Сделай Сам Свою Работу на 5

ПРИНЦЕССА ГЕЙЛЬ (по прозванию Зимнее Дитя) 2 глава

О Юнкае, желтом городе, немногое нужно сказать, поскольку это пресквернейшее место. Люди, правящие им, зовут себя Мудрыми Господами. Они погружены в разврат, поскольку продают постельных рабов, мальчиков-шлюх и хуже того.

Наиболее грозным из городов Залива Работорговцев является древний Миэрин, но, как и прочие, это разрушающееся место, а населяет его лишь толика от того числа, что он вмещал во времена Старой Империи. Его стены из многоцветного кирпича заключают в своих пределах бесконечные муки, ведь Великие Господа Миэрина обучают рабов биться и гибнуть ради их увеселения в пропитанных кровью боевых ямах.

Все три города известны тем, что предпочитают выплачивать дань проезжающим мимо кхаласарам вместо того, чтобы встречаться с ними в бою, но Дотракийцы также поставляют большую долю рабов, коих гискарцы обучают и продают, – рабов, добытых захватами и проданных на рынках Миэрина, Юнкая и Астапора.

Наиболее оживленный из всех гискарских городов также самый малый и молодой среди них, и не менее их претендует на величие: Новый Гис, предоставленный сам себе на своем острове. Его господа создали железные легионы в подражание легионам Старогй Империи, но, в отличие от Безупречных, эти легионеры – свободные люди, каковыми были солдаты Старой Империи.

ДЕТИ ВАЛИРИИ

Валирийцы переняли у гискарцев одну скверную вещь: рабство. Гискарцы, которых они покорили, стали первыми, кто был ими порабощен, но не последними. Пылающие горы Четырнадцати Огней были богаты рудой, и валирийцы жаждали ее: медь и олово для бронзы, шедшей на вооружение и памятники; после железо для стали их легендарных клинков; и всегда – золото и серебро, чтоб платить за все это.

Свойства валирийской стали всем известны, и являются плодом многократной перековки железа (дабы сбалансировать и удалить примеси), равно как и использования заклятий – или же умений, нам не известных, – с тем, чтобы придать получившейся стали противоестественную крепость. Эти умения теперь утрачены, хотя кузнецы Квохора заявляют, что им известна магия, позволяющая перерабатывать валирийскую сталь без потери ею крепости и непревзойденной способности держать заточку. Число оставшихся в мире валирийских клинков может исчисляться тысячами, но в Семи Королевствах их всего лишь двести двадцать семь, как сообщает “Опись” архимейстера Тургуда, и некоторые из них с тех пор могли пропасть со страниц истории или быть утеряны.



Никто не может сказать, сколь многие сгинули, трудясь в валирийских копях, но число это достаточно велико, чтобы превышать всякое разумение. С ростом Валирии возростала и ее нужда в руде, ведшая в свою очередь к росту завоеваний, наполнявших копи рабами. Валирийцы расширяли пределы империи во всех направлениях, проникнув на восток дальше гискарских городов и на запад до берегов Эссоса, куда не вторгались и гискарцы.

Именно сей первый прорыв новой империи приобрел великую важность для Вестероса и будущих Семи Королевств. Тогда как Валирия желала завоевывать все больше земель и народов, некоторые бежали в поисках спасения, отступая перед валирийской волной. На берегах Эссоса валирийцы выстроили города, известные нам под именем Вольных. Происхождения их разнятся.

Квохор и Норвос – основаны вследствии религиозных расколов. Другие, такие как Старый Волантис и Лис, являли собой в первую очередь торговые колонии, заложенные состоятельными купцами и дворянами, выкупившими право управлять собой как клиенты Фригольда, а не его подданные. Эти города избирали собственных вождей, а не подчинялись присланным для надзора за ними архонтам из Валирии (зачастую восседавших на драконах). Некоторые истории выдвигают предположение, что Пентос и Лорат принадлежат к третьему виду – городам, существовавшим до прихода валирийцев, чьи правители присягнули Валирии и так сохранили свое право на местное правление. В эти города валирийская кровь пришла вместе с переселенцами из Фригольда и с политическими браками, кои крепче привязали их к Валирии. Тем не менее, большая часть историй, что говорят об этом, берут своим источником «Прежде Драконов Гессио Харатиса. Сам Харатис был пентошийцем, и в его времена Волантис грозился возродить Валирийскую Империю под своим главенством, потому идея независимого Пентоса, чье происхождение не связано с Валирией, была весьма удобна политически.

Нет сомнений в том, что Браавос выделяется среди Вольных Городов – его основали не собственные граждане и не воля Фригольда, но вместо того – рабы. Рассказы браавосийцев открывают, что огромная рабовладельческая флотилия, собиравшая дань людьми у земель Летнего и Нефритового Морей, однажды пала жертвой восстания рабов; успех его был обеспечен ввиду того, что валирийцы имели обыкновение использовать рабов в качестве гребцов и даже моряков, и те присоединились к восстанию. Завладев флотом, они поняли, что поблизости не было места, могущего послужить им укрытием от Фригольда, и тогда рабами было решено отправиться на поиски земли, удаленной от Валирии и ее подданных. Они основали собственный сокрытый город. По легенде, это Лунные Певцы провидели, что флоту следует отправиться далеко на север, к забытому всеми уголку Эссоса – к заливаемым приливом берегам, солоноватым водам и туманам. Там рабы заложили основы своего города.

На протяжении веков жители Браавоса пребывали скрытыми от мира в своей отдаленной лагуне. И даже разоблачившись, Браавос продолжал быть известен, как Тайный Город. Браавосийцы были народом, который не был народом: множество рас, сотня языков и сотня богов. Все, что они имели общего, был валирийский, являвшийся общим торговым языком Эссоса, - и тот факт, что они стали свободны, а ранее были рабами. Лунные Певцы почитались за то, что привели их к их городу, но мудрейшие из освобожденных рабов постановили, что ради общего объединения им должно принимать всякого бога, которого принесли с собой рабы, не чтя ни одного из них превыше другого.

Вкратце, имена и числа народов, повергнутых Валирией, неизвестны нам и по сей день. Записи, ведшиеся валирийцами об их завоеваниях, большей частью погибли во время Рока, и мало кто из тех народов (если таковые были) задокументировали свою историю таким способом, каковой сумел бы пережить владычество Фригольда.

Немногие, подобно ройнарам, смогли продержаться против валирийской волны века либо тысячелетия. Говоряится, что ройнары, основавшие великие города на Ройне, первыми постигли ремесло обработки железа. Кроме них союз городов, позже названных королевством Сарнор, пережил валирийскую экспансию благодаря неохватной равнине, что отделила их от нее… но лишь для того, чтобы эта равнина и населявший ее народ – дотракийские конные владыки – стали причиной падения Сарнора после Рока.

Об истории Валирии, известной нам теперь, за прошедшие столетия было написано немало томов. Подробности о завоеваниях, поселениях, распрях драконьих повелителей, богах, которым они поклонялись и о многом ином способны заполнить библиотеки – и притом быть незавершенными. “Огни Фригольда” Галендро повсеместно считаются наиболее полным историческим свидетельством, и все же Цитадели недостает двадцати семи свитков.

Те, кто не желали стать рабами, но были не в силах противостоять мощи Валирии, бежали. Многие не сумели и ныне забыты. Но один народ, высокий и светловолосый, сделавшийся отважным и непреклонным благодаря свой вере, преуспел в бегстве от Валирии. И народ этот – Андалы.

ПРИБЫТИЕ АНДАЛОВ

АНДАЛЫ ПРОИСХОДЯТ из земель Секиры, что лежат к северо-востоку от современного Пентоса, хотя в течение многих столетий они были кочевым народом, который не задерживался подолгу на одном месте. Из самого сердца Секиры – большого подковообразного куска суши, окруженного Студеным морем – они переместились на юго-запад, чтобы создать Андалос – древнее государство, которым они правили до того, как пересекли Узкое море.

Андалос растянулся от Секиры до нынешнего Браавосского побережья, а на юг – до Равнин и Бархатных холмов. С собой андалы принесли железное оружие и доспехи из железных пластин, против которых обитавшие в тех землях племена мало что могли сделать. Одним из таких племен были Волосатые; их самоназвание потерялось, но их еще поминают в некоторых пентошийских хрониках. (Пентошийцы считают, что то были родичи жителей Иба, и хроники Цитадели, в основном, с этим согласны, хотя в одних утверждается, что Волосатые заселили Иб, а другие – что Волосатые впервые появились именно на Ибе).

Тот факт, что андалы ковали железо, некоторые полагают доказательством того, что ими водительствовали Семеро; сам Кузнец обучил их этому искусству – именно так учит священное писание. Но к тому времени ройнары уже были развитой цивилизацией, и они тоже знали железо, так что требуется всего лишь изучить карту, чтобы понять, что древние андалы должны были сноситься с ройнарами. Темноводная и Нойна лежали прямо на пути андальских перемещений, а в Андалосе, согласно норвосскому историку Доро Голатису, есть остатки ройнарских застав. И то были не первые люди, научившиеся у ройнаров работе по железу; говорят, что валирийцы учились этому искусству у них же, хотя валирийцы, со временем, их превзошли.

Андалы пребывали в Андалосе тысячи лет, число их умножилось. В старейшей из священных книг, «Семиконечной звезде», сказано, что сами Семеро ходили среди людей на холмах Андалоса, и это они короновали Хугора с Холма и обещали ему и его потомкам великие королевства в чужой земле. Именно этой причиной септоны и септы объясняют, почему андалы оставили Эссос и бросились в Вестерос. Однако хроника, обнаруженная Цитаделью спустя столетия, может дать лучшее объяснение.

В Пентосе рассказывают старую легенду, гласящую, что андалы убили дев-лебедей, которые заманивали на смерть путников в Бархатных холмах, лежащих к востоку от Вольного Города. В то время андалами правил герой, которого пентошийские певцы называют Хукко, говорят, что он убил семь дев не за их преступления, а в качестве жертвы своим богам. Некоторые мейстеры отметили, что имя Хукко вполне может быть вариантом имени Хугор. Но древним легендам с востока должно доверять даже меньше, чем легендам Семи Королевств. Слишком много людей путешествовало туда и сюда, и слишком много легенд и сказаний смешалось.

Пару столетий, пока андалы процветали в холмах Андалоса, до них почти никому не было дела. Но, с падением Старого Гиса, из Республики Валирии поднялась великая волна завоеваний и колонизации, когда валирийцы расширяли свои владения и жаждали больше рабов. Поначалу Ройна и ройнары стали преградой. К тому времени, когда валирийцы достигли великой реки, они обнаружили, что пересечь её довольно трудно. Драконьи лорды могли об этом не беспокоиться, но пехота и конница были обескуражены, столкнувшись еще и с сопротивлением ройнаров, учитывая то, что ройнары тогда были столь же сильны, как Гис во времена своего расцвета. Между валирийцами и ройнарами несколько лет сохранялось перемирие, и лишь оно пока хранило андалов.

В устье Ройны валирийцы основали первую из своих колоний. Здесь несколько богатейших людей Республики основали Волантис, чтобы забирать всё ценное, что плыло вниз по Ройне. Из Волантиса их завоевательные войска перешли реку со всей своей мощью. Первыми с ними должны были сразиться андалы, и ройнары могли даже помогать им, но остановить эту волну было невозможно. Так что, вероятно, андалы решили, что лучше бежать, чем неизбежно оказаться в рабстве, которое несло с собой валирийское завоевание. Они отступили к Секире – краю, из которого произошли – а когда это их не спасло, то отступали дальше на северо-запад, пока не дошли до моря. Должно быть, некоторые на этом сдались и покорились своей судьбе, другие приняли свой последний бой, но многие сели на корабли и в огромном количестве отплыли через Узкое море к землям Первых Людей в Вестеросе.

Из-за валирийцев андалы не получили в Эссосе того, что обещали им Семеро, но в Вестеросе они были свободны. Распаленные стычками и бегством, воины андалов вырезали семиконечную звезду на своих телах и клялись собственной кровью и Семерыми, что не успокоятся, пока не создадут свои королевства на Закатных землях. Их успех дал Вестеросу новое имя: Раэш Андали – Земля Андалов, как теперь называют его дотракийцы.

Септоны, певцы, а равно и мейстеры соглашаются, что первым местом, где высадились андалы, были Персты в Долине Аррен. Вырезанные семиконечные звезды покрывают скалы и камни по всей этой области - обычай, который, в конце концов, вышел из употребления по мере продвижения андальских завоеваний.

Пройдясь по Долине огнем и мечом, андалы начали завоевание Вестероса. Их железное оружие и доспехи превосходили бронзу, которой всё еще воевали Первые Люди, и многие из Первых Людей пали в этой войне. То была война – или цепь из многих войн – которая, вероятно, длилась десятки лет. В конце концов, некоторые из первых Людей смирились, и, как я отметил ранее, в Долине до сих пор еще есть дома, которые гордо объявляют себя потомками Первых Людей, такие как Редфорты и Ройсы.

Певцы говорят, что андальский герой сир Артис Аррен оседлал сокола, чтобы убить Короля Грифа на вершине Копья Гиганта, положив, тем самым, начало королевской линии дома Арренов. Эта глупость, однако, является уродливым смешением подлинной истории Арренов и легенд, пришедших из Века Героев. На самом деле, короли Аррены заняли место Горных Королей из дома Ройсов.

Закрепившись в Долине, андалы обратили свое внимание на остальной Вестерос и вырвались из Кровавых ворот. В последовавших войнах андальские искатели приключений превратили старые государства Первых Людей в собственные мелкие королевства и дрались друг с другом так же часто, как и со своими врагами.

Говорят, что в войнах за Трезубец семь андальских королей объединились против последнего истинного Короля Рек и Холмов – Тристифера Четвертого, что вел родословную от Первых Людей - и разбили его в битве, которая, по утверждению певцов, была для него сотой по счету. Его наследник, Тристифер Пятый, оказался неспособен защитить отцовское наследие, и вот так королевство пало перед андалами.

В эту же эпоху андал, оставшийся в легендах как Эррег Братоубийца, достиг великого Холма Высокого Сердца, который венчала роща могучих чардрев с вырезанными на них ликами. Здесь, под защитой королей Первых людей, Дети Леса ухаживали за рощей (из тридцати одного чардрева, если верить манускрипту «Старые места Трезубца» архимейстера Лорента). Когда воины Эррега попытались срубить деревья, Дети Леса призвали на помощь Первых Людей, но андалы были слишком сильны. Хотя Дети и Первые Люди доблестно пытались защитить священную рощу, все они погибли. Сказители теперь утверждают, что призраки Детей всё еще бродят ночами по холму. Речной народ по сей день остерегается этого места.

Кланы с Лунных гор явно являются потомками Первых Людей, которые не преклонили колено перед андалами и, таким образом, были вытеснены в горы. Кроме того, в их обычаях имеется сходство с такими обычаями одичалых из-за Стены, как похищение невест, упрямое нежелание подчиняться чужой власти и тому подобное. Одичалые же, бесспорно, происходят от Первых людей.

Как и Первые люди до них, андалы показали себя жестокими врагами оставшихся Детей. На их взгляд, Дети поклонялись чуждым богам и держались чуждых обычаев, так что андалы изгнали их из густых лесов, некогда отданных им Договором. Детям, ослабевшим и обособившимся друг от друга за многие годы, не хватило тех сил, что они некогда выказали перед Первыми Людьми. И того, что так и не получилось у Первых Людей – вырвать Детей Леса с корнем – андалам удалось достигнуть просто и быстро. Некоторые из Детей могли сбежать за Перешеек, где среди болот и топей они были бы в безопасности, но даже если так, то от них не осталось следов. Возможно, немногие уцелели на Острове Ликов, как пишут некоторые, под защитой Зеленых людей, которых андалам так и не удалось уничтожить. Но еще раз повторюсь: никаких твердых доказательств тому не найдено.

Как бы там ни было, немногие оставшиеся Дети Леса бежали или погибли, а Первые Люди проигрывали андальским захватчикам войну за войной и королевство за королевством. Битвам и войнам не было конца, но, со временем, все королевства южан пали. Как и жители Долины, некоторые подчинились андалам и даже приняли веру Семерых. Во многих случаях андалы брали жен и дочерей поверженных королей в жены, закрепляя тем самым свои властные права. Ибо Первые Люди, несмотря ни на что, были многочисленнее андалов, и от них нельзя было так просто отделаться. За то, что во многих южных замках до сих пор есть богорощи с резными чардревами в центре, следует поблагодарить древних андальских королей, которые сменили завоевание на объединение, тем самым, избежав всяких стычек из-за расхождений в вопросах веры.

Даже железнорожденные – жестокие воины, бороздившие моря, которые, казалось бы, должны были удержать свои острова - пали под волной андальского завоевания. Ибо, хотя андалам потребовалась тысяча лет, чтобы обратить свое внимание на Железные острова, когда это, наконец, случилось, они принялись за дело с тем же рвением. Андалы захватили острова, прервав род Уррона Краснорукого, чьи потомки правили тысячу лет при помощи топора и меча.

Хейрег пишет, что поначалу андальские короли пытались принудить железнорожденных к поклонению Семерым, но железнорожденные не приняли новую веру. Тогда завователи позволили совмещать ее с поклонением Утонувшему Богу. Как и на материке, андалы женились на женах и дочерях железнорожденных и заводили от них детей. Но, в отличие от материка, Вера здесь так и не пустила корни; более того, её твердо не придерживались даже в семьях с андальской кровью. Со временем, властвовать на островах стал один лишь Утонувший Бог, а Семерых почитали всего несколько домов.

Север и один только Север оказался способен сдержать андалов, благодаря непроходимым болотам Перешейка и древним укреплениям Рва Кейлин. Число андальских армий, уничтоженных на Перешейке, трудно даже сосчитать, и, таким образом, Короли Зимы сохранили независимость на много столетий вперед.

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ КОРАБЛЕЙ

Последняя великая миграция в Вестеросе случилась задолго до пришествия Первых Людей и Андалов. Едва закончились Гискарские войны, как лорды-драконы Валирии устремили свои взгляды на запад, где возросшая мощь валирийцев привела Республику и её колонии к конфликту с людьми Ройны.

Притоки Ройны, величайшей реки в мире, пересекают большую часть Эссоса на западе. Именно на ее берегах выросла такая древняя и легендарная цивилизация, как Гискарская империя. Благодаря щедрости реки богатства ройнаров росли; Матерь Ройна, звали они её.

Рыбаки, торговцы, учителя, школяры, мастера по дереву, камню и металлу, они возводили свои изящные города и поселки от верховья Ройны вниз, до её устья, один другого краше. Здесь были: Гойан Дроэ на Бархатной горе, с его рощами и водопадами; Ни Сар, город фонтанов, до сих пор живущий в песнях; Ар Ной на Койне, с залами из зеленого мрамора; бледный Сар Мелл в цветах; окруженный морем Сарой с каналами и морскими садами; и Горести, прекраснейший из всех, город праздников, с его изумительным Дворцом Любви.

Искусство процветало в городах ройнаров, и, поговаривают, что у них даже была своя магия – водная магия, так не похожая на волшебство Валирии, сотканное из крови и огня. Несмотря на общую кровь, культуру и реку, давшую им жизнь, города ройнаров были независимы друг от друга, каждый со своим собственным принцем… или принцессой, ибо у этого речного народа женщина считалась равной мужчине.

Ройнары, бывшие, в общем, мирными людьми, становились грозными в своем гневе, что к своей скорби познали многие андальские горе-захватчики. Ройнарских воинов в серебристой, словно чешуя, броне, шлемах в виде рыбьей головы, с длинными копьями и щитами-черепашьими панцирями боялись и уважали все, кто хоть раз видел их в битве. Говорили, что Матерь-Ройна предупреждала своих детей о любых угрозах, что ройнарские принцы владели странными и жуткими силами, что их женщины сражались так же яростно, как и мужчины, и что их города защищали «водные стены», которые топили любого противника.

Многие века ройнары жили в мире. Все дикари, жившие в лесах и горах вокруг Матери-Ройны, знали, что грозит осмелившемуся напасть на речной народ. А ройнары не стремились расширить свои территории: река была их домом, их матерью, их богиней, и мало кто хотел жить вдали от звуков её непрерывной песни.

Когда через столетие после падения Старого Гиса валирийские авантюристы, изгнанники и торговцы начали заселять территории за пределами Края Долгого Лета, ройнарские принцы охотно приняли их, а священники объявили, что каждый человек может пользоваться богатствами Матери Ройны.

С того времени, как первые валирийские заставы превратились в села, а села выросли в города, некоторые ройнары уже успели пожалеть о снисходительности своих отцов. Дружба сменилась враждой, особенно в нижней части реки, где напротив древнего города Сар Мелл, на противоположном берегу, валирийцы построили обнесенный стеной Волон Терис, и на берегах Летнего Моря, где Вольный Город Волантис вскоре стал соперничать с легендарным портом Сароя. Каждый из них владел одним из четырех устьев Матери Ройны.

Споры между гражданами соперничающих городов становились все более частыми и жаркими. В конце концов, они вылились в серию коротких, но кровавых войн. Первыми в битве сошлись Сар Мелл и Волон Терис. Легенды гласят, что битва началась, когда валирийцы поймали в свои сети и убили одну из гигантских черепах, которых ройнары называли Старыми Речными Людьми и свято чтили как супругов самой Матери-Ройны. Первая Черепашья Война длилась меньше месяца. Сар Мелл разгромили и сожгли, но победителями вышли ройнары: если верить легендам, ройнарские заклинатели воды призвали силу реки обрушиться на Волон Терис, и половина города была смыта.

Тем не менее, последовали и другие войны: Война Трех Принцев, Вторая Черепашья Война, Война Рыбаков, Соляная Война, Третья Черепашья Война, Война на Кинжальном озере, Война Специй и многие другие, слишком многочисленные, чтобы упоминать их здесь. Города и поселки жгли, топили и отстраивали заново. Тысячи людей были убиты или уведены в рабство. В этих конфликтах чаще всего победителями становились валирийцы. Принцы Ройна, безмерно гордые в своей независимости, сражались поодиночке против валирийских колоний, подпитывающих друг друга, а в особенно тяжелых случаях призывающих на помощь саму Республику. «История Ройнарских Войн» Бельдекара не знает равных в описании этих конфликтов, в большинстве своем тянувшихся два с половиной века.

Эта серия конфликтов достигла своей кульминации тысячу лет назад, во время Второй Войны Специй, когда три валирийских лорда-дракона помогли своим родственникам из Волантиса сокрушить и разрушить Сарой, величайший ройнарский порт, стоявший на берегу Летнего Моря. Саройских воинов перебили, их детей увели в рабство, а их гордость, их прекрасный розовый город, сожгли. После волантийцы засыпали дымящиеся руины солью, чтобы Сарой никогда не смог возродиться.

Полное уничтожение одного из самых богатых и красивых городов Ройны, порабощение её народа - все это потрясло и встревожило ройнарских принцев. «Нам всем надлежит быть рабами, если мы не объединимся, чтобы справиться с угрозой», - заявил могущественнейший из них, Гарин из Горестей. Этот принц-воитель призвал всех своих товарищей присоединиться к нему и создать союз, дабы смыть с берегов Ройны все города валирийцев.

Лишь принцесса Нимерия из Ни Сара воспротивилась ему. «Мы не можем надеяться на победу в этой войне», - предупредила она, но другие принцы прогнали её с криками и присягнули Гарину. Даже воины из её собственного Ни Сара рвались в бой, и Нимерия была вынуждена вступить в великий союз.

В Крояне под командованием принца Гарина собралась армия, крупнее которой еще не знал Эссос. Согласно Бельдекару в армии насчитывалось четыре миллиона человек. Вниз по течению от истоков Ройны до её многочисленных устьев, каждый мужчина, достигший призывного возраста, вооружившись мечом и щитом, держал путь в город празднеств, дабы присоединиться к великому походу. Принц заявил, что до тех пор, пока армия остается рядом с Матерью-Ройной, им нечего опасаться драконов Валирии; их собственные заклинатели воды защитят от огней Республики.

Гарин разделил свою армию на три части. Одна из них направилась вниз по восточному берегу Ройны, другая направилась вдоль западного, в то время как огромный флот боевых галер скользил по реке, очищая ее от вражеских кораблей. Принц Гарин вел от Крояна свои силы вниз по реке, уничтожая каждую деревню, поселок или заставу на своем пути, разбивая любое сопротивление.

Свою первую битву он выиграл у Селориса, победив валирийскую армию тридцатью тысячью воинов и взяв город штурмом. Валисар постигла та же участь. В Волон Терисе Гарин лицом к лицу столкнулся со стотысячной армией врагов и их сотней боевых слонов и тремя драконами. Ройнары победили и здесь, но дорогой ценой. Тысячи людей сгорели в драконьем пламени, но гораздо больше нашли убежище на мелководье реки, в то время как их маги подняли против вражеских драконов огромные смерчи. Ройнарские лучники сбили двух драконов, а третий, раненый, покинул поле боя. В конце концов Матерь Ройна восстала в гневе, дабы поглотить Волан Терис. После этого люди стали называть победившего принца Гарином Великим, и это значило, что в Волантисе великим лордам следовало дрожать от ужаса, ибо на них идет великая армия. И вместо того, чтобы встретиться с врагами в поле, волантийцы спрятались за своими Черными Стенами и обратились к Республике за помощью.

И драконы пришли. Их было не трое, как тех, с которыми Гарин столкнулся в Волан Терисе, но триста или даже больше, если верить тем сказкам, что дошли до нас. Ройнары не могли выстоять против их огня. Десятки тысяч людей сожгли, а другие бросились в реку, надеясь, что Матерь-Ройна защитит их от драконьего огня… но они лишь тонули в её объятьях. Некоторые хроники гласят, что огонь был столь жарок, что вода в реке кипела и обращалась в пар. Гарина Великого захватили живым и заставили наблюдать, как его люди страдают за свою дерзость. Его воинам не оказали милостей: волантийцы со своей валирийской родней приказали предать их мечу – и воинов было так много, что их кровь окрасила огромную гавань Волантиса в красный до самого горизонта. Затем победители, собрав свои силы, отправились на север вдоль реки, разрушив Сар Мел, прежде чем выступить на Крояне, родной город принца Гарина. А самого Гарина, запертого в золотой клетке по приказу драконьих владык доставили в город празднеств, чтобы он смог узреть его падение.

В Крояне клетку принца подвесили на городской стене, откуда он мог наблюдать, как порабощают женщин и детей, чьи отцы и братья умерли в его храброй, но безнадежной войне… но принц, как говорят, призвал проклятье на головы завоевателей, прося Матерь Ройну отомстить за своих детей. И в ту же ночь Ройна не по сезону разлилась с такой силой, какой не помнил никто из живущих. Землю покрыл густой туман, полный зловредных испарений, и валирийские захватчики начали умирать от серой хвори. (Здесь, по крайней мере, больше правды, чем в любом другом месте легенды: в последующие века Ломас Странник писал о затопленных руинах Крояне, что они полны тумана и воды; также всем известен тот факт, что заблудшие путешественники, зараженные серой хворью, теперь поселились в руинах – все это представляет опасность для тех, кто осмелится спуститься по реке ниже сломанного Моста Мечты.)

Выше по Ройне, в Ни Саре, принцесса Нимерия вскоре получила известие о сокрушительном поражении Гарина и о том, что народ Крояне и Сар Мела увели в рабство. Она знала, что та же участь ждет и ее собственный город. Она собрала все корабли, большие и малые, что остались на Ройне, и усадила в них женщин и детей столько, сколько они могли удержать (почти все мужчины, которые могли сражаться, ушли с Гарином и погибли). Нимерия повела свой потрепанный флот вниз по течению реки, мимо разрушенных и дымящихся городов, мимо полей, усеянных мертвецами, по воде, задыхающейся от плавающих в ней раздутых трупов. Чтобы проскользнуть мимо Волантиса и его владык, они проплыли по старому каналу и вышли в Летнее море там, где когда-то стоял Сарой.

Легенда гласит, что Нимерия вывела к морю десять тысяч королей. Она искала новый дом для своих людей вдали от длинных рук Валирии и её драконьих владык. Бельдекар утверждает, что эти цифры сильно завышены, возможно, что даже в десятки раз. Другие источники предлагают другие числа, но точное число кораблей так никогда и не было установлено. Мы можем только сказать, что кораблей было великое множество. В основном это были речные суденышки, ялики и плоскодонки, торговые галеры, рыбацкие челноки, прогулочные баржи и даже плоты. Их палубы и трюмы были полны женщинами, детьми и стариками. Бельдекар утверждает, что лишь один из десяти обладал навыками морехода.

Плаванье Нимерии было длинным и ужасным. Больше сотни кораблей затонули и пошли ко дну при первом же шторме, с которым им довелось столкнуться. Некоторые, испугавшись, вернулись назад и стали рабами Волантиса. А иные отстали или потерялись, и никто не увидел их вновь.

Оставшийся флот бродил по Летнему морю до Островов Василиска, где ройнары хотели отдохнуть, запастись свежей водой и провизией. Но там они лишь поссорились с пиратскими королями с Острова Топора, Талона и Ревущей горы, прекратившими на время свои собственные распри для того, чтобы пойти на ройнаров огнем и мечом, сжечь два десятка кораблей и увести сотни людей в рабство. Впоследствии пираты разрешили ройнарам осесть на Острове Жаб, если те отдадут свои лодки, а также раз в год будут посылать в подарок каждому царю по тридцать девственниц и красивых мальчиков.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.