Сделай Сам Свою Работу на 5
 

И КОВЧЕГ ПОПЛЫЛ ПО ЛОНУ ВОД

Жил-бьш когда-то в древнем Шумере правитель, кото­рый стремился к вечной жизни. Звали его Гильгамеш. Мы знаем о его подвигах, потому что уцелели мифы и предания Месопотамии, записанные клинописью на глиняных и по­том обожженных табличках. Многие тысячи этих табличек, некоторые из них восходят к началу III тысячелетия до н.э.,

были извлечены из песков современного Ирака. Они несут уникальную картину исчезнувшей культуры и напоминают нам, что даже в те дни седой древности человеческие суще­ства хранили память о временах еще более далеких, време­нах, от которых их отделял великий и ужасный потоп:

"Я расскажу миру о деяниях Гильгамеша. Это был человек, которому все вещи были ведомы;

это был царь, который знал страны мира. Он был мудр, он владел тайнами и знал секреты, он донес до нас рассказ о днях до наводнения. Он прошел долгий путь, устал и был измож­ден работой; вернувшись, он отдохнул и высек всю историю на камне ".

Историю, которую принес Гильгамеш из странствий, рассказал ему некто Ут-напишти, царь, правивший за тыся­чи лет до этого, который пережил Великий Потоп и был вознагражден бессмертием за то, что сберег семена челове­чества и всех живых существ.

Это было давным-давно, говорил Ут-напишти, когда боги обитали на Земле: Ану, властелин Неба, Энлиль, тот, кто претворяет в жизнь божественные решения, Иштар, бо­гиня войны и плотской любви, и Эа, властелин вод, есте­ственный друг и покровитель Человека.

"В те дни мир процветал, люди размножа­лись, мир ревел как дикий бык, и Великий Бог был разбужен шумом. Энлиль услышал шум и сказал собравшимся богам: "Шум, производи­мый человечеством, невыносим, из-за этого галдежа невозможно спать". И боги решили истребить человечество ".

Однако Эа пожалел Ут-напишти. Он обратился к нему сквозь тростниковую стену царского дома, предупредил о грозящей катастрофе и посоветовал построить лодку, в ко­торой он мог бы спастись вместе со своей семьей:

"Разрушь свой дом и построй лодку, брось дела и спасай жизнь, презри богатства мира и спа­си свою душу... Разрушь свой дом, говорю я тебе, и построй лодку, размеры которой, дли­на и ширина, чтобы были в согласии. Возьми в лодку семена всех живых существ".



Ут-напишти построил лодку, как было велено, причем как раз вовремя. "Я погрузил в нее все, что имел, — сказал он, — семена всех живых существ".

"Я посадил в лодку всех родных и знакомых, скот и диких зверей, и всяких ремесленников... Я уложился в срок. С первыми лучами зари из-за горизонта пришла черная туча; изнутри ее, где находился властелин бурь Адад, доносился гром... Все было объято отчаянием, когда бог бурь обратил дневной свет во тьму, когда он разбил землю, как чашку... В первый же день буря свирепо дула и принес­ла наводнение... Никто не мог видеть своего соседа. Нельзя было понять, где люди, где небо. Даже боги испугались наводнения и удалились. Они поднялись на небо к Ану и припали к зем­ле на краю. Они съежились как собаки, а Иш-тар плакала и голосила: "Неужели я подарила жизнь своим детям-людям только для того, чтобы насытить их телами море, как-будто они рыбы?"

Далее, продолжал Ут-напишти:

"Шесть дней и ночей дул ветер, ливень, буря и наводнение владели миром, буря и наводнение неистовствовали вместе, как сражающиеся толпы. Когда наступило утро седьмого дня, ненастье стихло, море успокоилось, потоп пре­кратился. Я посмотрел на лицо мира — везде тишина. Поверхность моря стала ровной как крыша. Все человечество обратилось в глину... Я открыл люк, и свет пал на мое лицо. Тогда я низко склонился, сел и зарыдал, и слезы сте­кали по моему лицу, ибо со всех сторон меня окружала вода, и ничего, кроме воды... На расстоянии в четырнадцать лиг раньше была гора, там лодка села на мель; на горе Нисир лодка крепко застряла, так крепко, что не могла шевельнуться... Наутро седьмого дня я выпустил голубку. Она улетела, но, не найдя, куда сесть, вернулась. Тогда я выпустил лас­точку, она улетела, но, не найдя куда сесть,

вернулась. Я выпустил ворона, он увидел, что вода отступила, покормился, покаркал и не вернулся ".

Ут-напишти понял, что теперь можно высаживаться:

"Я произвел возлияние на вершине горы... Я сложил в кучу дерево и тростник, кедр и мирт... Как только боги ощутили сладкий аро­мат, они слетелись как мухи на жертву..."

Этот текст — далеко не единственный, дошедший до нас из древней землиШумер. На других табличках — неко­торым по 5000 лет, другим меньше 3000 — фигура Ноя-Ут-напишти именуется поочередно Зиусудрой, Ксисутросом или Атрахасисом. Но он всегда легко узнаваем: это тот же пат­риарх, которого предупреждает тот же милосердный бог;

каждый раз он выплывает из вселенского потопа в ковчеге, который треплет ураган; и опять его потомки заселяют мир.

Очевидно, что месопотамский миф о наводнении во многом перекликается со знаменитой библейской историей о Ное и потопе ". Ученые ведут нескончаемый спор о при­роде этого сходства. Но что действительно существенно, так это то, что при всем разнообразии вариантов предания по­томству всегда передается главное, а именно: была глобаль­ная катастрофа, которая почти полностью уничтожила че­ловечество.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА

Аналогичное послание сохранилось в долине Мехико, на другом краю Земли, очень далеко от гор Арарат и Нисир. Там, в условиях культурной и географической изоляции от иудейско-христианского влияния, за много веков до при­бытия испанцев, уже рассказывали о Великом Потопе. Как помнит читатель из Части III, там верили, что этот потоп смел все с лица Земли в конце Четвертого Солнца: "Разру­шение явилось в виде проливного дождя и наводнений. Горы исчезли, и люди обратились в рыб..."

Согласно мифологии ацтеков, при этом уцелели лишь два человеческих существа: мужчина Коскостли и его жена Шочикецаль, которые были предупреждены о катаклизме богом. Они спаслись в большой лодке, построить которую их надоумили, после чего причалили к вершине высокой

горы. Там они сошли на берег и завели большое количество детей, которые были немыми до тех пор, пока голубь на верхушке дерева не даровал им речь. Причем дети стали говорить на языках настолько разных, что не понимали друг друга.

Родственное центральноамериканское предание племе­ни мечоаканесек еще ближе к истории, излагаемой в Книге Бытия и месопотамских источниках. Согласно этому преда­нию, бог Тескатилпока решил погубить все человечество при помощи наводнения, оставив в живых лишь некоего Теспи, который погрузился на просторный корабль вместе с женой, детьми и большим количеством животных и птиц, а также запасом злаков и семян, сохранение которых было существенно для будущего выживания человеческого рода. Корабль пристал к обнажившейся горной вершине после того, как Тескатилпока повелел водам отступить. Желая выяснить, можно ли уже высаживаться на берег, Теспи вы­пустил грифа, который, питаясь трупами, коими земля была сплошь усеяна, и не подумал возвращаться. Человек посы­лал и других птиц, но обратно вернулась только колибри, которая принесла в клюве веточку с листьями. Поняв, что началось возрождение Земли, Теспи и его жена сошли с ковчега, размножились и заселили своими потомками Землю.

Память об ужасном наводнении, которое приключи­лось из-за божественного неудовольствия, сохранилась и в Пополь-Вух. Согласно этому древнему тексту, Великий Бог решил создать человечество вскоре после Начала Времен. Сначала в порядке эксперимента он сделал "деревянные фигурки, которые выглядели как люди и разговаривали как люди". Но они впали в немилость, потому что "не помнили своего Создателя".

"И тогда Сердце Небес учинило наводнение;

великое наводнение пало на головы деревян­ных созданий... С неба лилась густая смола... лик земли потемнел, и черный дождь шел днем и ночью... Деревянные фигурки были уничто­жены, разрушены, изломаны и убиты".

Однако погибли не все. Так же, как и ацтеки и мечоа-канесеки, майя Юкатана и Гватемалы верили, что, подобно Ною и его жене, "Великий Отец и Великая Мать" пережи­ли наводнение, чтобы заново заселить Землю, став предка­ми всех последующих поколений.

ЮЖНАЯ АМЕРИКА

Двигаясь к югу, мы встречаемся с народом чибча из Центральной Колумбии. Согласно их мифам, они жили вна­чале как дикари, без законов, земледелия и религии. Но однажды среди них появился старик иной расы. У него была густая длинная борода, и звали его Бочика. Он научил чибча строить хижины и жить вместе.

Вслед за ним появилась его жена, красавица по имени Чиа; она была злая, и ей доставляло удовольствие мешать альтруистическим действиям мужа. Поскольку она была не в силах победить его в честной борьбе, она силой колдов­ства вызвала огромное наводнение, в котором погибло боль­шинство людей. Бочика ужасно рассердился и отправил Чиа в ссылку на небо, где она превратилась в Луну, чьей зада­чей стало светить по ночам. Он также заставил наводнение отступить и дал возможность спуститься с гор немногим уцелевшим людям, которые сумели там спрятаться. Впос­ледствии он даровал им законы, научил обрабатывать зем­лю и установил культ Солнца с периодическими праздни­ками, жертвоприношениями и паломничествами. Затем он передал свою власть двум вождям и провел остаток дней на Земле в тихом аскетическом созерцании. Когда он вознесся на небо, то стал богом.

Дальше к югу, в Эквадоре, индейское племя канаров хранит древнюю историю о наводнении, от которого два брата спаслись, взобравшись на высокую гору. По мере подъема воды, гора тоже росла, так что братья сумели пере­жить катастрофу.

Бразильские индейцы тупинамба тоже поклонялись ге­роям-цивилизаторам или создателям. Первым из них был Монан, что означает "древний, старый", про которого гово­рили, что именно он был творцом человечества, но затем погубил мир наводнением и огнем...

Перу, как мы видели в Части II, было особенно богато легендами о потопе. Типичная история рассказывает об ин­дейце, которого о потопе предупредила лама. Человек и лама вместе убежали на высокую гору Вилка-Кото:

"Когда они достигли вершины горы, то увиде­ли, что там уже спасались всевозможные птицы и звери. Море стало подниматься и покрыло все равнины и горы, за исключением вершины Вилка-Кото; но даже и туда захлес-

тывали волны, так. что животным пришлось сбиться в кучу на "пятачке"... Через пять дней вод» пошла на убыль, и море вернулось в свои берега. Но все люди, кроме одного, уже утону­ли, и именно от него пошли все народы Земли".

В доколумбовом Чили арауканы сохранили предание о том, что некогда случилось наводнение, от которого спас­лись лишь немногие индейцы. Они бежали на высокую гору под названием Тегтег, что означает "гремящая", или "сверкающая", которая имела три вершины и была способ­на плавать в воде.

На крайнем юге континента легенда народа ямана с Огненной Земли повествует: "Потоп вызвала женщина-Луна. Это было время великого подъема... Луна была полна нена­висти к человеческим существам... В то время утонули все, за исключением тех немногих, кто сумел бежать на пять горных вершин, которые вода не покрыла".

Другое племя с Огненной Земли, пехуэнче, связывает наводнение с длительным периодом тьмы: "Солнце и Луна упали с неба, и мир оставался без света, пока, наконец, два огромных кондора не отнесли Солнце и Луну обратно на небо".

СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА

Среди инуитов Аляски существовало предание об ужас­ном наводнении, сопровождавшемся землетрясением, кото­рое так быстро пронеслось по лицу Земли, что лишь немно­гим удалось спастись в своих каноэ или спрятаться на вер­шинах высочайших гор, окаменев от ужаса.

У луизенов из нижней Калифорнии есть легенда о на­воднении, которое затопило горы и уничтожило большую часть человечества. Лишь немногие спаслись, сбежав на высочайшие пики, которые не скрылись, как все окружаю­щее, под водой. Они оставались там до конца наводнения. Дальше к северу такие же мифы были записаны у гуронов. Легенда горцев из семьи алгонкинов рассказывает, как Ве­ликий Заяц Мичабо восстанавливал мир после потопа с по­мощью ворона, выдры и ондатры26.

В "Истории индейцев дакота" Линда, авторитетнейшем труде XIX столетия, который сберег многие туземные пре­дания, излагается миф ирокезов о том, как "море и воды некогда нахлынули на землю, погубив всю жизнь челове­

ческую". Индейцы чикасо утверждали, что мир был погуб­лен водами, "но спаслась одна семья и по паре животных каждого вида". Сиу тоже говорили о времени, когда не оставалось сухой земли и все люди исчезли.

ВОДА, ВОДА, КРУГОМ ВОДА

Насколько широко расходятся в мифологической па­мяти круги от Всемирного Потопа?

Чрезвычайно широко. Всего в мире таких легенд изве­стно более пятисот. Исследовав 86 из них (20 азиатских, 3 европейских, 7 африканских, 46 американских и 10 из Ав­стралии и Океании), доктор Ришар Андре пришел к выво­ду, что 62 полностью независимы от месопотамского и ев­рейского вариантов27.

Например, учёные-иезуиты, которые были среди пер­вых европейцев, посетивших Китай, имели возможность изучить в императорской библиотеке объемистый труд, со­стоявший из 4320 томов, про который говорили, что он пришел из древнейших времен и содержит "все знания". В эту великую книгу был включен ряд преданий, которые говорили о последствиях того, как "люди восстали против богов и система мироздания пришла в беспорядок": "Пла­неты изменили свой путь. Небо сдвинулось к северу. Солн­це, Луна и звезды стали двигаться по-новому. Земля развали­лась на части, из ее недр хлынула вода и затопила землю".

В тропических лесах Малайзии народность чевонг ве­риг, что время от времени их мир, который они называют Земля-Семь, переворачивается вверх ногами, так что все тонет и разрушается. Однако при содействии бога-творца Тохана на плоскости, бывшей раньше на нижней стороне Земли-Семь, появляются новые горы, долины и равнины. Вырастают новые деревья, рождаются новые люди.

В мифах о потопе, существующих в Лаосе и северном Таиланде, рассказывается, что много веков тому назад в верхнем королевстве обитали существа тен, а властелинами нижнего мира были три великих человека: Пу Лен Сьюн, Хун Кан и Хун Кет. Однажды тены объявили, что, прежде, чем съесть что-нибудь, люди должны в знак уважения де­литься с ними своей едой. Люди отказались, а тены в ярос­ти устроили наводнение, которое опустошило Землю. Три великих человека построили плот с домиком, куда посади­ли некоторое количество женщин и детей. Таким вот обра­зом им и их потомкам удалось пережить потоп.

Похожее предание о глобальном потопе, от которого два брата спаслись на плоту, существует у каренов в Бирме. Подобный потоп является составной частью вьетнамской мифологии; там брат с сестрой спаслись в большом дере­вянном сундуке вместе с парами животных всех пород.

У ряда племен австралийских аборигенов, особенно тех, что традиционно обитают вдоль северного тропического побережья, есть поверье, что своим происхождением они обязаны великому наводнению, которое смело ранее суще­ствовавший ландшафт вместе с обитателями. Согласно ми­фам о происхождении рада других племен, ответственность за потоп лежит на космическом змее Юрлунгуре, символом которого является радуга.

Существуют японские предания, согласно которым ос­трова Океании появились после того, как отступили волны великого потопа. В самой Океании миф коренных жителей Гавайских островов рассказывает, как мир был уничтожен наводнением и потом воссоздан богом Тангалоа. Самоанцы верят в наводнение, которое некогда стерло с лица Земли все человечество. Его пережили лишь два человека, отплыв­шие в море на лодке, которая потом пристала к архипелагу Самоа.

ГРЕЦИЯ, ИНДИЯ И ЕГИПЕТ

На другом краю Земли греческая мифология тоже на­сыщена воспоминаниями о потопе. Однако здесь, как в Центральной Америке, наводнение рассматривается не как изолированное явление, а как составной элемент периоди­ческого разрушения и возрождения мира. Ацтеки и майя использовали понятия последовательных "Солнц", или эпох (из которых наша — пятая и последняя). Аналогичным об­разом устные предания Древней Греции, собранные и запи­санные Гесиодом в VIII веке до н.э., гласят, что до нынеш­него человечества на Земле существовали четыре расы. Каждая из них была более развитой, чем последующая. И каждая в назначенный час была "поглощена" геологическим катак­лизмом.

Первая и самая древняя раса человечества жила, соглас­но этому преданию, в "Золотом веке". Эти люди "жили, словно боги, свободными от забот, без горестей и печалей... Вечно молодые, они наслаждались жизнью на пирах... Смерть приходила к ним, как сон". По прошествии времени и по команде Зевса вся эта "золотая раса" "провалилась в зем­

ные глубины". За ней последовала "серебряная раса", кото­рую сменила "бронзовая", затем пришла раса "героев", ну а уже потом явилась наша "железная" раса — пятый и после­дний этап творения.

Особый интерес для нас представляет судьба "бронзо­вой" расы. Имевшие, по описаниям мифов, "силу гигантов, мощные руки", эти грозные люди были уничтожены Зев­сом, царем богов, в наказание за прегрешение Прометея, мятежного титана, подарившего человечеству огонь. Мсти­тельное божество воспользовалось для очистки Земли все­общим потопом.

В наиболее популярном варианте мифа Прометей опло­дотворил земную женщину. Она родила ему сына по имени Девкалион, который правил царством Фтия в Фессалии и взял в жены Пирру, рыжую дочь Эпиметрия и Пандоры. Когда Зевс принял свое роковое решение уничтожить брон­зовую расу, Девкалион, предупрежденный Прометеем, ско­лотил деревянный ящик, сложил туда "все необходимое" и забрался туда сам вместе с Пиррой. Царь богов заставил пролиться с неба сильнейшие дожди, затопившие большую часть земли. В этом потопе погибло все человечество, за исключением нескольких людей, бежавших на самые высо­кие горы. "В это время горы Фессалии раскололись на час­ти, и вся страна вплоть до Истмуса и Пелопонеса скрылась под водной гладью".

Девкалион и Пирра плавали по этому морю в своем ящике девять дней и ночей и в конце концов причалили к горе Парнас. Там, когда дожди прекратились, они высади­лись и принесли богам жертву. В ответ Зевс прислал к Девкалиону Гермеса с разрешением попросить всего, чего захочет. Тот пожелал людей. Зевс велел ему набрать камней и бросать их через плечо. Камни, что бросил Девкалион, превратились в мужчин, а те, что бросила Пирра — в жен­щин.

Древние греки относились к Девкалиону, как евреи — к Ною, то есть как к прародителю нации и основателю многочисленных городов и храмов.

Аналогичная фигура была почитаема в ведической Ин­дии более 3000 лет назад. Однажды, гласит легенда,

"некий мудрец по имени Ману совершал омо­вение и обнаружил в своей ладони маленькую рыбку, которая попросила сохранить ей жизнь. Пожалев ее, он запустил рыбку в кувшин. Одна-

ко на следующий день она так выросла, что ему пришлось отнести ее в озеро. Вскоре озе­ро тоже оказалось маловато. "Брось меня в море, — сказала рыба, бывшая в действитель­ности воплощением бога Вишну, — мне будет удобнее". Затем Вишну предупредил Ману о грядущем потопе. Он прислал ему большой корабль и велел погрузить в него по паре всех живых существ и семена всех растений, а по­том сесть туда самому".

Не успел Ману выполнить эти приказания, как океан поднялся и затопил все; ничего не было видно, кроме бога Вишну в его рыбьем обличье, только теперь это было ог­ромное однорогое существо с золотой чешуей. Ману подо­гнал свой ковчег к рогу рыбы, и Вишну буксировал его по кипящему морю, пока не остановился у торчащей из воды вершины "Горы Севера".

"Рыба сказала: "Я спасла тебя. Привяжи ко­рабль к дереву, чтобы вода не унесла его, пока ты находишься на горе. По мере того как вода будет спадать, ты можешь спускать­ся ". И Ману спустился вместе с водами. По­топ смыл всех существ, и Ману остался один ".

С него, а также с животных и растений, которых он спас от гибели, началась новая эра. Через год из воды по­явилась женщина, объявившая себя "дочерью Ману". Они вступили в брак и произвели на свет детей, став прародите­лями существующего человечества.

Теперь о последнем (по порядку, но не по значению). Древнеегипетские предания также упоминают о великом наводнении. Например, погребальный текст, обнаруженный в гробнице фараона Сети I, говорит об уничтожении пото­пом грешившего человечества. Конкретные причины этой катастрофы изложены в Главе 175 Книги мертвых, которая приписывает богу Луны Тоту следующую речь:

"Они воевали, они погрязли в раздорах, они причиняли зло, они возбуждали вражду, они совершали убийства, они творили горе и угне­тение... [Вот отчего] я собираюсь смыть все, что ни сотворил. Земля должна омыться в водной пучине яростью потопа и снова стать чистой, как в первобытные времена".

ПО СЛЕДАМ ТАЙНЫ

Эти слова Тога как бы замыкают наш круг, начавший­ся с шумерского и библейского наводнений. "Земля напол­нилась... злодеяниями", — говорит Книга Бытия.

"И воззрел Бог на землю, — и вот, она рас­тленна: ибо всякая плоть извратила путь свой на земле. И сказал Бог Ною: «Конец всякой плоти пришел пред лицо Моё; ибо земля на­полнилась от них злодеяниями. И вот, Я ис­треблю их с земли»".

Подобно наводнению Девкалиона, Ману и тому, кото­рое уничтожило "Четвертое Солнце" ацтеков, библейский потоп положил конец эре человечества. За ним последовала новая эра, наша, заселенная потомками Ноя. Однако с са­мого начала было ясно, что в свое время эта эра должна прийти к катастрофическому концу. Как пелось в старой песне: "Радуга Ною знаменьем была: хватит потопов, но бойся огня".

Библейский источник этого пророчества гибели мира можно найти во втором послании Петра, глава 3:

"Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по соб­ственным их похотям и говорящие: "Где обе­тование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же". Думающие так, не знают, что в начале словом Божиим небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберега­ются огню на день суда и погибели нечести­вых человеков... Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом при­дут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят ".

Библия, таким образом, предсказывает две эры нашего мира, причем нынешняя — вторая и последняя. Однако в других культурах фигурирует другое количество циклов тво­рения-разрушения. В Китае, например, минувшие эры на­зываются кис, причем считается, что с начала времен до Конфуция их прошло десять. В конце каждого киса,

общем содроганий природы, море выходит из берегов, горы выпрыгивают из земли, реки меняют свое русло, человечес­кие существа и вообще все гибнут, а древние следы стира­ются..."

Священные книги буддистов говорят о Семи Солнцах, каждое из которых губят поочередно вода, огонь или ветер. В конце Седьмого Солнца, нынешнего мирового цикла, ожидается, что "земля вспыхнет". Предания аборигенов са-равака и сабаха из Океании напоминают, что небо некогда было "низким", и говорят нам, что "шесть Солнц погиб­ли... ныне мир освещается Седьмым Солнцем". Аналогич­ным образом, в пророческих Сивиллиных книгах говорится о "девяти Солнцах, которые суть пять эпох", и предрекает­ся приход еще двух эпох — Восьмого и Девятого Солнц.

По другую сторону Атлантического океана индейцы хопи в Аризоне (дальние родственники ацтеков) насчитали три предьщущих Солнца, каждое из которых завершалось все­сожжением, после чего следовало постепенное возрождение человечества. Кстати, согласно космологии ацтеков, наше­му Солнцу предшествовало четыре. Но подобные мелкие различия касательно точного числа разрушений и творений, фигурирующего в той или иной мифологии, не должны отвлекать нас от удивительной конвергенции древних пре­даний, которая здесь вполне очевидна. По всему миру эти предания увековечивают серии катастроф. Во многих слу­чаях характер конкретного катаклизма затуманивается по­этическим языком, нагромождением метафор и символов. Довольно часто различные виды природных бедствий (два и больше) изображаются так, будто они случились одновре­менно (чаще всего это наводнения и землетрясения, но иног­да пожары в сочетании с ужасающей темнотой).

Все это способствует созданию запутанной картины. Но вот мифы хопи отличаются предельной простотой и конк­ретностью описания. Вот что они говорят:

"Первый мир был уничтожен за человеческие проступки всепоглощающим огнем, который пришел сверху и снизу. Второй мир кончился, когда земной шар свернул со своей оси и все покрылось льдом. Третий мир закончился все­ленским потопом. Нынешний мир — четвер­тый. Его судьба будет зависеть от того, бу­дут ли его обитатели вести себя в соответ­ствии с планами Создателя".

Здесь мы выходим на след тайны. И хотя у нас нет надежды когда-либо постигнуть планы Создателя, нужно суметь разобраться в загадке мифов о глобальной катастрофе.

Сквозь эти мифы доносятся к нам голоса древних. Что они пытаются сказать?

ГЛАВА 25 МАСКИ АПОКАЛИПСИСА

Подобно индейцам хопи в Северной Америке, авестий­ские арии в доисламском Иране верили, что нашей эпохе предшествовали три эпохи творения. Во время первой эпо­хи люди были чисты и безгрешны, высоки ростом и явля­лись долгожителями, но к ее концу дьявол объявил войну святому богу Ахурамазде, результатом чего явился бурный катаклизм. Во время второй эпохи дьявол успехов не имел. В третьей эпохе добро и зло уравновешивали друг друга. В четвертой эпохе (нынешней) зло как восторжествовало вна­чале, так и продолжает с тех пор торжествовать.

Согласно пророчествам, вскоре ожидается конец чет­вертой эпохи, но в данном случае нас интересует конец первой. Он не связан напрямую с наводнением, но столькими чертами схож с преданиями о всемирном потопе, что связь здесь отчетливо просматривается.

Авестийские священные книги возвращают нас к вре­менам рая на Земле, когда далекие предки древних персов жили в сказочной и счастливой Арйана Вэджа, первом тво­рении Ахурамазды, которая процветала в первую эпоху и была мифическим местом рождения и домом арийской расы.

В те дни Арйана Вэджа отличалась мягким и способ­ствующим плодородию климатом, где лето длилось семь месяцев, а зима — пять. И этот сад наслаждений, урожай­ный и богатый зверьми, где реки струились по лугам, пре­вратился в результате нападения дьявола Ангро-Майнью в безжизненную пустыню, где десять месяцев зима и только два — лето:

"Первой из двух счастливых земель и стран, которые я, Ахурамазда, создал, была Арйана Вэджа... Но вслед за этим Ангро-Майнью, носитель смерти, создал в противовес ей мо-

гучую змею и снег. Теперь там десять меся­цев зимы и лишь два месяца лета, там мерз­нет вода, мерзнет земля, мерзнут деревья... Все кругом покрывает глубокий снег, и это самая ужасная из напастей... "

Читатель согласится, что речь вдет о внезапном и рез­ком изменении климата в Арйана Вэджа. Священные кни­ги "Авесты" не оставляют в этом сомнения. Ранее там опи­сывалась встреча небесных богов, которую организовал Аху-рамазда, и говорилось, как на нее явился в сопровождении всех своих чудесных смертных "справедливый Йима, дос­тославный пастырь из Арйана Вэджа".

Именно в этот момент начинаются странные параллели с библейскими преданиями о потопе, потому что Ахурамаз-да пользуется этой встречей, чтобы предупредить Ииму о том, что должно приключиться в результате происков не­чистой силы:

"И Ахурамазда обратился к Йиме и сказал ему: "О справедливый Йима... На материаль­ный мир собирается пасть роковая зима, не­сущая с собой неистовый разрушительный мо­роз. Губительная зима, когда выпадает огром­ное количество снега... И погибнут все три вида животных: те, что живут в диких лесах, те, что живут на вер­шинах гор, и те, что живут, в глубине долин под защитой хлевов.

А посему построй себе вар (подземное убежи­ще] размером с пастбище. И принеси туда представителей всякого рода зверей, великих и малых, и скота, и людей, и собак, и птиц, и огонь пылающий.

Сделай так, чтобы там текла вода. По бере­гу водоема на деревья посади птиц среди веч­нозеленой листвы. Посади там образцы всех растений, самых красивых и благоухающих, и плоды самые сочные. И все эти предметы и существа уцелеют, пока они находятся в варе. Но не вздумай поместить сюда существ урод­ливых, бессильных, безумных, безнравственных, лживых, злых, ревнивых, а равно людей с не­ровными зубами и прокаженных.

Кроме масштаба этого убежища, есть только одно су­щественное отличие вара, внушенного Йиме свыше, от ков­чега, на постройку которого был подвигнут Ной: Ковчег — средство пережить ужасное и разрушительное наводнение, способное погубить все живое, погрузив мир в воду; вар — средство пережить ужасную и разрушительную зиму, спо­собную уничтожить все живое, покрыв землю слоем льда и снега.

В "Бундахиш", другой зороастрийской священной кни­ге (считается, что в нее вошел древний материал из утерян­ной части "Авесты"), приводится дополнительная инфор­мация об оледенении, скрывшем Арйана Вэджо. Когда Ан-гро-Майнью наслал неистовый разрушительный мороз, он также "напал на небо и привел его в беспорядок". "Бунда­хиш" рассказывает, что это нападение позволило нечести­вому завладеть "одной третью неба и закрыть его тьмой", в То время как наползающие льды сжимали все вокруг.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.