Сделай Сам Свою Работу на 5

Феномен времени в научной фантастике

До сих пор время остается одним из самых загадочных феноменов человеческого бытия, который находит свое отражение и в науке, и в искусстве, особенно в такой области, как научная фантастика. Основная проблема феномена времени – определить, что такое время, что оно представляет собой. Время – абстракция, с помощью которой человек познает окружающий мир. Жизнь и деятельность людей происходит во времени. Прошлое отличается от настоящего, завтра будет иным, чем сегодня, т.е. существует время. Это было отмечено людьми задолго до появления науки.

Аристотель считал, что деление времени на прошлое и будущее происходит только в душе человека – в космосе все интервалы времени равноправны, причем прошлое и будущее не существуют, реально только одно мгновение – настоящее. Кроме того, уже в эпоху античности появляется интуитивное представление о времени абсолютном, связанном с движением вечного и неизменного для всех звездного неба, и относительном, которое образуют моменты времени, фиксирующие события прошлого, настоящего и будущего каждого отдельного человека. «Проблема времени» состояла в том, чтобы объяснить существование относительного времени и найти причины необратимой последовательности событий от прошлого к будущему. Вопросы, связанные с природой и характером времени, существуют и до сих пор. Человека, по мнению В.С. Поликарпова, можно определить как животное, осознающее и владеющее временем[9].

Среди необычайно широкого спектра проблем, рассматриваемых в научной фантастике и охватывающих практически все стороны человеческого бытия, среди большого количества тем и вопросов, различающихся по степени важности и насущности, тема времени – одна из самых излюбленных тем. Природа пространства и времени; перемещения во времени; причинно-следственные связи, существующие в пространственно-временных координатах, возможные последствия их нарушения; моральное право человека вторгаться и изменять прошлое, перспективы подобного вмешательства; биологические ритмы и возможность их изменения, к примеру, возможность затормозить все жизненные функции организма, получив ряд преимуществ – вот некоторые аспекты проблемного поля данной темы в произведениях научной фантастики.



Взаимоотношения фантастики с «неумолимым Хроносом» чудесны и удивительны. В одних произведениях время способно растягиваться как резина, в других – сжиматься, как бальзаковская «шагреневая кожа», в третьих – описано существование параллельных миров или же только надежда на существование миров с «зеркальной вариантностью» как у В.С. Шефнера в романе «Лачуга должника». В фантастике часто встречаются различные варианты использования парадокса времени: все моменты бесконечности одинаковы, т.е. все, что в принципе может произойти, – уже должно было произойти. Разные модели времени могут пересекаться как, например, в рассказе Д. Самохина «Крышник»: «Ваш прошлый месяц был почти двести лет назад»[10]. Время может и вовсе перестать существовать.

Категория времени тесно взаимосвязана с категорией пространства, тем не менее, в рамках данной работы проблеме пространства уделено меньше внимания, т.к. эта тема в научной фантастике так же беспредельна, как и само пространство.

Рассматривая развитие научной фантастики в его историческом контексте, следует отметить, что ее возникновению предшествовал длительный процесс развития форм фантастической образности в мировой культуре, их постепенной дифференциации, закрепления за ними определенных сфер образного мышления, своеобразных идейно-темати-ческих комплексов, выработки и обогащения художественных средств и приемов фантастики. Предтечи научной фантастики – миф, утопии и антиутопии. Категория невозможного, характерная для фантастических произведений, находила также свое первоначальное воплощение в волшебной сказке. И уже в них можно найти размышления о парадоксах времени.

Первые представления о времени отражены в мифах о сотворении мира: греческий титан Кронос – порождение Хаоса, его сын – бог мирового порядка Зевс, победивший своего отца. В Индии – «день и ночь» Брамы как олицетворение бесконечной смены циклов. В разных культурах существовали и существуют различные представления о времени, тем не менее, само их наличие – обязательно для любой культуры. Люди задумывались и над будущим. Появились прорицатели, астрологи, предсказатели будущего. «Историю человеческого общества можно представить … и как историю подчинения себе времени (всевозможные гадания, прогностическая функция науки, развитие транспорта, интенсификация обработки вещества и т.п.)» [11].

Своеобразие научной фантастики как разновидности художественного творчества в том, что она решает проблемы с помощью художественных средств искусства, строя модели фантастической реальности, вводя фантастические допущения в нашу действительность. А поскольку научная фантастика относится к области художественного творчества, то не всегда тема времени становится самоцелью произведения, часто это лишь средство для реализации методологического замысла писателя, с помощью которого он придает особую значимость другим идеям. Например, приемы введения современного человека в минувшее время или выходца из прошлого – в настоящее, сопоставление нравов, мироощущений, укладов жизни разных эпох, придающих содержанию научно-фантастических произведений исключительность.

В данном приложении достигается цель выведения моделей за пределы реальности, что позволяет заново «переоценить» те ценности, которые существуют в мировоззрении человека. В качестве примера можно привести действие научно-фантастического романа русского советского писателя И. Давыдова «Я вернусь через 1000 лет», где сюжет уводит в далекое будущее. Это космическая робинзонада, рассказывающая о судьбе земной колонии на далекой планете, где главной задачей колонистов становится установление добрососедских отношений с враждебно настроенными аборигенами. Здесь с помощью приема переноса во времени решается проблема контакта с иными формами жизни и разума.

Еще один пример, когда с помощью своих специфических средств – расширения понятия среды до общекосмических, вселенских масштабов – научная фантастика под иным углом заставляет взглянуть на уже известные человеческие проблемы. Р. Брэдбери в рассказе «И грянул гром» поднимает вопрос об ответственности человека за свои дела и поступки, о больших следствиях маленьких нарушений. Он отправляет своего героя в далеко отстоящую по времени геологическую эпоху, когда человека на Земле еще не существовало. По замыслу автора, он сошел со специальной антигравитационной тропы, проложенной для хронотуристов – любителей охоты на динозавров, и раздавил бабочку. В результате, вернувшись в свое время, незадачливый охотник убеждается в полном изменении политической атмосферы в стране. Кажущееся незначительным событие повлекло за собой непредсказуемые глобальные последствия.

В футурологии – науке, посвященной изучению будущего, и в классической науке четко различаются понятия «прошлое», «настоящее», «будущее». Они отражают такое свойство времени, как необратимое движение от прошлого к будущему. В научной фантастике это свойство времени не считается его непременным атрибутом. Вводятся новые допущения, новые приемы, с помощью которых временные ограничения снимаются. Фантастика предстает как один из способов победить время, выйти за границы собственного биологического существования.

«Большинство произведений искусства открывает сферу новых возможностей, позволяет человеку в воображении выйти за пределы контекста наличного бытия. Мир искусства является одним из средств, позволяющих человеку настроиться в резонанс с Вселенной, соприкоснуться с ее практически безмерным пространством и временем, пережить субъективно миллиарды лет, превозмогая неизбежную смерть»[12]. Целью реализации данной возможности является получение наслаждения от испытания трансформации своего «Я» в различных ролях: иных формах бытия, новых переживаний, отсутствующих или недостаточных в реальной жизни, от генерации представлений о существовании жизни, идущей параллельно с жизнью реальной.

Эти специфичные отношения со временем – одно из характерных свойств научной фантастики. Она дает человеку возможность «прожить» несколько жизней, тем самым субъективно увеличив продолжительность своей. В произведениях научной фантастики сформированы умозрительно с помощью фантастических допущений различные виртуальные действительности. Было отмечено, что виртуальная реальность своим символическим характером напоминает художественную реальность и, частично, реальность сновидений[13]. «Сон и рисунок на камне – это первое, что удвоило для человека жизнь», – пишет В.Б. Шкловский в своей работе «О теории прозы»[14].

Начало бурной эксплуатации темы путешествий во времени положила книга Г. Уэллса «Машина времени: изобретение», которая позже была экранизирована. Путешественник во Времени, построивший фантастическую машинувремени, отправляется в далекое будущее, к концу времен. В книге много «научных» объяснений возможности подобных путешествий: «Наша духовная жизнь, нематериальная и не имеющая измерений, движется с равномерной быстротой от колыбели к могиле по Четвертому Измерению Пространства-Времени...» Время для автора романа – это таинственная координата, которую можно «оседлать» и скользить вдоль нее.

Путешествия в пространстве и времени: вековой летаргический сон (Спящий Г. Уэллса или герой романа Жери Мишеля «Орбита и колесо», который был воскрешен через 11 тысяч лет после смерти и обнаружил, что в мире будущего сознания всех людей объединены в сверхразум), длительный анабиоз (Р. Хайнлайн «Дверь в лето»), «машина времени» и другие (Л. Нивен «Мир вне времени», описывающий открытие способа достижения сверхсветовых скоростей, его герой совершает путешествие во времени на 3 млн. лет) – это фантастические допущения, применяемые научной фантастикой для реализации одной из ее функций – коммуникативной функции. Как любое произведение искусства научная фантастика может выступать как способ коммуникации людей.

Специфика задачи научной фантастики в расширении естественных пределов коммуникации между людьми. Это проявляется в преодолении границ рационального познания, в том числе и временных реалий. Благодаря научно-фантастическим произведениям человек может перенестись в иные миры, на другие планеты и т.д., в несуществующее пока общество будущего, чтобы осмыслить сложность мировоззренческих проблем, предполагаемых в нем, в прошлое, чтобы переосмыслить его события, посмотреть, к каким последствиям могло бы привести его изменение, и каковы были возможные альтернативы их развития. Все это нужно, чтобы адекватно оценить текущий момент и выбрать наиболее верный вариант действий в настоящем времени.

Для реализации данной функции кроме образного и «трансрационального» мышления, необходимых для любого вида художественного творчества, научная фантастика предлагает собственные специальные приемы, указанные выше, которые делают возможными перемещение в обе стороны временного потока и изучение причинно-следственных закономерностей. Эти приемы, имеющие чаще всего псевдонаучную, фантастическую основу, дают возможность показать «изнутри» жизнь наших предков: античных, доисторических, средневековых и др. – и жизнь людей в будущем. Научная фантастика входит в ряд комплексов модели времени как «компаса» культуры, при помощи которых современное западное искусство воздействует на сознание человека с целью его переделки. По мнению ученых, фантастика «существенно влияет на формирование иррационально-мистического толкования природы сознания»[15].

Научная фантастика предоставляет возможность глубже, отчетливее видеть и воспринимать предельные возможности развития явлений макро- и микроскопических, материальных и духовных, устоявшихся и только формирующихся, бесспорных и практически невозможных. Воображение используется в ней, чтобы постигнуть все возможные и мыслимые последствия того или иного человеческого действия, исследовать все «потоки времени» и «варианты Вселенной», какие можно себе представить.

Научная фантастика позволяет созерцать весь мир, более того, всю Вселенную. Она обостряет интерес ко всем наукам и всем областям знания, ко всем людям и всем разумным существам, ко всему, что обладает если и не разумом, то способностью чувствовать. В свою очередь рост интереса и тяги к знаниям, творчеству, наукам – залог появления новых талантов, гениев, потенциально способных творчески обеспечить и выразить новую эпоху в культуре. По мнению исследователей феномена таланта, для наступления такой эпохи, требуется определенная численность гениев и талантов[16]. Эта важная сторона научно-фантас-тических произведений представляет научную фантастику своего рода социальной лабораторией, где рассматриваются результаты модификации разных социальных факторов. В западной научной фантастике можно отметить моделирование нечеловеческих форм сознания, в том числе и трансцендентного сознания, модели времени как безмерного океана, и др. Американский исследователь Д. Ливитт также рассматривал научную фантастику как лабораторию идей о человеческом сознании и искусственном интеллекте. На базе аналогии между произведением фантаста Ф. Герберта «Предназначение: Отсутствие» и голографической гипотезой мышления Прибрама он сделал вывод о возможности создания искусственного интеллекта на основе положения о том, что чувственные данные внедрены в человеческое сознание как «волновые формы», «тончайшие волны сознания»15. То есть фантастика в данном случае выступает как инструмент осмысления научно-технических и общественных изменений как уже произошедших, так и потенциальных.

Научная фантастика может быть средством популяризации научных открытий. Например, в романе Д. Холдемана «Вечная война» дано художественное описание действия релятивистского эффекта замедления времени.

Действие многих научных открытий, явлений отдалены во времени и проявляются не сразу. Поэтому необходим учет фактора времени с точки зрения и прогнозирования, и предупреждения последствий человеческой деятельности. Фантастика, используемая как прием, активно способствует решению данного вопроса. В современный период возникновения опасности «звездных войн» предупреждающая функция фантастики усиливается. Она выполняет задачу осмысления и описания последствий космических войн с целью предостеречь человечество от гибельных действий.

Человеку всегда было свойственно стремиться к познанию будущего, к контролю над временем. Описание подобного феномена встречается у А. Азимова в романе «Конец Вечности», где путешествия во времени совмещаются с моральной проблематикой. Описана каста «Вечных», управляющих историей с помощью заранее просчитанных «хроноклазмов», в результате чего Вечность «зацикливается» и приобретает черты элитарно-технократической антиутопии. Или же французский писатель Жери Мишель, в серии романов «Неопределенное время», «Обезьяны времени», «Жаркое солнце, глубинная рыба», «Пони Дракон» описавший «хронолитов» – «надвременную» транснациональную корпорацию, контролирующую время. Кантовский вопрос: «На что я могу надеяться?» – порождает удивительные мечты-фантазии, научные прогнозы и проекты, эсхатологические версии, которые объединяет стремление к преодолению временных ограничений.

Один из вариантов использования перемещений во времени с целью спасения жизней множества людей в прошлом и переноса их в «загнивающее» далекое будущее описывается в рассказе «Воздушный рейд» американского прозаика Джона Варли. Жители будущего похищают из прошлого жертв катастроф за мгновение до наступления смерти с целью предотвратить «хроноклазмы». Позже этот рассказ был переделан в роман «Тысячелетие» («Millennium») и экранизирован.

Проблема времени в наш сложный стремительный век всеобщей глобализации трансформируется в проблему выживания человечества и требует для своего разрешения совместных усилий всех сфер общественного сознания, в том числе науки и искусства.

 

 

УДК 115

©2005 г., В.С. Чураков



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.