Сделай Сам Свою Работу на 5

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 6 глава

Из горла Алекса вырвался хриплый стон. Он снова жадно впился губами в ее рот, и Натали была готова закричать от чувства острого наслаждения.

Она не помнила, как они добрались до кают-компании, где, сплетясь телами, рухнули на широкий диван. Натали перебирала волосы Алекса, царапала спину, пока его губы ласково терзали холмики грудей. Мужчина и женщина избавились от остатков одежды, чтобы ничто не мешало их страсти, и лихорадочно вжимались друг в друга горячей плотью.

Их близость была великолепной, они дарили друг другу наслаждение, пока наконец не наступил взрыв полного удовлетворения. Натали обнимала Алекса, изливала на него свою нежность, не думая о будущем. Ее уже не волновало, что случится дальше. Ей было достаточно, что она сейчас прижимает Алекса к себе, чувствует, как бьется его сердце и знает, что он... хоть немного... принадлежит ей.

Наконец Алекс пошевелился и, приподнявшись на локте, увидел мечтательное выражение ее глаз. Он не понимает, что я чувствую, подумала Натали. Он не понимает даже своих чувств. Поэтому она просто смотрела на него, не скрывая той радости, которую он ей доставил.

Гринфилд рукой провел по ее волосам, смотря на Натали с таким изумлением, словно увидел рядом с собой незнакомку. Затем нежно поцеловал ее, прежде чем немного отодвинуться. Натали не пыталась ни удержать его, ни прильнуть к нему снова. Она инстинктивно почувствовала, что Алекс категорически не приемлет излишней настойчивости. Он был мужчиной, который сам принимает решения и следует своим путем.

Лежа на боку, Алекс продолжал внимательно всматриваться в ее лицо. В их молчании не было напряжения, они словно вели спокойный разговор, понимая друг друга без слов.

— Хочешь жить со мной, Натали? — наконец спросил Алекс.

Натали удивилась, что он захотел упрочить их связь и предложил ей сменить статус и из случайной любовницы превратиться в постоянную. Это говорило, что она нужна ему куда больше, чем Алекс поначалу предполагал. Но Натали не собиралась впредь жить в тени мужчины. Одной попытки ей за глаза хватило.



— Нет, — твердо ответила она.

Его лицо осталось невозмутимым. Великий Гринфилд прекрасно владел собой. Он просто внимательно и оценивающе смотрел на Натали.

— Есть какая-то особая причина? — после короткой паузы спросил он.

Натали пожала плечами.

— Ты... хочешь жить с одной из своих служащих? Тебе придется скрывать эту связь, Алекс. Тем самым унижать женщину, лишать уверенности в себе. Я не осуждаю тебя, такие отношения довольно естественны. Но не для меня. Я не хочу играть роль второй скрипки. Ни при ком. Даже при тебе.

Гринфилд кивнул и задумчиво свел брови.

— Значит, мы будем встречаться время от времени?

— Не думаю.

Снова наступила пауза. Затем он небрежно спросил:

— На это тоже есть какие-то особые причины?

— Я не хочу провести жизнь в ожидании, когда ты соблаговолишь уделить мне время, — отрезала Натали.

— Времени будет более чем достаточно, — возразил Гринфилд.

— Ты тешишь себя фантазиями, а я хочу жить настоящей жизнью. И хочу, чтобы рядом был мужчина, который разделит со мной эту жизнь. А твое предложение заставит снова надеть поводок, с которого я только что сорвалась.

— То есть это наш первый и последний совместный уик-энд?

Натали с трудом скрыла разочарование. Ничего с ним не получится... никогда. Конечно же, она была круглой идиоткой, решив, что сможет сыграть с самим Александром Гринфилдом в его игру и выиграть. Мужчины, подобные Гринфилду не относятся серьезно к таким женщинам, как она.

Но, по крайней мере, она отстояла свои позиции, не пошла ни на какие компромиссы и полумеры и может гордиться собой. Она не поддалась на соблазнительные посулы. Значит, ей осталась только ночь и еще один день, чтобы насладиться любовью, которая ворвалась в ее жизнь.

Сейчас Натали понимала, что должна быть счастлива в эти немногие часы, отведенные ей судьбой. Она улыбнулась, и в ее глазах загорелись золотистые искорки надежды.

— Пусть все будет хорошо, Алекс. И пусть нас сегодня окружают радость и счастье.

Сначала он удивился, а потом улыбнулся в ответ.

— Согласен на радость и счастье.

Этой ночью после близости Натали попросила Алекса подержать ее в объятиях, объяснив свою просьбу тем, что ей нравится, когда ее убаюкивают. И, похоже, он с удовольствием уступил. Он укачивал ее, пока Натали не заснула, а когда ее разбудили лучи утреннего солнца, его рука продолжала обнимать ее талию. Едва только Натали пошевелилась, Алекс притянул ее к себе, и они снова занялись любовью.

Воскресенье выдалось великолепным и солнечным. До завтрака они поплавали нагишом, о чем Натали всегда мечтала: купаясь обнаженной, она испытывала необыкновенно приятное ощущение, с которым не могли сравниться даже ласки Алекса. Хотя любовником он был восхитительным и совершенно непредсказуемым. Он не лгал, когда говорил о себе как о человеке, который любит заниматься сексом. Но Натали ничего не имела против, поскольку выяснила, что ей это занятие тоже нравится. И очень. Когда в роли партнера выступает Алекс Гринфилд.

После завтрака они порыбачили, но почему-то ничего не поймали. Скорее всего потому, что удочки их совершенно не интересовали. Порой Натали замечала, как Гринфилд удивленно поглядывает на нее, словно не понимая, что тут происходит и почему, но происходящее ему явно нравилось. В этом нет сомнений. Такой теплый взгляд невозможно подделать. Алексу нравилось просто находиться рядом с ней.

Остаток воскресного дня они провели в постели. Алекс не мог оторваться от Натали, и это было прекрасно. Натали ощущала счастье и печаль... Счастье оттого, что была с ним, а печаль потому, что близился неизбежный конец. Придвинувшись к Алексу, она поцеловала его в шею.

— Спасибо тебе, Алекс, — еле слышно пробормотала Натали. — Ты был так добр ко мне.

Он вздрогнул и вздохнул.

— Скоро начнет темнеть. Нам пора сниматься с якоря.

Яхта медленно двинулась обратно к Бентон-Харбору. Двигатель рокотал на самых низких оборотах. Тени удлинялись, по мере того как солнце опускалось за горы. Облака постепенно обретали темно-пурпурную окраску. Однако Алекса, казалось, совершенно не волновала темнота. Двигатель продолжал мерно постукивать.

— При такой скорости мы будем добираться целую вечность, — грустно заметила Натали и подумала, что они могли бы еще полежать в постели.

— Ты не против? — Гринфилд притянул ее к себе.

— Нет. — Сейчас ее все устраивало.

— Я тоже.

В сумерках нельзя было разглядеть выражение его темных глаз, но Натали показалось, что Алекс с удовольствием вспоминает прошедший день.

— Эта скорость меня устраивает, — пробормотал он.

Как хорошо, что и ему не хочется расставаться, подумала Натали.

Яхта уже бороздила просторы Мичигана. Медленно всходила бледная луна. Интересно, о чем сейчас думает Алекс?

Он откашлялся.

— Митчелл!

Так! Все кончено, мы возвращаемся к прежним отношениям, устало констатировала Натали. Слава богу, я отказалась от дальнейших совместных уик-эндов. Я бы их просто не выдержала.

— Да, сэр?

Долгая пауза. Наконец, решившись, Алекс с трудом поревел дыхание.

— Митчелл, я не привык принимать решения наспех.

— Ни в коем случае, сэр, — спокойно согласилась она.

— Так что и это принято отнюдь не впопыхах.

— Да, сэр, — вновь согласилась Натали.

— Митчелл, я собираюсь жениться на тебе.

Натали онемела от изумления. Она приготовилась к неминуемой разлуке и ничего не могла понять.

— Почему, сэр? — спросила она, не в силах поверить его словам.

— Потому что я хочу этого, Митчелл.

Силы небесные! — подумала Натали. Я в самом деле заставила его сделать выбор. Но мне и в голову не приходило, что я ему так нужна.

И, когда перед ней замаячила перспектива брака, Натали внезапно осознала все те причины, в силу которых Гринфилд не может жениться на ней. Серая мышка-секретарша, она никогда не станет второй Элен и не впишется в его мир. А после того как Гринфилд насытится теми радостями, которые она сможет предложить ему в постели, как сложатся их отношения? Тогда-то он и начнет критически оценивать ее и поймет, что она ему не ровня. И это будет ужасно. Невыносимо.

— Нет, сэр, — еле слышно сказала Натали.

— Митчелл, правильно ли я тебя понял?

— Да, сэр.

— Изложи мне хоть одну толковую причину, по которой мы не можем пожениться, — сухо потребовал Алекс. Видно было, что он с трудом сдерживается.

— Мы не будем счастливы, сэр.

— Не будь идиоткой, Митчелл. Брак не имеет ничего общего со счастьем.

Натали изумленно уставилась на Алекса. Мрачно насупившись, он смотрел прямо перед собой.

— Так для чего же он нужен, сэр?

Гринфилд выключил двигатель, и яхта лениво качнулась на волнах.

— Натали, брак заключается, когда возникает необходимость, — заговорил он голосом, полным бесконечного терпения. — Когда два человека нужны друг другу. И ты это поняла. Ты нужна мне. Я нужен тебе. И никто больше нам не нужен. Все так просто.

Подобные мысли никогда не приходили ей в голову. В каком-то смысле он прав. Салливан говорил, что любит ее, но никогда не упоминал, что она ему нужна. Нужна больше всех прочих. Или взять, к примеру, родителей. Какие они разные, но привыкли полагаться друга на друга. Или Джулия и ее муж... Были и другие подобные браки. Очевидно, эта, новая для Натали, точка зрения устраивала всех.

— Наверное, вы правы, сэр.

— Конечно, я прав. Мы нужны друг другу. И поэтому поженимся. Все очень просто, — звенящим от огромного облегчения голосом провозгласил Гринфилд. — Проблема решена.

Еще нет, мысленно возразила Натали. Ей не нравилась свойственная Алексу привычка мгновенно все решать, словно свет включил-выключил. В этот уик-энд он дал ей то, что она хотела. И теперь на меньшее она не согласна. Чего ради? Конечно, звание жены куда выше, чем любовницы на уик-энд, но...

— Боюсь, вам не понравятся мои условия, сэр.

— Например?

— Вы всегда будете относиться ко мне с вниманием и любовью, — отчеканила Натали.

— Это что, сделка? — возмутился Гринфилд.

Если Алекс считает, что наш брак будет чем-то вроде деловой сделки, то глубоко заблуждается. Как меня угораздило полюбить такого невозможного человека?

— Таково условие, сэр! — отрезала она.

Алекс нахмурился и мрачно уставился на берег. Было видно, как ему не нравится чувствовать себя припертым к стенке. Скорее всего, Гринфилд взвешивает, с чем он может расстаться ради меня, цинично подумала Натали.

Но, похоже, Алекс наконец решился.

— Меня устраивает условие, — сказал он, пристально посмотрев ей в глаза. — Я согласен.

И он привлек Натали к себе.

— Есть несколько проблем помельче, — сказала она.

— Я покажу тебе, каким я могу быть любящим мужем, — пробормотал Алекс, зарываясь лицом в копну ее волос.

— Ты надменен и высокомерен...

— Пустяки, — засмеялся он, губами лаская ей мочку уха.

— Требователен и нетерпелив...

— Какое это имеет значение? — Теперь Алекс уделил внимание вздернутому кончику носа Натали, целуя его.

— Невнимателен и самолюбив...

— Мелочи, несущественные мелочи. — И нежными поцелуями Алекс закрыл ей глаза.

— Тебя совершенно не волнует, что думают и чувствуют другие...

Он совершенно серьезно возразил:

— Ты слишком далеко заходишь. Это неправда. Меня очень волнует, что ты чувствуешь, когда я... — Алекс поцеловал ее в губы. Поцелуй, полный не только откровенной чувственности, но нежности и любви, казалось, никогда не кончится.

Должно быть, я в самом деле очень нужна ему, обрадовалась Натали. Так влюблена ли я? Во всяком случае, еще чуть-чуть — и любовь охватит меня с головы до ног.

Натали постаралась вложить в ответный поцелуй всю свою страсть. Застонав от наслаждения, Алекс крепче обнял ее.

— А не спуститься ли нам вниз? — предложила Натали.

Глаза Гринфилда уже блестели радостью победы.

— И оставить яхту дрейфовать? Неразумно. Тебе придется научиться контролировать свои желания, моя девочка.

Натали рассмеялась, ибо сам Алекс явно с трудом сдерживал свои эмоции.

— Слушаюсь, сэр, — насмешливо оказала она.

— И перестань называть меня «сэр». Поройся в памяти, Митчелл.

— Да, дорогой Алекс.

— Скажи, что ты выйдешь за меня замуж.

— А ты перестанешь звать меня Митчелл?

— Я делаю это лишь для того, чтобы направить тебя на путь истинный. Как только ты скажешь, что выйдешь за меня замуж, я буду звать тебя «Натали, дорогая». Так ты согласна или нет? И провалиться мне на месте, если я еще раз задам этот вопрос!

Натали глубоко вздохнула. Ей хотелось петь от счастья.

— Наверное, я сошла с ума, — медленно сказала она, — но думаю, что да, выйду.

— Наконец-то, — проворчал Гринфилд. — И не тешь себя надеждами, что я позволю тебе увильнуть. Когда мне что-то надо, Натали, дорогая, я всегда этого добиваюсь, так или иначе.

Алекс решительно отстранился и включил мотор на полную мощность. С ревом яхта понеслась в гавань. Сначала Натали показалось, что он хочет поскорее снова уложить ее в постель, но, едва они пришвартовались, Алекс помог ей спрыгнуть с борта яхты и чуть ли не бегом потащил на автостоянку, где бесцеремонно затолкал в салон все того же длинного белого лимузина.

— Куда мы едем? — спросила Натали, когда он уселся рядом с ней.

— К твоим родителям, — расплылся в радостной улыбке Гринфилд. — Чтобы остановить отмену свадьбы. До нее еще полтора месяца, что меня вполне устраивает. Ну и, естественно, я собираюсь познакомиться с твоими родителями.

Как-то сразу Гринфилд связал меня по рукам и ногам, и не вырваться, подумала Натали. Внезапно ее охватило мрачное предчувствие, что их браку суждена недолгая жизнь. Скорее всего, Алекс не будет сетовать из-за развода. Великий Гринфилд неумолим и безжалостен, напомнила себе Натали. Пока я ему необходима, Алекс будет пользоваться мною... — а что потом? Она тяжело вздохнула.

Что ж, остается лишь воспользоваться открывающимися передо мной возможностями и получить как можно больше удовольствия. По крайней мере, мать хоть на какое-то время будет довольна...

 

 

Гринфилд ничего не сказал о доме, в котором жили ее родители. Он помог Натали выбраться из машины и решительно поволок за собой по дорожке. Натали поняла, что ему совершенно неважно, как живут ее родители. Если бы даже они обитали в развалюхе где-то на задворках, его бы это не взволновало. Не исключено, что ее родители вообще не представляли для него интереса. Главным для Алекса было одно: получить то, что ему нужно. Подписать, поставить печать и доставить по месту назначения. Ну, и еще красиво упаковать приобретение. С бантиками.

Дверь открыла миссис Митчелл. Увидев на пороге свою беспутную дочь, Сара строго осведомилась:

— Натали, что ты тут делаешь?

Затем она заметила Алекса и буквально потеряла дар речи. Мамуля ценит ухоженных и обаятельных мужчин, припомнила Натали. Алекс Гринфилд, вне всяких сомнений, был самым обаятельным мужчиной из всех, кого Сара встречала. На женщин любого возраста он производил неотразимое впечатление. Да и я нахожусь под сильным воздействием его личности. Очень сильным. Алекс утверждал, что всегда хранит верность лишь той женщине, с которой близок, и ему бы лучше не отступать от своих привычек, мрачно подумала Натали. У нее были кое-какие идеи, как этого добиться.

Натали приступила к обряду знакомства.

— Прости, что так поздно, мама, но Александр Гринфилд хотел встретиться с тобой и с папой незамедлительно. Алекс, это моя мать, Сара Митчелл.

— Рад познакомиться с вами, миссис Митчелл, — расплылся в улыбке Гринфилд и галантно поцеловал протянутую руку.

— Ох, боже мой, боже мой, — только и смогла выдохнуть Сара. Она машинально поправила прическу, затем, ужаснувшись, не смазана ли помада, коснулась губ и, проведя рукой по шее, жалобно вскрикнула: — Надо же, я только что сняла ожерелье!

— Ты прекрасно выглядишь, мама, — заверила Натали и смутилась, когда мать бросила на нее благодарный взгляд.

Приосанившись, Сара церемонно обратилась к гостю:

— Что ж, мистер Гринфилд, милости просим.

По пути в гостиную Натали торопливо обняла мать и шепнула:

— Все в порядке, мама. Ты прекрасно выглядишь. Как всегда.

— Спасибо, доченька, — с искренней благодарностью шепнула в ответ Сара.

Отец сидел в своем любимом кресле и смотрел телевизор.

— Ричард... — строго обратилась к нему жена. — Ты не поверишь, но у нас гость.

Подняв глаза, Ричард увидел Натали и Алекса, выключил телевизор и торопливо выбрался из кресла.

— Папа, это Александр Гринфилд. Алекс, мой отец — Ричард Митчелл.

Когда Алекс сделал шаг вперед, протягивая руку, отец оценивающе окинул взглядом с головы до ног нового поклонника младшей дочери. С посторонними Ричард Митчелл вел себя не так робко, как с женой. Не было такого человека, который заставил бы его смутиться. Только его обожаемая жена имела право диктовать, что ему говорить и как себя вести. Ричард крепко пожал руку Алексу, хотя было заметно, что он несколько ошеломлен визитом.

— Мистер Митчелл, — дипломатично начал Гринфилд, — я понимаю, что время выбрано не самое подходящее...

— Есть немного, — согласился отец. — Но если Натали так решила... Словом, все в порядке.

— Спасибо, мистер Митчелл. — Алекс лучился доброжелательностью. — Я уже знаю, что эти выходные принесли вам неприятности, поскольку приходится отменять свадьбу. И я решил, что не стоит терять на это время.

— Но тут уж ничего не сделаешь! — воскликнула Сара, впадая в привычное для нее нервное беспокойство.

— Еще как можно сделать, миссис Митчелл, — с ослепительной улыбкой заверил ее Алекс, а затем повернулся к Ричарду. — Мистер Митчелл, я хочу жениться на вашей дочери и приехал просить вашего разрешения. Натали согласна.

Сара Митчелл рухнула в ближайшее кресло и запричитала:

— О господи! О господи!

Ричард беспомощно посмотрел на жену. Но Сара не могла прийти ему на помощь, поскольку сама была совершенно сбита с толку. Тогда глава семьи принял решение.

— Скажи, милая, — обратился он к дочери, — тебе в самом деле нужен этот человек, или ты просто торопишься выскочить замуж?

— Он мне нужен, папа.

Ричард удовлетворенно кивнул.

— Что ж, мистер Гринфилд... Алекс... в таком случае, я рад.

— Благодарю вас, сэр.

— Натали хорошая девочка, — заверил Ричард.

Натали улыбнулась. Она обожала отца.

— Я ценю это, мистер Митчелл, и Натали меня полностью устраивает. — Гринфилд уверенно привлек ее к себе, давая понять, что отныне он владеет ею. — Мы с Натали считаем, что свадьба должна состояться в намеченный срок. С той лишь разницей, что женихом буду я. Если, конечно, вы согласны.

Ричард вопросительно взглянул на жену.

— Да, — кивнула Сара. — Это спасет нашу дочь от позора.

— Мы с женой согласны, — вынес вердикт Ричард.

Сара, казалось, не могла поверить в удачу Натали. Непутевая-непутевая, а как повезло!

— Давайте выпьем чаю, — с внезапно просиявшим лицом сказала Сара. — Или вы хотите кофе, мистер Гринфилд? Может, что-нибудь покрепче? Правда, я не знаю, что у нас есть, — спохватилась она. — Ричард, что у нас в баре?

— Я за рулем, — вежливо отказался Алекс. — Кофе меня вполне устроит. Спасибо.

Они расселись вокруг обеденного стола. Слушая Сару, Алекс с самым живым интересом вникал в подробности свадебного торжества, после чего решительно заявил, что берет на себя часть расходов. Это добавило ему очко в глазах будущего тестя, поскольку Салливан на эту тему даже не заикался.

Очарованная женихом дочери, Сара с каждой минутой все больше увлекалась идеей новой свадьбы. Конечно, будет непросто объяснить друзьям и близким, почему у Натали другой жених, но, учитывая, что куда труднее растолковать, почему свадьба вообще не состоится, из двух зол приходится выбирать меньшее. Ну, а если свадьба пройдет с куда большим размахом, чем предполагалось...

Натали с изумлением наблюдала, как быстро мать поддается обаянию Алекса. Тонкая продуманная лесть, сила его личности и занимаемое положение обезоружили Сару Митчелл настолько, что она, образно говоря, была готова есть у него с рук.

Дьявольское обаяние, подумала Натали, если мой будущий муж способен очаровать женщину, которая по возрасту годится ему в матери!

Она была готова обидеться. С ней Алекс никогда не ворковал и вообще не пытался ее очаровывать. Но тут Натали вспомнила притворство Томаса Салливана и решила, что все к лучшему. Лживой показухе она предпочитает пусть сдержанные, но честные и откровенные отношения. Гринфилд не пытался вскружить ей голову. Она ему просто нужна. И он ей нужен. Просто и понятно. Но Натали не могла отделаться от мысли, что на самом деле все обстоит несколько иначе.

— Вы так хорошо знаете детали свадебной церемонии, мистер Гринфилд, — одобрительно заметила миссис Митчелл.

— Я уже был женат, — спокойно напомнил Алекс.

— Ах, да! Конечно! — смутилась Сара. — Я совсем забыла. Простите мою бестактность.

— Все в порядке, не беспокойтесь, — заверил будущую тещу Алекс. — Впереди нас ждет радостное событие.

— Да. Вы правы, — тут же согласилась Сара.

Гринфилд сказал, что распорядится перепечатать свадебные приглашения. Во вторник приглашения пришлют из типографии. Его секретарь под чутким руководством миссис Митчелл составит список гостей и займется рассылкой. Жаль, конечно, что Натали не сможет помочь, но она позарез нужна в Чикаго. Для дел, не терпящих отлагательства, не позволив себе даже намека на улыбку, уточнил Гринфилд.

Но время от времени, не теряя нити разговора, он умудрялся посылать Натали полные любви взгляды и не раз заставлял ее вздрагивать, то и дело нежно касаясь руки. То есть весьма недвусмысленно Алекс давал понять, с какой любовью относится к ней. Очевидно, пунктуально выполняет условия нашего договора, по-своему истолковала это Натали.

Ричард был тронут. Сара же, кажется, пребывала на седьмом небе от счастья, хотя и смотрела на свою непутевую дочь с выражением изумленного недоверия. В ее взгляде ясно читалось: «Каким образом ты подцепила столь завидного жениха?» Союз с Гринфилдом явно искупал в глазах миссис Митчелл все прежние грехи дочери, Сара начала воспринимать Алекса кем-то, вроде ангела господня, посланного на Землю, чтобы спасти ее дочь.

Но Натали грыз червячок сомнения: она не исключала, что все еще может плохо кончиться. Однако ответ может дать только время. По крайней мере, сейчас все ясно и понятно. Алекс определенно заявил, что хочет быть рядом с ней.

Родители проводили их до лимузина. Сара прослезилась. Ричард с почти мальчишеским любопытством разглядывал машину. С его точки же зрения, настоящий автомобиль так и должен выглядеть — как серебряная молния. Вообще Ричард пребывал в несвойственном ему состоянии эйфории: грозовые облака, сгустившиеся было над его семьей, рассеивались: жена радуется... его дорогую маленькую принцессу ждет счастье...

Пожимая на прощание Алексу руку, Ричард сказал:

— Теперь вам предстоит беречь нашу малышку. Обращайтесь с ней хорошо.

— Как с принцессой, — горячо заверил его Алекс.

Он не мог бы подобрать лучших слов, с удовлетворением отметила Натали. Уж не обладает ли Алекс телепатическими способностями? Он удивительно точно читает чужие мысли. А я, напомнила она себе, должна оставаться для него в какой-то мере непредсказуемой. Надо же как-то поддерживать интерес к своей скромной персоне.

Натали утонула в отцовских объятиях.

— Толковый парень, дорогая, — шепнул Ричард. — С ним ты не промахнулась.

Натали оставалось только надеяться на это.

Теперь, когда родители приняли ее сторону, жребий брошен окончательно и бесповоротно. Уж эту свадьбу отменить невозможно. Немыслимо. Если это произойдет, мать просто выгонит ее из дому.

— Теперь ты счастлива, мама? — не удержалась Натали, целуя ее на прощание.

— Ради бога, Натали, — торопливо прошептала Сара, — будь хорошей девочкой. По крайней мере, хотя бы до свадьбы.

Натали снова забеспокоилась. Она понимала, что мать имела в виду. «Только не оступись». Хотя Сара никогда не решилась бы сказать это вслух.

Лимузин стремительно мчался к Чикаго.

— У тебя прекрасные родители, — заметил Алекс.

— А как насчет твоих родителей? — вдруг спохватилась Натали. Примут ли они новую невестку столь же благодушно, как ее родители встретила Алекса?

— Я тебя отвезу познакомиться с ними завтра вечером, — сказал Гринфилд, бросив на свою нареченную внимательный взгляд. — Лучше, если мы это сделаем до появления сообщения в газетах.

— Ты собираешься оповещать о нашей свадьбе через газеты?..

Гринфилд серьезно кивнул.

— Я весьма старомоден.

Лжец, подумала Натали. Но он выглядел таким довольным и радостным, что она решила не спорить. Алексу в конце концов виднее.

— Что мне надеть на встречу с твоими родителями? — спросила Натали, сомневаясь, что выдержит сравнение с Элен.

Гринфилд усмехнулся.

— Думаю, тот костюмчик, что ты надевала прошлый понедельник, подойдет как нельзя лучше. И я бы хотел, чтобы ты распустила волосы.

— Хорошо.

Волосы у нее не хуже, чем у ослепительной Элен.

— Тебе придется оставить работу, — задумчиво сказал Алекс. — Ты не сможешь больше работать секретаршей Николаса Бримсона.

Вот и отлично, подумала Натали. Если я стану секретаршей Алекса, то смогу присматривать за мужем. И уж постараюсь, чтобы он не пялил глаза на всяких красоток.

— И что ты предлагаешь? — весело спросила она.

— Ммм... вообще бросить работу.

И расстаться с независимостью? Натали обдумывала его предложение всего лишь несколько секунд. Эта идея ей совсем не понравилась. Прими она ее — и окажется слишком уязвимой и беззащитной.

— А ты собираешься бросать работу? — пошла в наступление Натали.

— Нет, — удивился Гринфилд.

— Ну и я нет, — твердо заявила она.

— Я в самом деле не хочу, чтобы ты работала с Бримсоном, — нахмурился Алекс. — У тебя будет не то положение, дорогая.

— Я могу работать с тобой.

— Нет. Ни в коем случае.

— За тобой нужен уход, — возразила она.

Гринфилд насмешливо взглянул на невесту.

— В таком случае нам с тобой будет не до работы.

— Я буду носить очки.

— Нет! К черту эти гнусные стекляшки!

— И укладывать волосы в пучок.

— Нет, — застонал он. — Только не это.

— Я хорошая секретарша.

— Лучшая из всех, что у меня были, — с улыбкой подтвердил Алекс.

— Тогда почему же ты меня не хочешь? — возмутилась Натали.

— Я хочу, — с чувством сказал он. — В этом-то и проблема.

— Тогда я найду работу в какой-нибудь другой фирме, — решительно заявила Натали.

Ему не удастся руководить ее жизнью!

— Я подумаю, — мрачно пообещал Гринфилд. — Но в любом случае завтра ты уходишь от Бримсона.

— Звучит так, словно я уволена, — недовольно пробурчала Натали.

— Что-то в этом роде.

Итак, Алекс дал понять, что уступать не намерен. Натали тяжело вздохнула, признавая свое поражение. Он умеет настоять на своем. В больших компаниях статус каждого сотрудника четко определен... вплоть до порядка посадки в вертолет. И пусть Николас Бримсон входит в состав руководства компании, невеста главы фирмы не может работать у него в подчинении.

В сущности, Натали понимала, почему Гринфилд не хочет, чтобы его жена кому-то подчинялась. Вот его прежняя жена имела свое дело, которое, кстати, позволяло ей стоять на одной социальной ступеньке с мужем. А она?.. Секретарша, пусть и образцовая.

Натали продолжала сравнивать себя с прекрасной Элен, и сравнение неизменно выходило в пользу последней. Единственный способ, который помог бы Натали самоутвердиться, — это стать секретаршей Алекса. Или его личной помощницей. Она решила все-таки настоять на своем, когда улучшит момент для этого разговора. Сейчас не время.

Они подъехали к ее дому, и Алекс проводил Натали до квартиры. На пороге она засомневалась, пригласить ли его на чашечку кофе? Мать велела быть хорошей девочкой. Но, когда она потянулась поцеловать Алекса на прощание, он уже все решил за нее.

— Я собираюсь жениться на тебе, Натали, — напомнил Алекс, привлекая ее к себе. — И очень скоро.

Не отказывать же ему в такой малости, как... чашечка кофе?

— Ты боишься? — тихо спросил Гринфилд, уловив ее смущение и растерянность.

— Немного.

— А я нет.

— Ты мужчина.

Про себя Натали добавила, что брак практически ничего не меняет в жизни мужчины. А вот женщине приходится от многого отказываться.

— Какая разница? — удивился Алекс.

— Разве ты не заметил? — с легкой ноткой нахальства в голосе спросила Натали.

— Ты собираешься держать меня на дистанции? — догадался Гринфилд.

— Какое-то время. Пока не поженимся.

— Прекрасно, — кротко улыбнулся Гринфилд и, подхватив ее на руки, вошел в квартиру, пинком закрыл за собой дверь, и прямиком направился в спальню, прекрасно ориентируясь в расположении комнат.

— Это ты называешь держаться на дистанции? — Натали попыталась сказать это осуждающе, но внезапно охрипла, когда он спокойно и уверенно стал раздевать ее.

— На всю ночь я не смогу остаться, — сообщил Гринфилд.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.