаловаться грешно, гулять полезно, учиться интересно, но не гово-
рят *0н учился интересно, Он полезно гулял, *0н грешно жаловался. Раз-
делив категорию состояния на три группы: слова на со значением со-
стояния лица или среды, слова со значением оценки, слова с модальным
значением, и, оценив роль каждой группы в организации предложения,
Г. А. Золотова пришла к общему выводу о том, что эти группы не мо-
гут относиться к одному и тому же лексико-грамматическому классу 15;

4) неизменяемые предикативы, не имеющие омонимов в других час-
тях речи, т. е. лексемы, являющиеся формальной основой категории со-
стояния (нельзя, надо, жаль, некогда, можно) выражают не состояние,
а модальную оценку;

5) состав словоформ в предложениях типа Грех было не помочь. По-
ра было открывать собрание
не означает утраты 16 существительными
их грамматических свойств, так как связка здесь условно согласуется
с инфинитивом, занимающим позицию независимого главного члеыа„„
Ср. с Читать вслух по вечерам было его обязанностью. Оценочное значе-
ние в существительных связано с обязательным выбором именительно-
го падежа, но это наблюдается и в других случаях выражения оценоч-

И. П. Распопов, А. М. Ломов. Основы русской грамматики. Воронеж, 1984. С. 157.

15 Г. А. Зопотоеа. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 1982. С. 279. Г. А. Золотова предложила наряду с «категорией состояния» выделять еще один лексикограмматический разряд (т. е. часть речи) «категорию оценки», для чего вряд ли существуют морфологические основания.

16 Противоположное мнение см. Современный русский язык / Под ред. В. А. Белошапковой. 1989. С. 520.


но-предикативной семантики субстантивов Маша была такая ворона,
Ты не герой, а шляпа).

Наконец, отметим, что Л. В. Щерба, предложивший термин кате-
гория состояния
и впервые относительно подробно описавший ее
(1928г., статья «О частях речи в русском языке»), очевидно, был не
очень уверен в правильности своего мнения. Во всяком случае он писал:

«Может быть, мы имеем здесь дело с особой категорией состоя-
ния...» 17.

В заключение нужно отметить, что непризнание для категории со-
стояния частеречного статуса, приводит к необходимости выделять в не-
глаголах отдельные лексемы, не имеющие первичной (основной) часте-
речной функции. Например, таким словом оказывается лексема жаль,
которая регулярно употребляется предикативно: И знаю я, что все—
и пылкая любовь, И пышные мечты пройдут и охладятся Иль к бездне
приведут... Но с ними жаль расстаться!
(Майков). (В MAC отмечено
употребление жаль в роли вводного слова Пленять — то здесь, жаль,
некого
(Тургенев). Слово жаль относят к предикативным наречиям.

Примечание. Причастия и деепричастия в приведенном перечне само-
стоятельных слов объединены в одну часть речи с собственно гла-

 

голом.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.