Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 15. Встреча супругов.



Вот, выкладываю главу, как и обещала. Только предупреждаю: главка маленькая, не особо интересная, а продолжение будет, скорее всего, не скоро: не раньше следующих выходных, а то и позже. Очень много работы. Так что без обид, ладно? ;) И я вполне пойму, если сей кусочек не вдохновит вас на отзывы. Так что с моей стороны тоже без обид :)
____________________________________________________________
На следующий день, когда Гермиона и Дамблдор были заняты размещением Грейнджеров в Норе, Снейп аппарировал к дверям родового замка Малфоев. Дверь ему открыл запуганный эльф, а в холле встретил Драко.

- Профессор? – он улыбнулся почти искренне, но довольно сдержанно. Молодой Малфой не скрывал своей симпатии к декану, но последнее время он чувствовал перемену отца в отношении к Снейпу и еще не знал, как ему следует реагировать. – Рад вас видеть. Только отца нет, а матушка плохо себя чувствует. Не знаю, сможет ли она с вами встретиться.

- Здравствуй, Драко, - Снейп мысленно порадовался отсутствию Малфоя-старшего. Сейчас он был нужен ему меньше всего. – Вообще-то я не к твоим родителям. Мне нужна одна редкая книга, и, кажется, я видел ее в вашей библиотеке. Полагаю, в отсутствие Люциуса ты, как хозяин, можешь позволить мне посмотреть ее?

- Конечно, - было видно, что парень расслабился. Он знал Северуса с детства и очень надеялся, что отец с ним не поссорится. А сейчас, когда его не было, он и вовсе не хотел обижать своей холодностью профессора. В конце концов, ему нужна всего лишь книга. – А что за книга? – заинтересованно спросил он, поднимаясь вместе со Снейпом по широкой лестнице. Библиотека находилась на третьем этаже. – Что-нибудь связанное с зельями?

- Нет, - Снейп заколебался. – Скорее, это имеет отношение к одному древнему темному заклинанию. Я сейчас исследую возможности его использования и меры защиты.

- Когда Темный Лорд победит, вы, как его верный сторонник, сможете сами выбирать, какие предметы вести, - серьезно сказал Драко. – Жаль, я уже не увижу вас преподавателем по ЗОТИ, пока буду студентом.

Снейп невольно улыбнулся парню. Драко, конечно, был далек от совершенства: осторожный (до откровенной трусости) и не слишком серьезный от рождения, он был еще больше испорчен своим отцом, который привил ему наглость, надменность и чувство собственного превосходства над всеми. И все же к Снейпу мальчик всегда относился с теплотой, если это слово вообще можно было применить к Малфоям. Северус подумал, что его еще вполне можно образумить, если война не затянется и Драко не успеет принять Метку. Фанатом магглорожденных он едва ли станет, но он еще сможет понять, что позиция Лорда и Люциуса неверна. Вот только как к нему подступиться? Северус не имел права на ошибку.

- Спасибо, Драко. Думаю, когда Лорд победит, мы введем в Хогвартсе Темные Искусства вместо ЗОТИ, - он краем глаза наблюдал, как хмыкнул мальчик, останавливаясь на площадке третьего этажа у входа в длинный темный коридор. Очевидно, дальше хозяин провожать его не собирался.

- Не уверен, что Дамблдор пойдет на это, - беспечно заявил Малфой.

- Драко, - вкрадчиво произнес Снейп, пристально глядя ему в глаза, - если Лорд победит, у Хогвартса будет новый директор, потому что Дамблдора просто не будет в живых.

Где-то в глубине глаз блондина промелькнула едва заметная тень. Северус пока не знал, что она означает, но убедился: Драко еще не совсем потерян. Заносчивым ублюдком он останется, скорее всего, навсегда, а вот убийцей может и не стать.

- Да, конечно, - на этот раз улыбка парня была очевидно натянутой. – Простите, профессор Снейп, но мне еще нужно закончить домашнее задание. Вы же помните, где библиотека?

- Да, Драко, спасибо. Я найду дорогу, - Северус кивнул ему. Мальчик развернулся и снова зашагал по лестнице. Его комната была на четвертом. Зельевар какое-то время смотрел на его неестественно прямую спину, а потом в своей обычной манере стремительно полетел по мрачному коридору.

Северус всегда удивлялся, почему именно в этом переходе факелы висят так далеко друг от друга, из-за чего большую часть пути приходилось идти в полумраке. Но сейчас его мысли занимали другие вопросы.

С тех пор, как он узнал, какие чары Долор наложила на Гермиону, ему не давало покоя одно подозрение. Он снова и снова обращался к старинным трактатам, но они лишь описывали заклинание и его последствия, некоторые способы защиты, но не механизм чар. Книги ссылались одна на другую, Северус искал их, перелистывал, некоторые оказывались на немецком или французском, другие – на латыни или древнегреческом, но он стойко продирался сквозь дебри витиеватых фраз, ища одну единственную, которая ответит на его вопрос. Ему давно было пора предположить, что ответ этот, скорее всего, отрицательный, раз нигде даже не упоминается об этой стороне заклинания, но ему слишком хотелось верить в то, что он прав. Он так устал от этой войны! И он жаждал ее окончания, как никто. При этом еще недавно ему было не так важно, как именно она закончится. Иногда он был согласен, чтобы она закончилась хотя бы для него лично. Но вчера все изменилось.

Вчера он понял, что вся его жизнь изменилась. Хотя бы потому, что теперь у этой жизни был смысл. Или, вернее, несколько больший смысл, чем просто исправление ошибок и замаливание своих грехов. У него появилась надежда, у него появились мечты (хотя он настойчиво запрещал себе мечтать, они все равно вырывались из-под его контроля). Гермиона Грейнджер одним простым действием дала ему все и сразу. Просто поцеловав его. Просто полюбив его.

«Полюбив» - вы только посмотрите на него! Тоже мне Ромео! – гадко усмехался внутренний голос. – Великое дело: ученица втюрилась в учителя. Как будто это в первый раз. А Локхарт? В него она тоже была влюблена, и сколько это продлилось?»

«Сколько бы это ни продлилось, я на все согласен, - мрачно отвечал ему Снейп. – Я буду рядом с ней, пока я ей нужен. Я буду поблизости, когда я ей надоем. Но теперь мне никогда не будет так тоскливо, как раньше. У меня останутся воспоминания».

«Ну-ну, - насмешливо тянул внутренний голос. – А ты уверен, что теперь, когда ты знаешь, как это, когда тебя кто-то любит, ты сможешь жить, лишившись этого?».

«Даже если и не смогу, - медленно проговаривал про себя Снейп, - я не смогу сейчас сам отказаться от этого. В любом случае, Гермиона больше никогда не будет мне чужой. И я больше не буду для нее чужим... И, может, я смогу стать таким, каким она захочет меня видеть. Тогда она останется со мной. Я могу измениться, если очень постараюсь. Даже если мне всю оставшуюся жизнь придется пить Всесущное зелье с волосами Локхарта. Могу попытаться вести себя иначе. Проклятье! Я даже с Поттером готов подружиться, если это будет нужно!»

«Ты никогда не будешь ее достоин», - шептал голос.

«Это ей решать», - убеждал себя Снейп.

Погрузившись в подобные мысли, Северус не заметил, что в коридоре воцарился не просто полумрак, а настоящая тьма. Он всегда хорошо видел и ориентировался в темноте, поэтому не испытал резкого дискомфорта. Зельевар насторожился только тогда, когда услышал тихий шорох за спиной. Палочка скользнула в руку, но в спину уже ударило проклятие, которое кто-то послал абсолютно беззвучно.

Снейп рухнул на пол, лицом вниз, полностью теряя ориентацию. Он только смог осознать, что кто-то перевернул его на спину, а потом уселся сверху. Глаза мужчины еще не были в состоянии сфокусироваться на чем-то, но чуткий нос уловил приближение едва уловимого чужого запаха. На лицо ему упали тяжелые, но очень мягкие волосы, пахнущие почему-то хвоей, а губ коснулся влажный, жесткий и требовательный рот. К Северусу вернулись ощущения его тела, и он понял, что чьи-то руки упираются ему в грудь.

Очевидно, губам надоело действие, на которое он никак не реагировал, потому что они неожиданно резко отстранились и сместились к его уху. Мелодичный женский голос чуть ли не пропел:

- Ну здравствуй, милый. Как поживаешь?

- Долор, - выдохнул Снейп, стараясь сохранить самообладание. Однако это было не просто, учитывая, что он не мог пошевелиться, а на нем сверху сидела сумасшедшая, которая давно мечтала напиться его крови.

- Скучал по мне, дорогой? – даже в ее интонациях были слышны нотки безумия.

- Сама как думаешь? – саркастично поинтересовался Северус, наконец фокусируя на ней взгляд. В темноте было плохо видно, но он заметил, что ее шикарное тело осталось при ней, волосы все также волной струятся по плечам, а глаза горят.

- Сомневаюсь, - она хихикнула. – Помнится, твоими последними словами в мой адрес были «Авада Кедавра».

- А ты хорошо прыгаешь в море со скалы, - заметил он. – Я очень надеялся, что ты умерла.

- А я очень надеялась, что тебя отдадут дементорам, - в тон ему заметила женщина, проводя острым ноготком по его скуле. – Но мне всегда не везло. С тех пор, как я вышла за тебя замуж! – неожиданно резко закончила она, до крови царапая его лицо. Северус только поморщился.

- Насколько я помню, я на этом не настаивал, - сухо заметил он. – Чего ты хочешь? – глупый вопрос, он сам это знал, но Снейп ничего не мог с собой поделать. Эта женщина и сейчас выводила его из себя.

- Хочу заставить тебя заплатить, - спокойно сообщила она, подцепляя пальчиком капельку его крови и облизывая его.

- Ты первая пыталась меня убить, - напомнил он.

- Потому что ты убил моего ребенка! – выкрикнула она. Снейп вздрогнул: в этой фразе было столько боли! Он никогда бы не подумал, что она может испытывать что-то подобное. – Я не думала, что ты способен на такое. Убить еще не родившееся существо, которое даже защищаться не может. Зачем ты это сделал? – она почти рычала, спрашивая это. Северус чувствовал себя ужасно. Тогда это казалось ему единственно возможным решением. Сейчас… Сейчас он не был в этом так уверен.

- Мне не нужен был этот ребенок, - холодно отрезал он.

- О, поверь, я не стала бы слишком часто взывать к твоим отцовским чувствам, - она горько усмехнулась. – Я бы дала этому ребенку всю любовь, которая ему потребовалась бы. Неужели ты не понимал, как это было важно для меня? Как мне нужен был кто-то одной крови со мной?

- Я не думал, что ты мечтала стать матерью, - насмешливо произнес Снейп, хотя подобный тон разговора давался ему нелегко. – Я думал, твое призвание забирать жизнь, а не давать ее.

- Я ждала этого ребенка! Ты никогда не дорожил своей семьей, тебе не понять, как важно не быть в этом мире одной. Семья – это все, Снейп! Только кровь имеет значение! Только кровь не предает! Этот ребенок был бы частицей меня, продолжением рода!

- Так что ж ты не завела другого? У тебя была куча времени.
Она снова наклонилась к нему, прошипев на ухо:

- Ублюдок, твое зелье, которым ты спровоцировал выкидыш, сделало меня бесплодной. Неужели ты не знал, что искусственное прерывание первой беременности часто ведет к неспособности к деторождению? Как ты мог так со мной поступить, Снейп? Что я тебе такого сделала? Мы служили одному господину, мы оба выполняли его приказ, вступая в брак. Я ни в чем не была перед тобой виновата. За что, Снейп? За что?

- Этот ребенок не был бы нашим, Долор, - уже мягче произнес Северус, чувствуя свою вину перед ней. – Это была селекция, понимаешь? Лорд просто создавал для себя новую армию, новых последователей. У этих детей не было ни будущего, ни выбора. За них все решили. Они просто рабы, к которым и Империус не нужно применять. Это у них в голове, в их душе. Лорд забрал бы твоего ребенка себе.

- Никогда! – выкрикнула женщина. – Я бы не позволила, я бы защитила своего ребенка. Темный Лорд – всего лишь психопат-извращенец, он мне не противник. Он хороший союзник, но я его сильнее.

- Я не мог допустить рождение этого ребенка, - бесцветно произнес Снейп. Он много лет абстрагировался от своего отцовства, даже в мыслях не называя «этого ребенка» своим.

- Чем бы он тебе помешал? – недоумевала женщина. В ее голосе слышалась горечь.

- Я не хотел, чтобы Лорд привязал меня к себе еще сильнее, чем он это уже сделал, - тихо объяснил он. – Метки было вполне достаточно.

- Негодяй, - прошипела Долор. – Сволочь и ублюдок! Ты хоть о ком-нибудь в своей жизни, кроме себя, думал? Молчишь? Подумай своими идиотскими, пропитанными зельями мозгами: какая женщина в здравом уме рискнет рожать от тебя, урода, ребенка? Знаешь, с той частотой, что ты посещал мою спальню, я могла ждать ребенка еще лет двадцать, а то и больше. Понимаешь, к чему я веду?

- У тебя был любовник? – медленно произнес Снейп. – И это был не мой ребенок, - от этой новости он одновременно испытал облегчение и еще большее чувство вины. Облегчение оттого, что он убил не своего ребенка. Чувство вины потому, что это убийство оказалось бессмысленным. – Я не знал этого, Долор. Мне очень жаль. Наверное, нам стоило быть откровенней друг с другом…

- Тебе жаль? – со страшными интонациями в голосе переспросила женщина, игнорируя его последнюю фразу. – О, тебе будет еще больше жаль, потому что я вернулась не для того, чтобы лизать сапоги этому психованному уроду. Я вернулась, чтобы отомстить тебе. Ты поймешь, что я чувствовала. Я заставлю тебя понять.

- Просто убей меня, если тебе полегчает, - предложил Северус, уже догадываясь, что так легко он не отделается.

- Убить тебя? И избавить от страданий? Ты слишком хорошего мнения обо мне, милый. Я не это для тебя приготовила.

- А что же?

- Ты узнаешь, что такое потерять то единственное, что тебе дорого, - Снейп внутренне напрягся от этих слов, но внешне постарался остаться невозмутимым.

- Считаешь, что у меня есть привязанности? – насмешливо поинтересовался он.

- У всех они есть, - Долор сверкнула глазами. – Даже у такой ледышки, как ты. И я найду этого человека, будь то женщина или мужчина, старик или ребенок. Я найду его. И заберу у тебя, как ты забрал моего ребенка. А тебя я не убью, и не надейся. Ты останешься жить с чувством вины и в одиночестве. И не делай вид, что тебе все равно, - она приблизила свое лицо к его лицу и лизнула щеку. – Я чувствую твой страх, чувствую его едва уловимый запах и вкус. Ты боишься за кого-то. И я узнаю, кто это.

- Лучше тебе не становиться у меня на пути, Долор, - отрывисто произнес Северус. – Я убью тебя раньше, чем ты причинишь вред хоть кому-то.

- Посмотрим…

С этим словом она оттолкнулась от земли, вставая на ноги, и растворилась в темноте коридора.

Снейп не сразу смог подняться. Действие заклятия уже прошло, но его сковал страх. Страх за девочку с непослушными каштановыми волосами, которая была единственной его привязанностью. Если бы Долор только знала, что совсем недавно была так близка к своей цели!

Усилием воли зельевар загнал страх поглубже в себя и поднялся с холодного пола. Еще пара глубоких вдохов, и он продолжил свой путь в библиотеку. Там он наконец нашел искомый фолиант. А еще через час он нашел в этой книге ответ на свой вопрос.

Ответ был положительным.

***

Драко Малфой закрыл за собой дверь своей комнаты на четверть часа позже, чем планировал. Прислонившись к холодному дереву, он судорожно вздохнул и осел на пол. Ему было о чем подумать. Когда четверть часа назад он расстался с профессором Снейпом, его мир был ясен и прозрачен. Сейчас он рассыпался на куски.

На полпути в свою комнату он внезапно вспомнил, что у него возникло несколько вопросов по домашнему заданию по зельям. Решив воспользоваться тем, что профессор Снейп здесь, он пошел за ним следом. Мальчик был уверен, что учитель не откажет ему в помощи.

Однако все пошло не так. Внезапно все факелы в коридоре, ведущем в библиотеку, погасли. Парень замер, прислушиваясь: в отличие от Северуса он моментально слеп в темноте. Услышав звук падающего тела, Драко поспешил в том направлении, боясь, что его декан споткнулся. Но через несколько шагов он замер, услышав женский голос. И профессор, очевидно, знал женщину. Молодой Малфой тоже сразу догадался, кто это: эта женщина уже несколько месяцев жила у них дома. Прижавшись к стене, мальчик подслушал весь разговор от начала и до конца.

И вот теперь он сидел у двери в свою комнату, спрятав лицо в ладонях, а его мысли беспорядочно метались в голове. Он не был глуп, хотя и звезд с неба не хватал. Он думал о том, что услышал из уст своего декана и как это теперь изменит его жизнь.

«Это была селекция, понимаешь? Лорд просто создавал для себя новую армию, новых последователей. У этих детей не было ни будущего, ни выбора. За них все решили. Они просто рабы, к которым и Империус не нужно применять. Это у них в голове, в их душе…» - фраза крутилась в голове снова и снова.

Его с детства воспитывали в презрении к магглам и магглорожденным, в поклонении отцу и его взглядам, а со временем заставили поверить в силу и величие Лорда. Это делали осторожно. В основном после того, как Лорд возродился. И Драко верил. Верил, что магглорожденные волшебники – люди второго сорта. Верил, что отец умен и непогрешим. Верил, что Лорд могущественен и велик. Он никогда не сомневался в этом. До этого момента.

Потому что если чему его отец и научил, так это нежеланию быть чьим-либо рабом.






©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.