Сделай Сам Свою Работу на 5

У старого режима есть своя ниша

Очень важно иметь сбалансированную точку зрения на перемены в науке XX века и на то, как бизнесу следует реагировать на эти перемены.

Если каким-то невероятным образом у нас останется только наука XX века и ничего из наследства Ньютона, мы все сразу обеднеем в плане глубины и силы мышления и лишимся значительной части нашего богатства. Науки Ньютона хватило бы для того, чтобы доставить людей на Луну и обратно, а для большинства практических целей неточностями его физики можно благополучно пренебречь. То, что мелкие, неодушевленные частицы ведут себя вовсе не по-ньютоновски, это правда, но это не мешает нам строить мосты, как мы строили их в дни, предшествовавшие квантовой теории. Логика говорит, что истина непостижима и субъективна, но нам не следует вести себя в повседневной жизни так, словно между правдой и ложью нет никакой разницы. Мир, чья наука ограничена теориями относительности, квантов, систем, хаоса, сложности и современ-

ной генетикой, оказался бы странным и негостеприимным местом. Земля стала бы похожей на кошмарную планету Дугласа Адамса, где он собрал всех высокооплачиваемых людей, таких как консультанты по менеджменту, специалисты по контактам с прессой и политики, которые в действительности не умеют делать ничего.

В науке не обойтись без «старого хлама». Нам нужны инженеры, химики, физики и врачи старой закалки. Нам необходимы механистическое мышление, анализ и вера в здравый смысл.

Эти же вещи необходимы нам и в бизнесе. Нам нужны наши бухгалтерские балансы и бюджеты, старомодное целевое управление, наше планирование и мониторинг, а также вера — иллюзорная или реальная — в нашу способность управлять своей судьбой.

Достоинство новых научных взглядов в их точности и в понимании того, как работает Вселенная. Похоже, что, даже если бы эти взгляды были менее привлекательными, у нас нет причины вести себя подобно страусам. Однако в понимании есть свой минус — оно может парализовать, заставить сдаться, не дав начать. Значительными преимуществами науки Ньютона являются ее активность и оптимизм: она вдохновляла и вдохновляет огромные массы обычных людей на достижение выдающихся результатов. Управление было сторожевой собакой: Вселенную можно было понять и контролировать.



Мы знаем, что такой контроль невозможен, — у Вселенной собственный разум, и любые наши попытки навести в ней порядок и подчинить себе кажутся ей нелепыми. Но попытаться все же следует! Фатализм или излишнее laissez-faire (невмешательство) не приведут нас туда, куда мы стремимся. Изощренная антиньютоновская философия гораздо менее полезна, чем примитивная ньютоновская.

Позвольте мне проиллюстрировать сказанное, перепрыгнув в конец книги к одной из концепций, родившихся из теории сложности, — к самоорганизации. Эта теория раскрывает ошеломляющую и неоспоримую тенденцию сложных систем, таких как города, экономические уклады или человеческие тела, к построению самих себя из нескольких более простых частей или

ранних стадий. Они осуществляют это в соответствии с конкретными типичными моделями, которые повторяются, с незначительными вариациями, до бесконечности.

Нельзя отрицать, что организации в бизнесе устроены по тому же принципу: это самоорганизующиеся системы. Следовательно, упрощенный, модернистский подход может заключаться в том, чтобы предоставить предприятиям возможность самим себя организовать. И в этом есть свой резон. Любой, кто пытался составить команду в соответствии с предварительным планом, определяющим роли каждого участника, знает, как трудно это осуществить. Гораздо проще сказать команде, что делать, и предоставить людям право самим распределить роли и определить способ достижения цели.

И все же экстраполяция такого либерального подхода на целую организацию — под тем сомнительным предлогом, что если так поступает природа, то и мы должны последовать ее примеру, — скорее всего окажется неэффективной. Если предоставить организацию самой себе, она сформируется достаточно эффективно — но в своих собственных интересах. Она не будет делать то, чего ждут от нее владельцы или лидеры. Точно так же она окажется бесполезной с точки зрения общества. Самоорганизующиеся системы имеют обыкновение увеличиваться в размерах и обрастать жиром, что сильно затрудняет достижение поставленных перед ними экономических целей. Согласен, мой критицизм порожден старомодным, ньютоновским, механистическим мировоззрением: это часть идеологии контроля и рациональных целей. Но если меня обвинят в потакании этой идеологии, я с радостью признаю свою вину. Идеология контроля и целей — это один из видов расплаты за прогресс.

Избавьтесь от устаревших моделей мышления

Ученые, применяющие методы современной математики, теорий относительности, квантов, систем, хаоса и сложности, занимают видное положение в своих областях. Вряд ли им суждено познать абсолютную истину, но они находятся ближе всех

к пониманию того, что происходит и, до известной степени, как и почему. Но как быть остальным, тем из нас, кто пытается спланировать свою жизнь в целом и деловую карьеру в частности? Мы оказались подсадными утками. Нам остается не понимать, что происходит, смотреть, как пропадают даром наши усилия, дергать за рычаги, которые не работают, и совершать поступки, приводящие именно к тем последствиям, которых мы больше всего боимся. Мы работаем в мире XXI века, используя модели мышления XIX столетия, и действуем, как велят наши гены, которые, может быть, не менялись с каменного века*.

И все же выход есть. Если мы сможем понять немногочисленные законы силы и если сумеем поставить эти законы себе на службу, то увеличим нашу эффективность во много раз.

Вселенские законы силы подобны ветрам. Когда мы плывем под парусами, то должны использовать ветер, потому что на яхте нет других источников энергии. Но опытный мореход не позволяет ветрам сбить яхту с курса. Она продвигается вперед даже при встречном ветре. У капитана есть карта. У него есть цель, расположенная не там, куда дует ветер. Он меняет галсы, лавирует, двигается зигзагом, но каким бы извилистым и медленным ни было его продвижение вперед, он все равно благополучно приведет яхту в порт.

У нас нет других источников силы, кроме тех, что предоставляет нам Вселенная, включая наши собственные разум и инстинкты. Мы должны изучить законы силы, независимо от того, управляют они малыми частицами, огромными планетами или нашим собственным поведением. Но затем мы не станем говорить: «Молодцы, ребята!». Мы уважаем законы. Мы понимаем, когда они могут расстроить наши планы. Мы запрягаем их силу творческими способами. Но ни рабской покорности, ни культа законов у нас нет. У нас есть собственный внутренний свет, направляющий наши неуверенные шаги даже тог-

* Новая наука эволюционной психологии утверждает, что мы по-прежне-му «жестко запрограммированы» на жизнь в саваннах и что наши эмоциональные реакции, которые как нельзя лучше подходили к жизни 200 000 лет начал, совершенно не подходят для сегодняшней действительности. И все же существуют доказательства того, что мы можем переписать нашу программу (см главу 4).

да, когда мы понимаем, насколько трудно менять привычную программу действий.

Нам необходима хорошая порция ньютоновской механики, картезианской веры в причину, гиббоновской веры в способность человека к совершенствованию, дарвиновской веры в эволюцию, марксистской веры в способность людей преобразовать общество, и фрейдистской веры в нашу способность управлять своими эмоциями — всех вер, которые интеллектуально недоказуемы, по крайней мере, в своих экстремальных формах — в сочетании с пониманием и использованием самых фантастических и тонких сфер современного знания.

Ну что ж, начнем!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ЗАКОНЫ БИОЛОГИИ
Как экономическая информация двигает прогресс

Предисловие к части первой

Часть первая содержит сведения из биологии и родственных дисциплин: как возникла жизнь, как она организована, как она развивается и адаптируется к окружающим ее условиям. Она фокусируется на эволюции жизни, уделяя особое внимание жизни людей и отношениям между человеческой эволюцией и бизнесом.

Глава 1 исследует теорию Эволюции Путем Естественного Отбора Дарвина, которую мы привыкли принимать за аксиому, но которая является самым поразительным, экстраординарным и контринтуитивным из всех мыслимых способов возникновения еще более прекрасных и сложных форм жизни.

Глава 2 посвящена Теории Деловых Генов, согласно которой экономическая информация эволюционирует путем отбора, а репликаторы — деловые гены — ищут себе носителей, способных обеспечить их выживание и распространение.

В главе 3 рассматриваются экологические ниши и эксперименты над микроорганизмами, проведенные советским ученым Г. Ф. Гаузе в 1930-х годах. Законы Гаузе подчеркивают важность дифференциации для деловых генов и их носителей.

Глава 4 охватывает Эволюционную Психологию и несоответствие между нашими примитивными генами и требованиями современного бизнеса. Тут же упоминается Периодически Нарушаемое Равновесие, ключевой закон силы, подробно рассмотренный в главе 11.

В главе 5 разрабатывается теория человеческого сотрудничества и соревнования, базирующаяся на выводах из Дилеммы Узника, других концепциях из теории игр, а также биологии, экономики и антропологии. Эгоистические цели, как выясняется, могут быть достигнуты только в результате увеличения степени кооперации и взаимозависимости.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.