Сделай Сам Свою Работу на 5

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 7 глава

— Ах, вот как... — растерянно пробормотала Натали, когда Алекс, начав с шеи, стал покрывать ее поцелуями, опускаясь все ниже.

Спустя какое-то время Натали блаженно отдыхала в объятиях любимого, счастливая и умиротворенная. Подумав, она решила, что не так плохо, если Алекс будет постоянно нуждаться в ней. Ну и, кроме того, они собирались стать мужем и женой, а не любовниками. Это спасет ее от окончательной потери самоуважения.

— Что я скажу Бримсону? — прошептала Натали, покрывая беглыми поцелуями лицо Алекса.

— Правду, что же еще? — удивился тот.

— Ник расстроится, что я от него ухожу.

— Ему придется смириться. Он человек умный и спорить не будет.

Натали почему-то не хотела признаваться, что нервничает перед предстоящим разговором с Николасом, и сменила тему. Кроме того, Алекс решил, что пришло время в очередной раз отвлечь невесту от раздумий о будущем, и это у него получилось более чем успешно. Натали надеялась, что у него не найдется сил расстаться с ней, так как уже занимался рассвет, но Гринфилд стал собираться.

— Ну и попался я с тобой, Натали, — пробормотал он, одеваясь.

Натали чуть было не попросила его остаться, но вовремя прикусила язык. Пусть чувствует себя свободным. Пока. Она крепко поцеловала его на прощание.

— Спокойной ночи, дорогой.

— Шесть недель — это чертовски долго, — проворчал тот, направляясь к дверям.

Как и сама жизнь, безжалостно подумала Натали.

Впереди ее ждал целый воз проблем. Она понятия не имела, как их решить. Но ничего, как-нибудь справится. Единственное, чего она решительно не хотела — это еще раз потерпеть неудачу с замужеством.

 

 

Явившись на следующее утро в офис, Натали чувствовала себя смущенной и растерянной. Она уже жалела, что согласилась бросить работу. Тем не менее выбора у нее, пожалуй, нет. Приходится мириться с неминуемыми последствиями брака с Гринфилдом.

Бримсон как начальник и как человек ей очень нравился. Он всегда хорошо относился к ней, и Натали не хотела терять его дружбу. Но ей предстояло сообщить, что она увольняется из-за того, что выходит замуж за босса, и она не могла не волноваться. Оставалось надеяться, что они с Бримсоном расстанутся все-таки по-хорошему.

Не дожидаясь появления Бримсона, Натали стала складывать в сумку принадлежащие лично ей мелочи, украшавшие кабинет. Николас влетел в офис ровно в девять часов и с порога пожелал ей доброго утра.

— Николас, я должна тебе кое-что сказать, — выпалила Натали, пока шеф не скрылся за дверью своего кабинета.

— Конечно. Выкладывай, моя девочка.

Натали с облегчением вздохнула. Должно быть, Бримсон хорошо отдохнул и у него прекрасное настроение. Она прошла за Николасом в его кабинет. Шеф уселся за письменный стол и выжидающе вскинул брови.

— Я выхожу замуж, Ник, — заявила Натали.

— Поздравляю. Значит, рана затянулась. Что я говорил?

— Нет, это не то, что ты думаешь, — покачала головой Натали. — Я выхожу не за Томаса Салливана. Я же сказала, что с ним все кончено, Ник. — Она перевела дыхание. — Я понимаю, что мои слова, скорее всего, станут для тебя неожиданностью. Мне сделал предложение Алекс Гринфилд, и я согласилась. Свадьба через шесть недель. Алекс настаивает, чтобы я ушла с работы. Прямо сегодня. В противном случае он меня уволит.

У Бримсона отвисла челюсть. Несколько секунд он тупо смотрел на свою секретаршу, а потом на лице его отразилась грусть из-за неизбежности расставания. Наконец губы Николаса расплылись в широкой улыбке, а в глазах заплясали веселые чертики.

— Ник, я не шучу. — Она умоляюще вскинула руки, взывая о понимании. — Алекс в самом деле женится на мне.

— Прости, девочка. — Бримсон откашлялся. — Я не сомневаюсь, что все это ты сказала вполне серьезно, — заверил он, по-прежнему улыбаясь.

— Ну и что тут смешного? — вспылила Натали.

Может, Бримсон считает, что я недостаточно хороша для босса?

— Ничего! Ровным счетом, ничего! — спохватился Николас.

Но ее орехово-золотистые глаза уже наполнились обидой. Бримсон несколько смутился, но тут же состроил самую добродушную физиономию.

— Я ведь был для тебя хорошим начальником, не так ли, дорогая?

— Да, — признала Натали. — И мне очень жаль, что я должна уйти.

— Все прекрасно! — отмахнулся Бримсон. — И сделай напоследок одолжение: не рассказывай Алексу, что я смеялся, услышав столь радостную новость.

— Почему же? — удивилась Натали.

Николас явно что-то скрывает от нее.

— Прошу тебя, просто забудь обо всем. — Бримсон скорчил умоляющую гримасу.

— Я хочу знать, почему ты веселился, — решительно потребовала ответа Натали. Она хотела разобраться со смутными подозрениями, которые вызвало у нее веселье шефа.

Николас оценил упрямо вскинутый подбородок своей уже бывшей секретарши, прикинул те неприятности, которые он может себе обеспечить, и понял, что, оказавшись между Сциллой и Харибдой, должен вести себя честно и благородно. Еще один взгляд на Натали, — и он решился.

Натали Митчелл всегда можно было доверять.

— Если я расскажу тебе, а ты все выложишь Гринфилду, мне, конечно, придет конец. Но ведь ты так не поступишь, не правда ли, дорогая? У меня жена и дети, которых надо кормить.

Натали нетерпеливо вздохнула.

— Хорошо. Я ничего не расскажу Алексу. Но тебе лучше выложить мне всю правду.

— Будь по-твоему. — Николас пожал плечами и стал рассказывать, тщательно подбирая слова. — Видишь ли, Гринфилд... интересовался тобой довольно длительное время. Несколько месяцев...

— Ты шутишь?! — не поверила Натали.

— Никоим образом.

Она испытующе уставилась на Бримсона.

— Откуда ты это знаешь?

— Гринфилд постоянно проедал мне плешь, спрашивая о тебе. Что ты думаешь, чем занимаешься, как оцениваешь то или иное. Он хотел знать о тебе все досконально. И никогда впрямую ничего не говорил, всегда выведывал тонко и осторожно, но его интерес к тебе был неизменен. Я предвидел, чем это кончится. Я понимал, что он окажется рядом с тобой... когда придет время.

— Но... Он ведь совершенно не знал меня, — изумленно заметила Натали.

Николас загадочно посмотрел на нее.

— Он знает о тебе больше, чем ты можешь себе представить.

— Тогда почему же он не дал мне знать?.. Если я его так интересовала...

— О, Алекс Гринфилд — непревзойденный стратег. Он может долго выжидать, пока не наступит самый подходящий, с его точки зрения, момент.

Это замечание заставило Натали нахмуриться. Неужели она пала жертвой тонко рассчитанных планов Гринфилда, этого корифея стратегии?

— Я всеми силами старался уберечь тебя, Натали. Мне никогда не приходило в голову, насколько серьезен его... э-э-э интерес к тебе. Я старался отвадить его, втолковывал, что ты выходишь замуж. Что даже не смотришь на других мужчин. Но теперь ясно, что все это для Гринфилда не имело никакого значения.

Натали не знала, надо ли ей возмущаться или чувствовать себя польщенной столь длительным интересом главы компании к ее скромной особе.

— Когда с Мэри Форрест произошел несчастный случай, Алекс понял, что ему предоставляется возможность заполучить тебя к себе и немедленно воспользовался этим. Но, можешь не сомневаться, Гринфилд в любом случае нашел бы повод добиться своего, — задумчиво сказал Николас. — Если этот парень принимает решение, он не видит никаких препятствий в его осуществлении.

В крайнем случае, обойдет их, добавила про себя Натали.

Бримсон немного помолчал, прикидывая, как вернее получить отпущение грехов.

— Гринфилд приказал мне подобрать ему секретаршу на время переговоров с японцами. И в то же время недвусмысленно дал понять, что ты самая подходящая кандидатура. Конечно, прямо он этого не сказал, но иначе истолковать его намек было невозможно. Я получил указание и выполнил его. Ведь у меня жена и дети, которых надо кормить. — Николас тяжело вздохнул. — Как ни печально признаваться, но даже ради твоего благополучия я не мог лишить свою семью средств к существованию. Зная тебя, я чувствовал: если и есть женщина, способная справиться с Алексом Гринфилдом, то это только ты. От всей души желаю, чтобы вы были счастливы.

Натали припомнила, как Бримсон внимательно следил за ней, когда она садилась в вертолет. Точнее, когда Алекс внес ее по трапу на руках. И на следующий день утром, пусть даже и с опозданием, Николас советовал ей быть настороже.

— Я всегда считал, что ты потрясающая девушка, Натали, — продолжал Бримсон. — Я испытывал к тебе почти отеческие чувства. Надеюсь, ты понимаешь, что Алексу очень трудно сказать «нет». Я вот не смог.

— Понимаю. Ты отправил меня прямиком в пасть льву, не предупредив даже намеком.

Николас всплеснул руками.

— Клянусь, я оказался в безвыходном положении! Но ведь... словом, говоря откровенно, в тебе столько обаяния, ну и...

— В самом деле? — заинтересовалась Натали.

Бримсон со знанием дела кивнул.

— У тебя самая симпатичная попка во всем этом здании.

— У меня есть не только попка, Бримсон, — раздраженно фыркнула Натали.

— Я знаю. Знаю, — торопливо сказал он. — И догадываюсь, что Гринфилд очень быстро в этом убедится. Во всяком случае, надеюсь.

Натали наконец поняла, почему Алекс так странно смотрел на нее неделю назад, когда она впервые появилась в его кабинете. Гринфилд хотел ее, и когда обстоятельства предоставили ему такую возможность, он, не медля, воспользовался этим и получил желаемое. Спокойно и без суеты.

А ведь Алекс знал, что она собирается замуж. И понятия не имел, что свадьба не состоится. Неужели он настолько жесток? Что ж, когда подвернется подходящий момент, надо это выяснить.

— Что уж тут говорить, ты его околдовала, дорогая, — продолжал бубнить Бримсон. — Тебе повезло! Ты и представить себе не можешь, как я рад. Потрясен. Не сомневаюсь, Гринфилду нужна только такая жена, как ты.

Натали нахмурилась. Почему Николас решил, что Алексу нужна именно она?

— Я думаю, что дала знать о себе высшая справедливость! — торжественно произнес Бримсон. — Даже мистер Гринфилд, наш Александр Всемогущий, не предполагал, что так все обернется. Хотя забудь, что я сказал, Натали. Возможно, он как раз и стремился к подобному исходу событий. Я никогда не понимал его.

Алекс не скрывал, что хочет меня, размышляла Натали. В этом нет никаких сомнений. Тем не менее она опасалась, не ее ли стараниями Гринфилду было навязано решение жениться? Не заставь она, захотел бы Алекс идти под венец?

— Если не считать моей жены, ты самая потрясающая девушка, которую я имел честь знать, Натали, — расчувствовался Бримсон. — Поздравляю тебя! От всего сердца, от всей души... Ты единственный человек, который смог одержать верх над Алексом Гринфилдом. Жаль, что ты уходишь. Я бы мог многому у тебя научиться.

— Почему ты считаешь, что Алексу нужна такая жена, как я? — в лоб задала вопрос Натали.

Николас Бримсон был очень умным и весьма осторожным человеком. Он тут же уловил, насколько серьезен вопрос.

— Только не надо нигде об этом упоминать, дорогая. Строго между нами. Но я считаю, что Гринфилд должен стать более... как бы это сказать?.. Человечным. И мне кажется, ты единственная, кому это под силу. И еще, Натали...

— Да?

— Я надеюсь, что с ним ты будешь счастлива. — Бримсон расплылся в добродушной улыбке. — Но я желаю всего самого лучшего... как всегда.

— Спасибо, Ник.

Они наконец расстались. Натали пообещала себе, что, если она имеет хоть какое-то влияние на Алекса, Николас Бримсон получит повышение. Она не сомневалась: Ник будет держать язык за зубами, разве что поделится с женой. Бримсон был весьма осмотрителен, когда речь заходила о конфиденциальной информации. Кроме того, у него семья, которую надо кормить...

Алекс должен стать более человечным. Человечным...

Эти слова прочно засели в голове Натали. Не поэтому ли Алекс и сделал ей предложение? Может, его потребность в ней носит не только сексуальный характер? Он нуждается в друге. Если так, то у нее есть шанс сделать этот брак жизнеспособным.

Натали решила позвонить сестре, посоветоваться. У Джулии исключительно удачный брак, так что, возможно, сестра даст ей несколько советов, как сделать мужа счастливым.

Но, позвонив Джулии, Натали выяснила, что мать уже потратила добрую часть утра, болтая по телефону со старшей дочерью. Так что Натали сразу перешла к интересующему ее вопросу.

— Почему твой муж счастлив, Джулия?

— Очень просто, — рассмеялась та. — Будь сама счастливой, тогда он будет счастлив. Даже если твой муж не будет знать, чему ты радуешься. Это уже проверено.

— Так просто? Ты уверена, что это сработает?

— Вне всяких сомнений, — заверила сестра.

— В таком случае спасибо за совет, дорогая, — серьезно сказала Натали.

— Рада помочь.

Мне стоит многое позаимствовать у Джулии, подумала Натали. Например, мудрость и рассудительность. Она решила чаще советоваться со старшей сестрой.

 

Натали тут же воплотила совет Джулии в жизнь. Вечером Алекс познакомил ее со своими родителями. Натали не позволила себе нервничать или отмалчиваться, не подала виду, что окружающее богатство подавляет ее. Она была счастлива находиться рядом с Алексом, была рада встретиться с его родителями, которые сначала довольно сдержанно встретили ее, и не скрывала удовольствия от того, что Алекс с подчеркнутым вниманием относится к ней. Она и сама с головы до ног лучилась любовью к своему жениху, и ее не волновало, если это кто-то заметит.

Похоже, привычка Алекса постоянно контролировать себя потерпела крах. Распрощавшись с родителями, он объехал вокруг квартала и занялся с Натали любовью прямо в машине. Как всегда с Алексом, она пережила увлекательные и волнующие ощущения. Затем, добравшись до ее квартиры, они снова очутились в постели.

Видно было, насколько Гринфилду не хотелось расставаться с ней, и он с нескрываемой иронией заметил, что ошибся насчет даты свадьбы: следовало взять лицензию и тут же заключить брак. Натали убедилась, что Алекс по-прежнему жаждет жениться на ней, и сейчас, похоже, еще больше, чем раньше.

Во вторник утром Гринфилд отвез Натали к ювелиру. Но ни одно из колец, которые тот продемонстрировал, не удовлетворило его взыскательный вкус. Алекс решил сделать кольцо для Натали на заказ. Кольцо должно быть изысканным и изящным, распорядился Гринфилд. Натали бы устроило и простое обручальное колечко, но ее до глубины души тронуло желание Алекса сделать для нее что-то особенное.

— Теперь я отвезу тебя к своему бухгалтеру, — объявил Гринфилд. — Он кое-что оформит.

— Что именно?

— Это лишь... — Алекс замялся. — Я сорвал тебя с работы. А тебе понадобятся деньги...

Вот удобный момент!

— Мне не нужны твои деньги, Алекс, — нахмурилась Натали. — Хорошая секретарша всегда найдет себе работу. Если ты не хочешь, чтобы я была при тебе...

— Натали... — Гринфилд умоляюще посмотрел на невесту. — Нельзя забывать и о Мэри.

— Ты можешь перевести ее к Бримсону.

— Это означало бы понижение.

— Значит, повысь Николаса.

— Ты пытаешься учить меня, как вести дела? — Алекс сурово посмотрел на свою суженую.

— Я хочу быть твоим секретарем, Алекс, — заупрямилась Натали.

— Ладно, что-нибудь придумаю, — вздохнул Гринфилд.

Алекс оставил ее у бухгалтера, и в мгновение ока Натали стала богатой. На ее имя был открыт счет, а также счет для расходов по хозяйству, и кроме того ей пришлось расписаться за целую стопку кредитных карточек.

За какие-то полчаса Натали вдруг получила в свое распоряжение огромную кучу денег, куда больше, чем заработала за всю трудовую жизнь. Почему-то она не могла заставить себя оспорить действия бухгалтера, скорее всего поэтому хитрый Алекс и оставил их наедине. Но Натали подозревала, что таким образом будущий муж дает ей понять, что собирается действовать так, как считает нужным.

Встречи с родителями, уход с работы, объявление в газете, кольцо, деньги... Ловко и умело Гринфилд все больше связывал ее по рукам и ногам.

Натали припомнила откровения Бримсона, и то, как Алекс заполучил ее, не обращая внимание на тот факт, что она собиралась замуж за другого. Может, Алекс не так честен, как ей казалось? Может, он всегда делает лишь то, что его устраивает?

 

Через пару дней Джулия пригласила их на обед: она хотела познакомиться с женихом младшей сестренки. К шести Алекс заехал за Натали. Он пришел слишком рано, объяснив, что ему все равно нечего делать на работе. Растянувшись на кровати, он с явным удовольствием наблюдал за сборами невесты.

Подумав, что настало самое подходящее время решить небольшую проблему, Натали осторожно спросила:

— Помнишь, как мы в первый раз занимались любовью?

— Еще бы! — Алекс улыбнулся.

В это мгновение Натали почувствовала, что, пока она с ним, больше в мире ничего не имеет значения. Но все же решила продолжить.

— В то время... — Она замялась, прикидывая, как сформулировать вопрос, чтобы не выдать Бримсона.

— Ну-ну?.. — подначил Алекс, заинтригованный ее смятением.

— Ты знал, что я собиралась замуж?

— Да.

— Почему же ты так поступил? — тихо спросила Натали.

Гринфилд не изменил позы, однако не сводил с невесты глаз.

— Это тебя очень волнует?

Отвернувшись к зеркалу, Натали стала старательно расчесывать волосы. Она не хотела врать. Да, это ее волновало.

Стремительным движением Алекс поднялся с кровати и взял у нее из рук щетку, бросил на туалетный столик и, развернув Натали лицом к себе, нежно обнял. Его темные глаза, казалось, прожигали ее насквозь.

— Натали, ты еще не была замужем, — мягко сказал он. — Я хотел, чтобы ты была со мной и ни с кем другим. — Гринфилд грустно усмехнулся, словно подсмеиваясь над собой. — И я хотел быть с тобой... Хотел понять, что это такое, когда ты рядом. И в нашу первую ночь я ничего не планировал. Это... просто так получилось. И ты не оттолкнула меня. Я очень остро чувствую людей... Ты можешь не верить, но это так. Поэтому мне и везет во всех начинаниях. Но, если бы ты хоть намеком дала понять, как тебе неприятны мои действия, я бы остановился.

Остановился бы? Натали по-прежнему не могла отделаться от сомнений. Гринфилд всегда стремится получить то, что ему нужно. Он сам об этом рассказывал.

— Значит, это была моя ошибка? — спросила она.

— Нет, дорогая, — вздохнул Алекс. — Ошибки... все были моими. Когда я понял, что у меня есть шанс, я не смог его не использовать. Я хотел тебя, Натали. И, понимаешь ли, я видел, что ты тоже хочешь меня.

— Да, — призналась Натали. — Уют и уединенность нашего коттеджа... И еще ты...

— А что я? — тут же спросил Апекс.

— Я не хочу льстить твоему эго, но дело в том, что ты соткан из того материала, из которого получаются самые фантастические любовники, дорогой.

Почему-то он помрачнел и замкнулся. Но тут раздался звонок в дверь.

— Ты кого-то ждешь? — бросил Гринфилд.

Натали пожала плечами.

— Может, соседке что-то надо. — Она направилась к двери, радуясь представившейся возможности перевести дыхание.

Это была не соседка.

Томас Салливан ворвался в квартиру, размахивая газетой и захлебываясь от возмущения.

— Это идиотская шутка?! — заорал он, меча глазами молнии. — Я дал тебе время успокоиться и прийти в себя, а ты...

— Дорогая, кто этот человек?

Резкий, как удар хлыста, голос Гринфилда, донесшийся из гостиной, заставил Томаса обернуться. Если бы взгляды могли убивать, то от Салливана осталось бы сейчас лишь мокрое место.

— Мой бывший жених, — коротко ответила Натали, чувствуя, что ее новый избранник готов взорваться.

— Натали моя! — воинственно заорал Томас. — И была моей все эти годы!

Алекс подошел к нему. Он был крупнее, выше и явно сильнее Томаса.

— Она больше не твоя, — очень тихо сказал Гринфилд. — Ты плохо относился к ней. Ты не заслуживаешь ее, гнусный подонок. Ты унижаешь ее одним своим присутствием. Выводишь из себя. И получил то, что тебе причиталось.

Протестуя, Салливан вскинул руку.

— Эй, заткнись...

Схватив за лацканы пиджака, Алекс без усилий оторвал противника от пола.

— Если ты еще хоть раз подойдешь к ней, я тебе голову оторву! И все остальные части тела! Понял ты, мешок с дерьмом?

— Послушайте! Вы не понимаете, — прохрипел Салливан. — У меня теперь новый психоаналитик...

Выражение лица Алекса испугало даже Натали.

— Ты, червяк! — рявкнул Гринфилд. — Куча прогнивших отбросов! Я тебя сейчас...

Натали должна была как-то остановить побоище, ибо не было никаких сомнений по поводу намерений Алекса.

— Опусти его, Алекс! — взмолилась она.

— Чего ради? — прорычал тот.

— Я не хочу, чтобы ты бил его.

Гринфилд искоса бросил на нее быстрый взгляд, но, увидев, насколько Натали обеспокоена, с большой неохотой поставил Томаса на ноги.

— Вот так-то лучше, — буркнул Салливан, приглаживая волосы.

— Пожалуйста, уходи, Томас, — вмешалась Натали.

Со стороны Салливана было сущей глупостью считать, что он сможет схватить тигра за хвост. Она видела: Гринфилд снова готов взорваться, и тогда его не удержать.

Салливан, по-прежнему ничего не понимая, сделал еще одну попытку обрести счастье.

— Я люблю тебя, дорогая.

— В самом деле? — брезгливо осведомилась Натали.

— Да. Ради тебя я готов на все.

— И ты хочешь, чтобы я была счастлива, Томас?

— Конечно, хочу!

— В таком случае мне жаль, Томас, но я не люблю тебя. И счастлива с этим человеком, за которого и собираюсь замуж. Так что, если ты в самом деле желаешь мне счастья...

— Но мы так долго были вместе, — страстно возразил Салливан. — Как ты можешь быть счастлива с кем-то еще? — Получив в ответ презрительное молчание, он возопил: — Так что же мне теперь делать?!

— Обратись к новому психоаналитику, — с иронией посоветовала Натали.

— И тебе понадобится хороший хирург, если ты сейчас же не уберешься, — предупредил Гринфилд.

— Да. Полагаю, мне пора уходить, — занервничал Салливан. Он с опаской отодвинулся от Алекса, и с болезненным недоумением взглянул на Натали. — Неужели ты будешь с ним счастлива?

— Я уже счастлива, Том, — заверила она.

— Мне очень жаль. Жаль, что я так поступил. Жаль, что потерял тебя... — В первый раз Салливан позволил себе выглядеть несчастным и растерянным.

— Слишком поздно, Томас, — мягко сказала Натали. — Прощай.

Уходя, Салливан сдавленно всхлипнул.

Слабак, с презрением подумала Натали и повернулась к человеку, который на самом деле был сильным.

— Ты должна была мне позволить прикончить его. — Алекс яростно сверкнул глазами.

— Жаль, что так получилось, — смущенно пробормотала она.

— Жаль, что я не выкинул его за дверь, — рявкнул Алекс.

— Все кончено.

Она умоляюще посмотрела на Алекса. Он продолжал буравить ее настороженным взглядом.

— Тебе нужен я?

— Да, — подтвердила Натали, понимая, что Алекс все еще не уверен в ней.

— Он может вернуться.

— Дорогой, я не хочу, чтобы он возвращался. Если он появится, то снова окажется за дверью.

Гринфилд никак не мог успокоиться.

— Верность требуется и от меня, и от тебя, Натали.

— Да, так и есть.

— Я считаю, что тебе лучше перебраться ко мне.

— Ты все еще хочешь на мне жениться?

— Да, — горячо сказал он.

— Мне не нравится, что ты мне не доверяешь.

— Я-то тебе доверяю. — Он нахмурился. — Просто хочу уберечь тебя.

— Так я буду твоей секретаршей?

— Натали... — Алекс поморщился.

— Просто я хочу оберегать тебя, дорогой.

Гринфилд тяжело вздохнул.

— Хорошо, если ты будешь жить у меня, думаю, нам придется заниматься кое-какими делами. Хорошо. Ты будешь моей секретаршей.

— Отлично. Я перебираюсь к тебе. Но ты все равно должен на мне жениться.

— Свадьба уже назначена, — напомнил Гринфилд. — Но, если ты хочешь, я могу жениться на тебе хоть завтра, и черт с ней, со свадьбой.

— Нет-нет, меня все устраивает. — Натали испугалась, что снова расстроит мать.

— Значит, договорились.

— Договорились, сэр.

Алекс наконец улыбнулся. Затем хмыкнул. Потом расхохотался. Теперь его лицо выражало безграничное счастье. Он сгреб Натали в объятия и закружил по комнате, после чего остановился, в упор посмотрев на нее.

— Ты обставила меня, дорогая. Прими мои поздравления.

Алекс поцеловал ее. Натали чувствовала себя превосходно. Во-первых, благодаря заступничеству Алекса, Салливан убрался восвояси посрамленным, и не скоро оправится от нанесенного его мужскому самолюбию удара. Во-вторых, она снова добилась своего: она будет секретаршей Гринфилда!

 

 

Полтора месяца пролетели для Натали почти незаметно. Жизнь под одной крышей с Алексом разительным образом отличалась от существования рядом с Салливаном. Гринфилду принадлежал пентхауз недалеко от того района, где жила Натали. В ее распоряжение была предоставлена не только изысканная роскошь, но и прислуга, которая убирала, стирала, гладила и покупала продукты. Гринфилд лично готовил завтрак на двоих, поужинать вместе им часто не удавалось.

Почти каждый выходной жених и невеста окунались в водоворот светской жизни. Алекс настаивал, чтобы Натали тратила его деньги на дорогие платья, и порой даже отправлялся с ней за покупками убедиться, что она ни в чем себе не отказывает. Натали же просто не привыкла, не считая, тратить деньги и покупать все, что понравится. С трудом она удерживалась от желания рассматривать ярлычки с ценами. Но сколько бы ни стоила та или иная вещь, Алекса это не волновало.

В его обществе она пьянела от счастья, и Алекс, похоже, чувствовал то же самое. К удивлению Натали, его друзья охотно приняли и признали ее. Наверное, потому, решила она, что ни у кого не хватит отваги критиковать выбор Гринфилда, тем более что он так нежно и заботливо относится к своей будущей жене. В этом смысле Алекс был выше всяких похвал, что еще раз подтверждало верность его слова.

Гринфилд устроил Мэри Форрест личной помощницей к одному из своих высокопоставленных друзей. Красавица блондинка не выразила никаких претензий, когда ее попросили освободить место. Натали заняла пост секретаря Алекса и старалась помогать ему во всем.

Нередко они брали работу на дом. Натали нравилось делить с Алексом его труды и заботы, и он быстро привык к ее постоянной помощи. Он даже сказал, что это прекрасная система: муж — босс, жена — секретарша. Эффективная и действенная.

За неделю до свадьбы в конференц-зале состоялось совещание руководящего состава. Николас Бримсон заметил, что его бывшая подчиненная выглядит счастливой и довольной. Натали подтвердила, что так и есть. Николас улыбнулся и заметил, что у мистера Гринфилда появляется все больше человеческих черточек.

 

Накануне свадьбы Натали приехала к родителям. Она хотела провести под родительским кровом последнюю ночь, после которой ее ждет жизнь замужней женщины.

Алекс отпустил ее неохотно, словно все еще боялся, будто, упусти он невесту из виду хоть на минуту, она может сбежать. Предполагать такое было просто абсурдно. Тем не менее, расставаясь, Гринфилд предупредил свою нареченную, что если она не появится в церкви точно в срок, то последствия будут самыми ужасными.

Сара Митчелл непрестанно суетилась, проверяя все ли в порядке в преддверии великого дня. Муж и дочь тщетно старались успокоить ее. Сара настояла, чтобы они выпили снотворное, чтобы как следует выспаться. Ричард, не споря, принял пилюли. Ведь жена всегда все знает лучше.

Натали разбудили лучи яркого утреннего солнца, хлынувшие в окно ее спальни. Вот он — день ее свадьбы! Сегодня она станет миссис Александр Гринфилд.

«И солнце приветствует невесту», — звучали у нее в сердце слова песенки. Она не могла оторвать восторженного взгляда от своего свадебного платья, висящего на дверце гардероба. Под полиэтиленовым чехлом блестели вышитый бисером высокий воротник и кружевной корсаж. В полдень она в этом платье пойдет к алтарю, и Алекс будет ждать ее, и они станут мужем и женой... Отныне и навеки, пока смерть не разлучит...

День свадьбы! Натали не верилось, что он все-таки настал. Наконец-то она выходит замуж за мужчину, которого любит.

Ее отвлек легкий стук в дверь спальни. Скорее всего мать, подумала Натали и, приподнявшись на подушках, улыбнулась, когда в комнату влетела Сара.

— Ага! Ты уже проснулась! — Сара поставила поднос с завтраком на тумбочку. — Прекрасное утро. На небе ни облачка. Ты хорошо выспалась, дорогая?

— Как в сказке, мамуля. — Натали улыбнулась при виде подноса, на котором стоял не только чайник, но и яичница с беконом, и тосты. — Неужели я настолько разленилась, что мне подают завтрак в постель?

— Я подумала, тебе это понравится, — снисходительно сказала мать. Она села на постель и машинально заправила за ухо прядку волос, упавшую налицо дочери. — Я ведь желаю тебе лишь самого лучшего, дорогая. Ведь порой... словом, мы многого не видим и не понимаем... но все хорошо кончается. И я надеюсь, что ты будешь счастлива с Алексом.

— Спасибо, мама. И прости, что доставила тебе столько волнений. Обещаю, что буду самой лучшей женой, и тебе не придется ни о чем беспокоиться, — с глубокой убежденностью сказала Натали. Она обняла мать и поцеловала. — Я люблю тебя, мама. И спасибо, что в день свадьбы ты приготовила мне такой прекрасный завтрак. Мне это очень приятно.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.