Сделай Сам Свою Работу на 5

Современная система образования 10 глава

Лит.: Лоренцсон В. Н.. Выдающийся исп. педагог-гуманист X. Л. Вивес, СП, 1959, №8;Watson F., Vives. On edu-cation, Camb.,.1913; Urmeneta F. de, La doctrina psicolögica у pedagögica de Luis Vives, Barcelona, 1949; Norena C. G., Jüan Luis Vives, The Hague. 1970; Homenaje a Luis Vives, Madrid, 1977; R e n s o n R.. Le jeu chez J. L. Vivies, в кн.: Les jeux ä la Renaissance, P., 1982. В. А. Ведюшкин.

ВИЗАНТИЯ.Воспитание и образование. «В.» — позднейший термин, к-рым по традиции принято обозначать ср.-век. христ. гос-во со столицей в Константинополе, каким в 4 в. стала Вост. Римская империя (существовало до сер. 15 в.). Сами византийцы называли себя ромеями, т.е. римлянами, их языком был греческий. Непосредственно продолжив рим. государственность и эллинистич. цивилизацию, В. унаследовала налаженную систему позднеантич. образования, к-рая на ср.-век. Западе была разрушена варварскими нашествиями и ломкой социальных отношений и гос. устоев. Повседневные нужды бюро-кратич. порядка В. предполагали определённый уровень грамотности. Поэтому, хотя в В. было немалое число неграмотных, особенно вдали от столицы, по ср.-век. мерке византиец поражал воображение зап. и сев. соседей как грамотей, не расстающийся с тростниковым пером и чернильницей, вообще окружённый атрибутами книжной, письменной культуры. Характерной для зап. средневековья церк.-монашеской монополии на образование В. не знала, роль монастырских школ была ограниченной. Но достигнутое поздней античностью обилие центров образования постепенно исчезло, чему способствовали как объективные причины (упадок городов, завоевания арабов, отнявшие в 7 в. у В. такие культурные центры, как Александрия, Берит, совр. Бейрут, с его юрид. школами, и т. п.), так и сознательная политика императоров, боровшихся с традицией языч. образования и одновременно охранявших Константинополь в качестве очага культуры от всякой конкуренции (самый известный пример — закрытие высш. школы в Афинах указом Юстиниана I в 529). Не только высшие, но и средние уч. заведения концентрировались в Константинополе, лишь в последний век существования В. центром образования стал г. Мистра в Пелопоннесе.



Воспитание до 5—7 лет было домашним; позднее оно оставалось таковым на крайних полюсах общества — в семьях неимущих тружеников и в семьях воен. аристократии. Сын бедных родителей оставался неграмотным, с детства участвовал в труде взрослых; сын знатных родителей выучивался грамоте и начаткам словесности у слуги-наставника, но осн. внимание уделял воинским играм, физич. упражнениям, практике воен. дела, порой с 14—15 лет участвуя в походах. Для мальчиков из относительно благополучных семей ремесленников, для будущих купцов и др. курс обучения обычно сводился к нач. школе, дававшей навыки чтения, письма и счёта. Светская и духовная администрация пополнялась за счёт выпускников ср. школ, изучавших общеобразоват. предметы (т. н. энциклопедии). В основе программы ср. школы лежала словесность. Представление, согласно к-рому для карьеры чиновника необходимо знание древней лит-ры и владение её языковыми и стилистич. нормами, роднит В. с Др. Китаем. Изучение словесности начиналось с грамматики, трактовавшейся в антич. смысле, как чтение и толкование специально отобранных авторов (начиная с Гомера). Практика отбора текстов во многом предопределила состав и объём антич. лит-ры, дошедшей до нас. След, этапом была риторика — иск-во самостоятельно составлять устные и письменные подражания классич. образцам стиля и находить «цветистую» форму для выражения типических эмоций, ситуаций и вообше повторяющихся «общих мест»; наиб, практич. значение имели навыки сочинения по риторич. правилам парадных речей и писем. Общеобразоват. программа включала также занятия филос. дисциплинами, особенно логикой («диалектикой»), соответствовавшими вместе с «грамматикой» и риторикой лат. тривиуму, и матем. дисциплинами (арифметикой, геометрией, музыкой и астрономией), соответствовавшими лат. квадривиуму.

Нач. и ср. школы, как правило, были частными; в каждой из них училось ок. 20—40 учеников разного возраста, преподавал один учитель. Успевающие ст. ученики образовывали избранный круг, помогавший в занятиях с младшими и в поддержании дисциплины; среди них выделялся главный — протосхол. Гонорар за каждого ученика шёл отдельно, и учителя, постоянно испытывавшие стеснённость в средствах, переманивали друг у друга учеников. Гос. ср. школы были исключением; известен интернат для сирот — орфанотрофий, основанный Алексеем I Комнином (император в 1081 — 1118).

Очаги высш. образования в Константинополе были обычно или государственными, или патриаршими (что для византийских условий не составляло принципиального различия). Они неоднократно сменяли друг друга на протяжении истории В.; именно отсутствие стабильности корпоративного образования отличает их от зап.-европ. ун-тов, с к-рыми их вполне можно сравнивать по др. признакам (иногда к ним в науч. лит-ре прилагается термин «ун-т»). Гос. высш. школа с регламентиров. кол-вом профессоров (10-по греч. грамматике, столько же — по лат. грамматике, 3 — по лат. красноречию, 5 — по греч. красноречию, 2 — по праву, 1 — по философии)

ВИЗУАЛЬНАЯ

была учреждена указом имп. Феодосия II (в 425); её преподаватели имели статус гос. служащих и монополию публичного преподавания в столице. Неясно, как долго просуществовала эта школа; едва ли она пережила социальный и культурный кризис 7 в. Существование в 7—8 вв. Патриаршей академии (к-рую якобы сжёг вместе с преподавателями и библиотекой император-еретик Лев III) признаётся недостоверным. В сер. 9 в. была учреждена Магнаврская школа (Константинопольский дворец); не установлено, выходила ли её программа за пределы того, что было обычным для ср. школ. Уч. заведение, возникшее по указу Константина IX Мономаха в сер. 11 в., состояло из 2 высш. школ — юридической и философской (наподобие 2 ф-тов ср.-век. ун-та). Во главе юрид. школы стоял «номофилак» («законоблюститель»), причислявшийся к важным сановникам империи; во главе филос. школы, в к-рой преподавались также элементы естеств.-науч. и гуманитарных знаний, — «ипат» (т.е. консул) философов. Первым таким «ипатом» был виднейший писатель, энциклопедически образованный учёный и полит, деятель Михаил Пселл (1018—1090-е гг.), его преемником — Иоанн Итал (2-я пол. 11 в.). В 12 в. действуют Патриаршая школа, где гл. предметы — толкование Библии и риторич. дисциплины, и школа при церкви св. Апостолов, тоже находившаяся под опекой патриаршества, но светская по характеру преподаваемых предметов (в их число входила медицина). После разгрома Константинополя рыцарями 4-го крестового похода (1204) прежнего блеска империя не смогла себе вернуть. В последний период существования В. образованность достигла высокого уровня на фоне упадка государственности; очагами высш. образования служили кружки, складывавшиеся вокруг выдающихся учёных и мыслителей, иногда в форме школы при монастырях, но со светской программой (школы Максима Плану да и Никифо-ра Григоры в 14 в.). Возрастало значение неформальных отношений между учителями и учениками (интеллектуальная дружба как социально-культурный факторе.

Шк. образование, особенно среднее и высшее, существовало в В. для мужчин. Женщины из высш. слоев общества могли получить блестящее образование в домашних условиях (поэтесса Касия, или Кассия, 9 в., Анна Комнина, дочь и историограф императора Алексея I Комнина, 11—12 вв.), иногда покровительствовали учёным и литераторам и собирали их вокруг себя; но эти случаи были исключением.

Монашеское воспитание в В. создало особую систему отношений между воспитателем и воспитуемым, основанную на сугубо личной связи и безоговорочном послушании и типологически сопоставимую с аналогичными явлениями в индуизме (гуру и его ученик) и у дервишей в исламе (повиновение шейху или пиру).

Сочинений по теории воспитания В. почти не знала. Трактат Иоанна Златоуста (ок. 350—407) «О тщеславии и о воспитании детей» проникнут строгим аске-тич. духом. Вопрос об использовании антич. лит-ры для морально-дидактич. целей ещё ранее обсуждался у другого «отца церкви» Василия Великого (ок. 330—379) в трактате «Как молодым людям извлечь пользу из языч. книг».

А 10 Рос. педагогическая энц., т. 1

С чисто житейской, практически-бытовой точки зрения вопросы домашнего воспитания обсуждаются в домостроевском духе в ч Советах и рассказах» Кекавмена (70-е гг. 11 в.). Живую картину труда квалифициров. преподавателя высш. школы, влюблённого в своё дело, дают признания, рассеянные в текстах Михаила Пселла.

Лит.: Преображенский В., Вост. и зап. школы во времена Карла Великого, СПБ, 1881; Успенский Ф., Очерки по истории византийской образованности, СПБ, 1891; ЛипшицЕ. Э., Очерки истории византийского общества и культуры. VIII — первая пол. IX в., М. — Л1961; К а ж-дан А. П., Книга и писатель в Византии, М., 1973, гл. 2;ЛитавринГ. Г., Как жили византийцы, М., 1974, гл. 7; Медведев И. П., Византийский гуманизм XIV—XV вв., Л., 1976; Fuchs F., Die höheren Schulen von Konstantinopel im Mittelalter, Lpz., 1926; Browning R., Byzantinische Schulen und Schulmeister, «Das Altertum», 1963, Bd 9; Lemerle P., Le Premier humanisme by-гапШ, Р., 1971; Sevcenko J., Society and intellectual life in the XIVtb Century, «Ac-tes du XIVе Congres international des etudes Byzantines». Bucarest, 6—12 sept. 1971, [Buc.], 1974. С. С. Аверинцев.

ВИЗУАЛЬНАЯ ГРАМОТНОСТЬ(англ, visual literacy), направление в совр. педагогике, исследующее проблемы развития навыков пользования визуальной и аудиовизуальной информацией.

Пед. концепция В. г. возникла в кон. 60-х гг. 20 в. в США. Основывается на положениях о значимости зрительного (визуального) восприятия для человека в процессе познания мира и своего места в нём, ведущей роли образа в процессах восприятия и понимания, необходимости подготовки сознания ребенка к деятельности в условиях всё более «визуализи-рующегося» мира и увеличения инфор-мац. нагрузки.

Следует различать понятия В. г. и аудиовизуального обучения (audiovisual education), под к-рым понимают использование аудиовизуальных материалов и соответствующих техн. средств в обра-зоват. процессе.

Понятие В. г. рассматривают в разл. аспектах: как процесс коммуникации между объектом и субъектом восприятия, как взаимодействие элементов зрительного образа с субъектом восприятия и как умение субъекта адекватно воспринимать и продуцировать зрительные образы.

Для анализа понятия В. г. с пед. позиций наиб, важна коммуникативная сторона процесса её формирования, опирающаяся на базовые элементы зрительного образа (описаны в монографии Д. А. Дон-дис < Учебник по визуальной грамотности» — D o n d i s D. A., «A Primer of visual literacy», 1973). К ним относятся: точка, линия, форма, направление, тон, цвет, структура, размер, масштаб, движение. Присутствуя в той или иной степени в любом зрительном образе, эти элементы кардинально влияют на восприятие и освоение человеком зрительной информации. В концепции аудиовизуальной грамотности, предложенной в нач. 70-х гг. Ю. Н. Усовым, понятие грамотности расшифровывается как основа постижения природы киноиск-ва, а процесс овладения аудиовизуальной грамотностью рассматривается как формирование навыков анализа и синтеза худож. зву-ко-зрительного образа. Главным является создание представлений о компонентах киноиск-ва и выяснение степени их «род-ства» с тем или иным видом иск-ва, напр.

видеоряд — живопись, аудиоряд — музыка и т. д. Особое внимание уделяется таким элементам киноязыка, как монтаж, план, ракурс и т. п. Дондис предостерегала от прямой аналогии с языковой грамотностью, т. к. логика структуры языков как искусств, систем, созданных для кодирования, хранения и раскодирования информации, не может соответствовать В. г. Она считала, что в понятии В. г. акцент необходимо ставить на в и — зуальном.

На 1-й Нац. конференции по В. г. (1969, г. Рочестер, США) было принято определение В. г., предложенное Дж. Деб-сом: В. г. относится к числу визуальных способностей, к-рые человек может развить с помощью зрения одновременно с остальными чувствами и к-рые необходимы для нормального процесса становления личности. Визуально грамотный человек сможет различать и интерпретировать видимые действия, объекты и символы, окружающие его, и творчески использовать эти способности.

Это определение фокусирует внимание на «зрителе» как на потенциальном «ученике» и предполагает выработку у учащихся в процессе обучения базовых визуальных умений. Дебс приводит их иерархию: от формирования элементарных актов зрительного восприятия через восприятие актов движения и пространственного распределения предметов к развитию навыков восприятия и визуального выражения процесса и, наконец, к достижению понимания и умения реализовать визуальное выражение идеи, образа.

Дебс и его коллеги по Центру В. г. при ун-те г. Рочестера рассматривают В. г. как шк. предмет, помогающий учащимся с помощью фото- и кинооборудования определить пути самовыражения.

Установлено, что до 90% усваиваемой информации человек получает посредством зрения. Эти данные приобрели особое значение в работах Дж. Брунера и Ж. Пиаже, подчёркивавших важность роста интеллектуального потенциала ребёнка в первые годы его жизни.

Интерес к изучению проблем зритель-ноге восприятия усилился с возникновением телевидения, ставшего своеобразным «окном в мир» для мн. детей. Р. Либерт, Дж. Нил, Э. Дейвидсон показали зависимость развития мышления от интеллектуальной насыщенности телепрограмм, а также роль демонстрации насилия на телеэкране в возникновении агрессивных форм поведения.

В целом природа визуальной коммуникации к нач. 90-х гг. была мало изучена.

На концепцию В. г. оказали влияние работы амер. психологов, к-рые зрительное восприятие рассматривали как чувств, опыт, приобретший смысл. Подобной точки зрения придерживался Л. С. Выготский, высказавший в 1925 мысль, что центр, идея психологии иск-ва выражается в признании иск-ва обществ, техникой чувства, а худож. произведение можно рассматривать как «совокупность эсте-тич. знаков», направленных на возбуждение в людях эмоций. Анализ этих знаков помогает воссоздать соответствующие им эмоции.

Определились разл. подходы к концепции В. г., к-рые процесс визуальной коммуникации расчленяют на 3 центральных, взаимосвязанных элемента: субъект, объект, средства коммуникации (или окружающая среда).

г

ВИЛЬМАН

Теория интровертирован-нести (The introverted theory) разделяет внеш. и внутр. миры человека и рассматривает субъект восприятия как единственного «создателя» всего, лежащего во вне. Внеш. мир принимает форму и приобретает значение благодаря интеллектуальной активности субъекта. Один из основателей — теоретик-искусствовед Э. Гомбрих, утверждавший, что любой вид иск-ва концептуален, т.е. то, что видит субъект, зависит от самого субъекта и от той «школы», к-рую он прошёл.

Эта теория носит неск. односторонний характер по типу выделения базового процесса восприятия и в значит, степени индифферентна к зрительному аспекту восприятия. Визуальное обучение может быть осуществлено исключительно путём обогащения восприятия визуальным опытом и внимательным чтением отзывов на произведения иск-ва признанных критиков. Собственно визуальное содержание отодвигается на второй план.

Теория экстравертиро-ванности (The extraverted theory). Один из самых значит, её сторонников — амер. психолог Р. Арнхейм, доказывающий, что человек действует под влиянием внеш. мира и способы мышления и восприятия этого мира продиктованы его природой. Арнхейм подчёркивает важность объекта в зрительном восприятии и утверждает существование объективной действительности (в противовес теории интровертированности). Самое главное для него — «природа образов». Опираясь на гештальтпсихологию, Арнхейм приводит в одной из своих статей результаты экспериментов, подтверждающих значение для восприятия формы, цвета, скорости и направления движения предмета. Хотя Арнхейм и рассматривает понятие В. г. как нечто, сугубо связанное с ^характеристиками самого объекта, он признаёт организующую функцию сознания, но считает, что именно фундаментальные характеристики образа-стимула определяют его функциональную организацию. Особо Арнхейм подчёркивает, что для реализации визуального понимания «само изображение должно направлять восприятие» (визуальное обучение, по Арнхейму, основывается на понимании, что каждое изображение представляет собой век-рое утверждение не самого объекта, но набора предположений о нём).

Теория взаимодействия (The interaction theory) совпадает по ряду положений с основаниями интровер-тиров. взгляда на восприятие, но в гораздо большей степени изучает собственно коммуникацию. Г. Тох, М. Маклин, К. Норберг и др. концентрируют своё внимание не на субъекте и объекте восприятия, а на визуальной коммуникации в целом и подчёркивают единство всех её элементов. По Норбергу, для механизма восприятия нужно рассматривать человека как нек-рое «взаимодействие», в к-ром ни субъект, ни окружающая его среда не являются независимыми сущностями, лишь в той или иной степени влияющими друг на друга.

Теория взаимодействия рассматривает восприятие как мгновенный акт, позволяющий человеку осваивать мир. Тох и Маклин считают, что каждый образ является результатом нек-рого креативного акта (действия), в процессе к-рого объект восприятия трансформируется. Следовательно, мир является таким, ка-

О. Впльмап,

ким мы воспринимаем его, и каждый акт восприятия возможен лишь благодаря всем предыдущим восприятиям, а каждое новое восприятие оставляет свой след в сознании, т.е. восприятие есть форма научения.

Подобный взгляд на восприятие соответствует бихевиористской теории обучения, согласно к-рой положит, опыт усиливается, а отрицательный — гасится. Восприятие для сторонников теории взаимодействия функционально, т.е. оно существует для того, чтобы обеспечить субъекту восприятия достижение его целей. Согласно взглядам Тоха и Маклина, опыт восприятия индивидуален и приобретается в процессе обучения.

Адекватное визуальное восприятие становится возможным в том случае, когда зритель способен соотнести свой опыт восприятия мира с визуальным материалом. Этот подход объединяет процесс и субъект восприятия. Для эффективного использования визуальных средств, считает Норберг, необходимо подняться над предметностью и учитывать всю ситуацию коммуникации в целом. Кроме того, каждый конкретный опыт визуального восприятия приобретает смысл и наполняется содержанием, лишь находясь в цепочке подобных ему опытов, объединённых целенаправл. смысловым действием. Однако практич. применение теории не всегда так однозначно. Напр., Тох и Маклин описывают попытку преодоления стереотипа «жен. проф. неполноценности» у подростков путём показа фильмов о женщинах (судьях, юристах, врачах), успешно владеющих традиционно муж. профессиями. Результативность этих действий можно оценить по-разному, т. к. стереотип здесь «преодолевается» в нек-ром идеальном пространстве, а не в реальной жизнедеятельности ребёнка. Кроме того, сама социальная и природная сущность того или иного стереотипа гораздо глубже простого восприятия его ребёнком как информац. традиции.

Теория интровертированности рассматривает восприятие как смысловую задачу для сознания и решает проблему обучения зрительному восприятию. Теория экстравертированности подчёркивает важность внеш. мира как источника содержания визуального восприятия и утверждает, что В. г. в значит, степени определяется пониманием путей достижения максимально ясного (явственного) предъявления визуальных концептов. Она выявляет способы использования визуального материала в образоват. (аудио) — визуальном курсе с целью осмысления базовых элементов визуальных сообщений. Теория взаимодействия исходит из того, что В. г. возможна лишь тогда, когда субъект восприятия способен творчески использовать визуальный материал в рамках функциональности ситуации

и своего собств. видения мира. Выводява первый план деятельностный контекст визуальной коммуникации, теория подчёркивает важность спец. освоения визуального материала. Необходимость развития пед. идей В. г. подтверждается усилением во мн. странах внимания к эстетич. дисциплинам в школе, формирующим у ребенка невербальные способности и умения, и развитием исследований в области коммуникации. Связь В. г. с традиционно выделяемыми умениями и способностями является актуальной темой психол.-пед. исследований. Р. Синатра приводит иерархию разных ступеней грамотности совр. человека: первичная В. г., устная грамотность, письменная грамотность, продуктивная В. г., компьютерная и технол. грамотность.

Развитию В. г. способствовали Фонд Форда и Отделение аудиовизуальной подготовки Нац. ассоциации образования США, спец. программы Вооружённых Сил США. Регулярно проводятся междунар. мероприятия по проблемам В. г. [1990 — 1-я сев.-амер. конференция «Новая грамотность» (Гуэлф, щт. Онтарио, Канада); симпозиум «Межд. ассоциации визуальной грамотности». (Лондон) и др.].

Выпускаются периодич. издания: «Vi-sual education» (с 1950), «Audiovisual communication review» (с 1963), «Audiovisual media — Moyens audio-visuels» (c 1968; на англ, и франц. яз.).

Пит.: Пиаже Ж., Избр. психол. труды, М., 1969; Аристотель. Соч., т. 1, М., 1975; Усов Ю. Н., О принципе формирования аудиовизуальной грамотности. Место и функции массовой коммуникации (радио, телевидение, кино, пресса) в процессе педагогического воздействия. М., 1975; Б p у-н с p Дж., Психология познания, пер. с англ., М., 1977; Выготский Л. С., Психология искусства, М., 1987; G i b s o n J. JAdaptation, After-Effect and Contrast in the Perception of Curved Lines, «Journal of Experimental Psychology», 1933, № 16; № orberg K., Perception Research and Au-dio-Visual Education, «AV Communication Review», 1953, № l; Arnheim R.. What Do the Eyes Contribute?, «AV Communication Review», 1962, м 10; с г. о же, Visual Thinking, Los Ang., 1969; Toch H., M a c-L ean M. S.. Perception, Communication and Educational Research. A Transactional View, «AV Communication Review», 1962. № 10; Bö wer T. G. R., The Visual World of Infants, «Scientific American», 1966, № 12; W i t t у Р., Studies of the Mass Media, 1949 — 1965, «Science Education», 1966, Ms 50; De-bes J. L., Some Foundations for Visual Literacy, «Audio-Visual Instruction», 1968, м 13; e r p же, The Loom of Visual Literacy, «Audio-Visual Instruction», 1969, № 14; Proceedings of the First National Conference on Visual Literacy, N. Y., 1970; Franse-cky R. B., D e b es J. L., Visual Literacy: a way to learn — a way to teach, Wash.. 1972; Dondis D. A., A primer of Visual Literacy, Camb. (Mass.). 1973; Liebert R. M., № e-ale J. M., D a v id s o n E. S., The Ear-ly Window: Effects of Television on Children and Youth, N. Y.,19883; ross S. B. Jr., Steps Toward Visual Literacy, «School Media Quarterly», 1973, v. l, № 3; A m e у L. J., Visual Literacy: Implications for the producti-on of children's TV programmes. L., 1976; Gombrich E. H., Art and Illusion, L., 1977; Media Education, P., 1984; S in atra R., Visual Literacy Connections to Thinking, Reading and Writing, Illinois, 1986.

P. M. Сельцер.

ВИКТИМОЛОГИЯ(от лат victime — жертва и греч logos — понятие, учение), область знания на стыке педагогики, психологии, социологии, криминологии и этнографии, изучающая разл категории людей — жертв неблагоприятных условий социализации Термин «В » заимствован из криминологии, спец раздел к-рой — юрид В имеет своим предметом изучение жертв преступлений.

Существует ряд категорий детей и взрослых, к-рые являются реальными или потенциальными жертвами социализации из-за условий их развития и жизни и в связи с этим требуют спец. изучения и специфич. способов социальной и пед. помощи. К ним относятся инвалиды (кроме не обладающих юрид. дееспособностью), дети-сироты и дети, лишённые попечения родителей, ставшие в силу обстоятельств безнадзорными и беспризорными (см. Безнадзорность и Беспризорность), дети из неблагополучных семей с низким экон. уровнем, аморальной или криминогенной атмосферой и др. Первичное отклонение от нормы может вызывать вторичное негативное изменение в развитии. Признаки и обстоятельства, позволяющие отнести человека к числу жертв социализации, могут иметь постоянный характер (сиротство, инвалидность) или проявляться со временем (социальная дезаптация, наркомания и др.); нек-рые из них нельзя устранить (сиротство), другие можно предотвратить или изменить (разл. социальные отклонения, противоправное поведение и др.).

В. на основе исследования физич., пси-хич. и социальных отклонений в развитии людей разрабатывает общие и специфич. принципы, цели, содержание, формы и методы работы по профилактике, минимизации, нивелированию, компенсации и коррекции этих отклонений; в процессе изучения виктимогенных факторов определяет возможности об-ва, гос-ва, институтов и агентов социализации по предотвращению негативных влияний на развитие личности; выявляет типы виктимных людей, сензитивность лиц того или иного типа и возраста к разл. виктимогенным факторам и вырабатывает социальные и психол.-пед. меры соотв. профилактики; прогнозирует возможности оказания помощи человеку, в т. ч. в коррекции самовосприятия.

Функции В. — профилактика, компенсация и коррекция виктимности и викти-могенности в об-ве. Прикладная функция В. связана с совершенствованием обществ, влияния на процессы социализации. В. осуществляет междисциплинарные исследования: культурологич., этно-психол., социально-пед., социально-пси-хол. и психол.-педагогические.

Социолого-пед., социально-психол. и этно-психол. исследования позволяют выявить: типы и число жертв социализации в разл. социо-культурных условиях, их количеств, динамику, зависимость от особенностей традиций и социальной практики; ситуации, к-рые на разл. возрастных этапах развития человека представляют для него опасность; социальные установки и стереотипы разл. социально-культурных и поло-возрастных групп, определяющие характер их восприятия тех или иных типов жертв и отношение об-ва к ним; особенности самовосприятия человека в качестве жертвы.

В. разрабатывает методы диагностики виктимности личности, виктимогенности группы и микросоциума; содержание,

формы и методы профилактики и реабилитации жертв социализации в разных странах, определяет степень их эффективности; предлагает рекомендации по стратегии и тактике общества, гос-ва, социальных институтов по отношению к разл. категориям жертв.

Лит.: Мудрик А. В., Виктимология, «Магистр», 1992, май. А. В. Мудрик.

 

ВИЛЬМАН(Willmann) otto (24.4.1839, Лисса, ныне Лешно, Польша, — 1.7.1920, Лейтмериц, ныне Литомержице, Чехия \ нем. педагог, последователь И. Ф. Гербарта, философ-неотомист. Учился в ун-тах Бреслау (ныне Вроцлав, Польша) и Берлина. Преподавал в пед. семинаре у Т. Цидлера в Лейпциге (1863—1868) и на пед. курсах Ф. Диттеса в Вене (руководитель с 1868). В 1872—1903 проф. Пражского (немецкого) ун-та. Основатель Союза христ. педагогики (1907).

Разделял педагогику на историческую, теоретическую и практическую. Осн. функцией воспитания признавал передачу ' от поколения к поколению «вечных идей» и культурно-ист, традиций, средоточием к-рых, по В., являются религ.-этич. нормы. Процесс обучения должен сообразовываться с психологией учащихся и логикой предметов, отражающей «вечные идеи». Содержание уч. процесса рекомендовал делить на чёткие части, связанные между собой по смыслу для облегчения усвоения. Следующие друг за другом рассмотрение деталей, обзор в целом, запоминание небольшими частями и разнообразные упражнения должны, по В., упорядочить уч. процесс. Пересмотрел гербартовские ступени обучения, считая, что они страдают нечёткостью определений и смешением логич. и психол. понятий. Предложил выделить 3 ступени усвоения (восприятие, понимание, применение), каждой из к-рых должна соответствовать особая форма обучения.

С о ч.: Sämtliche Werke, in 16 Bd, hrsg. von H. Bitterlich-Willmann, Bd 1—4, 8 — 10, Aalen, 1968—80; в рус. пер. — Дидактика как теория образования..., т. 1—2, М., 1904- 1908.

Лит.: Greissl G., O. Willmann als Pädagoge und seine Entwicklung, Paderborn, 1916; Pfeffer F., Die pädagogische Idee O. Willmanns in der Entwicklung, Freiburg — Basel-W., 1962. А. И. Пискунов.

ВИЛЬНЮССКИЙ УНИВЕРСИТЕТ,осн. в 1579. Находился в ведении иезуитского ордена (именовался академией). Вначале имел 3 ступени: коллегия, фи-лос. и теологии, ф-ты; в 1641 учреждён юридический. В. 1750-х гг. на филос. ф-те созданы физ.-мат. и «гуманистическое» отделения, статус самостоятельных по отношению к философии дисциплин получили математика, физика, астрономия. Ун-т располагал библиотекой (осн. в 1570), астрономич. обсерваторией (1753), типографией, аптекой. В 1751 открыта коллегия для детей аристократов, дававшая высш. образование. После роспуска ордена (1773) перешёл в ведение Эдукационной комиссии, преобразован (1781) в Гл. школу Великого княжества Литовского с 2 ф-тами — физическим и нравств. наук; коллегия (как подготовит, отделение академии) упразднена, создана учительская семинария. После присоединения Литвы к России школа переименована в Гл. виленскую школу (1797). Здесь началось преподавание медицины (с 1781 отд. ф-т), химии, естеств. истории, иностр. языков и др. Получили развитие астрономия (проф. М. Почобут) и биология (Ж. Э. Жилибер и участник кругосветной экспедиции Дж. Кука эволюционист И. Г. А. Форстер), создан ботанич. сад. В 1803 Гл. виленская школа реорганизована в Виленский ун-т (4 ф-та, 32 кафедры). Играл значит, роль в просвещении и культуре литов., польск., рус., укр. и белорус, народов. При ун-те действовали Гл. семинария, готовившая католич. и униатских священников (1803), семи-варии для подготовки преподавателей гимназий (1817), учителей церк.-приходских школ и органистов (1819), ин-т



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.