Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 38- Волны из свадеб и праздничных чудес

~*~Белла~*~

Я прекратила говорить, как только увидела щит «Добро пожаловать в Лас-Вегас». Эдвард пожевывал «укус змеи», бросая на меня косые взгляды, видимо, он пытался понять, что происходит в моей голове.

- Все нормально, я просто готовлюсь морально, - мягко сказала я, беря его руку и поднося её к губам. Я коснулась языком ладони, пробуя на вкус его кожу, наблюдая за тем, как дергается его челюсть

Я с нетерпением ждала этой недели. Конференция по модификации тела будет удивительной. Собственно, в детстве я практически не покидала Форкс, если не считать редкие визиты к Рене в Джэксонвилл. Поездка в Мехико должна была стать моим первым полетом куда-то далеко от дома. И сейчас я радовалась тому, что смогу заменить эти ужасные воспоминания чем-то хорошим, с участием Эдварда.

Последние сорок-восемь часов были очень насыщенными: довольно нервное Рождество, трудная первая половина поездки, и еще я оказалась совершенно не готова к тому, что мне будет так тяжело осознавать, куда и зачем мы направляемся. Хотя завтрак в «B&B» был по-своему интересен. Я почему-то вдруг почувствовала себя совершенно иной. Может быть, потому что мы находились не в нашей квартире, не в Чикаго, а может быть, по другой причине, но и Эдвард тоже вел себя иначе. Постоянная стена, которую он возводил вокруг себя, казалось, рухнула, и впечатление, которое он обычно производил на людей, теперь совершенно изменилось. Люди могли видеть только кончик его татуировки на шее, ну, и иногда на всеобщее обозрение из-под рукавов его черной рубашки показывались серебряные линии краски, которые приковывали к себе любопытные, но не осуждающие взгляды.

Он пробормотал, что любит меня, прямо мне в макушку, и до меня дошло, что он в первый раз обнажил свои чувства на публике. Это что-то изменило во мне, в нас, и я поняла, что мне необходимо рассказать ему о том, что боюсь, может оттолкнуть его от меня.

Я не удивилась, когда он попросил меня рассказать ему о себе, как только мы сели в машину, и я решилась, несмотря на боль, которую это могло причинить нам обоим. Я знала, что – хотя он и пытался держать лицо, пока я делилась с ним своим прошлым, - когда у него будет достаточно времени, чтобы все осознать, скорее всего, негативная реакция не заставит себя долго ждать. Надеюсь, в этот момент мы окажемся одни в нашей собственной комнате, и я сделаю для него все, что потребуется, чтобы уменьшить его боль.



Было таким облегчением раскрыть свою душу не только Лорану, но и человеку, чье мнение было для меня таким важным. Я хотела, чтобы он принял меня. Любовь к нему, а я очень сильно любила его, была порой болезненной, особенно потому, что я все еще держалась за Джейка, за все, кем он был и не был для меня.

С горько-сладким послевкусием мы въехали на стоянку «Bally’s» , припарковали автомобиль, выгрузили багаж и пошли к стойке регистрации. Эдвард вытащил черную кредитную карту, водительские права и паспорт. Он всегда показывал оба документа, удостоверяющих личность, когда использовал свою кредитку, и я не понимала, почему, пока не разглядела её. Это была даже не платиновая карта, как у меня, а что-то, скорее всего, на уровень выше.

- Я могу оплатить комнату, - предложила я, накрывая его руку своей, пока он клал пластик на стойку. Эдвард взглянул на меня, подняв бровь.

- Все уже сделано, Котенок, - он улыбнулся, наклонился ко мне и поцеловал макушку, а затем поднес мою руку к своим губам и провел ими по моим пальцам, нежно прижимаясь «укусом змеи» к моей коже. Да, вернуть Эдварду деньги – задача не из легких.

Я решила, что не буду давить на него по этому поводу, понимая, что, скорее всего, необходимость постоянно заботиться обо мне была связана с тестостероном или чем-то подобным. Мы покончили со всеми формальностями и направились в номер. Элис неплохо подготовилась: все наши комнаты находились рядом. Посыльный, или как его там называют, уже поднял наш багаж, поэтому все, что нам надо было занести, это лишь ТиКейТу в переноске и мою сумку.

Мы не пробыли в номере и двух минут, стоя обнявшись, пока ТиКейТу обнюхивала все вокруг нас, как раздался стук в дверь.

- Не обращай внимания, - пробормотал Эдвард. Его губы находились в районе моей шеи, он приоткрыл их, высунул язык и впился зубами в нежную кожу. Я толкнулась бедрами в его сторону, прижимаясь к нему, запутываясь руками в его волосах, и судорожно выдохнула.

- Это, наверное, Элис, - простонала я. – Она попросила, чтобы на мне не было никаких меток, ведь на свадьбе у меня будет высокая прическа. Хотя с другой стороны, ты можешь оставлять на моей шее любые отметины.

- Чертова Элис, - зарычал Эдвард, когда стук повторился. Эдвард встал на колени, расстегнул кнопку на моих джинсах и приспустил ткань так, чтобы он мог свободно скользнуть пальцем между моих влажных складочек.

- Эдвард, - простонала я, потому что Элис пыталась сломать дверь. Он нежно прикусил кожу чуть выше места, по которому скользил его палец, и резко втянул её ртом. Я еле сдержала крик, готовый вырваться из моей груди. Он выпустил меня с громким мокрым звуком и ласково поцеловал.

Поднявшись, он вынул пальцы из моих складочек и засунул их в рот, направляясь к двери и бормоча что-то по поводу «никакой возможности побыть наедине». Я как можно быстрее дрожащими руками постаралась натянуть и застегнуть джинсы до того, как он откроет дверь. С той стороны стояла Элис, с горящими глазами и ухмылкой на лице.

- Вы вошли сюда только пять минут назад и уже начали заниматься этим? Что, не натрахались в машине? – она вошла в комнату и обняла Эдварда, который закатил глаза, но приподнял её, подержал на весу несколько секунд и поставил на пол. – Как поездочка?

- Длинная, - ответил Эдвард, – но занимательная, - его глаза метнулись ко мне, и я без слов поняла, на что он намекает.

Элис кивнула и улыбнулась, подходя ко мне и прижимая меня к себе.

- Он выглядит усталым, - шепнула она мне. – У вас все нормально?

- Да, он устал. Поговорим позже, - прошептала я в ответ.

- Хотите вздремнуть? – спросила она, отстраняясь, глядя на Эдварда.

- Я спала в машине, - призналась я, чувствуя себя эгоисткой, потому что Эдварду пришлось рулить всю дорогу. Хотя понимала, что это было его собственное желание, ведь он вел машину намного быстрее меня.

- Да я в полном порядке, только не будите меня завтра с долбанным первым лучом солнца, - ответил Эдвард.

Элис оставила нас освежиться, отведя нам на это всего двадцать минут, которых хватило только на то, чтобы Эдвард быстренько смотался в душ, а я переоделась. Я зашла в ванную в одном нижнем белье. И он вышел из-за запотевшего стекла, со стояком и разочарованным видом.

- Я могу помочь тебе расслабиться, - я двинулась ему навстречу, когда он шагнул из душевой кабины, вытирая голову полотенцем и наблюдая, как между нами сокращается расстояние.

- У нас только десять минут, а я не расположен к пятиминутному перепиху, Белла, - его глаза потемнели, когда мои руки скользнули вниз по его мокрой груди, и пальцы обвили твердый член. Он простонал. – Это чертовски несправедливо, знаешь ли. Я не смогу довести тебя до оргазма за пять минут.

- Ты сделаешь это позже. Кроме того, думаю, что я уже испытала в два раза больше оргазмов с тех пор, как ты начал засовывать свой член в меня, - ответила я, используя его собственные слова с тех стародавних времен, когда мы еще не признались друг другу в собственных чувствах. – И, - пробормотала я, целуя его грудь, - я не планировала допускать тебя до своей киски. Я больше надеялась на то, что ты оттрахаешь мой рот.

- Божеблять, Белла, - резко выдохнул Эдвард, а я опустилась на колени, начав поглаживать губами головку члена, втягивая его ртом, не давая ему возможности спорить со мной. Да он и не стал. Эдвард офигивал от минета. Я давно поняла это и всегда старалась использовать данный факт для собственной выгоды. Кроме того, я знала, что, работая ртом, я могла заставить его кончить намного быстрее, особенно, если в этот момент смотрела ему прямо в глаза. Стоны становились более длинными и громкими, когда я поигрывала с его яйцами. И я использовала все это, пока Эдвард сжимал мой хвост своей рукой, нахмурив брови, пытаясь сдерживаться. Куда там?

Он проскрежетал громкое «Ебать», и его тело напряглось, дрожа от напряжения, потому что он пытался сдержаться и не вломиться в мой рот со всей дури, как, я уверена, он бы очень хотел. Я приняла его в себя настолько глубоко, насколько могла, проглатывая все, что он давал, тяжело дыша надо мной, и продолжала смотреть прямо ему в глаза.

- Господи, я чертовски сильно люблю тебя. Помни об этом. Не только за то, что ты делаешь со мной, или потому что ты каждый ебаный раз разрешаешь мне кончать в свой рот, хотя это определенно клево, - он притянул меня к себе и наклонился, чтобы поцеловать. – Я не могу поверить, что ты сказала это дерьмо, - пробормотал он.

- Какое дерьмо? – спросила я, улыбаясь, пока он целовал меня. Мне очень нравилось удивлять Эдварда, делать то, чего он от меня никак не ожидает.

- Про оттрахать твой рот, - мягко сказал он, лаская губами мою шею. – А сейчас мне нужно одеться. Не думаю, что Элис сюда вломится - чего она здесь не видела? И тебя видела голой, и меня, поскольку делала пирсинг на моем члене, но все же.

- Надо не забыть поблагодарить её за это, - улыбнулась я, ударив его по заднице, а затем выскользнула из его рук.

- Будь осторожна, Котенок. Я отыграюсь за всю эту хрень позже, - он постучал по своей голове, а я фыркнула: если Эдвард не занесет что-либо в телефон или не запишет, то прости, прощай: он никогда об этом не вспомнит.

Как и было обещано, Элис настойчиво застучала в нашу дверь ровно через двадцать секунд. На Эдварде были только боксеры, и он пытался натянуть джинсы, когда она вошла.

- Оу, выглядишь более расслабленным, - язвительно заметила она, глядя на Эдварда, переплетая свою руку с моей, пока я хватала свой балахон и сумочку.

- Я был бы еще более расслабленным, если бы мы не неслись куда-то, как ненормальные, - крикнул он нам вслед. Элис уже тащила меня к выходу.

- Джаспер дождется Эдварда, - пояснила Элис, вызывая лифт. – Все уже внизу, в казино. Мы решили дождаться вас и отправиться на обед, ладно?

- Прекрасно, - кивнула я, улыбаясь. Энтузиазм Элис был заразен.

Я была рада, что у нас есть в запасе еще пара дней до свадьбы. По плану в Новогоднюю ночь мы должны были отправиться в часовенку, а затем посетить Конференцию по модификации тел, на которую Элис купила билеты, когда они с Джаспером обручились. Эдвард рассказал мне немного об этом, пытаясь подготовить меня к некоторым экстремальным формам видоизменений тел, с которыми, как он был уверен, я еще не сталкивалась.

- А я смотрю, у вас все очень даже неплохо идет, - заметила Элис. Я кивнула, соглашаясь.

- Мы поговорили сегодня утром. Я рассказала ему про Джейка, про то, что привело меня в Чикаго, и что я чувствую по этому поводу, - я замолчала, ожидая её реакции. Она ободряюще мне улыбнулась, поэтому я продолжила: – Я попыталась объяснить ему, почему мне так тяжело. Он сказал, что все понимает, но мне кажется, что на самом деле, он в шоке, понимаешь? Такое впечатление, что я бросила его на растерзание волкам. Уверена, что он не показывает свои эмоции, потому что считает, что должен быть сильным. Вот такой вот он, хотя ты знаешь это лучше меня.

- Ммм, вряд ли лучше тебя, Белла. У тебя есть доступ к такому Эдварду, с которым никто из нас ни разу не встречался, хотя мы знакомы с ним не первый год, даже Эсме, которая заменила ему мать, не знала, что он может быть таким, - тихо сказала Элис, подергивая локон своих волос за ухом. – Не скажешь, что ты ему рассказала?

Лифт просигналил, что мы прибыли в казино, и Элис потянула меня наружу к огромному креслу. Мы прекрасно устроились на нем, потому что там хватило место нам обеим. Наша связь только стала сильнее с тех пор, как я попала в больницу. На данный момент Элис была самым близким мне человеком, практически сестрой.

Я пересказала ей наш разговор в машине, об отношениях с Джейком, о том, как поступила в аспирантуру и боялась сказать ему об этом, о том, что, встретив Эдварда, все равно бы влюбилась в него. Элис внимательно слушала меня.

- О, дорогая, - сказала она, когда я глубоко вздохнула, чтобы сдержать эмоции, не желая огорчать её или Эдварда. Это было время Элис, и мне не следовало нагружать её своим проблемами. – Нет ничего странного в том, что для тебя это так сложно. Я знаю, есть определенные клише, которыми многие всё измеряют, но на самом деле, для всего есть свои причины, Белла. Даже для таких ужасных вещей, которые случились с тобой и с Эдвардом, да с каждым из нас, - она остановилась, сжимая мою руку. – Все это свело вас вместе, и жить с таким неподъемным чувством вины из-за того, чего вы не можете контролировать, охуительно сложно. Я поняла, что ты думаешь, что встретила бы Эдварда в любом случае, но неужели ты уверена, что приехала бы в Чикаго, если бы не эта авиакатастрофа? Гипотетически да, но ты не знаешь наверняка. Никто не знает.

Я не ответила ей, не знала, что сказать, да ей и не нужно было никакого ответа. Элис закинула в мою голову семена сомнений. Я никогда не говорила с Лораном о том, что я в любом бы случае встретила Эдварда, это казалось неизбежным. Но теперь до меня дошло, что это всего лишь мои домыслы.

- С тобой все хорошо? - спросила она. – Извини, я не подумала о том, как тяжело это должно быть для тебя. Я уже давно не имела дела с последствиями того, что Аро сделал со мной. Просто стараюсь об этом не думать. А для тебя это невозможно, особенно из-за повода, по которому мы здесь собрались.

- Нет, все хорошо, я в норме, просто надо, чтобы все происходило постепенно, понимаешь? – мягко сказала я и улыбнулась ей. Элис кивнула.

- Эй, - голос Эдварда прервал наш разговор. Я подняла голову и увидела его, стоящего рядом с Джаспером. Я и не знала, как интимно выглядела наша поза: мы с Элис максимально близко придвинулись друг к другу. На нас заглядывались люди, особенно мужчины. Мы сидели в уголках кресла, держась за руки, наши колени соприкасались, одна нога Элис была закинута на мою. Хм, довольно откровенно. Эдвард поднял бровь и протянул мне руку.

– Все хорошо, Котенок? – спросил он.

Я крепко обняла Элис перед тем, как подняться, и она улыбнулась в ответ. Эдвард обвил руками мою талию, прижимаясь губами к татуированному плечу.

- Это чертовски горячо, знаешь ли, - сказал он.

- Что конкретно? – спросила я, отвлекаясь на ощущения его губ на моей коже и вид его открытых рук, потому что он надел майку с коротким рукавом.

- Это, - он провел носом по тонкой ткани на моем плече и снова поцеловал чернила. – И еще то, что на тебе синий бюстгальтер. Это тоже горячо.

- О, - выдохнула я, думая лишь о том, через сколько часов мы, наконец, останемся одни, с сумкой нижнего белья и игрушками.

Я провела небольшое исследование и нашла секс-шоп, в который планировала отправиться с девочками, чтобы прикупить пару вещей, которые помогут мне продвинуться в вопросе член-Эдварда-в-моей-заднице. Не думаю, что предложу ему сделать это здесь, но хочу как можно лучше подготовиться.

Джейк был довольно примитивен в вопросах секса, очень многие вещи, которые я бы хотела попробовать, просто отвергались им. Я бы могла списать это на неопытность, но мне было очевидно, что я всегда немного отклонялась от нормы: на самом деле, мне нужен был правильный человек, с которым я бы могла открыть и эту часть в себе, не чувствуя при этом себя ненормальной из-за своих желаний. Эдвард, возможно, делал все, что я видела в порно и намеревалась попробовать. Временами это немного напрягало, но, если уж на то пошло, я предпочла бы иметь дело с ним - опытным, открытым новому, чем с тем, кто постоянно перекрывает мне кислород.

Я поцеловала его в шею, и мы последовали за Элис и Джаспером в переполненное казино. Оно было огромным, мигающие огни и постоянный шум привлекали мое внимание. Рука Эдварда на моей талии, его губы в моих волосах или на моей щеке казались единственными постоянными вещами в этом мире.

Около бара мы обнаружили остальных. Эсме притянула меня к себе и заключила в крепкие объятья, словно мы расстались месяцы назад. Роуз также нежно обняла меня, радуюсь, что мы добрались сюда без происшествий.

Что-то изменилось в наших отношениях с Роуз с тех пор, как я выписалась из больницы. Но я поняла это только на Рождество. До этого я постоянно находилась в состоянии стресса и тревоги после всего пережитого по вине Джеймса, плюс, я слезала с лекарств, и многое происходило со мной как в тумане. А теперь я реально чувствовала напряжение в её теле, когда разговаривала с ней, и хотела бы знать, что произошло, почему она старается держаться от меня подальше.

Я понимала, что она отвратительно ощущает себя по поводу всей ситуации с Аро: Роуз знала Джеймса, но не осознавала связи между всеми нами. Но что же за всем этим стояло? Чем больше я думала об этом, тем больше боялась, что там скрывается гораздо больше, чем я могла себе представить. И не была уверена, что некоторые вещи из этой истории не станут моими новыми ночными кошмарами. Аро был ужасным человеком, он ведь практически уничтожил Эдварда и Элис, двух очень сильных людей.

Я пыталась не замечать этой очевидной дистанции между нами, потому что хотела, чтобы эта поездка была легкой и веселой, и мечтала стать Элис хорошим другом, сделать для нее то, чего она заслуживала.

Весь вечер мы провели в казино, бродя там, чтобы найти ресторан, в котором мы все согласимся поужинать. К тому времени, когда нам принесли еду, я была обессилена и четко понимала, что пройдет еще немало времени, пока я полностью восстановлюсь. Я чувствовала себя виноватой за то, что нарушила вечерние планы, а Эдвард напрочь отказался отпускать меня одну в номер.

- Почему бы тебе не спуститься обратно и не позависать со всеми? А я пока прикорну немножко. Я позвоню тебе, когда проснусь, и ты придешь и заберешь меня, или мы встретимся где-нибудь, - предложила я.

- Я в порядке, просто хочу спокойствия, посмотреть телик или кино, - ответил он, проводя пальцами по моим волосам, когда мы возвращались в комнату. – Кроме того, я еще не распаковал наши вещи, я же изойду на красные знамена, если оставлю все на завтра.

Я печально улыбнулась, понимая, что он не шутит. Эдвард даже спать не сможет с нераспакованными чемоданами. Он открыл дверь люкса, и ТиКейТу подняла голову с кровати. Она лежала на моем брошенном свитере. С секунду она смотрела на нас, а потом отвернулась, очевидно, обидевшись, что мы оставили её одну после полутора дней, проведенных в машине.

- Помочь? – предложила я, зевнув.

- Ммм, все нормально Котенок, ты очень устала, и будет лучше, если я сделаю это сам, хорошо? – он улыбнулся мне, будто извиняясь, и я понимающе кивнула.

Я сняла штаны и хотела бросить их на пол, но потом подумала, что не стоит. Эдвард и так уже был весь на нервах по поводу все-еще-нераспакованных-чемоданов. Я свернула их, подняла носки и другие вещи, которые разбросала по комнате, и положила их поверх своей сумки.

- И не распаковывай мои шмотки, у меня там сюрприз, - сказала я ему, улыбаясь и забираясь в кровать под его пристальным взглядом, одетая только в обтягивающую майку и трусы, белые, кружевныеcheekies , которые больше всего ему нравились, даже больше, чем тонги . Наверно, это было связано с тем, что он обожал видеть обнаженной нижнюю часть моей задницы, когда остальная была скрыта тканью.

Эдвард просто кивнул мне, поправляя штаны, а затем занялся делом. Я зарылась в одеяло и выключилась практически через минуту, слыша сквозь дрему шорох одежды. Проснувшись, я обнаружила себя лежащей в объятиях Эдварда, прижимающейся к его телу. Моя голова покоилась на его груди.

- Который час? – спросила я хриплым ото сна голосом.

- Всего десять, ты проспала только два часа, - Эдвард прижался губами к моей макушке, и я прильнула к нему еще ближе. – Я разложил твою одежду; ну, не мог я оставить её лежать в чемодане. Прости, - в его голосе звучал нежный извиняющийся шепот.

- Тогда ты видел все сюрпризы, которые я подготовила? – задала я вопрос.

Я была действительно немного расстроена, но не слишком. Я знала, что его бы с ума сводил мой нераспакованный чемодан, да и по правде говоря, я, скорее всего, запихнула бы все вещи комом в ящик, а потом постоянно бы рылась в нем, чтобы найти что-то нужное. Эдвард же, уверена, все аккуратно разложил по цветам и развесил на вешалки.

- Ммм, да, ты злишься на меня? – спросил он.

- Нет, но готовься к наказанию: я привяжу тебя к кровати и не разрешу прикасаться ко мне, пока буду трахать свою попку вибратором.

- Блять, Боже, - зашипел Эдвард, хватая мою задницу. – Надеюсь, ты сдержишь обещание.

- Думаю, уже, если не считать того, что ты не был привязан. Но мне кажется, что нам с тобой больше понравится, если привязанной буду я, - тихо сказала я, ложась бедрами на его ноги. Я знала, что он почувствует, какой я была влажной, и не хотела ничего больше, чем зависнуть над ним и втолкнуть его член в себя.

- Да, но я вряд ли буду трахать свою задницу, Котенок, - фыркнул Эдвард.

Я расхохоталась: это было не то, что я имела в виду, но Эдвард, как всегда, все перевернул. Когда до него, наконец-то, дошел смысл моих слов, он саркастически мне улыбнулся, а выражение его лица тут же изменилось.

- Ты сейчас серьезно? – спросил он, медленно поглаживая мой бок. Охватившая его дрожь продемонстрировала, как он был возбужден. И я улыбнулась.

- Ммм, да, но не сегодня, - кивнула я.

- Оу, хорошо, - он поцеловал мою макушку. – Тогда позже на этой неделе, или когда мы вернемся домой?

Я захихикала и кивнула, целуя прямо над его соском.

- Хорошо, да, отлично, - со стоном выдохнул он.

Какое-то время мы смотрели кино, а потом Эдвард заказал еду в номер, потому что очень проголодался. Я весила почти сорок восемь килограммов, чему Эдвард был чертовски рад, но переживал, что все эти волнения, связанные с грядущей свадьбой, приведут к потере аппетита, и я снова начну терять вес.

Он заказал мне огромную порцию мороженого с фруктами и сливками и смотрел, как я поедала его. Взгляд Эдварда метнулся с моих губ к пальцам, когда я взяла вишенку и, пососав её, положила себе в рот. Иногда его так легко было соблазнять.

- Эдвард, - я обратилась к нему, когда он переключился с меня на телевизор, по которому как раз рекламировали платный порно-канал.

- Да? – ответил он, не отрываясь от экрана.

- Ты заметил, что Роуз как-то по-другому со мной общается? Ты же помнишь, мы с ней были очень близкими подругами, а сейчас… это не так, - тихо сказала я. Я не знала, почему задаю ему этот вопрос. Может быть, надеялась, что он обсуждал это с Эмметтом, хотя была уверена в том, что о таком они точно не говорят друг с другом.

Эдвард замер, все его тело напряглось. Затем он расслабился, откинулся на спинку кровати и улыбнулся мне. Но эта улыбка выглядела очень натянутой.

- Мне кажется, что сейчас ей приходится справляться с огромным количеством всякой хрени, Белла. Я ведь тоже чувствовал себя невъебенно виноватым из-за того, что оставил тебя тем вечером дома одну, - он провел пальцем линию от моих бровей, к носу, а потом ниже, по губам. – Теперь-то, задним числом, я понимаю, что не должен был уходить, несмотря на то, что ты прогнала меня. Мне нужно было принять твой гнев, справиться со всем остальным дерьмом, которое бы ты вылила на меня. Я бы смог, но… Я просто не знаю… И когда я нашел тебя… Блять, - он взглянул на меня, его глаза заволокла пелена мучений и боли. Он погладил мою щеку. – Я почти потерял тебя из-за того, что я гребаный идиот.

Я ненавидела то, что он все еще винил себя за ту ночь, но в тоже время понимала его. Если бы да кабы – с ними так легко не распрощаешься.

- Думаю, что и для Роуз все это… Она понимает, что, если бы осталась в клубе… Но она ушла, и это был прямой удар по тебе, Котенок. Собственно, это всё. Но я знаю Аро, Белла. Я знаю, на что он способен, что он творил. Я также очень хорошо знаком с тем, что такое Джеймс, - он вздохнул и помотал головой, сводя брови и пожевывая «укус змеи». – Может, мне и не всё известно, но чувствую, что Роуз была вовлечена в делишки, которые, поверь мне, очень даже за гранью закона.

О чем он говорит? Я знала, что Эдвард когда-то участвовал во всей этой катавасии: помню, как Роуз застала нас, целующимися, и тогда он сказал ей, что Аро просто так не выпустит её из своих когтей. Я не понимала, что Эдвард имел в виду тогда, не понимала и сейчас.

- Аро никогда не держал девок, которые не трахаются за деньги, Белла, никогда. Не думаю, что он так уж сильно изменился, - он гладил мою щеку, улыбаясь с сочувствием.

- Ты же не веришь в то, что Роуз… - я помотала головой. – Но она же с Эмметтом…

- Это сейчас, но его с ней не было, когда она начинала работать в клубе. А потом, то, что они вместе, не значит, что Аро ей сказал: «Фигня, забудь о своих непосредственных обязанностях». Я знаю его, Белла. Хоть я и был постоянно обдолбан, но видел, что он делал. Черт, мне не стоило тебе этого рассказывать.

Я моргнула, помотав головой, пробуя осознать все то, что он сказал.

- Но она же учится в университете, она станет инженером, она – намного умнее, чем все это.

- Элис - тоже смышленая девчонка, но попалась в его сети. А я вообще долбаный гений, или был им. И Эмметт – умный парень. Только Джаспер, он – единственный, кто избежал этого дерьма, Белла. Подумай об этом. У меня были деньги родителей, которыми я оплачивал всю хрень. У меня в распоряжении находилась немереная туча акций, которые, если их по-умному разместить, что я позже и сделал, позволили бы мне уйти из салона и безбедно прожить всю свою жизнь. Я не знаю, как там у тебя с деньгами, но, скорее всего, так же, - он на секунду замолчал, чтобы поцеловать тыльную сторону моей ладони, одновременно скользя рукой под моей майкой, проводя пальцами по крошечным точкам шрамов на спине, оставшихся после аварии.

- Эмметт сейчас в порядке, хотя его положение существенно отличается от моего. Джаспер и Элис тоже, потому что его козел-дед оставил ему всё свое имущество после своей кончины, наверное, из чувства вины за годы, которые Джаспер терпел побои от своего отца. По крайней мере, я думаю, что именно это и есть причина его шрамов на теле. Но Роуз. Что ты знаешь о её семье? Я ничего, и Эмметт нифига не говорит. А уж он-то должен знать. Ведь он в своем уме, хоть и запал на нее, да и она, в общем-то, хороший человек, даже если иногда и бывает сучкой. Но там что-то точно есть, Белла, понимаешь? Она бы никогда не связалась с Аро, если бы ей не нужны были деньги или наркота. А у него было и то, и другое.

- Но я… - я даже не знала, что сказать, и сидела, уставившись на него, пытаясь осознать его слова, понять логику его заключений.

- Котенок, ей придется давать показания, как и мне, а может быть, и тебе. И ты услышишь море дерьма. Как бы я хотел, что бы этого не произошло. Думаю, что и она тоже. Ей придется говорить перед людьми, которых она любит, то, что она бы хотела скрыть… Думаю, она просто боится потерять друзей, потерять тебя, - мягко сказал он.

И я поняла, что, говоря о Роуз, он имел в виду себя, поэтому поставила тарелку с мороженым на столик и забралась ему на колени.

- Я буду любить тебя, независимо ни от чего. Всегда. Не важно, что ты делал до меня.

И после этого были только поцелуи и теплые прикосновения дрожащих рук. Он притянул меня к себе и перевернул нас так, чтобы его тело накрыло мое.

- Я просто офигительно люблю тебя, - пробормотал он, когда его рот нашел мои губы, и он нежно поцеловал меня. Его руки забрались под мою майку, его пальцы дрожали, мягко касаясь меня, как будто он боялся, что я в любой момент исчезну.

- Я не могу… Ты нужна мне, - тихо сказал он, его губы путешествовали по моей шее, моей груди. Он сел и стянул с меня майку и трусы, а потом сам быстро разделся и кинул одежду на пол. Его пальцы заскользили по моим икрам, бедрам, он нагнулся и начал целовать мой живот, ложбинку между грудок. Я запустила руки в его волосы и притянула к себе, чтобы наши губы встретились.

- Возьми меня, - выдохнула я со сладким стоном.

Он обнял ладонями мое лицо, устраиваясь между моими бедрами, и медленно, но напористо, вошел в меня. Это был неторопливый акт любви, полный слов нужды и обожания, произнесенных дрожащим шепотом от страха потери, которая пронзала его и пробегала по моей коже волнами жара и желания.

Я уснула в его руках. Эдвард крепко прижимал меня к себе, ни на секунду не ослабляя объятий.

~*~

Следующие несколько дней мы осматривали достопримечательности Вегаса. Как оказалось, мне было комфортней выходить на прогулки по утрам, днем спать, а вечером тусоваться. Эдвард всегда был рядом, игнорируя мои протесты.

В конце концов, я набралась смелости, чтобы поговорить с Роуз, и она подтвердила слова Эдварда, хотя ничего собственно и не рассказала. Она не вдавалась в детали. Почему она работала на Аро? Какие обстоятельства вынуждали ее? Ничего этого я так и не узнала. Но наш разговор каким-то образом уменьшил напряжение, возникшее между нами. И я была благодарна за это.

В ночь перед свадьбой у нас был девичник. Мы все собрались в её номере, смотрели фильмы, болтали. Никто не пил, несмотря на обычай. В какой-то момент, очень поздно ночью, постучав, в комнату вошел Эдвард, чтобы утащить меня к нам в номер. Хотя Элис и не была ярой последовательницей всех традиций, она хотела провести эту ночь с нами. Но как только за Эдвардом появился Джаспер, мы тут же были распиханы по своим местам. Не могу сказать, что это как-то нас разочаровало.

Итак, предновогоднее утро, день, когда Элис и Джаспер поженятся. Мы все пошли в SPA: девочки, чтобы сделать маникюр и педикюр, мальчики, чтобы получить хороший массаж. Эдвард переживал, и я знала, это не было связано со свадьбой, только со мной.

Я не видела Эдварда большую часть дня, и это оказалось труднее, чем я думала, особенно, если принимать во внимание, что мы все были очень заняты. Я продержалась все утро, но к обеду начала беситься и не хотела действовать всем на нервы. Элис запланировала для меня дневной сон, что практически довело меня до слез, но я списала это на свое нервозное состояние. Я была эмоционально возбуждена и волновалась, как переживу этот вечер.

Карлайл зашел ко мне после того, как я проснулась, и спросил, не стоит ли мне принять успокоительное. Наверное, он обсудил это с Эдвардом, который тоже был так взвинчен, что и ему бы не помешали лекарства. Я позвонила Эдварду по телефону, потому что он был нужен мне не меньше таблеток, чтобы я оставалась в настоящем, а не соскальзывала в темноту своего прошлого. Эдвард пришел и сам выдал мне пилюлю, которую я проглотила, сидя на стойке раковины, пока он обнимал меня, стоя между моих ног и прижимаясь губами к моим волосам.

- Я весь день волновался о тебе, - тихо сказал он.

- Ммм, - я прижалась лицом к его шее и глубоко вздохнула. – Я в порядке, сейчас уже лучше, - я гладила его руки. – Я постоянно напоминаю себе, что это день Элис, что сегодня все для нее. Это будут новые воспоминания, и, хотя они никогда не сотрут старые, но у меня появится что-то другое, не такое плохое.

Эдвард отклонился и обнял ладонями мое лицо. Было такое впечатление, что он собирается что-то сказать. Он улыбнулся, проводя пальцем туда-сюда по моей щеке:

- Ты чертовски смелая, ты знаешь об этом? – спросил он.

Я покачала головой, но он яростно закивал в ответ, прищурив глаза.

- Я смелая, потому что ты со мной, - прошептала я, прижимаясь к нему губами. – Я люблю тебя.

Он прижался ко мне бедрами и тихонько простонал, когда я обхватила ногами его талию.

- Как ты думаешь, сколько у нас времени до того, как кто-нибудь постучится в дверь? – спросила я.

- Не хватит на что-то серьезное, только на то, чтобы возбудить тебя, - прошептал он, извиняясь.

И в этот момент Элис постучала в дверь, проговорив сквозь нее:

- Все, Эдвард, двадцати минут вполне достаточно, чтобы скормить Белле таблетку. Она нужна мне.

Я вздохнула.

- Тогда позже, - и накрыла рукой его член. Потом соскользнула со стойки и направилась к двери.

- Мы сейчас выйдем, - громко крикнул Эдвард, хватая меня за талию и притягивая к себе. Одну руку он засунул мне в штаны, другую под майку и накрыл ею грудь. Его пальцы заскользили вдоль моих складочек, толкнулись внутрь и начали трахать меня в быстром темпе, пока его губы исследовали мои плечи, а зубы нежно покусывали кожу. Я выгнула спину, резко выдыхая, когда он вынул из меня пальцы также резко, как и засунул их.

- Продолжение следует, - соблазнительно пробормотал он и широко открыл дверь. – Она в твоем распоряжении, - ухмыльнулся Эдвард, и Элис закатила глаза.

- Боже, Эдвард, зачем ты делаешь это с ней? Не дай Бог, она будет беситься всю ночь, потому что ты оставил её неудовлетворенной. Позову-ка я сейчас Джаспера и скажу ему, чтобы не спускал с тебя глаз и не давал тебе подрочить. Потому что ты действительно заслуживаешь наказания. Вот и ходи со стояком весь день, - Элис тыкала пальцем в его грудь, говоря все это, прищурив глаза, пылая праведным гневом.

- Это она начала, - защищался Эдвард, указывая на меня.

- Вряд ли, - усмехнулась я. – Кто тут говорил, что хочет возбудить меня?

- Ты переиначиваешь мои слова… - Эдвард замолчал, поскольку Элис оттолкнула его с прохода.

Он улыбнулся мне, и я ухмыльнулась ему в ответ, чувствуя себя гораздо лучше, хотя таблетка еще не начала действовать. Элис закрыла за ним дверь и уставилась на меня, улыбаясь.

- Может быть, мне стоит оставить тебя на минутку? – захихикала она, указывая на мою киску. Я захохотала и помахала рукой, жестом показывая, что не стоит этого делать.

- У тебя свадьба через несколько часов, - сказала я.

- Знаю, Белла, и я так рада. Спасибо, что в этот день ты со мной, что ты – такой хороший друг, - она обняла меня. – Ты даже не представляешь, как много значишь для меня, для всех нас, как мы ценим, что ты возвращаешь Эдварда к жизни, - прошептала она.

Снова кто-то постучал, и в дверном проеме показалась голова Роуз.

- Господи, спасибо тебе, я уж испугалась, что здесь кто-то трахается, - улыбнулась она. – Девочки, нам пора, если мы хотим вовремя попасть к парикмахеру, а потом успеть вернуться, чтобы переодеться.

Элис, Роуз, Эсме и я забрались в такси, и Элис сказала водителю, куда ехать. Я чувствовала себя намного более расслабленной, чем ожидала, и надеялась, что сумею без особой боли пережить и свадьбу.

В прическу Элис были вплетены красные цветы и драгоценности. Волосы Роуз приподняли, и они ниспадали густыми крупными волнами. Эсме выглядела как кинозвезда пятидесятых. А мои волосы уложили так, чтобы они не закрывали спину.

Наши прически были готовы, визажисты наложили макияж, а поскольку я редко красилась, глаза, смотревшие на меня в отражении, стали огромными и незнакомыми.

После этого мы отправились в отель, где Элис заказала еду и напитки в номер. Девочки пили вино, а я содовую с лимоном. Эсме предложила позвонить Карлайлу и спросить его, можно ли мне сприцер (п.п. – напиток, состоящий из белого вина и содовой), но я отрицательно покачала головой. Зачем, когда в моей жизни происходило столько всего хорошего? Я больше не хочу рисковать своим здоровьем.

Роуз, Эсме и я оделись первыми, пока Элис наносила на себя лосьон. Она спросила нашего совета, какие трусы ей надеть, бюстгальтер ей не требовался, потому что платье было с корсетом. А мне пришлось использовать эту дебильную ленту-скотч, чтобы закрепить грудь на месте, потому что мое платье было с огромным вырезом на спине, чтобы было видно тату, и на груди. Когда мы были готовы, то помогли Элис надеть корсет и юбку.

- Элис, у меня вопрос, - сказала Роуз, завязывая корсет, пока я тянула шнуровку.

- Ммм? – рассеяно ответила Элис, разглядывая себя в зеркале.

- Не думаешь, что у Джаспера возникнут проблемы, когда настанет время снимать эту штуку? – Роуз покусывала внутреннюю сторону щеки, пытаясь сдержать улыбку

Элис посмотрела на нее в зеркале.

- Возможно, но это же будет весело.

- Заставь его развязывать корсет зубами, - сказала Эсме, расправляя юбку.

Мы все пораженно уставились на Эсме, которая, заметив, что стало тихо, посмотрела на нас.

- Что? Как будто вы не думали об этом. Я просто произнесла это вслух, - она улыбнулась и пожала плечами.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.