Сделай Сам Свою Работу на 5

ПРИНЦЕССА ГЕЙЛЬ (по прозванию Зимнее Дитя) 1 глава

РАССВЕТНАЯ ЭПОХА

НЕТ НИКОГО, кто мог бы с уверенностью сказать, когда начался мир, однако это не отвращало многих мейстеров и ученых мужей от поиска ответа. Сорок ли тысяч лет ему, как утверждают некоторые, или, возможно, это число достигает пятисот тысяч – а то и больше? Про то не написано ни в одной известной нам книге, ибо в первую мировую эпоху – Рассветную – у людей не было письменности.

Однако можно быть уверенным, что мир был куда более примитивным – варварским местом, где племена жили только плодами земли, ничего не зная об обработке металлов или приручении животных. То немногое, что нам известно о тех днях, содержится в древнейших текстах: сказаниях, записанных андалами, валирийцами, гискарцами и даже дальним народом легендарного Асшая. Однако же при всей древности этих владеющих письменностью рас, в Рассветную эпоху они не были даже детьми. Так что найти в этих сказаниях правду так же трудно, как зерна среди плевел.

Что же можно сказать о Рассветной эпохе наиболее точно? Восточные земли наводнялись многими народами – нецивилизованными, так как весь мир был нецивилизован, но многочисленными. Но в Вестеросе от Земель Вечной Ночи до берегов Летнего моря существовали лишь два народа: Дети Леса и раса существ, известных как великаны.

О великанах Рассветной эпохи можно поведать очень и очень мало, ибо никто не собрал их сказаний, их легенд, их историй. Мужи из Дозора говорят, что у одичалых есть сказания о живших рядом с Детьми неугомонных великанах, которые бродили, где им вздумается, и делали, что хотели. Все источники утверждают, что то были огромные, могучие, но простоватые существа. В заслуживающих доверия сообщениях от разведчиков Ночного Дозора – последних людей, видевших живых великанов, утверждается, что они, скорее, были просто покрытыми густым мехом очень большими людьми, словно из детских сказок.

Имеется такое убедительное свидетельство о захоронениях великанов, как «Пути мертвых» мейстера Кеннета - исследование полевых курганов, могил и надгробий Севера, написанное во время его службы в Винтерфелле в период долгого правления Крегана Старка. По костям, найденным на севере и отправленным в Цитадель, некоторые мейстеры высчитывают, что крупнейшие из великанов могли достигать четырнадцати футов, хотя другие говорят, что двенадцать футов ближе к истине. Все рассказы давно умерших разведчиков, записанные мейстерами Дозора, согласны в том, что великаны не делали ни домов, ни одежды и не знали иных инструментов и оружия, кроме оторванных от деревьев ветвей.



Архивы Цитадели содержат письмо мейстера Эймона, отправленное в первые годы правления Эйгона V, которое сообщает о донесении разведчика по имени Редвин, написанном во дни короля Доррена Старка. Оно рассказывает о путешествии к Пустынному мысу и Стылому берегу и содержит утверждение, что разведчик и его товарищи сражались с великанами и торговали с Детьми Леса. Письмо Эймона утверждало, что он обнаружил много таких донесений при исследовании архивов Дозора в Черном Замке и считает их достоверными.

У великанов не было ни королей, ни лордов; они не делали жилищ ни в пещерах, ни под высокими деревьями; не обрабатывали ни металлы, ни поля. Они так и остались существами из Рассветной эпохи, тогда как мимо них шли века, людей стало намного больше, а леса были окультурены и прорежены. Теперь великанов нет даже в землях за Стеной, и последним сообщениям о них уже больше сотни лет. Да и те сомнительны – россказни, которые разведчики Дозора могут рассказывать у огонька.

Дети Леса во многом были противоположностью великанов. Маленькие, как дети, но темные и прекрасные, жили они обычаями, которые сегодня мы могли бы назвать грубыми, однако они всё же были меньшими варварами, чем великаны. Они не работали по металлу, но владели великим искусством обработки обсидиана (который простой народ называет драконовым стеклом, тогда как валирийцы использовали для него слово, означающее «холодный огонь») и создавали инструменты и охотничье оружие. Они не ткали, но были искусны в создании одежды из листвы и коры. Они научились делать луки из чардрева и сооружать арканы из травы, с которыми охотились и мужчины, и женщины.

Говорили, что их песни и музыка столь же прекрасны, как они сами, но о чем они пели – то сохранилось в памяти лишь по маленьким отрывкам, записанным в древние дни. «Короли зимы, или Легенды и родословные Старков из Винтерфелла» мейстера Чилдера содержит часть баллады, относимой ко времени, когда Брандон Строитель искал помощи Детей при возведении Стены. Для встречи с ними его привели в тайное место, но поначалу он не мог понять их речь, которая описывается как пение камней в ручье, или ветра в деревьях, или падающего на воду дождя. То, как Брандон научился понимать речь Детей – это отдельная история, и здесь ей не место. Но кажется очевидным, что речь их произошла от тех звуков, которые они слышали каждый день, или была ими навеяна.

Те безымянные боги, которым поклонялись Дети, однажды стали богами Первых Людей – бесчисленные боги ручьев, лесов и камней. Именно Дети вырезали лица у чардрев – вероятно, чтобы дать этим богам глаза, которыми те смогли бы видеть преданность своих приверженцев. Другие (без особых доказательств) утверждают, что древовидцы – мудрецы среди Детей – были способны видеть сквозь вырезанные глаза чардрев. Предполагаемое подтверждение – тот факт, что Первые Люди сами в это верили; именно страх того, что чардрева за ними шпионят, заставил вырубить многие резные чардрева и целые рощи с целью лишить Детей такого преимущества. А еще Первые Люди были менее образованы, чем мы сегодня, и верили в то, во что их потомки сегодня не верят. Возьмем книгу «Обрученные с морем: сведения об истории Белой Гавани от её ранних дней» мейстера Йоррика, которая рассказывает о практике кровавых жертв старым богам. Согласно сведениям от предшественников мейстера Йоррика в Белой Гавани, такие жертвоприношения прекратились пять столетий назад.

Нельзя сказать, что древовидцы не обладали утерянными умениями, относящимися к высоким таинствам, как то: видеть происходящее на огромном расстоянии или общаться через полстраны (что спустя много времени после них делали и валирийцы). Но возможно, что некоторые из искусств древовидцев больше относятся к глупым россказням, чем к правде. Они не могли принимать облик животных, как считали некоторые, но кажется верным, что они были способны общаться с животными способом, который нам теперь не постигнуть; отсюда возникли легенды об оборотнях, или звероликих.

В действительности легенд об оборотнях множество, но самые распространенные – принесенные из-за Стены мужами Ночного Дозора и записанные септонами и мейстерами прошлых столетий – утверждают, что оборотни не только общались со зверьми, но и могли ими управлять, сливаясь с ними душами. Даже среди одичалых таких оборотней опасались как необычных людей, способных призвать на свою сторону животных. Некоторые сказания говорят об оборотнях, сгинувших внутри своих зверей, а другие повествуют, что животные могут говорить человеческим голосом, когда ими управляет оборотень. Но все рассказы сходятся в том, что самыми распространенными оборотнями были люди, управлявшие волками – и даже лютоволками – и среди одичалых для них есть особое название: варги.

Еще одна легенда повествует, что древовидцы могли также проницать прошлое и заглядывать далеко в будущее. Но, как нам указывают все наши познания, высокие таинства, утверждающие о такой силе, утверждают также, что эти видения предстоящего неясны и зачастую обманчивы – никогда не будет лишним сказать ищущему, как глупо обманываться при предсказании будущего. Хотя у Детей и были особые умения, всегда должно отделять истину от предрассудков, а знание должно проверяться и быть достоверным. Высокие таинства, магические искусства были и есть вне доступных нам, смертным, возможностей их проверить.

Фрагмент из «Неестественной истории» септона Барта, пусть и считающийся в наше нынешнее время дискредитированным, оказался источником споров в аудиториях Цитадели. Заявляя об ознакомленности с текстами, якобы сохранившимися в Черном Замке, септон Барт выдвинул утверждение, что Дети Леса умели говорить с воронами и заставлять их повторять свои слова. Согласно Барту, Дети научили этому высокому таинству Первых Людей, так что эти вороны могли разносить вести на огромные расстояния. В ухудшенной форме оно дошло до современных мейстеров, которые уже не знают, как разговаривать с птицами. В действительности наш орден понимает язык воронов … но под ним подразумеваются основные намерения, с которыми они каркают и раздражаются, знаки их страха и злобы, и средства, которыми они показывают готовность к спариванию или свое нездоровье.

Вороны относятся к умнейшим из птиц, но мудрости у них не больше, чем у младенцев, а способностей к настоящей речи еще меньше, что бы там ни считал септон Барт. Немногие мейстеры, заслужившие звено из валирийской стали, спорили, что Барт прав, но ни один не был в состоянии доказать его утверждения, относящиеся к речевому общению людей и воронов.

Были умения Детей истинны или нет, ими водительствовали их древовидцы, и нет сомнений, что некогда их можно было обнаружить от Земель Вечной Зимы до берегов Летнего моря. Они делали свои дома просто, не возводя ни крепостей, ни замков, ни городов. Вместо этого они устраивались в лесах, болотах, трясинах и топях, и даже в пещерах и полых холмах. Говорили, что в лесах, на высоких ветвях деревьев они создавали укрытия из листвы и ивовых прутьев – тайные древесные «городки».

Долгое время считалось, что делали они это ради защиты от хищников, таких как лютоволки и сумрачные коты, против которых их простенькие пращи – и даже их хваленые древовидцы – были бессильны. Но другие источники это оспаривают, утверждая, что главнейшими их врагами были великаны, на что намекалось в ходивших по Северу сказаниях и что, вероятно, подтверждено мейстером Кеннетом в исследовании кургана у Длинного Озера – захоронения великана с обсидиановыми наконечниками стрел, найденными среди сохранившихся ребер. На ум приходит перевод песни одичалых из «Истории королей-за-стеной» мейстера Геррика, повествующей о братьях Генделе и Горне. Их призвали разрешить спор между кланом Детей и семейством великанов о владении пещерой. Сказано, что Гендель и Горн посредством уловки радикально решили вопрос, вынудив обе стороны отречься от любых притязаний на пещеру. Затем братья выяснили, что она была частью большой цепи пещер, проходящих под самой Стеной. Но с учетом того, что одичалые не знают письма, на их предания должно смотреть предвзято.

Однако наконец к лесным зверям и великанам присоединился Иной; и от этого стало еще опаснее.

Есть вероятность того, что в Рассветную эпоху в Семи Королевствах обитала третья раса, но она так умозрительна, что затронуть её нужно лишь вкратце.

Железнорожденные говорили, что первые из Первых Людей, пришедших на Железные острова, обнаружили на Старом Вике знаменитое Кресло из морского камня, но острова были необитаемы. Если это верно, то природа и происхождение Кресла составляют тайну. Мейстер Кирт в своем сборнике легенд железнорожденных - «Песнях, что поют Утонувшие» - предположил, что Кресло оставили пришельцы из-за Летнего моря, но тому нет никаких доказательств, есть только гипотеза.

ПРИХОД ПЕРВЫХ ЛЮДЕЙ

Согласно самым уважаемым источникам из Цитадели, где-то между восемью и двенадцатью тысячелетиями назад на просторах крайнего юга Вестероса, новый народ пересек полоску суши, проходившую по Узкому морю и связывавшую восточные земли с краем, в котором жили Дети и великаны. Именно здесь Первые Люди вошли в Дорн по Сломанной Руке, которая еще не была сломана. Никто уже не помнит, почему эти люди покинули свою родину, но когда они пришли, то пришли в полной силе. Тысячи пришедших стали оседать в этих землях, и в течение десятков лет продвигались дальше и дальше на север. Тем сказаниям об этих кочевых временах, которые у нас есть, доверять нельзя, поскольку они внушают, что всего за несколько лет Первые Люди прошли за Перешеек и по всему Северу. Хотя в действительности, чтобы это произошло, потребовались бы десятилетия, а то и столетия.

Но что в этих сказаниях кажется точным, так это то, что Первые Люди вскоре вступили в войну с Детьми Леса. В отличие от Детей, Первые Люди обрабатывали землю и строили крепости и поселения. А для этого им требовалось вырубать леса чардрев, включая те, что были с вырезанными ликами, и за это Дети нападали на них, что вело к вековым войнам. Первые Люди – которые принесли с собой неведомых богов, лошадей, крупный скот и бронзовое оружие – были также крупнее и сильнее Детей, так что они были серьезной угрозой.

Охотники Детей – их лесные плясуны – стали, кроме того, и воинами, но при всех их тайных познаниях о деревьях и листве, они сумели лишь замедлить продвижение Первых Людей. Древовидцы применили свои умения, и сказания гласят, что они сумели призвать зверей болотных, лесных и небесных, чтобы те сражались за них: лютоволков и чудовищных снежных медведей, пещерных львов и орлов, мамонтов и змей, и прочих. Но Первые Люди оказались слишком сильны, и Дети, как рассказывали, были вынуждены пойти на отчаянный шаг.

Легенда гласит, что великие наводнения, сломавшие сухопутный мост, который ныне является Сломанной Рукой, и сделавшие Перешеек болотом, были делом древовидцев, которые сошлись у Рва Кейлин, чтобы применить темную магию. Однако некоторые это оспаривают: когда это произошло, Первые Люди уже были в Вестеросе, и поднявшаяся с востока волна могла не могла сделать больше, чем всего лишь замедлить их продвижение. Тем более что такая сила находится за гранью способностей древовидцев, о которых обычно говорили… и которые и без того кажутся преувеличенными. Больше похоже на то, что затопление Перешейка и перелом Руки были природными явлениями, вызванными, вероятно, естественным опусканием суши. Хорошо известно, что стало с Валирией, а замок Пайк на Железных островах покоится на каменных массах, которые некогда были частью большого острова, прежде чем его куски обрушились в море.

Несмотря ни на что, Дети Леса сражались столь же бесстрашно, как и Первые Люди, защищая своё право на жизнь. Война с неизбежностью тянулась еще несколько поколений, пока Дети наконец не поняли, что не могут победить. Первые Люди, возможно, устав от войны, тоже пожелали положить конец борьбе. Мудрейшие из обеих рас взяли верх, и главные бойцы и правители обеих сторон встретились на острове посреди Божьего Ока, чтобы составить Договор. Отказавшись от того, чтобы земли во всем Вестеросе оставили под лесами, Дети получили от Первых Людей обещание, что те больше не будут рубить чардрева. На всех чардревах острова, где был составлен Договор, вырезали лики, чтобы боги были свидетелями Договору. А впоследствии был создан орден Зеленых Людей, чтобы ухаживать за чардревами и охранять остров.

С Договором Рассветная эпоха мира подошла к концу, и за ней последовал Век Героев.

Неясно, живут ли еще Зеленые Люди на своем острове. Хотя имеется случайное сообщение о том, как некий безрассудный речной лорд плавал на лодке к острову и наблюдал за ними, пока не поднялся ветер или его не прогнала стая воронов. Детские сказки, уверяющие, что они рогаты и имеют темную зеленую кожу, являются искажением возможного факта, что Зеленые Люди носят зеленую одежду и головные уборы с рогами.

ВЕК ГЕРОЕВ

ВЕК ГЕРОЕВ длился тысячи лет, в которые возвышались и низвергались королевства, основывались и увядали знатные дома, и свершались великие дела. Но достоверно о тех древних днях мы знаем едва ли больше, чем о Рассветной эпохе. Сказания, что мы имеем сегодня – творения септонов и мейстеров, писавших спустя тысячи лет после событий. Но всё же, в отличие от Детей Леса и великанов, Первые Люди из этого самого Века Героев оставили после себя кой-какие развалины и древние замки, которые могут частично подкрепить легенды, и есть каменные монументы в полевых курганах, помеченные кое-где их рунами. В этих остатках мы можем начинать выкапывать истину из-под выдумок.

Принято считать, что Век Героев начался с Договора и длился тысячи лет, в которые Первые Люди и Дети жили в мире друг с другом. На столь большой уступленной им земле Первые Люди наконец-то получили место, чтобы развернуться. От Земли Вечной Ночи до берегов Летнего моря Первые Люди правили из своих крепостей. Расплодились мелкие корольки и могучие лорды, но со временем утвердились немногие, бывшие сильнее остальных и посеявшие семена королевств – предшественников тех, что мы сегодня знаем как Семь Королевств. Имена королей этих самых ранних государств восходят к легенде, а сказки, утверждающие, что чье-либо правление длилось столетиями, следует понимать как заблуждения и фантазии, введенные в оборот другими людьми в более позднее время.

Такие имена, как Брандон Строитель, Гарт Зеленая Рука, Ланн Умный и Дюран Страх Божий годятся для заклинаний, но похоже, что легенды о них содержат меньше правды, чем вымысла. В другом месте я еще тщательно просею, чтобы можно было найти зерно среди плевел, но уже сейчас этого достаточно, чтобы опознать выдумки.

А кроме этих легендарных королей и сотен королевств, из которых родились Семь Королевств, источником пропитания для септонов, а равно и певцов, стали истории о таких, как Симеон Звездоокий, Сервин из Зеркального Щита и других героях. Существоали ли когда-либо такие герои? Может быть. Но когда певцы зачисляют Сервина из Зеркального Щита в Королевскую гвардию, образованную только во время правления Эйгона Завоевателя, мы понимаем, почему лишь малому числу этих преданий можно в самом деле доверять. Септоны, которые первыми их записали, брали подробности, которые были им удобны, а певцы их изменяли – подчас до неузнаваемости – ради теплого местечка в чертоге какого-нибудь лорда. И вот так кто-нибудь давно умерший из Первых людей становится рыцарем, который поклоняется Семерым и охраняет королей Таргариенов тысячи лет после того, как жил (если он вообще жил). Эти бесчисленные дурацкие басни делают из множества мальчиков и юношей невежд в части истории Вестероса.

Хорошо бы помнить, что когда мы говорим об этих легендарных основателях государств, то говорим просто о неких ранних образованиях – преимущественно располагавшихся на высоком месте, таком как Утес Кастерли или Винтерфелл – которые со временем прибирали всё больше и больше земель и власти. Если Гарт Зеленая Рука когда-то и правил тем, что он провозгласил королевством Простор, сомнительно, чтобы его приказы всерьез воспринимались на расстоянии двух недель езды от его чертогов. Но из таких карликовых владений возникли более мощные королевства, которые стали доминировать в Вестеросе в будущие тысячелетия.

ДОЛГАЯ НОЧЬ

Пока Первые Люди обустраивали свои царства в последовавшие заключению Пакта времена, мало что могло потревожить их, кроме их собственных междоусобиц и войн… по крайней мере, так сообщают нам истории. Из этих же историй нам известно о Долгой Ночи, когда пришла зима, что длилась поколение – поколение, в котором дети рождались, достигали зрелости и во многих случаях умирали, так и не увидев весны. В некоторых из бабкиных сказок даже говорится, что они так никогда и не узрели света дня – столь ужасающа была зима, что опустилась на мир. Хотя последнее может быть не более чем выдумкой, действительность некоего катаклизма, совершившегося тысячи лет назад, представляется несомненной. Ломас Путешественник в своих «Рукотворных Чудесах»описывает встречу с потомками Ройнаров в руинах фестивального города Кроян, передающими рассказы о тьме, что заставила Ройну истощиться и иссякнуть, а воды ее замерзнуть к югу до самого места слияния с Селору. В этих преданиях говорится о том, что Солнце вернулось лишь тогда, когда герой убедил многочисленных детей Матери-Ройны – младших богов вроде Крабьего Короля и Речного Старца – отвлечься от распрей и объединиться для того, чтоб спеть тайную песню, которая возвратила день.

В летописях Асшая говорится о подобной тьме, равно как и о герое, боровшемся с ней красным мечом. Его свершения, как говорят, были исполнены прежде возвышения Валирии, в самую давнюю эпоху, когда Старый Гис только строил свою империю. Эта легенда распространилась к западу от Асшая, и почитатели Р’Глора утверждают, будто имя герою было Азор Ахай, а также предсказывают его возвращение. Коллокво Вотар в «Нефритовом компедиуме» приводит любопытный миф И-Ти, рассказывающий о том, что Солнце отвратило свой лик от Земли на срок целой жизни, устыдившись чего-то, о чем никто не мог узнать, и что бедствие было предотвращено лишь благодаря подвигам женщины с обезьяньим хвостом.

Несмотря на то, что Цитадель издавна ищет способ, которым могла бы предсказывать длительность и смену времен года, все усилия мейстеров оказались бесплодны. Септон Барт в своем фрагментарном трактате возражал, что непостоянство времен года постижимо магическим искусством, но не достоверным знанием. “Мерило Дней” мейстера Никола, во всех иных отношениях достойный труд, по-видимому, написан под влиянием данного утверждения. Основывась на своих наблюдениях за движением звезд по небесному своду, Никол неубедительно доказывает, что будто бы сезоны некогда могли иметь постоянную продолжительность, определяемую единственно тем, как земной шар обращен к Солнцу на своем небесном пути. Основная мысль представляется здравой – удлинение и сокращение дней, будучи более стабильным, приводило бы к более постоянным временам года – однако же, он не сумел отыскать никаких подтверждений, что такое и впрямь когда-либо было, за исключением разве что древнейших преданий.

Как бы то ни было, если сия беспощадная зима действительно имела место, в соответствии с преданиями, то принесенные ею лишения были чудовищны. У северян существует обычай: во время самых лютых зим дряхлым и немощным надлежит объявлять о том, что они отправляются на охоту, на деле вполне зная, что им не суждено вернуться – и тем самым оставить больше пищи для тех, кому вероятнее уцелеть. Нет сомнений, этот обычай был поистине общим в Долгую Ночь.

Имеются и другие предания – менее достоверные, но занимающие важное место среди старых историй – о созданиях, известных как Иные. Сказания о них повествуют, что Иные пришли из Земель Вечной Зимы, принеся с собой холод и тьму, ибо они стремились погубить всякий свет и тепло. Сказано, что они ездили верхом на чудовищных ледяных пауках и на мертвых конях, оживленных, чтобы служить Иным наравне с мертвецами, воскрешенными для сражений на их стороне.

Ответ на вопрос, каким образом завершилась Долгая Ночь, принадлежит легендам, как и все прочие события далекого прошлого. На Севере рассказывают о Последнем Герое, что искал заступничества Детей Леса. Его соратники покидали его или гибли один за другим, сталкиваясь с хищными великанами, холодными слугами и самими Иными. Оставшись в одиночестве, он, наконец, достиг Детей, вопреки стараниям Белых Ходоков, и все предания сходятся в том, что сей момент явился поворотной точкой. Благодаря Детям Первые Люди из Ночного Дозора собрались вместе и сумели сразиться – и победить – в Рассветной Битве, последней битве, положившей конец зиме и отправившей Иных в бегство на скованный льдами север. Поныне, спустя шесть тысяч лет (или восемь, как предлагает считать «Подлинная история», на Стене, воздвигнутой для защиты царств людей, все еще несет свою службу присяжное браство Ночного Дозора, и ни Иных, ни Детей Леса никто не видел многие века.

«Обманы древних» архимейстера Фомаса – труд, мало почитаемый ныне из-за ошибочных заявлений, касающихся основания Валирии и определенных наследственных притязаний в Просторе и Западных Землях – сообщает, что Иные из сказаний были не более чем племенем Первых людей и предками одичалых, которые обосновались на дальнем Севере. Из-за Долгой Ночи эти ранние одичалые оказались вынуждены начать волну завоеваний на юге. То, что они обернулись чудовищами в историях, рассказываемых впоследствии, по мнению Фомаса, отражает устремление Ночного Дозора и Старков придать себе более героическую репутацию – роль спасителей человеческого рода, а не всего лишь сторон, преуспевших в борьбе за владения.

ВОЗВЫШЕНИЕ ВАЛИРИИ

Пока Вестерос оправлялся от Долгой Ночи, новая сила появилась в Эссосе. Вероятно, этот обширный континент, протянувшийся от Узкого моря до овеянного сказаниями Нефритового и отдаленного Ультоса, является тем местом, где развивалась цивилизация, какой мы ее знаем. Первая из них (отбросим спорные претензии Кварта, итийские легенды о Великой Империи Зари и трудности поиска какой-либо истины в историях об известном по преданиям Асшае) зародилась в Старом Гисе: городе, зиждущемся на рабстве. Легендарный основатель города, Граздан Великий, остается столь почитаемым, что люди из рабовладельческих родов до сих пор часто наделяются его именем. Это он, как доносят до нас старейшие исторические знания гискарцев, создал шагающие в ногу легионы, вооруженные тремя копьями и высокими щитами, первыми начавшие воевать как организованные отряды. Старый Гис и его армия заселили окрестности, а затем, продвигаясь, стали покорять соседей. Так родилась первая империя, и веками ее владычество оставалось неоспоримо.

Те, кто положили конец империи Старого Гиса – хотя и не всем ее традициям – происходят из обширного полуострова за Заливом Работорговцев. Там, среди громадных вулканических гор, известных как Четырнадцать Огней, укрылись валирийцы, умевшие приручать драконов и сделавшие их самым грозным орудием войны, что когда-либо видел мир. Истории, которые валирийцы рассказывали о себе, гласили, что они происходили от драконов и приходились родней тем, кем повелевали.

В обрывках “Чудовищной истории” Барта, дошедших до нас, септон рассматривал различные легенды, изучая происхождение драконов, и то, каким образом они оказались подчинены валирийцам. Жители Валирии уверяли, что драконы есть порождения Четырнадцати Огней, тогда как в Кварте сказки повествуют, будто бы некогда в небе была вторая Луна. Однажды эта Луна обожглась о Солнце и треснула, словно яйцо, и миллион драконов высыпался из нее. Асшайские предания многочисленны и запутанны, но некоторые тексты – неимоверной древности – утверждают, что драконы впервые пришли из Тени, и на этом месте познания нас подводят. Со слов историков Асшая, народ столь древний, что ему не было именования, первым приручил драконов и привел их в Валирию, где обучил валирийцев своим наукам, прежде чем пропасть со страниц летописей.

Однако если народ Тени первым приручил драконов, то почему они не завоевывали, как это делали валирийцы? Похоже на то, что свидетельства валирийцев вернее. Но когда-то драконы были и в Вестеросе, задолго прежде того, как пришли Таргариены, – так гласят наши собственные легенды и истории. Если драконы возникли из Четырнадцати Огней, то они должны были распространиться по большей части известного мира ранее, чем были приручены. И тому есть подтверждения, ведь драконьи кости обнаруживались и на севере вплоть до самого Иба, и даже в джунглях Соториоса. Но валирийцы седлали и подчиняли драконов, как не смог никто другой.

Всем известна дивная красота валирийцев, их волосы, будто светлейшее серебро или золото, и глаза оттенков фиолетового, каких нет более ни у одного из народов мира, – и часто это служит доказательством тому, что валирийская кровь воистину не такова, как у прочих людей. Находятся мейстеры, утверждающие, что посредством старательного скрещивания животных возможно достичь желаемого результата, и что живущие уединенно племена способны проявить значительные отклонения от того, что считается обычным. Это может являться вероятной отгадкой тайны происхождения валирийцев, однако же никак не объясняет сродства с драконами тех, кто явно нес в себе валирийскую кровь.

У валирийцев не было королей. Они называли себя Фригольдом, потому как все граждане, владевшие землей, имели право голоса. Архонты могли избираться, дабы помогать в руководстве, но выбирали их свободные землевладельцы из числа подобных себе, и лишь на ограниченный срок. Редкостным случаем было для Валирии оказаться под властью всего одной владетельной семьи, и все же случаи такие известны.

Пять великих войн между Фригольдом и Старым Гисом во времена, когда мир был молод, превратились в легенды – пламенные кровопролития, каждое из которых завершилось победой валирийцев над гискарцами. И в ходе пятой, последней войны Фригольд предпочел убедиться в том, что шестой не произойдет. Древние кирпичные стены Старого Гиса, воздвигнутые Гразданом Великим в незапамятные дни, были разрушены до основания. Колоссальные пирамиды, храмы и дома предавались драконьему огню. Поля засеивались солью, известью и черепами. Многие гискарцы были убиты, а прочие – порабощены и сгинули, трудясь на своих покорителей. Гискарцы стали еще одной частью новой Валирийской Империи, и с течением времени позабыли язык, на котором говорил Граздан, вместо него обучившись высокому валирийскому. Так находят гибель одни империи и возвышаются другие.

То, что ныне сохранилось от некогда гордой империи Старого Гиса, есть жалкие остатки – несколько городов, что подобны цепляющимся к телу Залива Работорговцев язвам, и еще один, претендующий на звание возрожденного Старого Гиса. Ибо после Рока, похоронившего Валирию, города Залива Работорговцев смогли сбросить последние из валирийских оков и начать управляться сами собой поистине, а не изображать вольность. Оставшиеся от гискарского народа, не медля, восстановили торговлю рабами, но только если раньше они получали их в завоеваниях, то теперь они покупали их и разводили.

“Из кирпича и крови выстроен Астапор, и из кирпича и крови его люди”, говорится в старом стихе, посвященном красным кирпичным стенам города и крови, пролитой тысячами рабов, кои жили, трудились и умирали, сооружая их. Управляемый людьми, именующими себя Добрыми Господами, Астапор более всего известен благодаря созданию оскопленных рабов-солдат, которых называют Безупречными. Это мужи, с самого отрочества взращенные так, чтоб быть неустрашимыми воинами, не чувствующими боли. Астапорцы похваляются, что в Безупречных возвратились к жизни шагающие в ногу легионы Старого Гиса, однако те люди были свободны, а Безупречные – нет.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.