Сделай Сам Свою Работу на 5

Хорошо, что у меня крепкий желудок 4 глава

- Он просто шевелится, - вздохнула Белла

Ее губы побелели, зубы были стиснуты, как будто она старалась сдержать, рвущийся изнутри крик.

Эдвард бережно обхватил ладонями ее лицо.

- Карлайл, - позвал он тихим настойчивым голосом.

- Я здесь, - сказал доктор. Я даже не слышал, когда он пришел.

- Все хорошо, - сказал Белла, хотя по-прежнему тяжело дышала и руки у нее заметно дрожали. – Думаю, все закончилось. Бедному малышу не хватает места у мамочки в животе. Он становится таким большим.

Это было реально невыносимо слышать с каким обожанием Белла говорила про это существо, которое в данный момент разрывало ее на части. Особенно после идиотского монолога Розали.

Сама же Белла моего настроение явно не уловила.

- Знаешь, он напоминает мне тебя, Джейк, - тяжело дыша, но все с той же нежностью в голосе сказала она.

- Не сравнивай меня с этой штукой, - проговорил я сквозь зубы.

- Я просто имела ввиду всплеск роста, - ответила она обиженно. Замечательно. – Ты у меня на глазах становился все больше и больше, буквально каждую минуту. И малыш точно также. Так быстро растет.

Я прикусил язык, чтобы сдержаться и не высказать все, что вертелось в голове по этому поводу. Прикусил достаточно сильно, так что во рту появился неприятный привкус крови. И само собой рана заживет еще до того, как я успею сделать следующий вдох. Вот что нужно Белле. Быть неуязвимой,также как я, иметь возможность исцеляться...

Теперь ее дыхание пришло в норму, и она расслабленно откинулась на софу.

- Хм, - донесся тихий голос Карлайла. Я поднял глаза и увидел, что его взгляд направлен на меня.

- Что?

Эдвард чуть склонил голову набок, явно размышляя над тем, о чем думал Карлайл.

- Вы знаете, я много размышлял о генах зародыша, Джейкоб. О его хромосомах.

- Каких хромосомах?

- Анализировал те сходства, которые у вас есть.

- Сходства? – прорычал я, обращая внимание на множественное число.

- Гипер-ускоренный рост, тот факт, что вас не видит Элис.

Я почувствовал, как краска сползает с моего лица. О последнем я и забыл.

- Так вот, я задавался вопросом, может, это и есть ответ. Если эти сходства есть и на генном уровне...



- Двадцать четыре пары, - прошептал Эдвард на выдохе.

- Вы не можете этого знать.

- Не можем. Но это интересная тема для размышлений, - спокойно ответил Карлайл.

- Ага. Просто шикарная.

И легкое сопение Беллы во сне приятно оттеняло мой сарказм.

Они продолжили разговаривать на тему генетики, разговор, в котором единственными словами, которые я понимал были предлоги. Ну и мое собственное имя, конечно. Время от времени Элис вставляла свои замечания.

Но даже зная, что речь идет обо мне, я не пытался понять к каким выводам они приходят. Мне было о чем подумать без этого, те несколько фактов, которые я пытался как-то увязать между собой.

Первое, Белла сказала, что это существо защищено чем-то настолько же сильным как кожа вампира, чем-то, что не пропускает ультразвук и слишком прочным, чтобы проткнуть его иглой. Второе, Розали заявила, что у них есть план как достать существо безопасным способом. Третье, Эдвард сказал, что согласно мифу, крошечный монстр сам прогрызает себе путь наружу.

По моему телу прошла дрожь.

Потому что четвертым было то, что совсем немного существ могут повредить такую кожу как у вампиров. Зубы у полу-монстра, - согласно мифу, - были достаточно сильными. Мои зубы тоже были достаточно сильными.

И зубы вампиров были достаточно сильными.

Было тяжело не заметить очевидного, хотя я бы многое отдал чтобы за такую возможность. Потому что у меня появилась очень хорошая идея насчет того, как именно Розали планировала извлечь «малыша» безопасно.

Глава шестнадцатая

«Тревога! Информационная перегрузка»

 

Я проснулся очень рано еще до наступления рассвета. Спал я недолго и не очень хорошо, устроившись на боковой спинке дивана. Эдвард разбудил меня, когда у Беллы вновь подскочила температура, и он занял мое место, чтобы охладить её. Я потянулся и решил, что отдохнул достаточно, чтобы немного поработать.

- Спасибо, - тихо сказал Эдвард, разгадав мои планы, - если путь свободен, то они отправятся сегодня. Я тебе скажу.

Было просто здорово вернуться в свое волчье обличие, я просто одеревенел от долгого неподвижного сидения. Я побежал размашисто, разрабатывая суставы.

- Доброе утро, Джейкоб, - поприветствовала меня Леа.

- Хорошо, что уже не спишь. Сет давно ушел?

- Не так, чтобы совсем ушел, - сонно подумал Сет, - почти что ушел. Что ты хотел?

- Как думаешь, часа тебе хватит?

- Конечно. Без проблем, - Сет вскочил на лапы, встряхиваясь.

- Давай-ка хорошенько пробежимся, Леа. Сет, контролируй периметр.

- Понял, - Сет перешел на легкую рысь.

Надо бы присмотреть за вампирами, - Леа заворчала.

- Проблемы?

- Конечно, нет. Я же просто обожаю возиться с этими милыми кровопийцами.

- Отлично. Посмотрим, насколько быстро мы можем бегать.

- Легко. Я уже достаточно проснулась для этого.

Леа была на дальней западной границе периметра. Срезав поближе к дому Каленов, она начала бегать по кругу, чтобы встретиться со мной. Я рванул прямо на восток, зная, что даже с учетом моего быстрого старта, она моментально меня догонит, если я дам слабину хоть на секунду.

- Нос к земле, Леа. Это не гонка, это поиск.

- Я могу делать все одновременно и надрать тебе задницу.

Я представил, как бы это выглядело, - Я знаю.

Она засмеялась.

Мы петляли по тропам восточных гор. Это был знакомый маршрут. Мы бегали по этим горам, когда год назад после ухода вампиров сделали эту местность частью нашего патрулирования для лучшей охраны людей. Потом мы остались в своих прежних границах, когда Каллены вернулись. Это была их территория по договору.

Но на деле для Сэма это сейчас вряд ли имело значение. Договор был расторгнут. И вопрос в том, насколько он готов увеличить свое влияние и здесь. Не намеревается ли он расквитаться с Калленами по одному на их же территории? Говорил ли тогда Джаред правду или скрыл что-то, воспользовавшись преимуществом того, что мы теперь не слышим друг друга.

Мы все дальше и дальше уходили в горы, не находя следов стаи. Едва уловимые следы вампиров были повсюду, но теперь это были уже знакомые запахи. Я дышал ими целыми днями.

На одной из троп я уловил большую концентрацию запаха, говорившую, что недавно они все, кроме Эдварда, проходили здесь. Теперь, видимо, причина их совместных вылазок сюда была позабыта как раз с тех пор, как Эдвард приволок свою беременную умирающую жену домой. Я стиснул зубы. Как бы это ни было, я ничего не мог поделать.

Леа не обгоняла меня, хотя теперь у нее была такая возможность. Я сейчас был больше занят каждым новым запахом, чем гоночным соревнованием. Она держалась справа от меня, рядом, не обгоняя.

- Мы убежали очень далеко, - прокомментировала она.

Да, если Сэм сейчас охотился, то в скором времени мы наткнемся на его след.

Логичнее для него окопаться сейчас в Ла Пуш, - подумала Леа, - он знает, что благодаря нам у кровопийц сейчас ушей и ног больше на три комплекта. Он не сможет застать их врасплох.

- Это всего лишь предосторожность.

- Не хотим давать нашим очаровательным пиявкам лишний повод для беспокойства.

- Не хотим, - согласился я, игнорируя сарказм.

- Ты так изменился, Джейкоб. Просто развернулся на 180°.

- Ты тоже не совсем та Леа, которую я знал и любил.

- Пусть так. Но сейчас я достаю тебя куда меньше, чем Пол…?

- Удивительно…но да.

- Ах, какое достижение.

- Поздравляю.

Мы опять побежали молча. Уже пора было возвращаться, но никому из нас не хотелось этого делать. Было приятно вот так просто бежать. Мы уже очень долго бегали небольшими кругами по тропам. Было так здорово размять мышцы и сделать кросс по пересеченной местности. Мы никуда не торопились, и я подумал, что мы могли бы поохотиться на обратном пути. Леа была заметно голодна.

- Мням-мням, - кисло подумала она.

- Это все только в твоей голове, - сказал я ей, - Именно так питаются волки. Это нормально. Это вкусно. Если ты перестанешь об этом думать с точки зрения человека.

- Оставь эту болтовню, Джейкоб. Я буду охотиться, но я не должна любить это делать.

- Конечно-конечно, - легко согласился я, в конце концов, это не моё дело если она хочет усложнить себе жизнь.

Она молчала несколько минут. Я уже начал обдумывать обратную дорогу.

- Спасибо, - вдруг сказала Леа с совершенно другой интонацией.

- За что?

- За то, что принимаешь меня как есть. За то, что позволил мне остаться. Ты относишься ко мне гораздо лучше, чем я заслуживаю, Джейкоб.

- Ну-у-у, нет проблем. Т.е. я действительно так думаю. Меня совсем не напрягает твое присутствие, хотя раньше мне казалось обратное.

Она фыркнула, будто усмехнулась, - Ах, какое замечательное одобрение!

- Не бери в голову.

- Хорошо. Ты тоже, - она помолчала секунду, - Я думаю, что ты хороший вожак. Не такой, как Сэм, но по-своему. За тобой легко следовать, Джейкоб.

Мой разум впал в ступор от удивления. Мне понадобилось время, чтобы прийти в себя и найти ответ.

- М-м-м, спасибо.

Это будет уже потруднее выкинуть из своей головы. С чего она это взяла?

Она не стала давать прямого ответа, и я стал слушать ее безмолвные мысли. Она думала о будущем, о том, что я сказал Джареду тем утром. О том, что скоро все изменится, и я вернусь в лес. О том, что я дал обещание, что она и Сет вернуться в стаю, как только Каллены уйдут…

- Я хочу остаться с тобой, - сказала она.

От шока я встал как вкопанный.

Она пролетела мимо меня и затормозила. Медленно подошла к месту, где я замер.

- Слушай, я не причиню боли, я клянусь. Я не буду преследовать тебя. Ты пойдешь своей дорогой, а я своей. Ты будешь связан со мной только в волчьем облике, - она подошла еще ближе и села передо мной, её длинный серый хвост нервно метался по земле, - я надеюсь, что перестану перекидываться, как только научусь контролировать себя…может быть это будет происходить не так часто.

Я не знал, что сказать.

- Сейчас, когда я в твоей стае, я гораздо счастливее, чем была раньше в течение многих лет.

- Я тоже хочу остаться, - тихо подумал Сет. Я не думал, что он прислушивается к нашим разговорам, бегая по периметру.

- Мне нравится эта стая.

- Эй, слушай! Сет, не долго существовать этой стае, - Я постарался собраться с мыслями, чтобы убедить его, - сейчас у нас есть цель, но когда…после того, как все кончится, я просто снова стану волком. Сет, тебе нужна цель. Ты хороший парень. Ты такого склада, что тебе всегда надо кого-то защищать. Но ты не должен покидать Ла Пуш сейчас. Ты должен закончить школу. Ты должен позаботиться о Сью.

Я не хочу исковеркать твое будущее.

- Но…

- Джейкоб прав, - вдруг сказала Леа.

- Ты соглашаешься со мной?

- Конечно. Только это все не относится ко мне. Я все равно уеду. Найду работу где-нибудь подальше от Ла Пуш. Может быть, проучусь пару курсов в колледже. Займусь йогой, освою медитацию, чтобы научиться контролировать свой характер…И останусь частью этой стаи, потому что от этого зависит мое душевное равновесие. Джейкоб, ты же понимаешь, что это имеет смысл, верно? Я не достаю тебя, ты не беспокоишь меня, все счастливы.

Я развернулся и медленно двинулся в сторону запада.

- Слишком многое завязано, Леа. Дай мне подумать, хорошо?

- Конечно. У тебя есть время.

Обратно мы бежали гораздо дольше. Я не старался бежать быстро. Я сконцентрировался на том, чтобы не встрять головой в какое-нибудь дерево. Сет что-то там ворчал на задворках моей головы, но я мог игнорировать его. Он знал, что я прав. Он не сможет и не будет бросать свою мать. Он вернется в Ла Пуш, чтобы защищать людей, как и должен. Но я не мог представить, что Леа поступит также. И это меня просто пугало.

Стая из нас двоих? Не важно каково будет расстояние между нами, я не мог представить себе…интимность этой ситуации. Я гадал, обдумала ли она свое решение или это просто был безотчетный порыв, чтобы остаться свободной.

Леа не проронила ни слова, пока я все это переваривал. Казалось, что так она показывает мне, насколько легко нам будет вдвоем. Мы выбежали на след стада чернохвостых оленей, когда солнце уже клонилось к закату, окрашивая облака позади нас. Леа коротко вздохнула, но мешкать не стала. Её прыжок был чист и эффективен, даже грациозен. Она повалила здорового самца до того, как испуганное животное полностью осознало опасность. Я не остался в стороне, повалил не менее крупного и тут же сжал челюсти на его шее, чтобы животное не почувствовало ненужной боли. Я чувствовал как в Лее отвращение борется с голодом, и я постарался сделать это проще для нее, позволив моей волчьей натуре полностью занять мой разум. Я слишком долго жил в облике волка и я знал, что значит стать полностью зверем, видеть как он, думать как он. Я выпустил наружу инстинкты, чтобы она почувствовала это тоже. Она замялась на секунду, но тут же, будто пробуя, она потянулась ко мне, чтобы начать чувствовать также, освобождая свой рассудок. Это было так странно – оба наших сознания оказались вдруг настолько близки друг другу, насколько никогда не были раньше, потому, что мы оба пытались думать вместе.

Странно, но это помогло ей. Ее зубы прорвались сквозь мех и кожу на загривке ее жертвы и вырвали здоровенный кусок свежего мяса. Не вздрогнув, как хотелось бы ее человеческой натуре, она позволила действовать своей волчьей сущности инстинктивно. Похоже было, что она просто застыла, перестала думать. Но это дало ей возможность нормально поесть.

Для меня все было просто. И я была рад, что я этого не забыл. Это скоро снова станет моей жизнью. Легко ли будет для Леи стать частью такой жизни? Неделю назад я бы нашел эту идею ужасающей. Я бы не выдержал подобного. Но сейчас я знал её гораздо лучше. И освобожденная от постоянной боли она стала другим волком. Другой девушкой.

Мы ели вдвоем пока не насытились полностью.

«Спасибо», - сказала она мне позже, очищая свою морду и лапы о мокрую траву. Я на это времени не тратил, уже начинало моросить, и в скором времени нам придется переплывать реку по дороге домой. Я смогу почиститься как следует.

- Было не так уж плохо думать по-твоему.

- Пожалуйста.

Сет уже еле волочился, когда мы добрались до периметра. Я отправил его поспать, мы с Леей взялись за патрулирование. Сознание Сета отключилось буквально через несколько секунд.

- Ты вернешься к кровопийцам? – спросила Леа.

- Может быть.

- Тебе тяжело находиться там и тяжело быть далеко. Я понимаю, что ты чувствуешь.

- Знаешь, Леа, тебе надо подумать немного о будущем, о том, чего ты действительно хочешь. Моя голова точно не будет самым счастливым местом на земле. И тебе придется страдать вместе со мной.

Она подумала, как бы мне ответить.

- Ух-ты, звучит ужасно. Но, честно, мне будет гораздо проще сталкиваться с твоей болью, чем испытывать мою.

Довольно честно.

- Я знаю, как паршиво будет тебе, Джейкоб. Я понимаю это гораздо лучше, чем ты думаешь. Она мне не нравится, но…она твой Сэм. Она все, что ты хочешь и все, что ты не можешь получить.

Я не смог ответить.

- Я знаю, так хуже для тебя. В конце концов, Сэм счастлив. Он жив и у него все в порядке. Я люблю его достаточно сильно, чтобы желать этого, - она вздохнула, - Я просто не хочу мотаться рядом и видеть все это.

- Надо ли нам говорить об этом?

- Думаю, надо. Потому что я хочу, чтобы ты знал, я не сделаю все еще хуже. Черт возьми, может, я даже помогу тебе. Знаешь ли, я не родилась бесчувственной стервой. Я привыкла быть довольно милой, между прочим.

- Моя память не простирается так далеко.

Мы одновременно рассмеялись.

- Мне очень жаль, Джейкоб. Мне очень жаль, что тебе больно. Мне очень жаль, что все становится только хуже.

- Спасибо, Леа.

Она думала обо всех этих болезненных вещах, об этих черных картинках в моей голове, пока я пытался отключиться от неё без особого успеха. Она могла смотреть на все это отстраненно, в перспективе, и я должен признать, что это помогало. Я мог представить, что может быть я смогу ко всему этому относится также, через несколько лет.

Она думала о забавной стороне всех тех раздражающих моментов при общении с вампирами. Ей нравились мои перепалки с Розали, она хихикала и предлагала еще варианты того, как можно подколоть блондинку. Но тут же её мысли стали серьезными, она вдруг задумалась о выражении лица Розали, которое меня пугало.

- Ты знаешь, что ненормально? – спросила она.

- Ну, практически все сейчас ненормально. Ты о чем именно?

- Блондинистая вампирша, которую ты так ненавидишь – я очень хорошо её понимаю.

На секунду я подумал, что она решила подшутить надо мной в такой идиотской манере. А потом, когда я понял, что она серьезна, вырвавшийся гнев было просто невозможно удержать. Ей очень повезло, что для наблюдения мы разбегаемся на большое расстояние, расстояние, не позволяющее её цапнуть.

- Тихо! Дай объяснить!

- Не хочу слушать! Я уже близко!

- Уймись! Уймись! – умоляла она, пока я пытался успокоиться и остановиться, - Ну же, Джейк!

- Леа, это был далеко не самый лучший способ убедить меня, что я захочу проводить с тобой много времени в будущем.

- Блин, что за реакция! Ты даже не представляешь, о чем я говорю.

- Ну-у-у, и о чем же ты говоришь?

И вдруг она тут же стала той самой Леа, измученной болью, - Я говорю о том, каково это быть тупиковой генетической ветвью, Джейкоб.

Острые, как осколки, её слова заставили меня заколебаться. Я не ожидал, что мой гнев так быстро сдуется.

- Я не понимаю.

- Ты поймешь. Если перестанешь думать, как все остальные. Если мои женские проблемы, - она произнесла эти слова саркастически, - не заставят тебя рвануть в кусты, как это делают все тупоголовые самцы, то ты сможешь обратить внимание на то, что я говорю.

- Ой.

Да, никто из нас не думал о ней в этом плане. Кто бы стал? Конечно, я помнил панику Леи в тот первый месяц, когда она только присоединилась к стае, и я помнил свое желание свалить подальше как и все остальные. Потому что она не могла быть беременной – ну, за исключением какой-нибудь религиозной фигни вроде непорочного зачатия. Она не была ни с кем кроме Сэма. И потом когда недели шли за неделями и ничего, абсолютно ничего не происходило ни в ту, ни в другую сторону, она поняла, что её тело больше не следует привычному циклу. Ужас – что же это с ней такое? Неужели её тело изменилось из-за того, что она стала оборотнем? Или она стала оборотнем потому что с ней что-то не так? Единственный оборотень женского пола за всю историю их существования. Случилось ли это потому, что она не была настолько девушкой, насколько должна быть? Никто из нас не хотел связываться с этими её переживаниями. На самом деле, мы просто не могли сопереживать.

- Знаешь, почему, как думает Сэм, происходит запечатление? – подумала она уже спокойнее.

- Конечно. Чтобы продолжить линию.

- Верно. Чтобы наплодить много маленьких вервольфиков. Выживание вида, передача генов. Ты запечатляешься с человеком, который максимально подходит для продолжения рода оборотней.

Я ждал, пока она соберется, чтобы досказать мне свою мысль.

- Если бы я была хороша для этого, Сэм был бы запечатлен со мной.

Её боль была настолько велика, что я не смог перешагнуть через неё.

- Но я не подхожу. Что-то не так со мной. Я не могу передать гены сама по себе, не смотря на то, что являюсь потомком такой же уникальной ветви. Итак, я стала выродком – волчицей – негодной ни на что больше. Я - тупиковая ветвь, и мы все знаем это.

- Нет, не все, - не согласился я с ней, - это только теория Сэма. Мы не знаем из-за чего происходит запечатление. Билли думает, что причина не в этом, есть что-то еще.

- Я знаю, я знаю. Он думает, что мы запечатляемся, чтобы вырастить более сильных волков. Потому что и ты, и Сэм просто огромные монстры, гораздо крупнее ваших отцов. Но в любом случае, я не кандидат. Я…у меня климакс. Мне 20 лет и у меня климакс.

Ох, как же не хотел я этого разговора.

- Ты не знаешь этого, Леа. Это просто из-за того, что мы не взрослеем, не меняемся в обычном смысле. Когда ты перестанешь перекидываться и снова станешь человеком, ты начнешь становиться старше. И все твои…и все станет нормально как раньше.

- Да, я могу так думать, только никто не будет запечатлен со мной, никому не нужна моя впечатляющая родословная. Знаешь, - добавила она задумчиво, - если бы не было тебя, у Сета были бы все шансы, благодаря его крови, стать вожаком. Конечно, никто не берет в расчет меня…

- Ты действительно хочешь запечатлиться или чтобы тебя запечатлили, или как там? - спросил я, - что такого в том, чтобы влюбиться как влюбляются обычные люди? Запечатление - это просто другой путь для обретения свой половинки.

- Сэм, Джаред, Пол, Квил…не похоже, чтобы они возражали.

- Но никто из них не мог возражать.

- Ты хотел бы быть запечатленным?

- Боже, нет!

- Это просто потому, что ты любишь её. Это все уйдет, как только произойдет запечатление. И тебе не придется больше испытывать эту боль.

- Ты хочешь забыть свои чувства к Сэму?

Она задумалась на секунду, - думаю, да.

Я вздохнул. Она уже была на стадии излечения в отличие от меня.

- Но возвращаясь к тому, с чего начала, Джейкоб. Я понимаю, почему блондинистая вампирша так хладнокровна – фигурально выражаясь. Она сосредоточена. Она уже видит свой приз, свою цель, понимаешь? Потому что ты больше всего хочешь то, что никогда, никогда не сможешь получить.

- Ты бы вела себя также? Ты бы убила кого-нибудь, потому что именно это она и делает, не позволяя никому вмешаться в то, что убивает Беллу – ты бы сделала тоже самое ради ребенка? С каких пор ты рассуждаешь так, будто занимаешься разведением животных?

- Я просто хотела бы иметь то, чего не могу, Джейкоб. Может быть, если бы у меня не было такой проблемы, я бы никогда не стала задумываться об этом.

- Ты бы убила ради этого? – потребовал я ответа, не давая ей уклониться.

- Но это не то, что она делает. Я думаю, что это похоже на то, как будто она переживает тоже самое. И…если бы Белла попросила меня помочь с этим…, - она задумалась, сосредотачиваясь, - я бы не задумывалась о ней. Я бы вела себя также, как эта кровопийца.

Громкий рык прорвался сквозь мои зубы.

- Потому что при обратной ситуации я б хотела, чтобы Белла сделала тоже самое для меня. Также и Розали. Мы поступили бы также.

- Та такая же как они!

- Это вот забавный момент в том, чтобы желать невозможного. Ты становишься отчаянным.

- И…это мой предел. Прямо здесь. Разговор окончен.

- Хорошо.

Того, что она просто согласилась со мной, этого было недостаточно, мне не хватало гораздо более жирной точки в разговоре.

Я был где-то в миле от того места, где спрятал одежду, потому я перекинулся человеком и пошел пешком. Я не думал о нашем разговоре. Не потому, что мне не о чем было поразмышлять, а потому, что я просто не мог выносить этого. Я не видел это в таком свете – но было очень трудно не сделать этого, когда Леа передавала свои мысли и эмоции напрямую мне в голову. Да, определенно я не буду с ней бегать, когда все это закончится. Пусть возвращается в Ла-Пуш и будет там несчастна. Один маленький приказ вожака до того, как я все здесь брошу, никого не убьет.

Было еще действительно рано, когда я подошел к дому. Белла, наверно, еще спала. Я решил, что загляну на пару минут, узнаю, как дела, расскажу, как обстоит ситуация с их выходом на охоту, а потом найду где-нибудь островок мягкой травы и завалюсь спать в человеческом облике. Я не собирался перекидываться, пока Леа не заснет.

Но внутри дома мне слышались голоса, потому я решил, что Белла, видимо, уже не спит. К тому же где-то наверху я услышал звук какого-то аппарата – опять рентген? Зашибись. Такое ощущение, что первый день из оставшихся четырех до часа икс уже начинается с большого бума.

Элис открыла мне дверь, до того как я подошел к ней.

Она кивнула, - Привет, волк.

- Привет, коротышка. Что там творится наверху?

Большая комната была пуста, все звуки голосов шли со второго этажа.

Она пожала своими маленькими плечиками, - Возможно очередной перелом. Она попыталась произнести эти слова обыденно, но я уловил пламя, вспыхнувшее в ее глазах. Мы с Эдвардом были не единственными, кого все это сжигало изнутри. Элис тоже любила Беллу.

- Очередное ребро? – спросил я хрипло.

- Нет. Тазовая кость на этот раз.

Надо же насколько это каждый раз задевало меня, как будто было неожиданностью. Когда же я уже перестану так реагировать? С учетом всего уже произошедшего в каждой новой катастрофе уже не было ничего удивительного.

Элис смотрела на мои дрожащие руки.

А потом мы услышали голос Розали наверху.

- Видишь, я же сказала, что нет никакого перелома. Тебе надо проверить слух, Эдвард.

Ответа не последовало.

Элис скорчила рожицу, - Очень скоро у Эдварда кончится терпение, и он порвет Розали на много маленьких кусочков. Невероятно, что она до сих пор не замечает этого. Хотя может она думает, что Эмметт заступится за нее.

- Эммета я возьму на себя, - предложил я, - а ты можешь помочь Эдварду с расчленением.

Элис ухмыльнулась.

Наконец-то процессия спустилась вниз, в этот раз Беллу нес Эдвард. Она держала свой стакан с кровью обеими руками, её лицо было белее снега. Я видел, как он старается, чтобы ни одно самое крошечное движение его тела не задевало её, ей было больно.

- Джейк, - прошептала она и попыталась улыбнуться сквозь боль.

Я уставился на неё, не в силах произнести хоть слово.

Эдвард аккуратно устроил Беллу на её диване, и сел рядом на полу около её головы. Вдруг мне подумалось, отчего же они не оставят её наверху, и тут же понял, что это была идея Беллы. Ей хотелось, чтобы все выглядело так, будто ничего страшного не происходит, избегая всего этого больничного антуража. И он пытался помочь ей в этом. Действительно. Карлайл медленно спустился последним, его лицо было полно тревоги. Из-за этого он вдруг стал выглядеть заметно старше, можно было принять его за обычного доктора.

- Карлайл, - обратился я, - мы почти дошли до Сиэтла. Никаких следов стаи. Вы можете идти.

- Спасибо, Джейкоб. Ты очень вовремя. Как раз то, что нам нужно, - его черные глаза на миг взглянули на кружку, в которую вцепилась Белла.

- Честно говоря, я думаю, что вполне безопасно пойти большинству из вас. Я практически уверен, что Сэм сейчас сконцентрирован на Ла Пуш.

Карлайл кивнул, соглашаясь. Меня удивило, как легко он принял мой совет, - Если ты так думаешь, то Элис, Эсме, Джаспер и я пойдем сейчас. Потом Элис сможет вывести Эммета и Роза…

- Ни за что, - перебила Розали, - Эмметт тоже может пойти сейчас.

- Ты должна поохотиться, - мягко сказал Карлайл. Но её это не смягчило.

- Я пойду, когда и он пойдет, - прорычала она, мотнув головой в сторону Эдварда.

Карлайл вздохнул.

Джаспер и Эмметт оказались внизу со скоростью молнии, в следующую секунду Элис уже присоединилась к ним, вылетев через заднюю стеклянную дверь. Эсме возникла рядом с Элис.

Карлайл коснулся моей руки. Ледяное прикосновение не было приятным, но я не дернулся назад, частично потому, что был слишком удивлен, частично потому, что не хотел его обидеть.

- Спасибо, - еще раз сказал он и тут же вместе с остальными четырьмя выскользнул наружу. Я следил за ними, пока они неслись по поляне, они исчезли из пределов видимости еще до того, как я вздохнул во второй раз. Мда, видимо, их потребности были уже куда острее, чем я себе представлял.

С минуту было тихо. Я чувствовал на себе взгляд, и я хорошо знал, кому он принадлежит. Вообще-то я собирался свалить и поспать где-нибудь, но шанс, чтобы испортить утро Розали, было жаль упускать.

Я развалился в кресле по соседству с креслом Розали так, чтобы моя голова была повернута в сторону Беллы, а моя левая нога болталась рядом с лицом Розали.

- Фу, кто-нибудь вышвырните собаку на улицу, - пробормотала она, сморщив нос.

- А это ты слышала, психованная? Как умирают мозговые клетки блондинки?

Она промолчала.

- Ну? – спросил я, - улавливаешь смысл или как?

Она сосредоточенно смотрела в телевизор, игнорируя меня.

- Она слышала это? – спросил я Эдварда.

На его напряженном лице не отразилось и тени юмора, он не отводил глаз от Беллы. Но ответил, - нет.

- Ну, и замечательно. Так вот наслаждайся, кровопийца – мозговые клетки блондинки умирают в одиночестве.

Розали все также не смотрела на меня. «Я убивала в сто раз чаще, чем ты, отвратительная тварь. Не забывай об этом».

- Когда-нибудь, Королева красоты, тебе надоест просто угрожать мне. И я очень жду этого момента.

- Хватит, Джейкоб, - сказала Белла. Я глянул вниз, она, нахмурившись, смотрела на меня. Похоже, что вчерашнее хорошее настроение прошло давным-давно.

Ну, что ж, мне не хотелось докучать ей.

- Ты хочешь, чтобы я ушел? – предложил я.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.