Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Хорошо, что у меня крепкий желудок 5 глава

До того, как я успел понадеяться или испугаться, что она вдруг наконец-то устала от меня, она моргнула и тут же перестала хмуриться. Казалось, что она шокирована моим умозаключением, - Нет, конечно же нет.

Я вздохнул и услышал такой же очень тихий вздох Эдварда. Я знал, ему бы тоже очень хотелось, чтобы она перестала цепляться за меня. Очень скверно, что он никогда не попросит её о том, что может сделать её несчастной.

- Ты выглядишь усталым, - прокомментировала Белла.

- Почти до смерти, - согласился я

- Я б хотела помочь, чтоб до смерти, - пробормотала Розали слишком тихо для ушей Беллы.

Я просто еще глубже сел в кресло, устраиваясь поудобнее. Моя голая нога покачивалась еще ближе к Розали, и она напряглась. Через несколько минут Белла попросила Розали вновь наполнить её кружку. Меня обдало ветром от скорости Розали, взлетевшей наверх, чтобы принести еще крови. Было действительно тихо. Что ж можно и вздремнуть, подумалось мне. И тут же Эдвард озадаченно спросил, - Ты что-то сказала? Странно. Потому что никто ничего не говорил, а так как слух Эдварда ничуть не хуже моего, то он должен был это знать. Он смотрел на Беллу, а она на него, оба выглядели удивленными.

- Я? – спросила она через секунду, - я ничего не говорила.

Он встал на колени, придвинувшись еще ближе к ней, выражение его лица вдруг совершенно изменилось. Его черные глаза застыли на её лице.

- О чем ты думаешь прямо сейчас?

Она непонимающе смотрела на него, - Ни о чем. В чем дело?

- О чем ты думала минуту назад? – спросил он.

- Ну-у-у…об острове Эсме. О перьях.

Для меня это прозвучало как бред, но она тут же покраснела, и я понял, что лучше бы мне не знать.

- Скажи еще что-нибудь, - прошептал он.

- Что именно? Эдвард, да, в чем дело?

Его лицо снова изменилось, и он сделал то, от чего у меня отпала нижняя челюсть. Я услышал шумный вдох позади себя, я знал, что это вернулась Розали, и что она также изумлена как и я. Эдвард очень осторожно положил обе руки на огромный круглый живот Беллы.

- Этот пл.., - он проглотил слово, - …ребенку нравится звук твоего голоса.



На долю секунды повисла мертвая тишина. Я не мог пошевелить ни одной мышцей, даже моргнуть. И тут же...

- Господи Боже, ты его слышишь! – закричала Белла и тут же вздрогнула.

Рука Эдварда потянулась к самой верхушке ее живота и погладила то место, куда только что пришелся толчок.

- Ш-ш-ш…, - пробормотал он, - ты пугаешь это…его.

Его глаза становились все больше от удивления. Она погладила себя по животу, - Прости, малыш.

Эдвард тщательно вслушивался, приблизив лицо прям к животу

- О чем он сейчас думает? – спросила она надрывно.

- Оно…он или она…, - он замолчал и заглянул ей в глаза. Его глаза были полны того же благоговения, только более осторожного и недоверчивого.

- Он счастлив, - неверящим голосом произнес Эдвард.

Её дыхание сбилось, трудно было не увидеть фанатичного блеска в её глазах. Обожание и восхищение. Большие тяжелые капли слез катились из её глаз по лицу к улыбающимся губам. Он смотрел на неё, и его лицо больше не выражало ни злости, ни испепеляющей его боли, ни еще какой-нибудь эмоции, которые он испытывал с момента их возвращения. Он любовался ею.

- Конечно ты счастлив, милый малыш, конечно счастлив, - сквозь слезы сказала она, гладя себя по животу, а слезы так и текли по её щекам, - как же ты можешь быть не счастлив, ты в тепле и в безопасности, и ты так любим. Я очень тебя люблю, мой маленький ЭйДжей, конечно, ты счастлив.

- Как ты его назвала? – спросил с любопытством Эдвард.

Она снова покраснела, - Ну, не так чтобы совсем назвала. Не думала, что тебе понравится…ну, теперь знаешь.

- Эй Джей? (видимо, имеется в виду Edward Junior – Эдвард младший - прим. пер.)

- Имя твоего отца тоже было Эдвард.

- Да, тоже. Что…?, - он замолчал и промолвил, - хм-м-м.

- Что?

- Мой голос ему тоже нравится.

- Ну, конечно же, нравится, - теперь её голос был полон счастья, - у тебя самый восхитительный голос во всей вселенной. Кому же он может не нравиться?

- А у тебя есть запасной план? – спросила Розали, расположившись позади дивана, с таким же удивленным и радостным лицом, как и у Беллы, - что если он это она?

Белла вытерла мокрые глаза, - ну, я тут прикидывала кое-что. Совмещая Рене и Эсми. Вот подумалось…Ренесми.

- Ренесмей?

- Р-е-н-е-с-м-и. Слишком чудно?

- Нет, мне нравится, - уверила ее Розали. Их головы были близко друг к другу, золотистая и цвета красного дерева, - оно прекрасно. Единственное в своем роде, так что подходит.

- Я все еще думаю, что он Эдвард.

Эдвард смотрел куда-то в пространство, его лицо светлело, пока он слушал.

- Что? – спросила Белла, - что он сейчас думает?

Сначала он ничего не ответил, а потом, шокировав всех нас в очередной раз, вызвав три отчетливых отдельных вздоха, он приложил ухо аккуратно прямо к животу.

- Он любит тебя, - сказал Эдвард ошарашено, - он просто обожает тебя.

И в этот момент я понял, что остался один. Совершенно один.

Я хотел пристукнуть себя, как только понял, насколько я рассчитывал на этого омерзительного вампира. Как же глупо было доверять этой пиявке. Конечно, он предал меня в самом конце.

Я думал, что он на моей стороне. Я думал, что он страдает еще больше, чем я. И более того, я был уверен, что он ненавидит ту штуку, сидящую внутри Беллы и убивающую её, больше, чем я. Я доверял ему поэтому.

А вот теперь они были вместе, теперь они вдвоем склонились над этим будущим, невидимым монстром с их глазами и светятся как счастливая семья.

А я был совершенно один с этой своей ненавистью и болью, которые были настолько сильными, что казались пыткой. Как будто меня медленно тянули через кровать, испещренную заточенными лезвиями. Боль была такой невыносимой, что смерть стала бы облегчением. Мои застывшие мышцы окатило жаром, и я вскочил на ноги.

Все три головы повернулись в мою сторону, и я увидел, как моя боль отражается на лице Эдварда, как только он прочитал мои мысли.

- Ох, - еле выдохнул он.

Я не знал, что мне делать. Я стоял там, дрожа, готовый уцепиться за любую первую попавшуюся возможность сбежать оттуда. Двигаясь со скоростью змеи при ударе, Эдвард метнулся к угловому столику и вырвал что-то из ящика. Он бросил это мне, я поймал предмет совершенно инстинктивно.

- Давай, Джейкоб. Сматывайся отсюда, - он сказал это не резко, скорее он бросил мне эти слова, как спасательный круг. Он помогал мне обрести то спасение, без которого я умирал сейчас.

Предметом в моей руке оказались ключи от машины.

 

Глава семнадцатая

«Ну, как я выгляжу? Как волшебник страны ОЗ?!Тебе нужны мозги? А, может, сердце?Валяй. Возьми моё.Забери все то, что я в себе ненавижу»

 

В моих мыслях уже созрел определенны план действий, когда я подбегал к гаражу Калленов.

Второй его частью являлось превратить тачку кровопийц в гармошку.

Я очень удивился, обнаружив там не серебристый «Вольво» Эдварда, а совсем другую машину - она сразу бросалась в глаза даже среди всех их ослепительных крутых авто.

Он что, решил дать мне покататься на «Aston Martin Vanquish»(марка легкового автомобиля производства Великобритании - прим. переводчика), или это просто случайность?

Я не хотел бы думать о чем-то подобном, но ведь это могло изменить вторую часть моего плана.

Урчание мотора в любой другой день скорее вывело бы меня из себя, но сейчас, благодаря этому звуку, я смог сосредоточиться и не поддаться соблазну разбить машину о какой-нибудь столб.

Меня откинуло назад, как только моя нога вдавила педаль газа. Машина будто летела по воздуху.

Вылетев из зеленого тоннеля на большую дорогу, я заметил среди папоротников мелькание серой шерсти Леи. На полсекунды меня заинтересовали ее мысли, но потом я решил, что мне абсолютно все равно.

Пришлось повернуть на юг, потому что у меня не было ни малейшего желания подвозить кого-либо или останавливаться, и вообще делать хотя бы что-то, что могло бы заставить меня отпустить педаль.

Каким-то странным образом это был мой счастливый день - 120 миль в час (193 км/ч- прим. Переводчика ) , и никаких копов. Хм, а маленькая погоня выглядела бы даже забавно.

Впервые я заметил, как темно-коричневый мех мелькает между деревьями, передвигаясь параллельно мне всего в нескольких милях по южной стороне Форкса.

По-моему, это Квил. Он, должно быть, тоже меня заметил, поэтому и исчез через минуту.

Какого черта он тут делает? Ах, да, мне же абсолютно все равно.

Я ехал по длинной дугообразной дороге, направляясь в самый большой город, который только можно найти. Это и было первой частью моего плана.

Казалось, прошла вечность, может, потому что я все еще балансировал на острие ножа, но на самом деле путь не занял и двух часов перед тем, как я повернул на север к застройке между Такомой и Сиэтлом. Я сбавил скорость, чтобы ненароком не сбить какого-нибудь невинного свидетеля.

Да, это был поистине глупый план. Он не сработает. Я пытался думать обо всем на свете, лишь бы только не чувствовать боли, но слова Леа продолжали врезаться в мысли: «Ты же знаешь, что все пройдет. Пройдет, если ты запечатлишься. Тогда ты больше не причинишь ей боль»

Может, когда выбор делают за тебя, это не так уж неразумно и несправедливо. По-моему, чувствовать то, что чувствую я сейчас - вот, что хуже всего на свете.

Я уже видел всех девчонок в Ла-Пуш и в Форксе, так что мне нужно расширить границы охоты.

Для начала мне нужно где-нибудь найти толпу. В поисках счастливого местечка я пропустил сразу несколько аллей, где вряд ли можно найти приличную кандидатуру моего возраста. Хочу ли я запечатлиться с какой-то девчонкой, слоняющейся по паркам целый день?

Я повернул на север, по дороге встречалось все больше и больше людей. Я забрел в какой-то парк, полный детишек и их родителей, скейтбордистов и просто отдыхающих. Да, на самом деле сегодня был не такой уж плохой день. Солнце, птички и все такое.

Я гулял довольно долго, тщательно всматриваясь в лицо каждой девушки, проходящей вблизи меня, отмечая: милую внешность, голубые глаза, слишком яркий макияж. Я пытался найти в каждом лице хоть что-то интересное, и это оказалось очень трудоемким и выматывающим занятием. У одной был безобразно длинный нос, другой девушке челка закрывала пол-лица, а еще одна могла бы рекламировать новомодную губную помаду, если бы все ее лицо было так же безупречно, как губы.

Иногда они обращали на меня внимание и даже выглядели напуганными, будто думали: «С чего это этот здоровяк так на меня пялится?». Иногда в их взглядах я видел заинтересованность, хотя, скорее всего, дело было в моем самолюбии, просто решившим поиграть со мной.

В общем, ничего. Даже когда я встретился с самой обаятельной, красивой и шикарной девчонкой в этом парке, а, может, даже в городе, и она посмотрела на меня с интересом - я ничего не почувствовал. Только то же отчаянное желание найти лекарство от боли.

Почти потеряв надежду, я стал сравнивать их. Сравнивать с Беллой. Вон у той девушки волосы того же цвета. А у этой глаза такой же формы, как и у Беллы. Еще у одной такая же маленькая линия на переносице - будто она волнуется о чем-то…

Я практически сдался. Глупо было надеяться на то, что, выбрав нужное место и время, у меня получится так легко впустить кого-то в свою душу, лишь потому, что я столь безрассудно этого хотел.

Только время зря потратил. У меня все равно не было шансов найти ее. Если Сэм был прав, то самое лучшее место для поисков моей второй половинки - Ла-Пуш. Безусловно, здесь никто не отвечал всем заявленным требованиям.

Я вернулся к машине, оперся на капот и стал задумчиво вертеть ключи в руках.

Наверное, я был таким, как думала Леа - пораженным одной из разновидностей смерти. Или моя жизнь просто чья-то большая подлая шутка.

- Эй, ты в порядке?

Непонятные возгласы на секунду вернули меня к реальности, понимая, что они были адресованы мне, я решил взглянуть на нарушителя моего спокойствия.

Девчонка, на вид вроде знакомая, с тревогой смотрела на меня. Я понял, почему узнал ее - я наблюдал за ней минутой раньше. Светлые золотисто-рыжие волосы, гладкая кожа, россыпь веснушек на носу и щеках, а глаза цвета корицы.

- Если ты прячешь свое раскаяние за активной рекламой этой украденной тачки, то можешь приезжать сюда в любое время.

- Я не украл ее, а позаимствовал, - прошипел я сквозь зубы. Мой голос звучал ужасно, будто я плакал или что-то вроде того. Было стыдно.

- Это ты скажешь в суде.

- Тебе что-то нужно? - разозлился я.

- Да ладно тебе, я же пошутила! Просто ты выглядел таким грустным, и я… Я Лиззи, - она дружелюбно протянула мне ладонь.

Я смотрел на нее, пока, наконец, она не опустила руку.

- Ладно…, - неловко пробормотала она, - Я подумала, что тебе нужна помощь. Ты вроде кого-то искал… - Она посмотрела в сторону парка и пожала плечами.

- Да.

Она ждала продолжения.

Я тяжело вздохнул, по-прежнему смотря вниз.

- Мне не нужна помощь. Ее здесь нет.

- Ооо…Мне жаль…

- Да, и мне тоже, - промямлил я.

Я снова взглянул на нее. Лиззи. Хм, а она хорошенькая. Почему она не может быть той единственной? Почему все не может сложиться так хорошо? Симпатичная, приятная и веселая девушка. Почему бы и нет?

- Красивая машина, - сказала она. - Жаль, что больше таких не делают. Я имею ввиду, что стиль Vantage просто шикарный, но доVanquish им еще далеко…

Симпатичная девчонка, которая разбирается в машинах. Ну и ну! Я всматривался в ее лицо, надеясь на чудо. Ну же, Джейк! Давай запечатлись уже!

- Ну а скорость?- спросила она.

- Трудно представить, пока не прокатишься.

Она приветливо улыбнулась мне, и я просто не смог не ответить ей.

Но мое сердце не откликнулось на ее улыбку, она не заставила почувствовать изменений в теле, в мыслях, не перевернула весь мир в один миг... Не важно, насколько я хотел этого, но она была не той.

Я не собирался влюбляться как обычный человек. Не сейчас, когда сердце принадлежит другой. Может, если бы это все было десять лет назад и сердце Беллы не билось бы, возможно я заставил бы себя пройти через все тяжелые испытания - может тогда я бы смог прокатить Лиззи на этой тачке и узнал бы ее получше. Но сейчас этому не суждено произойти.

Магия не спасет меня, и я должен принять эту пытку как подобает мужчине.

Она ждала, наверное, надеясь, что я прокачу ее.

- Лучше будет, если я верну тачку ее хозяину, - пробормотал я.

- Я рада, что ты принял правильное решение.

- Это ты меня убедила.

Она смотрела, как я сажусь в машину. Наверное, я выглядел как самоубийца, решивший сорваться с обрыва. Я бы так и поступил, если бы это сработало.

Она робко помахала мне вслед.

На обратном пути я ехал уже более спокойно. Я не хотел возвращаться в тот дом, в тот лес. К той боли, от которой стремительно пытаюсь убежать.

Так, ладно, это уже напоминает драму. Я все равно не буду в полном одиночестве.

Леа и Сет будут страдать вместе со мной. Я был рад, что Сету не придется долго мучиться. Он не станет рыться в руинах моих мыслей. Леа, конечно, тоже не горит желанием, но сейчас она меня понимает как никто.

Глубоко вздыхая, я продолжал думать о том, что же нужно Лее. Она ведь обязательно получит желаемое, я знаю. Я был все еще зол на нее, но не мог игнорировать возможность сделать ее жизнь легче. Теперь, когда я узнал ее получше, я был почти уверен, что она сделает это для меня, даже если наши взгляды будут различаться.

Подобные выводы казались мне довольно интересными, но еще более странным было считать Лею другом.

Мы очень сильно раздражали друг друга, это было трудно не заметить, но сейчас она единственная понимала то, что творится в моей душе.

Я думал о сегодняшней охоте, и как точно совпадали наши мысли в тот момент. Так непривычно, даже немного неловко. Теперь все по-другому.

Мне незачем оставаться одному.

Я знал, что Леа поможет пережить мне следующие месяцы. Месяцы и годы. Эти тяжелые раздумья заставили меня почувствовать усталость и на время забыть о грядущем будущем.

Как будто я смотрел вдоль необъятного океана, который мне предстояло переплыть от берега до берега перед тем, как я, наконец, обрету покой.

Казалось бы еще столько времени впереди, и все же осталось так мало до начала… до того, как я погружусь в этот океан. Три с половиной дня, и вот я здесь, попросту растрачиваю тот маленький кусочек времени, который еще был у меня.

Спидометр опять пополз вверх.

Я видел Сэма и Джареда, когда ехал по дороге в Форкс. Они хорошо замаскировались за тонкими ветками. Ожидая чего-то подобного, я без труда заметил их и просто проехал мимо. Какая разница, что они думают о моей сегодняшней прогулке.

Я думал о Сете и Лее, когда останавливался на подъездной дороге Калленов. Сгущались сумерки, и небо заполонили темные облака, но не возможно было не заметить их глаза, сверкающие как драгоценные камни в приглушенном свете фонарей.

Я все объясню им, только позже. Для этого времени еще предостаточно.

Каково было мое удивление, когда я увидел в гараже ждущего меня Эдварда, ведь в последнее время он постоянно сидел с Беллой. Вид у него более спокойный, чем раньше. Мой желудок болезненно сжался, когда я вспомнил причины его радости.

Эх, как жаль, что я забыл разбить его машину (при всех-то моих сегодняшних похождениях). Ну и ладно. Этот кровопийца специально подсунул именно эту машину, знал ведь, что мне будет жалко поцарапать такую красавицу.

- Поговорим, Джейкоб, - сказал он, как только я остановил машину.

Я глубоко вздохнул, задержав дыхание на минутку, потом медленно вылез из авто и отдал ему ключи.

- Спасибо за одолжение, - сказал я кисло. Но ведь это только начало нашего разговора. - Что тебе теперь надо?

- Во-первых… Я знаю, как тебе не удобно отдавать приказы своей стае, но…

Я мог только догадываться, о чем он собирался говорить.

- Что?

- Если ты не можешь или не хочешь контролировать Лею, то я…

- Леа? - перебил я, говоря сквозь зубы. - Что случилось?

Лицо Эдварда моментально переменилось. - Она пришла узнать, почему ты так неожиданно уехал. Я пытался ей объяснить, но ни к чему хорошему это не привело.

- Что она сделала?

- Она приняла человеческую форму и…

- Серьезно? - перебил я снова, на этот раз шокированный. Леа обратилась в человека прямо под носом у смертельных врагов?

- Она хотела…поговорить с Беллой.

- С Беллой?

Эдвард выдохнул со свистом, - Я не хочу расстраивать Беллу. И меня не интересуют оправдания Леи. Ты же знаешь, что я не обидел бы ее, но в следующий раз я выставлю ее из дома.

- Да подожди ты. Что она сказала? - Я все еще понятия не имел, в чем дело.

Он снова глубоко вздохнул, - Леа была слишком резка. Я не стал притворяться, что понимаю, почему Белла не может отпустить тебя, и, поверь, она никоим образом не хочет тебя обидеть. Она очень болезненно воспринимает нашу с тобой горечь от того что просит тебя остаться. Ссора с Леей ее очень расстроила.

- Постой. Леа кричала на Беллу из-за меня?

Он коротко кивнул.

Вау. - Я не просил ее делать это.

- Я знаю.

Я закатил глаза. Ну, естественно, он знает. Он все знает.

Да, на Лею это похоже. Но все же невероятно - Леа расхаживала в теле человека перед берлогой кровопийц, чтобы пожаловаться на несправедливое обращение со мной.

- Я не могу ничего обещать, - продолжил я. - И не хочу даже пробовать контролировать ее. Но я поговорю с Леа, идет? Не думаю, что подобное повториться.

- Я надеюсь.

- Мне нужно поговорить с Беллой о случившимся. Я не хочу, чтобы она чувствовала себя плохо. Это все из-за меня.

- Я уже все уладил с Беллой.

- Ну, конечно, кто бы сомневался. С ней все нормально?

- Сейчас она спит. Роуз сидит с ней.

О, ну да. Блондинистая психопатка Роузи.

Эдвард проигнорировал эти мысли, ответив на более важный вопрос, крутящийся в моей голове.

- Она… чувствует себя лучше в какой-то мере, если не брать во внимание бесполезную тираду Леи и испытываемое после этого чувство вины.

Великолепно! И все потому, что Эдвард услышал мысли своего маленького монстра, и теперь все просто счастливы. Фантастика!

- Нет, все не так, как ты думаешь…, - пробормотал он, - Теперь, когда я могу слышать его мысли, очевидно, что он или она прекрасно развивается. Он может понимать и слышать нас.

От удивления моя челюсть чуть не оказалась на земле. - Ты что, серьезно?

- Да. Он, конечно, имеет смутное представление о том, что может сделать ей больно, но пытается избегать этого, на сколько это возможно. Он… любит ее.

Я ошеломленно смотрел на Эдварда. Кажется, сейчас мои глаза выпадут из орбит. Ведь даже слепой бы заметил, что ни чем хорошим это не закончится!

Монстр убедил его в своей любви - вот что изменило Эдварда.

Он не мог ненавидеть то, что любила Белла. Наверное, поэтому он не мог ненавидеть меня. Конечно, я - это другое дело. Я не убиваю ее.

Эдвард продолжал, делая вид, что не слушает мои мысли:

- У нас есть большие успехи, несмотря на наши ожидания. Когда приедет Карлайл…

- Они не вернулись? - Я вспомнил о наблюдающих за дорогой Джареда и Сэма. Им же любопытно, что здесь происходит?

- Элис и Джаспер здесь. Карлайл отправил всю кровь, которой располагал, но этого оказалось недостаточно - аппетит Беллы растет. Теперь Карлайл нашел другой выход. Я не думаю, что сейчас это необходимо, но он хочет быть готовым к любым случайностям.

- Почему это не нужно? А если ей понадобиться больше?

Он осторожно наблюдал за моей реакцией, продолжая объяснять: - Я попытаюсь убедить Карлайла извлечь ребенка, как только он вернется.

- Что-что?

- Ребенок пытается избегать движений, но это очень сложно. Он весьма крупный. Ждать - это безумие, плод развивается быстрее, чем предполагал Карлайл. Белла слишком хрупкая и слабая, она может не выдержать, поэтому и мы не можем ждать.

Его слова выбили почву у меня из-под ног. Теперь я понимаю, что считал события тех четырех дней как само собой разумеющееся. Я рассчитывал на них.

И снова этот бесконечный океан невыносимой боли, которая протягивала свои клешни к сердцу.

Я затаил дыхание.

Эдвард ждал. Я смотрел ему в лицо, обдумывая сказанное им.

- Ты думаешь, она согласится, - прошептал я.

- Да. Это еще один пункт, который мне нужно с тобой обсудить.

Я не мог вымолвить ни слова. Эдвард дал мне время придти в себя и спустя минуту продолжил.

- Да, - повторил он снова, - Ждать, пока ребенок будет готов, очень опасно - в любой момент может стать поздно. Если мы будем действовать быстро и решительно, я думаю, все кончится хорошо. К счастью, Белла и Розали со мной согласились.

- Когда Карлайл будет здесь? - я все еще говорил шепотом. Мое дыхание ни как не могло восстановиться.

- Завтра днем.

Ноги подгибались, и мне пришлось опереться на машину.

- Прости, - прошептал Эдвард, - Мне правда очень жаль, Джейкоб. Хотя ты меня ненавидишь, ты должен знать, что я не чувствую того же по отношению к тебе. Ты мне как…брат. Как друг. Я разделяю и сочувствую твоим терзаниям больше, чем ты думаешь. Но Белла выживет, - когда он сказал это, его голос зазвучал неистово и решительно, - и я знаю, что для тебя это так же важно, как и для меня.

Да, возможно, он прав. Об этом слишком трудно говорить.

Мое сердце яростно отбивало ритм, будто готовясь вырваться из груди, пульс стучал в висках, словно барабан.

- Мне бы не хотелось делать этого сейчас, но боюсь осталось очень мало времени. Я должен попросить тебя кое о чем, даже умолять, если придется.

- У меня ничего не осталось, - выдавил я.

- Я знаю, скольким тебе пришлось пожертвовать, - сказал он тихо, - Но то, о чем я попрошу, мне можешь дать только ты, Джейкоб. Я прошу тебя как истинного Альфа, как наследника Эфраима. Мне нужно твое разрешение на отклонение от договора, который мы когда-то заключили с Эфраимом; я прошу всего лишь об одном исключении. Мне нужно твое разрешение на спасение ее жизни. Ты знаешь, я спасу ее в любом случае, но я не хочу портить отношения между нами. Мы никогда не брали свое обещание назад и сейчас не намерены делать это. Я хочу, чтобы ты меня понял, Джейкоб, потому что ты точно знаешь, для чего мы это делаем.

Я попытался сглотнуть. Сэм, думал я, Тебе нужно говорить об этом с ним.

- Нет. Это право принадлежит тебе. Ты не отнимешь у него власть, но никто не посмеет оспаривать твое решение.

Я не имею права решать.

- Нет, имеешь, Джейкоб, и ты знаешь это. Твое слово либо оправдает нас, либо приговорит. Только ты можешь дать мне то, о чем я прошу.

Я не знаю.

- У нас не так много времени, Джейкоб, - он глянул в сторону дома.

Нет, времени нет вообще. Дни летят все стремительнее, превращаясь в часы.

Я не знаю. Дай мне подумать. Просто дай мне минутку, ладно?

- Конечно.

Я пошел к дому, Эдвард последовал за мной. Это было так легко - идти в темноте рядом с вампиром. Ни намека на опасность или дискомфорт, я как будто просто шел с обычным человеком. Только мне никогда не встречались люди, от которых так разит.

Я заметил движение около кустарника на газоне и низкое подвывание.

Сет, приминая папоротники, неуклюже поплелся к нам.

- Здорово, брат, - пробормотал я.

Он склонил голову, и я потрепал его по плечу.

- Все нормально, - лгал я, - Я все расскажу тебе позже.

Сет оскалился на меня.

- Эй, еще скажи своей сестренке, чтоб она отвалила сейчас, ладно? Достаточно.

Он кивнул.

- Возвращайся к работе, - сказал я, на этот раз толкнув его плечо.

Сет попятился назад, отшатнувшись от меня, и скрылся между деревьями.

- Он один из самых честных, бескорыстных и добрых существ, которых я когда-либо видел, - пробормотал Эдвард, когда Сет уже скрылся. - Тебе повезло с другом.

- Я знаю, - проворчал я.

Мы направились к дому и оба моментально вскинули головы, когда услышали, как кто-то пьет через соломинку. Эдвард заторопился. Он взбежал на лестницу и исчез в доме.

- Белла, любимая, я думал, что ты спишь, - послышался его голос, - Прости. Я не должен был уходить.

- Не волнуйся, все в порядке. Меня замучила жажда, поэтому я проснулась. Хорошо, что Карлайл скоро приедет, ребенку понадобится еда.

- Да, хорошо, что он скоро вернется.

- Может, ему захочется что-то еще, - задумчиво проговорила она.

- Мы все уладим.

Когда я вошел, Элис воскликнула «Ну наконец-то!», и глаза Беллы переместились на меня. Неотразимая улыбка на миг озарила ее лицо и сразу же погасла. Губы сжались в тонкую линию, словно она едва сдерживала слезы.

Мне захотелось помыть рот Лее с мылом за ее дурацкие слова.

- Привет, Беллз, - быстро сказал я, - Как ты тут?

- Я в порядке, - ответила она.

- Нелегкий день сегодня, да? Столько всего нового.

- Не надо, Джейкоб.

- Я понятия не имею, о чем ты говоришь, - не прерывая разговора, я прошел в комнату и сел у изголовья кровати.

Она укоризненно посмотрела на меня. - Я так…

Я приложил палец к ее губам.

- Джейк, - бормотала она, пытаясь убрать мой палец. Ее попытки были довольно слабые, так что с трудом верилось в то, что она действительно старалась.

Я покачал головой. - Мы поговорим, если ты не будешь нести всякую чушь.

- Ладно, - ее голос все еще звучал невнятно.

Я опустил руку.

- Прости! - быстро пробормотала она, усмехнувшись.

Я закатил глаза и улыбнулся ей.

Когда я смотрел в ее глаза, я видел все то, что искал во всех тех девушках.

Завтра она будет уже другой. Но, слава богу, живая, это ведь считается, правда? Она глядела на меня точно так же, как и всегда. Так же улыбалась. Она все еще знала меня лучше всех, даже тех, кто постоянно рылся в моих мыслях.

Леа могла быть интересным партнером, даже другом, тем, кто заступился бы за меня. Но она не была моим лучшим другом, им всегда оставалась и останется Белла. Кроме невероятной любви, что я испытывал к ней, нас связывали и другие узы, не менее крепкие и глубокие.

Завтра она станет моим врагом. Или моим союзником. Это отличие сильно меня волновало.

Я вздохнул.

«Отлично!» - думал я, отдавая последнее, что мог отдать, это заставляло меня почувствовать пустоту в душе. «Ну, давай же! Спаси ее. Как приемник Эфраима, я даю тебе разрешение, слово, что это не нарушит договор. Другие будут обвинять меня, но ты был прав - они не смогут отрицать, что у меня есть право с этим согласиться.»

- Спасибо, - поблагодарил Эдвард низким тихим голосом, чтобы Белла ничего не услышала. Это слово будто пылало, и краем глаза я увидел, как другие вампиры уставились на нас.

- Итак, - невзначай спросила Белла. - Как прошел твой день?

- Отлично. Катался на машине. Шатался по парку.

- Звучит заманчиво.

- Ну да, очень.

Неожиданно на ее лице проступила гримаса.

- Роуз?

Блондинка хихикнула.

- Опять?

- По-моему, я выпила два галлона (3,78 л. –прим. переводчика), - объяснила Белла.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.