Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 7. Похищение с возвращением.



Все вернулось на свои места. Вернее, на свои места вернулись Гарри и Снейп. Студенты снова вздрогнули, так как грозный профессор зельеварения «выздоровел», вернулся к обязанностям декана и снова стал шипеть, плеваться ядом, снимать баллы и кружить по классу как гигантская летучая мышь.

Гарри Поттер тоже стал больше похож на себя: исчезла надменная холодность, которая сопровождала его целый месяц после падения с метлы, он стал живее и первое, что сделал, «придя в себя», это помирился с Джинни. Вернее, это первое, что он наметил сделать. А потом он выяснил, что дуется на него не один Уизли, а сразу два. Положение прояснила Гермиона, краснея, заикаясь и стараясь при этом сохранить лицо. В ее трактовке события выглядели примерно так: профессор Снейп, пребывая в образе Гарри, неверно истолковал их с Гермионой отношения. Желая соответствовать принятой на себя роли, он поцеловал Гермиону, чем вызвал у нее подозрения, которые подтвердились наличием Черной Метки, и профессору пришлось «расколоться». К несчастью, весьма обидчивый профессор разозлился на какую-то невинную шутку Гермионы. Та, опасаясь его мести, попыталась сделать ему комплимент («Не смейся, - напряженно ответила она, когда поняла, что Гарри еле сдерживает хохот, - что в голову первое пришло, то и ляпнула»). Нечаянным свидетелем этого стал Рон, который пришел в бешенство. Гарри выслушал историю до конца, произнес что-то похожее на: «Ну да, ну да!», и вместе с Гермионой пошел объясняться с обоими Уизли. Было решено, что им можно рассказать о подмене.

Брат и сестра выслушали их в гробовом молчании (после того, как Гермиона наложила чары на двери гриффиндорской гостиной, чтобы они не могли сбежать, и никто другой не смог ни войти, ни подслушать). Через несколько минут объяснений Рон оказался вполне доволен тем фактом, что на самом деле дал по морде Снейпу, о чем мечтал, наверное, с первого класса, а к Джинни Гарри применил старый как мир, но от этого не менее эффективный мужской способ мириться: обиделся сам. На то, что она не смогла заметить подмену. Джинни смутилась, но оправдываться словами «Но он так здорово целовался, что я даже не размышляла: нечем было» не стала. В результате, мир был восстановлен, и в Гриффиндор пришел покой. Остальные студенты факультета были так обрадованы воссоединением Гриффиндорской-Троицы-Которая-Давно-Уже-Стала-Четверкой, что не стали задавать лишних вопросов.

Короче, практически все было на высоте. За исключением двух фактов: во-первых, в конце недели Гарри должен был похитить Волдеморт, во-вторых, на собрании Ордена так и не было решено, как же из этого выпутается профессор Снейп. Последний, убедившись, что он будет играть только свою роль, счел это своей проблемой, которую решать предстояло ему. Однако у Гермионы было свое мнение на этот счет. Поэтому в среду после занятий она отправилась в подземелья, уговорив Гарри составить ей компанию. Профессора они нашли в классе зельеделия: он наводил порядок. С помощью магии, естественно.

Постучавшись, парочка просунула головы в дверь.

- Можно, профессор? – спросила Гермиона, которая теперь чувствовала себя несколько увереннее в обществе Снейпа.

- Мисс Грейнджер, мистер Поттер? – в тоне Снейпа сквозило удивление. – Я разве назначал вам взыскание?

- Нет, профессор, но мы хотели поговорить с вами насчет субботы, - набравшись смелости, отчеканил Гарри.

- Входите, - недовольно буркнул Северус. – Следуйте за мной.

Он провел их в смежную комнату: в свой рабочий кабинет. Небрежно кивнув на кресла посетителей, он сам уселся за стол, заваленный пергаментами. Удостоив студентов одним из своих самых убийственных взглядов, он с издевкой поинтересовался:

- Итак, что же такое важное позволило вам набраться смелости и наглости потревожить меня? – он говорил как всегда отрывисто, выделяя интонацией слова «смелость» и «наглость», и Гермиона некстати задумалась о том, что во время его пребывания в облике Гарри ему удавалось избегать этого.

«Интересно, - подумала девушка, - когда он больше играл: тогда или сейчас?»

- Мы хотели спросить, как вы собираетесь вручить мне портключ, чтобы при этом избежать негативных последствий для себя? - выпалил Гарри, словно кидаясь вниз головой в пропасть.

- Вас так волнует моя судьба, мистер Поттер? – Снейп удивленно приподнял бровь.

- Это не меня, это Гермиону, - тут же перевел стрелки Гарри, за что получил гневный взгляд от обозначенной особы.

- Вот как, мисс Грейнджер, - Снейп перевел насмешливый взгляд на Гермиону, хотя внутри что-то непривычно кольнуло, разлившись странным теплом. – Все играете в гриффиндорское благородство?

- Всего лишь интересуюсь, - Гермиона насупилась.

- К сожалению, не могу удовлетворить ваше любопытство, - холодно ответил Северус.

- Почему? – тут же спросил Поттер.
Пришло время Снейпа сердито сдвинуть брови.

- Еще не решил, - почему-то буркнул он, хотя собирался выгнать наглецов.

- Может, вам правда симулировать Империус, - предположила Грейнджер.

- Министерство и авроры не очень-то любят в это верить, - опасно шелковым голосом ответил Снейп, метнув в нее гневный взгляд. – Особенно со слов человека, носящего на себе Метку.

- Но ведь Дамблдор может им все объяснить. Ну, о том, что вы шпион, - брякнул Поттер, чем заслужил сравнимый по своей убийственной силе с Авадой взгляд.

- Это чтобы меня наверняка убил Темный Лорд, когда какой-нибудь его шпион в Министерстве ему об этом сообщит? Браво, мистер Поттер, вы просто блещете гениальными идеями сегодня.

- А как-нибудь иначе Дамблдор не сможет вам помочь? Ну, там, поручиться или еще что… - несмело предположила Гермиона.

Снейп устало покачал головой. «Зачем я вообще все это терплю? Это просто бред какой-то, даже в страшном сне мне не могло такое привидеться: обсуждать свои будущие действия со студентами. К тому же гриффиндорцами. Почему я до сих пор их не выгнал?»

«Потому что тебе до чертиков приятна ее обеспокоенность за твою судьбу, - тут же поторопился просветить его внутренний голос. - Ты готов сидеть здесь часами и слушать их бредовые мысли просто потому, что так ты чувствуешь ее заботу. И каковы бы ни были ее мотивы, тебе от этого самым примитивным образом хорошо, идиот ты старый».

- Он уже столько раз ручался за меня, - он откинулся на спинку кресла, прикрывая глаза и на несколько секунд теряя бдительность. – Дементоры так часто жаждали поцелуя со мной, что я сбился со счета.

Гарри и Гермиона переглянулись. И, как ни странно, тревога была в глазах обоих.

- Сэр, - обратился к Снейпу Гарри, и тот, снова открыв глаза, перебил его:

- Поттер, что с вами сегодня? «Профессор», «сэр»… У вас что, прояснение сознания? Внезапно вспомнили, кем я являюсь?

- Нет, - огрызнулся Гарри, - на несколько секунд забыл.

- Вот это уже ближе к теме, - пробормотал Снейп, подаваясь вперед и складывая руки на столе перед собой. – Так какая еще светлая мысль посетила вашу героическую голову с легендарным шрамом?

От такого сарказма Гарри очень захотелось дать ему по морде. Сжав кулаки, он, с трудом контролируя свой голос, продолжил прерванную ранее мысль:

- Я подумал о Заклятии Подвластия: что если наложить его на кого-то, кто в глазах Министерства и авроров будет более благонадежен? На кого-то, кого, во-первых, не шлепнут на месте от избытка чувств, а во-вторых, не упекут в Азкабан, потому что его словам о заклятии поверят сразу.

- Хочу вам напомнить, Поттер, что Империус – Непростительное заклятие…

- Но если этот человек даст свое согласие? – Поттеру так понравилась эта идея, что он готов был ее отстаивать, не задумываясь о том, кем может быть таинственный «некто».

- То есть, он должен быть в курсе?

- Да.

- В это посвящены только члены Ордена. Вы хотите, чтобы я наложил Заклятие Подвластия на кого-то из них, кто сам на это согласится? На кого? На Блэка, быть может? Или МакГонагал? На самого Дамблдора? Да кто поверит, что такие колдуны поддались заклятию? Блэка вашего сразу упекут обратно в Азкабан, не то чтобы я был особо против, но едва ли он даст согласие. На Муди? Бред! На Молли? На Артура?

- На меня, - спокойно сообщила Гермиона, выдерживая пронзительный взгляд Снейпа, которым тот ее одарил. – Это идеальный вариант: я студентка, я не имею опыта противостояния проклятию, никто ни в чем меня не заподозрит, если я подойду к Гарри. И убивать меня сразу не станут. И можно быть уверенными, что весь преподавательский состав за меня поручится, и Метки у меня нет.

Снейп недовольно поджал губы, молчаливо признавая неоспоримость доводов. Она действительно лучшая кандидатура, и он сам бы давно об этом подумал, если бы не его не к месту возникшая привязанность к девчонке. Меньше всего ему хотелось накладывать на нее Непростительное. Он скользнул взглядом по ее решительному выражению лица, хрупким плечам, сжатым на коленях кулакам. «Может, сделать все то же самое, но не с ней, а с Уизли… с любым», - подумал он, но это расширяло круг посвященных, чего не стоило делать.

- На это мне нечего возразить, - сдался он. – Хотя мне противна мысль, что я вас подставляю, - добавил он и только по ее удивленному лицу понял, что сказал это вслух. – Еще какие-то не обсужденные вопросы?

- Зеркала, - тут же кивнула она. – Я могу их зачаровать и…

- Нет! – рявкнул он так неожиданно, что оба гриффиндорца вздрогнули. – Вы ничего не будете зачаровывать, мисс Грейнджер, - уже спокойнее продолжил он, но его голос на этот раз шипел. – Темный маг здесь я, а не вы. Так что позвольте мне самому проводить обряды. Полагаю, конечным пунктом стоит сделать одно из зеркал в доме Блэка. Это логично и не вызовет подозрений. А вот входом должно быть какое-нибудь маленькое карманное зеркало, которое можно все время носить с собой. Поттер, у вас есть такое?

- Откуда? – оскорбился Гарри.

Гермиона же скользнула рукой в карман мантии и вытащила маленькое зеркальце, когда-то подаренное Роном. Оно было простым и дешевым: Рон не мог позволить себе делать дорогие подарки. Но у него хватило денег сделать на зеркале гравировку: две крохотные буквы «Г.Г.» были почти незаметны, но придавали зеркалу индивидуальность, превращая подарок из просто дешевого в очень милый. Девушка протянула зеркало Снейпу.

- Такое подойдет?

Снейп покрутил зеркало в руках. Он особо не присматривался, да и имел слишком плохое зрение, чтобы легко заметить гравировку. Поэтому он решил, что зеркало очень даже подходит, о чем и сообщил студентам.

- Я отдам вам его в пятницу, - сообщил он таким тоном, который явно давал понять, что аудиенция окончена.

Гарри и Гермиона особо и не настаивали на продолжении, поэтому быстро ретировались.

***

Суббота наступила даже быстрее, чем можно было ожидать. Обычно пребывая в состоянии радостного предвкушения перед походом в Хогсмит, в этот раз Гарри был более чем напряжен. На вопросы товарищей он отвечал односложно, все время крепко сжимал руку Джинни, от чего последняя болезненно морщилась. И только один человек понимал, в чем дело.

Гермиона была не менее напряжена. В пятницу, когда профессор Снейп вручил ей зеркало для Гарри, они договорились, что девушка немного задержится и отправится к выходу одна.

Сейчас, идя по пустому коридору, она с трудом могла унять дрожь.

«Герми, это глупо, - твердила она сама себе. – Ты ведь знаешь, что должно произойти, ты сама на это согласилась. Империус – не круциатус, это не больно. К тому же, на тебя его уже однажды накладывали…»

Ее мысли внезапно прервались, вытесненные чужой волей. Она даже не услышала заклятия (Снейп был достаточно осторожен, чтобы наложить его беззвучно). Все, о чем она теперь могла думать, это данная ей команда: отдать Гарри портключ до 12.45.

Никогда еще жизнь не казалась Гермионе такой простой и ясной. Все, чего она хотела, все, что было ей нужно, - это отдать Гарри маленькую фигурку – шахматного коня.

Она шла по коридорам, приближаясь к шумной толпе, а в голове крутилась только одна мысль. Никаких вопросов, на все один ответ. И так это было здорово, никогда она еще не ощущала такой свободы: просто идти, вслушиваясь в глухое эхо чудесного голоса, все повторявшего: «Поттер. Портключ. 12.45».

Гарри увидел Гермиону и помахал ей, она приветственно улыбнулась в ответ. «Неужели ее не заколдовали? Что случилось? Она не выглядит, как человек под заклятием». И только когда она подошла вплотную, он заметил, что ее глаза словно заволокло дымкой. Он заставил себя улыбнуться, как ни в чем не бывало.

- Ну что, Герми, собралась, копуша? – довольно громко и непринужденно спросил он.

- Да. Вот, смотри, что у меня есть, - она протянула ему фигурку.

Гарри только слегка вздрогнул, хотя внутри у него все похолодело. Внутренний голос в отчаянии прокричал: «Нет!!!», но Поттер протянул руку. Голос его лишь слегка дрогнул, когда он спросил:

- Что это? Не припомню, чтобы терял шахматные фигуры…

Знакомый рывок в районе пупка, и мир вокруг него изменился. Когда земля перестала вращаться, он понял, что находится в каком-то зале, которому больше всего подходило определение «тронный».

Почти все огромное пространство было пустым и темным. Свет исходил откуда-то из-за спины мальчика. Успев лишь обернуться, он услышал знакомое: «Петрификус Тоталус!», и все его тело перестало ему принадлежать.

«Прекрасно, - подумал Гарри, - и как теперь я достану зеркало?»

Пока об этом приходилось только мечтать. И, судя по довольному выражению на змеиной морде Волдеморта, помечтать у него будет время. А перед ним сидел именно Волдеморт. Его кресло, тоже больше смахивающее на трон, стояло на небольшом возвышении. Собственно, кресло и было подсвечено. За спиной Лорда шевелились тени, но Гарри не мог их рассмотреть.

- Вот мы и встретились снова, мистер Поттер, - прошипел Волдеморт. – Когда-то вы прервали нашу дуэль. Это было весьма некрасиво с вашей стороны.

- Продолжим? – поинтересовался Гарри, удивляясь, что говорить он все-таки может.

- Все дерзишь, мальчишка? Или думаешь, что и в этот раз тебе удастся ускользнуть? Предупреждаю сразу: портключ одноразовый, ты не сможешь вернуться.

- Я смотрю, ты не слишком-то уверен в себе, Том, - заметил Гарри, стараясь не показывать собственного страха, - раз обездвижил меня, чтобы поболтать. Боишься, что я тебя Авадой жахну случайно?

- Запомни, Поттер, я тебя вообще не боюсь! – раздраженно выкрикнул Лорд.

- Ах, ну да, с чего бы тебе меня бояться? Ты сколько уже меня убить пытаешься? 16 лет? Ты продолжай в том же духе, к моим 30 у тебя, может, и выйдет, - Гарри сам не был уверен, откуда у него взялся этот сарказм в голосе.

- Молчать, Поттер! – Лорд вскочил на ноги. А вот эта фраза и интонации уже были Гарри знакомы.

- Так заставь меня замолчать, Том, - продолжал издеваться отчаянный гриффиндорец. – В прошлый раз я был не очень-то готов к дуэли. В этот раз нам никто не помешает. Или ты боишься, что я стану Мальчиком-который-надрал-зад-Темному-Лорду?

- Фините Инкантатем.

Гарри почувствовал, как его тело вернулось под его контроль. Не успел он сделать и одного движения, как прозвучало следующее проклятие:

- Круцио!

Мальчик почувствовал, как все его тело взорвалось от боли. Он закричал и упал на колени.

- Фините Инкантатем.

Боль ушла. Гарри незаметно полез рукой за зеркалом, краем глаза наблюдая, как Волдеморт медленно приближается к нему.

- Моли о пощаде, - прошипел он.

- Не дождешься, Том, - зеркало уже было у него в руках. - Мне говорили, что ты умнее, - с этими словами мальчик коснулся поверхности зеркала большим пальцем. В ту же секунду он почувствовал, как его потянуло куда-то. Ощущения были странными, их трудно было с чем-то сравнить. Ему показалось, что на несколько секунд у него не стало ни костей, ни мышц, ни кожи – ничего. Вместо всего этого было густое желе, которое протекло через маленький круг ободка зеркала. Он успел услышать, как взвыл Лорд Волдеморт ему на прощание. А потом Гарри встретила ледяная пустыня.

***

Когда Гарри Поттер внезапно исчез после короткого разговора со своей подругой, сначала все окружающие пребывали в молчаливом ступоре. Потом в один момент Гриффиндор загалдел, распространяя известие о пропаже Мальчика-который-выжил другим факультетам. Авроры кинулись к Гермионе. Первой рядом с ней оказалась Тонкс, как и задумывалось.

- Девочка под заклятием, - как можно громче произнесла она, предварительно не забыв посмотреть Гермионе в глаза.

- Фините Инкантатем, - грянул зычный мужской голос.

Тонкс оглянулась: Грегори Мэндел, их непосредственный начальник, хороший аврор, но невозможный зануда. Высокий и статный с копной когда-то черных, а теперь изрядно поседевших волос, и это в его-то сорок четыре года. Сегодня он был назначен Министерством охранять поход в Хогсмит. Теперь именно он будет расследовать это дело. Молодая аврор поежилась: он весь Хогвартс на уши поставит.

- Как вас зовут, мисс? – спросил Мэндел, обращаясь к Гермионе, которая пока стояла и хлопала глазами.

- Гермиона Грейнджер, - ответила девушка, испуганно уставившись на него.

- Вы помните, что произошло?

- Я задержалась в комнате и не ушла со всеми, - медленно начала «вспоминать» Гермиона, хотя последние несколько дней только и делала, что проговаривала про себя эти «воспоминания». – Когда я наконец вышла, все уже собрались у входа. Я торопилась, боялась опоздать. Последнее, что я точно помню, - это как я шла по коридору, а потом…

- Что было потом, мисс Грейнджер? – продолжал допрос Мэндел.

- Я не поняла. Я плохо все помню, помню только, что мне приказали отдать Гарри какую-то фигурку. Кажется, это был шахматный конь…

- Кто приказал, мисс?

- Я не знаю.

- Вы слышали, чтобы кто-то произносил заклятие «Империо»?

- Нет, сэр.

- Откуда у вас взялась шахматная фигура?

- Не знаю, сэр.

Мэндел нахмурился. Какое-то время он придирчиво смотрел на Гермиону. Девочке показалось, что он сейчас залезет в ее мысли. Потом она действительно испугалась, что он может оказаться легилементом. Но после минуты молчания Мэндел медленно спросил:

- Так вы не знаете, кто наложил на вас заклятие?

- Нет, сэр.

- Но оно было наложено на вас в коридоре?

- Да, сэр.

Еще несколько секунд тишины. Потом Мэндел повернулся к двум Аврорам, что стояли позади него, и приказал:

- Немедленно арестуйте Северуса Снейпа, заберите его палочку и доставьте его в кабинет директора.

Распорядившись так, он резко развернулся, взметнув полы форменной мантии, и стремительным шагом удалился. Авроры отправились выполнять его приказ. Гермиона и Нимфадора обеспокоено переглянулись.

***

Гарри никак не мог сориентироваться. Вокруг царили мрак и холод.

- Где же эта чертова тропа?! – в конце концов воскликнул он в пустоту.

В тот же момент тьма слегка рассеялась, и он увидел перед собой несколько тропинок.

- Прекрасно! – фыркнул он, но тут же поймал себя на мысли, что не стоит так делать, дабы не уподобляться некоторым. И тут же он вспомнил слова, которые сказал ему этот человек: «Будьте осторожны… В Зазеркалье все не так, как кажется. Там все наоборот».

- Наоборот, - пробормотал Гарри, начиная уже превращаться в сосульку. – Наоборот, - внезапно ему в голову пришла идея, сумасшедшая, но это было лучше, чем ничего. Слегка прочистив горло, он непринужденно поинтересовался у пустоты: - Интересно, а где нужной мне тропы нет?

На секунду вернулся полный мрак, а потом снова появилось слабое освещение, которое подсвечивало в этот раз только одну тропу.

- Эх, была ни была, это лучше, чем замерзнуть здесь до смерти.

И он ступил на тропу. И тут же пришел к выводу, что правильно сделал, поскольку на тропе было тепло и спокойно. Гарри пошел вперед, стараясь не смотреть по сторонам. «Главное – не свернуть», - вспомнил он слова Гермионы.

«Интересно, - думал Гарри, делая шаг за шагом, - как у них там? Как там Гермиона? Надеюсь, все прошло гладко, и ей поверили».

Потом его мысли переключились на профессора Снейпа. После их разговора в штабе Ордена, когда Гарри впервые осознал, под какой удар ставит себя Снейп ради его безопасности, он засомневался насчет профессора.

«Нет, он, конечно, премерзкая личность, тут уж ничего не сделать. Но, быть может, он не так плох, как кажется? Гермиона в этом, похоже, уверена. Как она защищала его на собрании… Хотя, говоря по правде, Сириус действительно был немного… не прав», - подумав так, Гарри тут же почувствовал укол совести. Он ведь очень любил Сириуса и, выбирая между ним и Снейпом… впрочем, тут и выбирать нечего. И все же, все же…

На какое-то мгновение став свидетелем отголоска прежних времен, в которых его идеальный отец и не менее идеальный крестный издевались над далеким от идеала Снейпом, он испытал что-то похожее на… нет, не отвращение. Он не мог испытывать подобное ни к отцу, ни к его друзьям (пожалуй, кроме Петигрю). Это было, как уронить в грязь красивую вещь: она не становится от этого хуже, она просто становится грязной. И от этой грязи так хочется ее очистить. И так легко вытереть эту грязь о кого-то другого. Например, о ненавистного профессора зельеварения. Это так легко: любить тех, кто тебе приятен, и ненавидеть его. Но было ли это так уж правильно? Когда-то Дамблдор, на пороге войны с Волдемортом, сказал, что скоро им всем придется сделать выбор между тем, что легко, и тем, что правильно. Может, пришло время снова сделать этот выбор?

Что он знал о Снейпе? То, что когда-то он встал на сторону Волдеморта, принял Метку и был виновен в смерти его родителей. Пусть и косвенно. То, что он с первого дня возненавидел его. И ненавидел все годы учебы. Он всегда придирался к нему и его друзьям, следил за ними, снимал с них баллы…

Спасал их. Спасал не раз. При этом продолжая издеваться.

И все же Гарри не доверял ему. Нельзя просто взять и перечеркнуть семь лет обоюдной вражды. Он не может воспылать любовью к Снейпу просто потому, что тот рисковал жизнью ради него.

«Сложно, как же это все сложно», - подумал Гарри, сам не заметив, как оказался у выхода.

Тропа упиралась в зеркало, за которым он увидел мрачное запустение дома крестного. На несколько мгновений Гарри замер, вглядываясь в картинку. Казалось, что в доме произошло что-то ужасное. Коснувшись поверхности зеркала, он снова почувствовал себя желе, а потом очутился по другую сторону. Гостиная выглядела как обычно. Еще одна иллюзия зазеркалья.

От облегчения Гарри рассмеялся и сполз на пол. В такой позе его и нашел Люпин.

***

В кабинете директора Хогвартса давно не собиралось так много народу одновременно. В одном из кресел, положив руки на подлокотники, с очень прямой спиной и непроницаемым лицом сидел Северус Снейп. По обе стороны от него, вытянувшись в струну, стояли арестовавшие его авроры. В противоположной стороне кабинета на креслах расположились Минерва МакГонагал, профессора Спраут и Флитвик, рядом с ними по стойке смирно стояла Тонкс. Сам директор, нахмурившись, сидел за своим столом. Несколько секунд спустя в кабинет ворвался Грегори Мэндел, и все сразу пришло в движение: авроры еще больше подобрались, деканы факультетов заерзали в своих креслах, а директор Дамблдор поднялся ему навстречу. Только Снейп остался точно в той же позе, словно происходящее его вообще никак не касалось.

- Грегори, - первым начал Дамблдор, - может, вы объясните мне, на каком основании вы приказали арестовать одного из профессоров?

- Думаю, Альбус, вы в курсе, что четверть часа назад был похищен мистер Поттер. Сделано это было при помощи портключа и студентки, на которую наложили Заклятие Подвластия. Заклятие было наложено в стенах Школы.

- Мне все это известно, - строго сказал Дамблдор. – Но причем здесь профессор Снейп?

- Директор, а у вас есть еще подчиненные, носящие Знак Мрака? – невинно вздернув брови, поинтересовался Мэндел.

- Вам прекрасно известно, - с едва заметным намеком на угрозу в голосе произнес директор, - что Северус Снейп был оправдан.

- А вам прекрасно известно, что я ему не верю, - в том же тоне ответил Аврор.

- Мистер Мэндел, - вызывающе скучающим тоном произнес Снейп, - если у вас есть конкретные обвинения, подкрепленные доказательствами…м-м-м… более свежими, что ли, чем события 16-летней давности, то я был бы вам признателен, если бы вы их предъявили. Если нет, то позвольте откланяться: мне еще проверять бездарную писанину семи курсов.

- Всегда восхищался вашей выдержкой, - недобро усмехнулся Мэндел. – Посмотрим, что вы на это скажете. Дайте мне его палочку, - приказал он аврорам, проводившим арест. Тот, что стоял справа, протянул ему требуемый предмет. – Как вы думаете, профессор, что я обнаружу, применив к вашей палочке Приори Инкантатем?

На лице Снейпа не дрогнул ни один мускул, хотя Тонкс довольно заметно побледнела. На ее счастье, на нее никто не обращал внимания.

- Молчите? Что ж… Приори Инкантатем!

Оказалось, что последним заклинанием, которое творилось этой палочкой, было Репаро. Мэндел прищурился и повторил: «Приори Инкантатем!».

Инфламаре.

Снова Приори Инкантатем – Вингардиум Левиосса. Алохомора. Твисто. Снова Репаро. Когда Мэндел дошел до очищающего заклятия, Снейп все-таки вмешался:

- Очищающим заклятием я устранял последствия столкновения с Невиллом Лонгботтомом и его тыквенным соком. Гриффиндор лишился десяти баллов, а было это за завтраком. Так ведь, Минерва?

- Да, профессор, - МакГонагал поджала губы. – Хотя я считаю, что пяти штрафных очков было бы достаточно. Вы сами были отчасти виноваты: не следует двигаться так резко.

- Посмотрим, как вы себя поведете, когда вас обольют соком слизеринцы, - невозмутимо парировал Северус.

- Итак, мистер Мэндел, - довольно улыбнулся Дамблдор, - если у вас нет других доказательств…

- Вы можете идти, профессор Снейп, - недовольно констатировал Мэндел. Но когда Северус подошел к нему, чтобы забрать палочку, он зло прошипел: - Я тебя все равно поймаю, Снейп. Я таких, как ты, давил и давить буду, пока не останется ни одного клейменого ублюдка. Просто дай мне время.

- Буду ждать с нетерпением, - холодно ответил зельевар, забирая свою палочку. – Всего хорошего, - выплюнул он напоследок и скрылся за дверью.

В тот же момент камин полыхнул зеленым пламенем, и в нем появилась голова Люпина.

- Профессор Дамблдор… профессора, - он приветственно кивнул бывшим коллегам. – Господа, - это было адресовано аврорам и теплая улыбка персонально для Тонкс.

- Что случилось, Ремус?

- Гарри. Он здесь…э-э-э…у меня. То зеркало, что вы ему когда-то дали, оно сработало. Он в безопасности. Скоро я доставлю его в Хогвартс.

- Спасибо, Ремус, - голова кивнула и исчезла. – Что ж, Грегори. Кажется, все уладилось. Если ты не желаешь проверить еще чьи-либо палочки на предмет Непростительного…

- Полагаю, в этом нет никакого смысла, директор.

Он коротко кивнул своим подчиненным и быстро вышел, снова взметнув мантию. Авроры последовали за ним.

***

Покинув кабинет директора, Снейп зашагал по коридорам с такой скоростью, что особо впечатлительные студенты, встретившие его по пути, готовы были поклясться, что он летит. Его мантия развевалась за спиной подобно крыльям. Все бросались врассыпную, чтобы не попасть не только ему под ноги, но и на глаза.

Поэтому когда в одном из пустынных переходов его окликнули, он с разбегу и от неожиданности пролетел еще добрых пять метров, прежде чем остановиться и оглянуться.

Она выглядывала из ниши, ее волосы беспорядочным нимбом окружали голову. На лице Гермионы Грейнджер застыло тревожное выражение.

- Как все прошло, профессор? Вас отпустили? – спросила она на весь коридор.

Снейп скрипнул зубами: иногда самая умная студентка Хогвартса поражала его своей тупостью. При всем его тщательно скрываемом нежном отношении к ней, сейчас Северус был готов придушить ее. Метнувшись в ее сторону, он впечатал ее в нишу, которая весьма удачно закрывалась каким-то гобеленом, зашипев на нее:

- Вы что, с ума сошли, мисс Грейнджер? Вы бы еще к директору в кабинет зашли с таким вопросом.

Он немного не рассчитал свою силу (или силу своего раздражения), поэтому она, во-первых, ударилась головой о каменную стену ниши, а во-вторых, оцарапала руку о ее шершавую поверхность. Охнув от боли, она схватилась за руку, поскольку боль в затылке была гораздо менее ощутима.
Ниша была довольно узкой, поэтому они оказались почти вплотную, и даже такой бесчувственный человек, как Северус Снейп, заметил, что он сделал девочке больно. Мысленно выругавшись на себя, он попытался взять ее пострадавшую руку, чтобы оценить масштаб бедствия. Но Гермиона отдернула конечность, обиженно всхлипнув:

- Я просто хотела узнать, удалось ли вам оправдаться?

- Если бы мне это не удалось, я сейчас был бы уже на полпути в Азкабан, - рявкнул он. – Что там у вас? Сильно поранились? Дайте посмотреть, - девушка прижала свою руку к груди с такой силой, как будто он собирался ее съесть. – Ради Мерлина, мисс Грейнджер! Ну, простите меня, я немного… перестарался.

Она недоверчиво посмотрела на него: Снейп извиняется перед ней второй раз за неделю? В полумраке ниши ее глаза призрачно блестели, заставляя Снейпа нервно облизнуть губы. Ему оставалось надеяться, что она этого не заметила. Воспользовавшись ее временным замешательством, он притянул к себе ее руку.

- Люмос, - негромко скомандовал он.

Осмотрев повреждение, он облегченно вздохнул: всего лишь царапина на внешней стороне предплечья. Он провел по царапине пальцами, от чего девушка поморщилась, потом прикоснулся палочкой, пробормотав заживляющее заклинание.

- Вот и все, - тихо сообщил он.

- Этот аврор, он что-нибудь вам сказал?

- Он пытался доказать мою вину с помощью Приори Инкантатем.

- И что?

- И все, - он усмехнулся. – У него ничего не вышло. Я не настолько глуп, чтобы творить Непростительные собственной палочкой.

- А чьей же?

Снейп снова усмехнулся. Похоже, мисс Всезнайку абсолютно не смущала вынужденная близость их тел. Все, что ей было нужно, это ответы на ее вопросы.

- Какого-то растяпы первокурсника. Кажется, он из Равенкло.
Она улыбнулась. Очень искренне и, как ему показалось, с облегчением. А потом резко покраснела, да так, что это было заметно даже в полумраке. Кажется, она наконец осознала, в каком положении и с КЕМ находится.

- Ох, - пробормотала она. – Ладно… Хорошо… Я рада, что все так закончилось. Надеюсь, Гарри благополучно выбрался.

- Да, - неопределенно ответил профессор.

- Я пойду? – то ли сообщила, то ли спросила она.

- Конечно.

Она уже отодвинула гобелен, чтобы выйти, как он, схватив за плечи, вернул ее на место.

- Один вопрос, мисс Грейнджер. Что это было? Там, на собрании Ордена. Почему вы вдруг кинулись меня защищать? – впервые в жизни ему было так трудно скрывать собственные эмоции: ведь он ужасно боялся ответа. Что если причина совсем не та, которую он себе вообразил?

- А-а-а… Я… э-э-э… Вы же сами сказали, - нашлась она, - домовые эльфы, - потом она решила, что надо уточнить: - Надо же кого-то защищать, даже если они в защите не нуждаются. Так какая разница кого?

- Да, конечно, - он смог скрыть свое разочарование. Ему часто приходилось это делать. – Можете идти.
Она снова откинула гобелен, но, помедлив секунды две, вернулась на прежнее место на этот раз сама.

- Нет, это не так, - она набрала воздуха в легкие, словно готовясь к прыжку в омут, и выпалила на одном дыхании: - Просто вы целый месяц играли роль моего лучшего друга, и у вас получалось довольно убедительно, и когда я узнала, что это были вы, мне показалось, что вы, возможно, совсем не такой, каким пытаетесь казаться, а они там, они все промолчали, они ведь вас на смерть собирались послать, ни за что, и кто-то должен был их остановить, и я думала, Дамблдор, но он молчал, и все молчали, но так ведь нельзя, - она остановилась: кончился воздух. Несмело подняв на него глаза, она увидела, что он хмурится. – Я не хотела вас этим обидеть, - тихо закончила она.

- Хорошо. Идите, - коротко приказал он, поскольку боялся, что на более длинной фразе не справится с голосом.

Когда Гермиона наконец покинула нишу, Снейп расслабленно откинулся на стену, улыбнувшись самому себе в темноте.
Однако уже в следующую секунду он еле сдержал вскрик, упав на колени. Темный Лорд обрушился на него внезапно и такой болью, какой раньше никогда не было. Очевидно, он был в ярости. Значит, Поттеру удалось ускользнуть.

Справившись с собой, Снейп поспешил к границе антиаппарационных чар.

***

Когда Поттер неожиданно исчез, оставив после себя только маленькое зеркальце, Темный Лорд взвыл от злости. Он снова ускользнул! Прямо у него из-под носа!

Следующие четверть часа были посвящены его беснованию: он рычал, кричал, кидался мебелью и Пыточным Проклятием во всех, кто имел неосторожность попасться ему на глаза. Однако пятнадцать минут спустя он, выпустив пар, обессилено опустился на свой «трон». Тогда в залу вошел человек, скрытый плащом и маской Пожирателя. Он прошел половину залы (хотя, судя по походке, это была скорее она, а не он), остановился на том месте, откуда исчез Поттер, поднял с пола оставленное зеркало, покрутил его в руках, а потом приблизился к своему господину.

- Мой Лорд, - мелодичный голос подтвердил, что это была женщина, - я так понимаю, что-то сорвалось?

Лорд поднял на нее красные глаза и что-то невнятно прорычал.

- Тропа Зазеркалья, - задумчиво произнесла женщина, - весьма черная магия.

- Снейп. Я убью его, - он уже был готов призвать своего слугу, но женщина остановила его коротким жестом.

- Не торопитесь, Мой Лорд. Лучше скажите, кто в окружении Поттера носит инициалы Г.Г.?

В ответ на его вопросительный взгляд, она протянула ему зеркало, указывая на гравировку.

- Люциус! – крикнул Лорд, и Малфой появился всего секунду спустя.

- Звали меня, Мой Лорд? – преклонив колено, спросил он.

- Инициалы Г.Г. тебе что-нибудь говорят? Относительно Поттера?

- Грязнокровка Грейнджер. Гермиона Грейнджер. Мой сын говорил мне о ней. Она подруга Поттера.

- Я хочу, чтобы она за это заплатила, - спокойно сказал Лорд, обращаясь к женщине.

- Да, Мой Лорд, - она поклонилась и покинула залу.

- Проваливай, - велел Лорд Малфою. Того как ветром сдуло. – А теперь Снейп, - он прикрыл глаза и прошипел: - Северус Снейп, мой слуга, явись ко мне!

Как и следовало ожидать, Снейп явился лишь пять минут спустя. Еще только появляясь в зале, он сразу опустился на колено.

- Мой Лорд.

- Он ускользнул, - спокойно сообщил Лорд.

- Каким образом?

Волдеморт кинул ему зеркало. Машинально поймав его, Северус изобразил непонимание.

- Тропа Зазеркалья, - пояснил Лорд все еще обманчиво спокойно.

- Дамблдор играет по-крупному. Раньше он не использовал подобную магию, - голос уверенный и спокойный.

- Ты посмотри сзади, на гравировку, - посоветовал Волдеморт.
Северус присмотрелся, и его словно ледяной волной окатило. Гермиона, дурочка!

- Что скажешь?

«Девчонка вляпалась по уши! - подумал Снейп, лихорадочно соображая. – Соврать? Спросит у другого, все равно узнает, усомнится во мне».

- Гермиона Грейнджер. Очень способная девушка, хоть и грязнокровка. Торчит в Запретной Секции постоянно. Что прикажете с ней сделать?

- О ней позаботятся, - спокойно сообщил Темный Лорд, доставая палочку. – Что касается тебя, то я очень недоволен, - все так же спокойно сообщил Волдеморт.

Снейп внутренне сжался, готовясь принять очередную порцию гнева его господина.





Глава 8. Сон.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.