Сделай Сам Свою Работу на 5

Некардиогенный отек легких и респираторный дистресс-синдром взрослых

При некардиогенном отеке легких содержание внесосудистой воды в легких увеличено вследствие повышения проницаемости или деструкции альве­олокапиллярной мебраны. Защитный эффект он-котического давления плазмы становится несо­стоятельным по мере увеличения утечки альбуми­на в интерстициальное пространство легких; вследствие этого исчезает сила, противостоящая нормальному или даже пониженному гидростати­ческому давлению в легочных капиллярах, что при­водит к транссудации жидкости в ткань легких. Не­кардиогенный отек легких может возникать при остром повреждении легких, сопряженном с различ­ными патологическими состояниями, (табл. 50-7); его принято называть респираторным дист-ресс-синдромом взрослых (РДСВ). Термин "некар­диогенный отек легких" иногда применяют для описания менее тяжелого, чем при РДСВ, отека легких, когда содержание внесосудистой воды уве­личено преимущественно в интерстициальном пространстве.

Патофизиология

РДСВ представляет собой легочные проявле­ния синдрома системной воспалительной реакции (CCBP). Ключевым звеном патогенеза РДСВ явля­ется тяжелое повреждение альвеолокапиллярной мембраны. Причин РДСВ много (табл. 50-7), но вне зависимости от них реакция легких достаточно сте­реотипна. Эта реакция включает высвобождение большого количества цитокинов и других вторич­ных медиаторов, активацию комплемента, системы свертывания, фибринолиза и каскада кининов. В первую очередь высвобождается фактор некроза опухоли, интерлейкины 1 и 6 (IL-1 и IL-6), активи­рующий тромбоциты фактор, а также различные простагландины и лейкотриены. Последующая ак­тивация нейтрофилов и макрофагов в легких под-

ТАБЛИЦА 50-7.Причины РДСВ

Сепсис
Шок
Множественная травма
ДВС-синдром
Передозировка лекарственных препаратов и нар­котических средств (героин)
Панкреатит
Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура
Ожоги
Жировая эмболия
Эмболия околоплодной жидкостью
Многоочаговая эмболия легочной артерии
Многократное переливание крови
Искусственное кровообращение
Аспирационная пневмония Аспирация желудочного содержимого Аспирация воды при утоплении Аспирация углеводородов
Диффузная инфекционная пневмония
Токсическое действие кислорода
Вдыхание продуктов сгорания
Лучевое поражение легких
Ушиб легких

 



вергает легочную паренхиму воздействию свобод­ных радикалов и протеаз. Высвобождающиеся ме­диаторы увеличивают проницаемость легочных капилляров, сужают сосуды легких и изменяют их реактивность, что угнетает важный механизм — ги-поксическую легочную вазоконстрикцию. Интен­сивно разрушаются альвеолоциты I и II типа. Скоп­ление жидкости в альвеолах наряду с нарушением образования сурфактанта приводит к коллапсу аль­веол. Экссудативная фаза РДСВ может быстро раз­решаться или затягиваться на неопределенный пе­риод времени; за ней часто следует фаза фиброза (фиброзирующий альвеолит), которая иногда при­водит к образованию необратимых рубцов в легких. Тяжесть повреждения альвеолоцитов II типа кор­релирует с выраженностью фиброза.

Клинические проявления

РДСВ (синонимы: шоковое легкое, болезнь гиа­линовых мембран взрослых, легкое после искусст­венного кровообращения, легкое после аппарата ИВЛ) является тяжелой формой некардиогенного отека легких. Имеются клинические и лаборатор­ные критерии диагноза РДСВ (табл. 50-8); необхо­димо исключить тяжелую дисфункцию ЛЖ

ТАБЛИЦА 50-8.Критерии диагноза РДСВ

1 . Клиническая картина (см. таблицу 50-7) 2. Необходимо исключить сердечно-сосудистые и хронические легочные заболевния. 3. Респираторный дистресс: Одышка Тахипноэ (частота дыхания > 35/мин) 4. Лабораторные исследования: Гипоксемия: PaO2 <50 мм рт. ст. при FiO2 = 60% или PaO2/FiO2 < 250 Вентиляционно-перфузионные нарушения: Увеличение фракции шунта (QS/QТ) Увеличение вентиляции мертвого простран­ства (vD/vТ) Снижение растяжимости легких (< 50 мл/см вод. ст.) Низкое или нормальное ДЗЛА (< 18 мм рт. ст.) 5. Рентгенография легких: интерстициальный отек легких, сменяющийся альвеолярным отеком

(ДЗЛА должно быть ниже 18 мм рт. ст.) и хрониче­ские заболевания легких. Легкие часто поражаются неравномерно; в большей степени поражаются ни­жерасположенные участки легких.

РДСВ чаще всего возникает при сепсисе и трав­ме. Отмечается выраженная одышка и затруднен­ное дыхание. Всегда развивается гипоксемия, обу­словленная выраженным внутрилегочным шунти­рованием. Хотя вентиляция мертвого пространства увеличена, РаСО2 обычно снижено вследствие вы­раженного увеличения минутного объема дыхания. Гиперкапническая дыхательная недостаточность присоединяется уже на ранних этапах в тяжелых случаях, или же развивается постепенно по мере ос­лабления дыхательных мышц или прогрессирую­щей деструкции альвеолокапиллярной мембраны. При инвазивном гемодинамическом мониторинге выявляют легочную гипертензию в сочетании с нормальным или низким ДЗЛА. При ангиопуль-монографии могут быть обнаружены множествен­ные мелкие дефекты наполнения, представляющие собой тромбоэмболы; эта находка сопряжена с вы­сокой летальностью.

Лечение

Помимо интенсивной респираторной терапии, необходимо лечить основной патологический про­цесс (например, сепсис, артериальную гипотонию). Для лечения гипоксемии применяют кислородоте-рапию и ПДКВ или ППДДП. В нетяжелых случаях можно использовать ППДДП через лицевую маску, но большинству больных требуется интубация тра­хеи и респираторная поддержка с помощью аппарата ИВЛ. Раннее интенсивное применение ПДКВ (или ППДДП) позволяет снизить FiO2 до нетоксическо­го уровня. Вместе с тем нельзя допускать высокого пикового давления на вдохе (> 50 см вод. ст.), пото­му что перерастяжение альвеол может усугубить повреждению легких. Некоторые врачи при очень низкой растяжимости легких предлагают исполь­зовать пермиссивную гиперкапнию (с рН > 7,2), с тем чтобы не допустить высокого пикового давле­ния на вдохе. При необходимости высокого ПДКВ большую гемодинамическую стабильность позволяет обеспечить синхронизированная переме­жающаяся принудительная ИВЛ. Иногда при реф-рактерной гипоксемии (в том числе с гиперкапнией) применяют ИВЛ с управлением по давлению и об­ратным соотношением вдох/выдох, ВЧИ ИВЛ, экст-ракорпоральную мембранную оксигенацию. Распро­страненный фиброз легких осложняет респираторную терапию и влечет за собой остаточную дисфункцию легких.

При тяжелом РДСВ благоприятное влияние мо­жет оказать оксид азота. Ингаляция оксида азота сни­жает давление в легочной артерии, а также уменьшает внутрилегочное шунтирование за счет селективного увеличения перфузии вентилируемых участков лег­ких. Кортикостероиды неэффективны.

Осложнения и летальность при РДСВ в боль­шей степени сопряжены с основным патологиче­ским процессом и его осложнениями, нежели с са­мой дыхательной недостаточностью. Наиболее рас­пространенные тяжелые осложнения — это сепсис, почечная недостаточность и кровотечение из ЖКТ. При длительном течении РДСВ очень часто ослож­няется нозокомиальной пневмонией. Диагностиро­вать нозокомиальную пневмонию бывает достаточ­но трудно; при высокой вероятности заболевания (лихорадка, гнойная мокрота и лейкоцитоз) назна­чают антибиотики. У некоторых больных целесооб­разно брать на бактериологическое исследование отделяемое из бронхов с помощью фибробронхо-скопа (используют защищенную щеточную био­псию и бронхоальвеолярный лаваж). Факторы рис­ка инфекции: колонизация грамотрицательными микроорганизмами; нарушение целостности сли­зистых и кожи различными катетерами; нарушения питания; иммунодефицит. Почечная недостаточ­ность обычно обусловлена гиповолемией, сепсисом или действием нефротоксинов; если к РДСВ при­соединяется почечная недостаточность, то леталь­ность может превышать 60%. Для профилактики желудочно-кишечных кровотечений используют сукральфат, антациды и Н2-блокаторы.

Утопление

Утопление — это асфиксия, обусловленная по­гружением в воду. Утопление не во всех случаях со­провождается аспирацией воды. При аспирации воды помимо асфиксии развивается выраженное внутрилегочное шунтирование. Выживание зави­сит от интенсивности и продолжительности гипок­сии, а также от температуры воды.

Патофизиология

Хотя объем аспирированной воды обычно неве­лик, при утоплении часто развиваются выражен­ные вентиляционно-перфузионные расстройства, обусловленные присутствием воды в дыхательных путях и альвеолах, рефлекторным бронхоспазмом и потерей легочного сурфактанта. Кроме того, утоп­ление может осложниться аспирацией содержимо-го желудка, обусловленной утратой сознания или проведением реанимационных мероприятий.

Аспирированная пресная вода (гипотоничная относительно крови) быстро всасывается в сосудах легких; ее обычно не удается удалить из дыхатель­ных путей. При аспирации большого количества воды ( > 800 мл у взрослого весом 70 кг) возникает преходящая гемодилюция, гипонатриемия и даже гемолиз. Напротив, аспирация соленой (т.е. гипер-тоничной) воды приводит к перемещению жидко­сти из сосудистого русла в альвеолы. Соответст­венно, при утоплении в соленой воде заполнение аль­веол водой выражено значительно сильнее, чем при утоплении в пресной. После утопления в соленой воде может развиваться гемоконцентрация и ги-пернатриемия, но достаточно редко. Сообщалось о гипермагниемии и гиперкальциемии после утоп­ления в озерах с соленой водой.

При нахождении в холодной воде утрата созна­ния наступает при снижении температуры тела ниже 320C. При температуре тела 28-29° развивает­ся фибрилляция желудочков. Следует отметить, что гипотермия защищает мозг от гипоксии (глава 25), что увеличивает выживаемость при условии успешности реанимационных мероприятий.

Клинические проявления

Практически всегда утопление вызывает ги­поксемию, гиперкапнию и метаболический ацидоз. Этому могут сопутствовать и другие нарушения, например, повреждения позвоночника и спинного мозга ("травма ныряльщика"). Выраженность нев­рологических нарушений зависит от тяжести и длительности гипоксии. Длительная гипоксия осложняется отеком мозга (глава 25). После СЛР относительно часто развивается РДСВ.

Лечение

Прежде всего необходимо устранить асфиксию, для чего восстанавливают проходимость дыхатель­ных путей, начинают кислородотерапию и СЛР. При интубации пострадавших после ныряния в воду необ­ходимо фиксировать голову и шею в нейтральном по­ложении. Хотя соленая вода часто вытекает из легких под действием силы тяжести, не следует терять вре­мени на такой способ ее удаления: нужно незамедли­тельно приступить к СЛР. Надавливания на живот могут спровоцировать аспирацию содержимого же­лудка. СЛР нельзя прекращать, пока не будет за­вершено всестороннее обследование и начато адек­ватное лечение в условиях больницы; особенно это касается утопления в холодной воде, когда полное выздоровление возможно даже после длительной асфиксии. Лечение состоит в интубации трахеи, принудительной ИВЛ и ПДКВ. При гипотермии больного медленно согревают в течение нескольких часов.

Вдыхание дыма

Вдыхание дыма является основной причиной смерти при пожаре. Вдыхание дыма может сопро­вождаться ожогами. Поражение дыхательных пу­тей значительно повышает летальность при ожогах. При пребывании в зоне пожара всегда следует по­дозревать поражение дыхательных путей, пока не доказано обратное. Высока вероятность поражения дыхательных путей при пожаре, в случае, если по­страдавший потерял сознание или стал дезориен­тированным, а также если ожоги были получены в закрытом помещении.

Патофизиология

Последствия вдыхания дыма при пожаре слож­ны, потому что возникает три вида повреждений: термический ожог дыхательных путей; воздействие токсических газов; химический ожог и отложение копоти в нижних дыхательных путях. Реакция ле­гочной ткани на вдыхание дыма зависит от дли­тельности воздействия, состава горящих материа­лов, сопутствующих заболеваний легких. Горение многих синтетических материалов сопровождается образованием высокотоксичных газов: окиси угле­рода (угарного газа), синильной кислоты, серово­дорода, аммиака и хлора. В дыхательных путях эти газы взаимодействуют с водой, что может приво­дить к образованию соляной, уксусной, муравьи­ной pi серной кислоты. Часто развивается отравле­ние угарным газом и цианидами.

Патоморфологические изменения при вдыха­нии дыма включают прямое повреждение слизистой, приводящее к отеку, воспалению и десквамации эпителия. Утрата функциональной активности рес­нитчатого эпителия нарушает клиренс слизи и бакте­рий. Проявления РДСВ обычно развиваются через 2-3 сут после поражения дыхательных путей и в большей степени обусловлены отсроченным воз­никновением синдрома системной воспалительной реакции, нежели непосредственно вдыханием дыма.

Клинические проявления

Вначале клинические проявления могут быть очень скудными или вообще отсутствовать. На по­ражение дыхательных путей указывают ожоги лица или полости рта, опаленные волоски в носу, ка­шель, черная мокрота, свистящее дыхание. Диагноз подтверждают с помощью фибробронхоскопии верхних дыхательных путей и трахеобронхиально-го дерева. При бронхоскопии обнаруживают эрите­му, отек и изъязвления слизистой, а также отложе­ния частиц копоти. При анализе газов артериальной крови вначале не выявляется никаких изменений или же отмечается легкая гипоксемия и метаболи­ческий ацидоз. Никаких изменений очень часто не выявляют и при рентгеноскопии грудной клетки.

Термическийожог дыхательных путей обычно ограничен надглоточными структурами, если только не было длительного воздействия горячего пара. Признаками угрожающей обструкции дыха­тельных путей, которая может развиться в течение 12-18 ч после ожога, являются прогрессирующая охриплость голоса и стридор. Интенсивная инфу-зионная терапия часто усугубляет отек дыхатель­ных путей.

Отравление угарным газомдиагностируют при содержании карбоксигемоглобина в крови более 20%. Диагноз устанавливают, измеряя содержание карбоксигемоглобина в крови. Сродство угарного газа к гемоглобину в 200-300 раз выше, чем у кисло­рода. Когда угарный газ связывается с гемоглоби­ном, сродство других участков связывания к кисло­роду снижается и кривая диссоциации оксигемог-лобина смещается влево. В результате заметно снижается кислородная емкость крови. Более того, диссоциация карбоксигемоглобина происходит до­вольно медленно, с периодом полураспада 2-4 ч. Клиническая картина определяется тканевой ги­поксией, обусловленной нарушением доставки ки­слорода. Если содержание карбоксигемоглобина в крови превышает 30%, то возникают неврологиче­ские нарушения и метаболический ацидоз. Сим­птомы могут появиться и при более низком уровне, поскольку угарный газ связывается также pi с цито-хромом С и миоглобином. Компенсаторные механизмы включают увеличение сердечного выброса и периферическую вазодилатацию.

Отравление цианидами может быть обусловле­но парами от сгорания синтетических материалов, особенно содержащих полиуретан. Цианистые со­единения, вдыхаемые или всасывающиеся через слизистые и кожу, связывают ферменты цитохром-ной системы и ингибируют синтез АТФ. Развивают­ся неврологические нарушения, лактат-ацидоз, аритмии; компенсаторно увеличивается сердечный выброс и развивается выраженная вазодилатация.

Химический ожог слизистой дыхательных пу­тей возникает после вдыхания большого количества углеродистых соединений, особенно в сочетании с токсическими газами. Воспаление в дыхательных путях сопровождается бронхореей и свистящим ды­ханием. Отек слизистой бронхов и десквамация эпителия приводит к обструкции нижних дыха­тельных путей и развитию ателектазов. Прогресси­рующее нарушение вентиляционно-перфузионных отношений в течение 24-48 ч может привести к ги­поксемии. Последующее развитие синдрома сис­темной воспалительной реакции может послужить причиной РДСВ.

Лечение

Повреждение дыхательных путей подтвержда­ют с помощью фибробронхоскопии. На фиброб-ронхоскоп должна быть надета интубационная трубка, так чтобы при выраженном отеке слизистой дыхательных путей и угрозе обструкции можно было легко интубировать трахею. При очевидных признаках термического ожога дыхательных путей показана ранняя плановая интубация трахеи. Ох­риплость и стридор являются показаниями к не­медленной интубации трахеи; если орто- или назот-рахеальная интубация технически невозможна, вы­полняют коникотомию или трахеостомию. В отсутствие термического ожога дыхательных пу­тей и при нерезко выраженных нарушениях дыха­ния может оказаться достаточно кислородотерапии и наблюдения.

При сильном отравлении угарным газом или цианидами, проявляющимся оглушенностыо или комой, показана экстренная интубация трахеи и ИВЛ с высокой fiО2. Отравление угарным газом верифицируют измерением содержания карбокси-гемоглобина, поскольку пульсоксиметры не позво­ляют достоверно отличить карбоксигемоглобин от оксигемоглобина (глава 6). Период полураспада карбоксигемоглобина при ИВЛ 100%-ным кисло­родом уменьшается до 1 ч; некоторые врачи поэтому рекомендуют лечить отравление угарным газом ги­пербарической оксигенацией. Диагностировать отравление цианидами сложнее, потому что приборы и реактивы для измерения концентрации цианидов в крови малодоступны (содержание в крови в норме < 0,1 мг/л). Цианиды под действием фермента ро-даназы превращаются в тиоцианат, который затем выделяется почками. Лечение тяжелой интоксика­ции цианидами: вначале в/в в течение 3-5 мин вво­дят 300 мг нитрита натрия (в виде 3%-ного раство­ра), после чего вводят в течение 1-2 мин 12,5 г тио­сульфата натрия (в виде 25%-ного раствора). Нитрит натрия превращает гемоглобин в метгемог-лобин, обладающий большим сродством к циани­дам, чем цитохромоксидаза; цианиды, медленно высвобождающиеся из цианметгемоглобина, под действием тиосульфата превращаются в менее ток­сичный тиоцианат.

При выраженной гипоксемии, обусловленной высокой фракцией шунта, показана интубация тра­хеи, кислородотерапия, бронходилататоры, ИВЛ, ПДКВ. Кортикостероиды неэффективны; более то­го — увеличивают риск инфекционных осложнений. Как и при других формах РДСВ, высок риск нозоко-миальной пневмонии.

Острый инфаркт миокарда

Острый инфаркт миокарда (ОИМ) является тя­желым осложнением ИБС (глава 20), летальность при нем составляет 25%. Половина летальных исхо­дов наступает в первый час после появления симпто­мов инфаркта, обычно они обусловлены аритмией (фибрилляцией желудочков). Благодаря появле­нию и развитию эндоваскулярных методик боль­ничная летальность от инфаркта миокарда снизи­лась и не превышает 10-15%. В настоящее время ве­дущей причиной больничной летальности при инфаркте миокарда является сердечная недоста­точность.

Инфаркт миокарда в большинстве случаев раз­вивается при выраженном стенозе (> 75%) двух и более коронарных артерий. Трансмуральный ин­фаркт миокарда развивается в участке, располо­женном дистальнее полной окклюзии. Окклюзия почти всегда обусловлена тромбозом, причем тромб расположен на атеросклеротической бляшке, стено-зирующей коронарную артерию. Реже причиной ин­фаркта миокарда является эмболия или тяжелый спазм коронарной артерии. Размер pi расположение зоны инфаркта зависят от того, какой участок мио­карда питала окклюзированная артерия, а также от степени развития коллатералей. Передняя, верху­шечная и перегородочная локализация инфаркта миокарда обусловлены тромбозом передней нисходящей артерии; боковая и нижнебоковая локализа­ция — тромбозом огибающей артерии; задняя и нижняя локализация, а также инфаркт правого желудочка — тромбозом правой коронарной арте­рии. Субэндокардиальный (т.е. нетрансмуральный, без патологических зубцов Q) инфаркт миокарда чаще обусловлен тяжелым стенозом коронарной артерии (и спровоцирован длительным и выражен­ным увеличением потребления кислорода в мио­карде), реже — тромбозом.

Даже если эпизод тяжелой ишемии был кратко­временным, после прекращения действия ишемии может развиться преходящее нарушение локаль­ной сократимости миокарда. Сами клетки миокар­да не повреждены, метаболизм в них не нарушен, перфузия нормальна, но сократимость снижена. Сократимость миокарда восстанавливается мед­ленно и постепенно — на протяжении дней и даже недель. Этот феномен получил название "оглушен­ный миокард". Он может развиваться в участках, прилегающих к зоне инфаркта, и быть одной из причин постинфарктной дисфункции ЛЖ. Когда аналогичное нарушение локальной сократимости миокарда возникает под действием выраженного и продолжительного снижения перфузии, то фено­мен носит название "уснувший миокард". Зоны ог­лушенного и уснувшего миокарда часто образуют­ся соответственно после искусственного кровооб­ращения и после реваскуляризации миокарда.

Прогноз при остром инфаркте миокарда зависит от обширности некроза. Соответственно, очень важ­ную роль в лечении развивающегося инфаркта мио­карда играет восстановление перфузии. С этой це­лью применяют тромболитики, наиболее эффектив­ные в первые 1-4 ч инфаркта миокарда. Из тромболитиков используют стрептокиназу (1,5 млн ME в/в в течение 30-60 мин), анизоилированный активатор комплекса стрептокиназы и плазминоге-на (30 мг в/в в течение 5 мин), тканевой активатор плазминогена (10 мг в/в струйно, затем 90 мг в/в в течение 90 мин). Тромболитическая терапия наи­более эффективна при обширном (подъем ST в пяти и более отведениях) и переднем инфаркте миокарда, а также при нестабильной гемодинами-ке. Кроме того, обычно назначают аспирин (325 мг в сут внутрь) и гепарин (5000 ед в сут в/в). Аспирин назначают бессрочно, гепарин — на 2-5 сут. При во­зобновлении стенокардии или появлении призна­ков повторной окклюзии (повторный подъем сег­мента ST) показана коронарная ангиография. Ино­гда вместо тромболитической терапии, а также при ее неэффективности выполняют экстренную бал­лонную коронарную ангиопластику или даже коронарное шунтирование, особенно при тяжелой дис­функции ЛЖ.

Лечение также включает постельный режим, ки-слородотерапию, нитраты, β-адреноблокаторы и морфин. β-адреноблокаторы противопоказаны при брадикардии, артериальной гипотонии, АВ-бло-каде и сердечной недостаточности. При артериаль­ной гипотонии следует избегать нитроглицерина и морфина. Антагонисты кальция противопоказаны при остром инфаркте миокарда с патологическим зубцом Q, в то время как при инфаркте без патологи­ческого зубца Q дилтиазем оказывает благоприятное действие. Внутриаортальную балонную контрпуль­сацию применяют при сочетании нестабильной ге-модинамики и рефрактерной ишемии. Показания к временной ЭКС: AB блокада 2 степени типа Mo-битц II; полная AB блокада; впервые возникшая двухпучковая блокада; брадикардия, сопровождаю­щаяся артериальной гипотонией. Лидокаин пока­зан при гемодинамически значимых и устойчивых желудочковых аритмиях, а также при тромболити­ческой терапии. При осложненном инфаркте мио­карда показан инвазивный гемодинамический мо­ниторинг, который в числе прочего позволяет: (1) управлять медикаментозной терапией при тя­желой дисфункции ЛЖ; (2) отличить гиповолеми-ческий шок от кардиогенного; (3) диагностировать правожелудочковую недостаточность; (4) отли­чить разрыв межжелудочковой перегородки от ост­рой митральной недостаточности; (5) оценить тя­жесть тампонады сердца.

Почечная недостаточность

Острая почечная недостаточность (ОПН) — это прогрессирующее ухудшение почечной функции, которое нельзя быстро устранить путем коррекции внепочечных факторов (например, АД, ОЦК, сер­дечного выброса, диуреза). Отличительным при­знаком почечной недостаточности является азоте­мия (глава 32). Не у всех больных с острой азотеми­ей имеется ОПН. Азотемию подразделяют на преренальную, ренальную и постренальную. Диаг­ноз ОПН (т. е. ренальной азотемии) устанавлива­ют, исключая преренальную и постренальную азо­темию.

Преренальная азотемия

Преренальная азотемия развивается в результа­те гипоперфузии почек; в отсутствие лечения она трансформируется в ОПН. Основные причины ги­поперфузии почек: снижение артериального перфузионного давления, значительное повышение венозного давления, вазоконстрикция почечных сосудов (табл. 50-9). Снижение перфузионного давления обычно сопровождается высвобождени­ем норадреналина, ангиотензина II, антидиурети­ческого гормона и эндотелина. Эти гормоны вызы­вают спазм кожных, мышечных и чревных сосудов, а также способствуют задержке в организме натрия и воды. Клубочковая фильтрация поддерживается на приемлемом уровне благодаря вазодилатирующему действию вырабатываемых в почках простагланди-нов (простациклин и PGE2) и NO, а также интраре-нальным эффектам ангиотензина II. Применение ин­гибиторов циклооксигеназы или ингибиторов АПФ в условиях выраженной преренальной азотемии мо­жет спровоцировать ОПН. Диагноз преренальной

ТАБЛИЦА 50-9.Обратимые причины азотемии

Преренальная азотемия Снижение почечного перфузионного давления Гиповолемия Снижение сердечного выброса Артериальная гипотония Повышение почечного сосудистого сопротивления Нейрогенное Гуморальное Фармакологическое Тромбоэмболия
Постренальная азотемия Обструкция уретры Обструкция шейки мочевого пузыря Гипертрофия предстательной железы Опухоль мочевого пузыря Цистит Нейрогенная дисфункция мочевого пузыря Двухсторонняя обструкция мочеточников Изнутри Камни Опухоль Сгустки крови Некроз сосочков Извне Опухоли органов брюшной полости и таза Забрюшинный фиброз Непреднамеренная перевязка мочеточников во время операции

азотемии подтверждают лабораторными исследова­ниями (табл. 50-10 и ниже). Лечение преренальной азотемии: устранение гиповолемии, улучшение сер­дечной функции, нормализация АД, снижение повы­шенного почечного сосудистого сопротивления. Ге-паторенальный синдром обсуждается в главе 35.

Постренальная азотемия

Постренальной называют азотемию, обусловлен­ную обструкцией мочевыводящих путей. Необходи­мым условием развития постренальной азотемии является нарушение оттока мочи из обеих почек (таблица 50-9). Полная обструкция в конечном сче­те приводит к ОПН, тогда как длительная частич­ная обструкция — к хронической дисфункции по­чек. Своевременная диагностика и устранение ост­рой обструкции позволяет быстро нормализовать почечную функцию. Обструкцию мочевыводящих путей можно заподозрить на основании физикаль-ного обследования (расширенный мочевой пу­зырь), обзорной рентгенографии брюшной полости (обнаружение камней в обеих почках), но для вери­фикации диагноза необходимо выявить расшире­ние мочевыводящих путей проксимальнее уровня обструкции. Для диагностики чаще всего применя­ют УЗИ, KT или цистоскопию в сочетании с ретро­градной урографией. Тактика лечения зависит от уровня обструкции. При обструкции шейки моче­вого пузыря катетеризируют мочевой пузырь или накладывают надлобковую цистостому, при об­струкции мочеточников требуется нефростомия.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.