Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 22. И извержение вулкана. (EPOV)

 

~*~Эдвард~*~

- Чувак, я б посоветовал тебе удалиться и подрочить в уборной. Серьезно, Мейсен, в противном случае ты и двух минут внутри нее не протянешь этой ночью, - проговорил Эмметт, как только за Беллой и Элис закрылась дверь.

- Я не трахаю ее! – взревел я. Кого я наебываю? Одна только мысль о кексовом корсете заставляла мой член жалобно канючить. - Я возьму машину, - спокойно сказал я, хотя взгляды Эмметта и Джаза говорили обратное. Они смотрели на меня, как на психа. Которым я на хрен, наверное, и был.

Я встал, схватил куртку и поправил член.

- Вернусь через минуту, - сказал я, взглянув на парней, пошел в приватную тату-комнату, заперся, стянул штаны, схватил себя за член и врубил музыку погромче. Снова и снова перед глазами вставала Белла, ее запах, этот чертов корсет. Я отчаянно дрочил, не представляя, как собираюсь пережить эту ночь. И уж конечно, мне не следует напиваться. Это было бы глупо. Тогда я конкретно окажусь во власти своего и без того плохо управляемого члена.

Мне хватило трех минут, чтобы закончить, но я задержался еще на пять, потому что эти засранцы, не понижая громкости, обсуждали мою выносливость.

Я выключил музыку и рывком открыл дверь, гася свет и натягивая куртку.

- Полегчало? - спросил Джаз, вздернув брови и ухмыляясь.

Прежде, чем я хоть что-то успел ответить, Эмметт выдал:

- Не, не полегчает ему, пока в крошку Беллз не залезет. Я даже готов поспорить на деньги, что сегодня Эдвард сорвется.

- Заткнись на хер, - огрызнулся я, до одури расстроенный тем, что он, скорей всего, окажется прав. Я не собираюсь делать ставки на мой трах или нетрах с Беллой этой ночью. - Она - не такая. Никаких сраных пари, или твоей жопе будет невесело. Вернусь через пятнадцать минут.

Парни захихикали, как зеленые школьницы, а я поспешил свалить из салона. Быстро добравшись до дома, я заскочил к себе, чтобы переодеться. Мне хватило ума не бежать, поэтому я не вспотел и мог обойтись без душа, мне нужно было просто взять машину. У меня снова встал, как только я сел за руль, потому что в салоне остался запах Беллы.



Я прикинул, не вздрачнуть ли еще разок? В этом был смысл. Может, так я смогу оградить Беллу от своей озабоченности. Но дрочить в туалете бара – это уже полный отстой. Я отбросил эту бредовую идею еще и потому, что должен был постоянно следить за скудно одетой Беллой, чтобы ни один чувак не потянул к ней свои сраные ручонки.

Я позвонил Джасперу, сообщая, что уже направляюсь в бар. Когда я добрался до места, то увидел Эмметта, который стоял между двух машин, таращась на какого-то лоха в Хонде Аккорд, занявшего его парковочное место. Я начал втискивать тачку, а Эмметт тем временем помахал кретину в Хонде. Я снял куртку и бросил ее на сиденье. В той машине было еще двое парней, не считая самого придурка, и все они были похожи на мальчиков-зайчиков из студенческого братства. Один из них высунулся из машины и начал что-то орать в мою сторону, но быстро заткнулся, оценив размер Эмметта. Иногда удобно выглядеть фриками.

Мы беспрепятственно прошли внутрь, потому что все местные вышибалы были нашими клиентами. Джаспер уже взял нам пиво, и мы начали прочесывать периметр, ища своих подруг. Эмметт заметил Роуз и поправил брюки. Роуз выглядела горячо, и уж точно сегодня не для меня постаралась. Раньше я не отказывал себе в удовольствии потрахаться с блондинками, но сейчас… сейчас я и так был заебан, потому что давно не трахался, и одновременно уделан, потому что мне нравилась только Белла. Именно это и убивало меня.

Я увидел Элис, танцующую рядом с Роуз, но Беллы с ними не было. Элис сильно раздражала меня, потому что знала, что я чувствую к Белле, а мысль, что девочка где-то одна в баре, перепугала меня до усрачки. Я выбью дерьмо из любого, кто посмеет хоть пальцем ее тронуть.

Сказав Джасперу, что схожу за выпивкой, я направился на поиски Беллы. В общем, я даже особо не скрывал, что иду ее искать.

Протискиваясь сквозь толпу на танцполе, я прошел мимо Элис и Роуз, которые совершенно не обращали внимания на окружающих. Интересно, сколько раз они уже хряпнули, пока я ходил за машиной? Но, кажется, девчонки были трезвыми, значит, Белла скорей всего сейчас находилась у бара.

Я направился прямо туда, но меня остановила какая-то телочка, которую я помнил очень смутно, без подробностей. Я избавился от нее, раздражаясь и немного беспокоясь, что я трахал эту девку, и она что-нибудь наболтает Белле. А я ведь даже не помню этого. Что опять же играет против меня.

Я наконец-то добрался до бара, где мне пришлось на самом деле купить выпивку, потому что Беллу я так и не разыскал. У стойки было охренеть как много народу, но я все-таки смог разглядеть серебристые штанишки и темные волосы, да и саму Беллу, которая перегнулась через стойку. Ебаный придурок, бармен, схватил ее за руку. Я раскис, и не только потому, что он прикоснулся к ней, скорее от того, что Белла позволила ему это сделать, черт подери. Она даже не попыталась вырваться, и его лицо было так близко к ее губам… неприемлемо, блять, близко. Я шел, распихивая всех на своем пути, чтобы посоветовать бармену держать свои лапы подальше от нее, или я переломаю ему пальцы. Но он, словно услышав меня, отстранился, и Белла, взяв выпивку, отправилась обратно на танцпол.

Я притормозил у бара. Во-первых, чтобы на фиг успокоиться, а во-вторых, чтобы дать понять ублюдку-бармену, чья Белла девочка. Он подошел ко мне, нахально улыбнувшись.

- Хей, приятель, что желаешь? – спросил он.

Я заказал два пива и дринк Егеря, который тут же опрокинул в себя.

- Ты знаешь ту цыпочку в кексовом корсете? – спросил я, хотя и знал, как на самом деле называлась эта шмотка, но не хотел выставлять себя идиотом - знатоком девчачьих тряпок.

Бармен приподнял бровь и ухмыльнулся, словно клоун какой-то. Видать, таким макаром он пытался неудачно имитировать свою крутость.

- О, да. Я знаю Беллу, - проговорил он так, словно трахал ее.

- Да ну? – переспросил я, опершись на стойку и крепко сжимая кулаки, чтобы прямо здесь и сейчас не задушить ебаната. Ох, я б с удовольствием наблюдал за его предсмертными корчами.

- О, да, у нее огромная охуенная тату во всю спину, и я планирую хорошенько и полностью рассмотреть ее сегодня ночью, если ты, конечно, понимаешь, о чем я. Мы еще и живем с ней в одном доме, и это как нельзя кстати. Правда, мужик?

Я стиснул зубы, уговаривая самого себя не бить его, потому что тогда меня тут же выведут.

- Правда? – я вопросительно приподнял бровь и скользнул шариком в языке по губам, потому что это всегда успокаивало. – А я набиваю ей на спину эту татушку, пока она сидит полуголая в моем кресле все это гребаное время. И я тоже живу с ней в одном доме… на одном этаже. А еще я - ее парень, поэтому не пойти ли тебе на хуй?

Я взял пиво, бросил ему деньги на стойку и пошел прочь прежде, чем сделать то, о чем бы позже пожалел. Ну, его-то задницу я бы очень хотел угостить порцией пинков без всякой жалости, но тогда меня бы арестовали, да и Белла разозлилась бы и сказала, что я опять нашел отмазку, чтобы не трахать ее.

Безусловно, гнев еще бушевал во мне, когда я подошел к столику, за которым сидели ребята. Но Беллы там не было. Элис сказала, что она пошла в туалет, а я аж ботнул пивом по столу, не в силах сдержать чертову ярость. Я посмотрел в сторону уборных, ища глазами серебристые штанишки, чертовы кексы и длинные темные волосы. Это не заняло много времени, потому что Белла была как чертов секс-маяк для обдолбанных, пьяных дегенератов. Я смотрел, как она пробирается сквозь толпу, прикасается пальцами к спине какого-то парня, чтобы отодвинуть его с дороги. Здесь все-таки слишком много тех, кто мог до нее дотронуться.

- Эдвард? – осторожно обратилась ко мне Элис.

- Я скоро вернусь, - быстро сказал я, а сам уже спешил к Белле, проталкиваясь через толпу в том же направлении, пока не почувствовал ее запах. Протянув руку, я притянул девочку к себе, развернул ее и прижал к стене.

Мой самоконтроль улетучился. Я знал, что сейчас больше всего на свете желаю спустить штаны и засунуть в нее свой член на глазах у изумленной публики, чтобы все знали, кому она принадлежит. От одной этой мысли мне поплохело, потому что я не должен был желать такого, я должен был заботиться о ней. Но мне было так погано, и эмоции брали верх. Я знал только то, что именно Белла довела меня до такого состояния.

Она спросила, что случилось, и от ее невозмутимости ярость просто захлестнула меня. Будто бы она не знает, что только что произошло. Неужели, черт подери, она не понимает, что я не могу видеть, как ее трогает кто-то, кроме меня, даже если эти прикосновения невинны. Все равно это сводит меня с ума.

И моя темная сторона, которую я изо всех сил при ней подавлял, взяла верх. Я заявил, что видел, как бармен дотрагивался до ее, и как охерительно меня разозлило то, что она позволила ему это делать.

Но потом она до чертиков расстроила меня, сказав, что я - осел и собственник. Ведь Белла просто констатировала факт, который я не мог ни опровергнуть, ни оправдать. Я сам не понимал, почему вел себя подобным образом. Я же никогда раньше ни с кем не встречался, ни о ком не заботился, так что хрен его знает, что делать со всеми этими... чувствами. Я постарался немного успокоиться, особенно, когда понял, что Белла трется своими сиськами о мою грудь. Но не пытался отодвинуться.

Пришлось старательно объяснять ей причины моего бешенства, заявляя, что тот придурок хотел ее трахнуть. И это было чистой правдой, он сам дал мне это понять, хотя и нагнал при этом кучу пурги. И меня это просто не могло не задеть. Он хотел трахнуть ее, и Белла это понимала, но все равно позволила прикасаться к себе. Она не сделала ничего, чтобы избежать контакта, чтобы остановить его, хотя и ежу понятно, что она, блять, только моя. Снова эта собственническая хрень накрыла меня с головой, я даже не мог контролировать свой язык. Чудо, что я вообще изъяснялся связными, объемными предложениями.

В мгновение ока ее жаркий аргумент перевернул все с ног на голову... Пристрелите меня. Белла заявила, что хочет быть оттраханной. На секунду я подумал, что тем барменом, и почти уже психанул, но потом до меня дошло, что она имеет в виду меня. Мой член тут же стал еще тверже. Я изо всех сил цеплялся за остатки здравого смысла, потому что Белла выглядела эдакой рассвирепевшей злючкой, и это было настолько охуительно сексуально, что мне на самом деле захотелось взять ее прямо у стенки. Просто, чтобы проверить, пикнет ли кто-нибудь по этому поводу? Скажет ли Белла нет?.. Но мне и самому не очень-то хотелось закатывать концерт. Это было бы дерьмово. Я понимаю.

- Мы едем домой, - заявил я прежде, чем успел передумать и все-таки сделать то, о чем фантазировал секунду назад.

Судя по всему Белла на меня разозлилась. И она определенно не врубалась, почему нам срочно нужно домой, и заявила, что не хочет. Пришлось прижать ее к стене и спросить, не желает ли она, чтобы я трахнул ее прямо в туалете? Я именно это и имел в виду, ни капли не лукавил. И чем дольше она стояла и хлопала глазами, тем заманчивее для меня становилась эта перспектива. Осознав, что ответа не последует, я потащил ее к выходу, где бросил деньги гардеробщице. Я был в отчаянии, казалось, что мы просто не успеем добраться до моей квартиры, что я оттрахаю Беллу у входа в бар или в машине, или на стоянке на капоте, или в лифте.

Меня просто трясло от напряжения, пока я гнал до дома, нарушая все возможные правила дорожного движения. Белла молча сидела рядом, только покусывала палец и потирала бедра друг о друга, отодвинув подол пальто. Я действительно чертовски сильно надеялся, что она позволит трахнуть себя сегодня, потому что даже дрочка уже не спасала от стояка и кипящих во мне жидкостей. Белла выскочила из машины, как только я остановился. Пулей, даже раньше, чем я успел вытащить ключи зажигания. Я хлопнул дверцей, слушая быстрый топот ее каблучков по тротуару. Белла помахала Маркусу, и я заметил, как тот обсмотрел ее с головы до ног. Она уже терзала кнопку лифта, и я не мог не улыбнуться, радуясь тому, что сегодня Маркусу не светит поболтать с моей девочкой. Мне вроде как тоже не светила приятная беседа, но я был абсолютно уверен в том, что, хотя Белла и злилась на меня какие-то двадцать минут назад, сейчас уже все обстояло иначе.

Она чуть не упала в открывшийся лифт, потому что дверцы внезапно разъехались в стороны. Я вошел за ней следом, стараясь держать дистанцию, потому что, если я буду слишком близко, то тогда точно начну срывать с нас одежду и трахну ее прямо в лифте, прижав к стенке, что было бы просто прекрасно. Ситуация только ухудшилась, когда она стянула с себя пальто, снова дразня меня корсетом с кексами и оголенной татуированной спинкой, которую я начал рассматривать в зеркале.

Я услышал тихий щелчок, и Белла взглянула на меня из-под ресниц, громко хныкнув. Улыбка расползлась по моей физиономии, и я решил, что все же следует быть сильным и растянуть удовольствие. Белла хотела этого не меньше моего, и осознание этого факта усилило мое желание. Я буду трахать ее, пока она не запросит пощады, и пока не поймет, что хочет только меня на веки вечные.

Я медленно подошел к ней, словно хищник, настигающий добычу, которой она и являлась во всех гребаных смыслах этого слова. И я не позволю ей удрать. Я навис над ней, чувствуя запах и тепло тела, находясь от нее всего в нескольких сантиметрах. Ее аромат, черт меня дери, он просто поглощал последние крупицы выдержки. Я хотел попробовать каждую клеточку этого тела на вкус, и весьма сомнительно, что сегодня я смогу быть достаточно терпеливым, чтобы смаковать ее, как гурман эксклюзивное блюдо в дорогом ресторане.

Лифт лязгнул, и двери открылись, я отступил, а Белла выскочила, взволнованная и неуверенная, и направилась к своей квартире. Я схватил ее сзади за штанишки и спросил настолько спокойно, насколько только мог, хотя был далек от этого состояния, как никогда раньше:

- Куда это ты, на хрен, собралась?

Я потащил ее к своей квартире и быстро открыл дверь. Как только я справился с замком, то тут же прижал Беллу к стене, потерся об нее и прижался ртом к ее губам. Мне так сильно хотелось оказаться внутри нее, что я аж обалдел от этой невыносимой потребности.

- Ты даже представления не имеешь, что я собираюсь сделать с тобой сегодня, - предупредил я, лаская руками ее бока. У меня было так много идей по поводу ее тела, но большинство из них не годились для исполнения, если я собирался заняться с ней сексом еще раз, не только этой ночью. С одной стороны, я хотел быть нежным с Беллой, обращаться с ней аккуратно, заботиться о ней, как нормальный парень. Но я не был таким и не думал, что смогу сдержаться. Я, блин, просто хотел ее. Сильнее, чем когда-либо.

Только сейчас до меня дошло, что возможно ее киска еще не оправилась, и она будет не очень-то и рада моим планам. Ну, я мог бы трахнуть Беллу сзади, что было бы очень круто, особенно для меня. Но сегодня не хотелось бы прибегать к этой позе. Сегодня я хотел ласкать ее, заставлять хотеть меня так же сильно, как хочу ее я, прежде чем дать моей девочке желаемое.

- Как у тебя тут дела? Зажило? – спросил я, нежно пройдясь рукой между ее бедер, лаская киску пальцами. Мне нужно знать это сейчас, прежде чем все зайдет слишком далеко. Вдруг там, и правда, еще болит. Белла тихо утвердительно мяукнула мне в рот, и я вздохнул с гребаным облегчением. Я все пытался нащупать молнию на корсете, но ее там не было. Как же тогда он на хрен расстегивается? У меня сроду не было проблем с раздеванием женщин. Мне еще и семнадцать не стукнуло, а я уже умел виртуозно быстро избавиться от лифчика. Не то, чтобы я этим горжусь, но ведь факт. А сегодня мои руки утратили сноровку, и я уткнулся ей в шею, разочарованно застонав.

- Застежки спрятаны, - тихо сказала Белла, мягко отталкивая мои руки. Я не мог думать о застежках и о том, как с ними разделаться, все мои мысли были сосредоточены на цели - как бы поскорее затащить ее в спальню и не трахнуть прямо в коридоре.

Не так я себе все представлял... хотя стоит отметить, что очень часто в деталях представлял себе наш первый раз.

Я потащил ее по коридору, наблюдая за тем, как Белла расстегивает крючки на спине, ослабляя верх корсета. Как только мы оказались в спальне, она опустила руки, и я наконец избавил ее тело от этой штуковины. Кожа Беллы сияла в тусклом свете комнаты, покрываясь мурашками. Я ляпнул какое-то ругательство, не соображая, что вообще говорю. Видеть ее обнаженной сейчас, зная, что за этим последует… это вызывало совсем иные эмоции. Но, как только я крепко впился в ее губы, все дебильные мысли вылетели из головы. Я целовал ее агрессивнее и жестче, чем следовало, но это хотя бы не позволяло мне сразу завалить ее и трахать без прелюдии, настолько меня завело ее обнаженное тело.

Белла схватила мою рубашку и потянула меня к кровати. Я не сопротивлялся, потому что сам туда хотел. Не теряя времени, я начал избавляться от ее штанишек, но замер на полдороги, лаская губами ее грудь, посасывая пирсингованные соски, кусая их, заставляя девочку вскрикивать. Блять, я, наверное, сделал ей больно, увлекся и перестарался. Извиняясь, я стал нежно целовать ее, продолжая стягивать брючки, оставляя лишь нижнее белье.

Меня поприветствовали ярко-розовые атласные стринги. Ненавижу розовый цвет. Блядь, я ненавижу все розовое. Но на Белле, господьвсемилостливый, мне это чертовски понравилось. Она немного проползла по кровати, и я последовал за ней, любуясь хрупким тельцем, гладкой кожей, мягкими округлостями. Она была намного худее, чем мне бы хотелось, но все равно чертовки красивой, и сегодня я уж точно овладею ею. Не сразу. Я немного подразню ее, поиграю. Ничего не говорите мне о совести, сегодня ночью она нема.

Я старался обуздать свои потребности, когда Белла доползла до изголовья кровати, прижалась к ее спинке и подобрала ноги, согнув в коленях. Я поднял одну ее ногу за лодыжку и начал прокладывать путь из поцелуев по голени, спрашивая ее, куда это она собралась. Она ударилась головой о деревянное изголовье и посмотрела на меня сквозь ресницы.

Несмотря на все свои странности, она действительно казалась такой охуенно невинной. Я знал, что она родилась в маленьком городке, и что она работала, чтобы оплатить обучение.

Я так хотел стать для нее лучше, все сделать правильно. Но не питал никаких иллюзий, ведь я и понятия не имел, что надо делать, хоть и сумел затащить ее в свою постель, где, определенно, было намного удобней показать все, на что я был способен.

Я провел руками по ее бедрам, подцепив розовый атлас, и потащил его вниз, а Белла приподняла попку, чтобы помочь мне избавиться от трусиков. И вот она вся такая охренительная и обнаженная в моей кровати. Я почти слышал, как мой член громко завопил, требуя выпустить его из штанов. Не понимаю, почему сейчас все ощущается по-другому, ведь я не раз видел Беллу голой. Мы почти трахались на сухую, когда я водил членом по ее киске и клитору, но сдержался и не проник внутрь. Теперь же мой здравый смысл впал в спячку, и я утратил тормоза... И даже не понимал, какого хера я должен был притормаживать.

Белла подобрала под себя ноги, согнув в коленях, и подалась вперед, чтобы прижаться к моим губам, словно поняла, что я не уверен. Уверен ли я? И в чем именно? Я почувствовал ее теплые ладони на своей майке, а потом и под ней, такие сладкие прикосновения, такие горячие, даже слишком. Белла отстранилась и стянула мою майку через голову. Я взглянул на нее и увидел, как карие глаза скользят по чернильным рисункам на моей груди, на руках. Мне нравится, когда она так смотрит, изучает роспись, понимая, что это моя неотъемлемая часть, некая тайна, которую ей хочется разгадать. Она медленно скользила взглядом по линиям, почти обжигая меня. Ее руки двинулись ниже, к поясу моих джинсов.

Я положил руку на ее затылок, стараясь не зацикливаться на ощущениях ее руки на своих штанах, которая сейчас находилась очень близко к члену. Я волновался и чертовски нервничал, как подросток. Белла потянула молнию вниз, избавляя меня от джинсов, и я наклонился, чтобы помочь ей, жаждя ее прикосновений. Я даже не дал ей время отдышаться и начал водить ладонью по внутренней стороне ее бедер, теряясь от своей потребности в ней, стараясь не спешить. Я погладил мягкие складочки ее киски, проталкивая свои пальцы дальше, в теплый, влажный жар. Я едва сдерживался, чтобы не вонзить их еще глубже внутрь, дотронувшись наконец до охерительной штанги в ее клиторе. Белла ахнула от новых ощущений, и я накрыл ее губы, целуя, ругаясь прямо ей в рот, понимая, что сейчас она просто ошеломлена ими. Я помнил, каково это. Намного интенсивнее, потому что пирсинг обострял чувствительность. Белла приоткрыла рот, и я посмотрел вниз на свою руку. И тут же услышал громкий стон удовольствия на грани боли.

Белла ударилась головой о спинку кровати, и я немного подвинул ее вниз, чтобы больше не беспокоится о том, стукнется ли она снова.

Я аккуратно поглаживал ее, скользя большим пальцем по клитору, чувствуя, как штанга двигается взад-вперед, наслаждаясь ее стонами и прерывистым дыханием.

- Тебе хорошо?– спросил я, хотя понимал, что так оно, блин, и есть, но желал услышать подтверждение от самой Беллы.

Она как нельзя лучше подтвердила мои мысли, выдохнув мое имя. Я сдвинул два пальца вниз и слегка нажал, чтобы ввести их в ее тугую тепленькую киску. Я дразнил ее, не проникая глубоко, сосредоточившись у самого входа, но при этом сильно потирая ее клитор. Все ее тело напряглось и задрожало. Белла издала самый охуенно сексуальный стон, который я когда-либо слышал. Честно говоря, чуть не кончил в штаны, как четырнадцатилетний любитель порно, услышав это.

- Боже правый, Белла, ты кончила? – спросил я, совершенно потрясенный, но не без доли самодовольства.

Белла обхватила мои плечи, притягивая к себе, и я поразился, насколько она была сильной. Девочка куснула меня за нижнюю губу и стала жестко целовать. Обожаю, когда она становится тигрицей, и надеюсь, что буду наблюдать это как можно чаще. Белла тихонько промычала, подтверждая, что испытала оргазм, и я слегка отстранился, чтобы посмотреть на нее, пока проталкивал свои пальцы глубже, отчаянно желая сменить их на член.

Я поцеловал ее между грудок и ниже, в животик, и ниже, пробуя нежную кожу ее киски, щелкнув языком по теплой стальной штанге. Белла сдвинула ноги, пытаясь спрятаться от моего рта, но я развел их в сторону, придерживая руками. Я гладил языком пирсинг в ее клиторе и сильно прикусил кожу рядом. Она вскрикнула, но определенно не от боли, так что я даже не загнался по этому поводу.

- Хочешь колечко вот сюда? – спросил я и провел языком по внешней губе, а потом заскользил им по клитору, слыша, как мой шарик позвякивает, ударяясь о ее штангу. Я толкнул пальцы глубже, и Белла приподняла бедра навстречу моему рту и руке.

- Если тебе хочется, - проговорила она глухо. - Но только, если ты сможешь трахать меня.

Девочка задыхалась, выгибая спину.

Только она сказала это, как каждая клеточка моего тела закричала, чтобы я накрыл ее собой и просто ворвался внутрь. Я сам себя уговаривал сохранять чертов контроль, пока сосал ее клитор, прикусывая его зубами. Белла снова кончила, издавая хриплый крик, а потом начала повторять мое имя, постанывая, задыхаясь и дрожа. Она снова и снова просила трахнуть ее.

Я отпустил ее ноги, потирая внутреннюю поверхность бедер, которые удерживал, чтобы она не свела их, пока я находился между ними. Я медленно двинулся вверх по ее телу, пытаясь сохранить видимость спокойствия, потому что чувствовал, что срываюсь с привязи, готовый, черт побери, брать. Я остановился у ее сосков, пробегая языком по их нежной, чуть сморщенной коже, выдыхая, просто чтобы ощутить, как они еще больше напрягаются под моими губами. Я нуждался в том, чтобы похоронить себя в ней, потому что был так охуительно близок к краю чего-то такого, что ни фига не мог понять. Это было больше, чем я мог выдержать. Я сказал ей, какая она сладкая, передвигаясь к другому соску. Вкус металла и кожи сводили меня с ума, и как только я понял, что у меня не осталось ни йоты контроля, я взглянул на нее.

Задери меня, она была сама невинность, сама красота, само желание, когда умоляла меня, отталкивая назад трясущимися руками. Я позволил ей, потому что это было тем, чего, казалось, она хотела. Она оседлала мои колени, садясь достаточно далеко, чтобы не касаться боксеров, покрывающих мой член, что было и хорошо, и плохо. Уверен, что если бы она прижалась своей киской к нему, я тут же приподнял бы ее с колен, вытащил член и как следует насадил ее на него. А хорошей стороной было то, что это дало мне возможность собраться.

Да, так и было, до тех пор, пока Белла не начала обводить линии моих татуировок. Она взглянула на меня, в ее глазах отражалась нежность, а затем зажала губу между зубами, и ее пальцы стали блуждать по контурам феникса. Она наклонилась вперед, и ее губы коснулись чернил в тех же местах, где мгновеньем раньше находились ее пальцы. Я глубоко вздохнул, стараясь сдерживать дыхание и сохранить разум, но я падал по спирали ощущений, которых никогда не испытывал раньше, и тут она разомкнула губы, и уже ее язык скользнул по линиям тату.

Белла могла делать так долгие минуты, или даже часы, не знаю, но тут ее пальцы коснулись моей скулы, она прошептала слова: «Я хочу тебя», - прямо мне в шею и одновременно потерлась о мой член через тонкую ткань боксеров, а затем скользнула туда рукой и провела по всей длине. Я был уверен, что мои глаза закатятся назад и никогда не вернутся на место, если она продолжит это делать. Я не мог понять, почему Белла производила на меня такой эффект. Она же просто, блять, трогала его. Даже не сосала, я не был внутри нее, но ощущение ее руки на мне вызывало намного больше чувств, чем я мог выдержать.

Я приподнял свои бедра и наблюдал за тем, как она стаскивает боксеры по ногам, останавливаясь лишь за тем, чтобы дотронуться до хвоста дракона, который покрывал мою голень. Она сидела на коленях передо мной и выглядела охеренно невероятно в этой позе. Только я собрался придвинуться к ней и толкнуть ее на кровать, как она наклонилась и лизнула головку члена.

- Иисуссвятойблять, Белла, тебе не стоит этого делать, - сказал я напряженным голосом, кашлянул и попытался поднять ее… но тут она втянула губами головку, и я уже не мог совладать с собой. Я нежно толкнул ее голову вниз, стараясь собраться с силами и не вонзиться в ее горло.

Я тихо бормотал непристойности, надеясь, что она не слышит их, потому что просто не мог сдержать слова, вылетающие из моего рта. Я реально хотел узнать, что за порно она смотрела, потому что Белла утверждала, что именно так она научилась проделывать все это. Я также хотел узнать, когда же мы вместе его посмотрим, потому что жаждал повторять с ней это дерьмо снова и снова. Часто.

Она выпустила мой член, затем провела по нему рукой, распределяя влагу, выступившую на его кончике, и глядя на меня снизу вверх. Иисуссвятойблять, я даже не знал, какого хрена мне делать, видя перед собой такую картину. Мне и так с трудом удавалось контролировать себя, ведь больше всего на свете я хотел быть в ней по самые яйца, засунуть свой член обратно ей в рот. Белла прервала поток моих извращенных мыслей, лизнув свои губы и сказав:

- Я подумала, что так он легче войдет в… - пробормотала она. Я тихо ахнул, когда Белла невинно пожала плечами, тем самым провоцируя мое воображение, и подумал о том, что почувствую очень-очень скоро. Я положил руки на изгибы ее талии и позволил им скользнуть по ее заднице, легонько сжать ее, изо всех сил стараясь оставаться нежным и не превратиться в гребаного дикаря, каким сейчас так хотел стать. Я провел ладонями по задней поверхности ее бедер и задержал их прямо под коленями, чтобы развести ее ноги и расположить их по обеим сторонам от моих. Сейчас Белла находилась охренительно близко, и все, что мне нужно было сделать, лишь приподнять ее, - а она была чертовски легкой, так что ничего не мешало совершить такой небольшой подвиг, - и тут же погрузиться в нее.

- Мне надеть презерватив? – спросил я, целуя ее шею, чувствуя, как под кожей ускоряется ее пульс, как убыстряется ее дыхание, пока я пытался усмирить свое. Я провел рукой между ног Беллы, ощутив влажный жар, в который через несколько мгновений собирался погрузить свой член. Я не хотел надевать презерватив, не думаю, что мне стоило о чем-то волноваться. Было очевидно по ее реакциям на все, что я с ней делал, что она давно ни с кем не спала.

- Я сделала себе укол, это только… - вздохнула она, не закончив свое предложение, поскольку я провел большим пальцем по ее клитору. Я даже не знал, хотел ли услышать то, что Белла собиралась мне сказать. Это только что? Я сосредоточился на ощущениях ее кожи под своими пальцами, на тепле ее тела рядом с моим, на пульсации ее крови в венах. Все это демонстрировало мне, насколько хрупкой и в то же время реальной она была, и что мне следует быть с ней очень аккуратным, потому что я уже понял, что все происходящее совершенно не походило на то, что случалось со мной раньше.

- Я знаю. Я имею в виду, ты хочешь, чтобы я надел презерватив? Я проверялся, и я чист, но если ты хочешь…

Как и Белла, я не закончил свою мысль, молясь, чтобы она не заставила меня использовать его, и в то же самое время, вталкивая в нее два пальца и представляя, как будет чертовски здорово, когда их заменит мой член. Белла простонала и положила голову мне на плечо, опуская бедра ниже на мою руку. Затем она взглянула на меня и покачала головой.

- Нет. Я хочу чувствовать тебя, и хочу, чтобы ты чувствовал меня.

Белла задыхалась, произнося эти слова, и черт меня подери, но это все, что мне нужно было услышать. Я протолкнул в нее еще один палец, стараясь как можно сильнее растянуть ее, чтобы она могла меня принять, потому что она ощущалась офигительно тугой, и если Белла не будет готова, то не почувствует ничего приятного. Первый раз в жизни я заботился об этом, хотя, может, и проблемы-то не существовало. Я всегда был хорош в том, чтобы заставить партнершу кончить, но сейчас хотел этого для нее больше, чем для себя. Ну да, мне-то в любом случае будет здорово, об этом можно и не беспокоиться, но то, что почувствует Белла, было намного важнее.

Я облизнул губы, услышал, как кольцо в моем языке ударилось о зубы, и взглянул Белле в глаза, желание и потребность, отражавшиеся там, соответствовали моим. Она потянулась вниз, обхватила своими маленькими пальчиками запястье моей руки, находившейся между ее ног, и нежно вытолкнула ее. Я медленно выдохнул, осознавая, что момент настал, и что на самом деле я постоянно пытаюсь отсрочить его, хотя не имел ни малейшего понятия, почему. Я жаждал этого с той самой секунды, как впервые увидел ее, так почему, блять, я не стремлюсь, как безумный, получить это?

Я так сконцентрировался на том, что происходит у меня в голове, что даже не понял намерений Беллы, пока она не засунула себе в рот мои пальцы. Я с трудом вздохнул и заскрипел зубами, чтобы остановить поток ругательств, готовых вырваться наружу, пока я боролся с желанием бросить ее на кровать и трахать, и посмотреть, что она будет делать дальше.

Конечно, как всегда, Белла на один шаг опережала меня, выпустив изо рта мои пальцы и прильнув ко мне, чтобы поцеловать. Я ощущал ее вкус на ее губах, и это было ужасно сексуально, охерительно волнующе и развратно для нее. Интересно, она делает это потому, что ей самой нравится, или потому, что знает, как я это обожаю.

Мои мысли немедленно развеялись, когда ее пальцы сомкнулись вокруг члена, и одновременно она привстала на коленях. Неожиданно его головка заскользила по влажным складочкам и пирсингу. Я был поражен, и не только ощущениями, но и эмоциями, которые были мне настолько чужды, что заставили меня еще раз задуматься над тем, что же я, черт побери, делаю.

- Белла, я не… - я покачал головой, пытаясь прояснить свой мозг, потому что я хотел этого, я хотел ее. Я не знал, что собирался ей сказать… Я не хотел делать этого? Это точно была бы чертова ложь.

- Не отказывай мне, Эдвард, пожалуйста, ты нужен мне, - пробормотала она прямо мне в губы. Хотя это и не прозвучало, как мольба, потому что, уверен, она прекрасно знала, что я не скажу ей нет, хотя может быть, и должен. Ее голос звучал соблазнительно и низко, притягивая меня, когда она еще раз провела по своему клитору членом, а затем я ощутил, как жгучий жар охватил головку. Белла тяжело дышала и стонала мне в шею, двигая бедрами вперед и назад. Я почувствовал сильное давление вокруг головки члена, пока она погружалась внутрь.

Это было охуительно. Все эти ощущения, давление и жар, штанга, проталкивающаяся внутрь, сопротивляющаяся узости. Белла опускалась на мой член и простонала: «О, чеееееееерт!», - когда ее задница коснулась моих бедер.

- Черт, Белла, - прохрипел я сквозь зубы, пытаясь удержать себя от того, чтобы не поднять ее вверх, а потом с силой не опустить вниз. Я глубоко дышал в противоположность Беллиному судорожному дыханию. Я знал, что ей, скорее всего, больно, хотя бы немножко. У меня же чудовище, а не член. Она пробежала пальцами по моей щеке, слегка массируя ее, и тут до меня дошло, что таким образом она пытается расслабить меня.

- Ты в порядке? – спросил я, молясь долбанному богу, чтобы все так и было, потому что я не верил, что способен остановиться, сейчас, когда я находился внутри нее. Я смогу. Если придется, я смогу. Но, черт побери, я не хотел останавливаться, и все же страх, что причиняю ей боль, начал проникать сквозь дымку похоти и желания, в которых я сейчас купался.

Я обхватил ее руками, перекрещивая их за спиной и крепко удерживая ее, чтобы она не вздумала двигаться на мне, потому что я бы не справился с этим сейчас. Я чувствовал себя так, словно трахаюсь первый раз в жизни. Белла не отвечала так долго, что я начал волноваться, что это все для нее слишком, что я слишком большой для нее.

- Больше, чем в порядке, - прохрипела она, и я мог поклясться, что почувствовал, как уголки ее губ взметнулись вверх, когда она укусила мое плечо.

- Котенок, - предупреждающе произнес я, потому что хотел быть с ней аккуратным, а если она продолжит делать подобное дерьмо, мне придется ой как не просто. Мое сердце колотилось в груди, и я чертовски тяжело дышал, мне казалось, что я пребываю на грани ебаной панической атаки.

Как только я ослабил хватку, она заерзала на мне, от чего сдвинулась штанга в моем члене, посылая толчок тепла сквозь мое тело.

- Черт подери, - зашипел я и разжал пальцы, сжимающие ее плечи, поскольку понял, как сильно я на них давил. Я поцеловал места, где только что находились мои пальцы, и она подняла голову и поцеловала меня в лоб, проводя ладонями по моей шее. Белла оперлась на мои плечи и медленно поднялась. Я ожидал, что она опуститься с той же скоростью. Давление штанги ощущалось просто феноменально, я был так рад, что много лет назад решил таким образом поиздеваться над своим телом, потому что это того стоило. Белла поднялась, практически выпустив весь мой член, а потом резко и сильно обрушилась вниз.

- Твою мать, - простонал я, сжимая простыни, чтобы не схватиться за Беллу и не причинить ей боль. Это было намного более интенсивно, чем я ожидал. Я оставил дорожку из поцелуев на ее скуле, достиг уха и прошептал. - Это обалдеть, как хорошо, Котенок, я чертовски быстро сейчас кончу. Ты охеренно тугая, – я не хотел признавать это, но лучше, чтобы она знала, что вот-вот произойдет, все равно это не сможет меня ни остановить ни замедлить.

Я пробежал руками по ее телу, погладил бедра, а потом схватил за задницу и медленно приподнял ее, надеясь, что контролируя темп, я смогу также контролировать то, как мое тело реагирует на пребывание внутри нее. Хотя ничего не имело значения, слишком охерительные ощущения. Находиться внутри нее было так уютно, жарко, чертовски идеально. Я поднимал ее вверх и опускал вниз снова и снова. Я чувствовал, как во мне разгорается красный жар вместе с какими-то чувствами, которых я не понимал. И мои способности сдерживаться были разрушены под тяжестью желания.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.