Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава III. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка 10 глава

В судебной практике угон нередко совершается вооруженной бандой, с целью захвата заложников, незаконного пересечения границы и т.д. Во всех этих случаях необходима квалификация по совокупности преступлений, установленных ст. 211 и соответствующими статьями Кодекса, предусматривающими ответственность за данные преступления. При угоне или захвате с целью угона и последующим обращением в пользу виновных или иных лиц судна или подвижного состава содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. 211 и соответствующих статей гл. 21 УК, поскольку в результате действий виновных вред причиняется различным общественным отношениям - собственности и общественной безопасности, и это должно найти отражение в квалификации деяния

Квалифицированным видом угона (ч. 2 ст. 211 УК) является совершение преступления: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Содержание этих признаков было рассмотрено при анализе терроризма (п. "а" и "б" ч. 2 ст. 205 УК), захвата заложника (п. "г" и частично п. "в" ч. 2 ст. 206 УК). Угроза применением насилия, опасного для жизни или здоровья, означает психическое воздействие на потерпевшего в форме угрозы применения насилия, которое может повлечь причинение лицу легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью.

Особо квалифицированным видом угона являются: а) совершение деяния организованной группой; б) причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий. Содержание этих признаков было рассмотрено при анализе особо квалифицированного вида терроризма (ст. 205 УК).

Массовые беспоpядки (ст. 212 УК). Высокая степень общественной опасности массовых беспорядков определяется рядом обстоятельств: во-первых, самим фактом существования трудно поддающейся внешнему контролю большой массы людей, что уже влечет за собой значительную психологическую напряженность в определенном регионе или районе их проживания; во-вторых, стихийным характером поведения участников толпы, который сопряжен с массовыми уничтожением и повреждением имущества, причинением физического вреда здоровью, а нередко и смерти значительному числу людей, с дезорганизацией деятельности органов власти и управления, транспорта, иных жизнеобеспечивающих сфер общества; в-третьих, неблагоприятной тенденцией массовых беспорядков к росту, особенно в условиях общей экономической, политической, социальной и психологической неустойчивости и нестабильности общества.



В Уголовном кодексе 1996 г., так же как и в ранее действовавших уголовных кодексах, не содержится определения понятия "массовые беспорядки", что вызывает определенные сложности в правоприменительной деятельности*(285). Массовые беспорядки - это нарушение установленного порядка в публичных местах, совершаемое множеством лиц (толпой).

Соответствующий порядок поведения предусматривается законами Российской Федерации и субъектов Федерации, устанавливаемыми местными органами власти и управления правилами поведения в местах массового скопления людей. Массовые беспорядки связаны, прежде всего, с действиями толпы (множества лиц), что является первой характерной чертой этого преступления и которая применительно к анализируемому составу в специальной литературе практически не рассматривается. По мнению Ю.Н.Демидова: "Понятие массы людей, толпы весьма условно"*(286). В уголовно-правовой теории XIX в. понятие "скопище", которое после 1917 г. трансформировалось в понятие "массовые беспорядки", связывалось с массой людей. Так, Н.С.Таганцев писал: "Понятие скопища означает объединение ради общих действий или ради общей цели более или менее значительного числа лиц, массы людей; причем понятие множества не может быть определено какими-либо признаками, особо указанными в законе, а устанавливается по обстоятельствам каждого случая"*(287). Позже, в советское время, А.Н.Трайнин при характеристике массовых беспорядков отмечал: "Массы - меняющаяся толпа со свободным доступом и свободным выходом участников"*(288). В русском языке понятие "толпа" определяется как "скопление людей, сборище"*(289). По мнению А.Соловьева, количество людей при массовых беспорядках должно быть таким, чтобы в любой момент перекрыть движение транспорта, пешеходное движение, сорвать проведение массового мероприятия, нарушить работу различных учреждений и организаций, т.е. контролировать положение на определенной значительной территории*(290).

В зарубежном уголовном законодательстве подходы к численному определению толпы (если ее рассматривать как количественный синоним "массы") различны - либо вообще не указываются (ФРГ, Франция и др.), либо колеблются от трех (Примерный Уголовный кодекс США 1962 г.) до двенадцати человек (Акт об охране общественного порядка Великобритании 1986 г.).

Таким образом, теория российского уголовного права не связывает понятие "толпа" с какими-либо количественными характеристиками. Полагаем, что невозможно формализовать количественные критерии толпы и, соответственно, состава преступления массовых беспорядков. Конечно, в зависимости от того, насколько велика толпа, может быть причинен больший или меньший вред правоохраняемым объектам. Однако с содержательных позиций более важными представляются другие свойства толпы. Во-первых, относительная связанность какой-либо общей идеей, что придает толпе определенную направленность, возможность быстро реагировать на новые призывы и достаточно легко менять свой интерес. Во-вторых, в целом стихийный характер сбора людей, не исключающий наличие организационных моментов, но они, как правило, касаются не всей толпы, а ее костяка, который может быть немногочисленным. В-третьих, трудноуправляемость большого массива людей, что может привести к потере контроля со стороны ее руководителей над поведением толпы и, соответственно, к стихийному развитию событий, быть может, даже выходящих за пределы первоначально задуманного. Названные обстоятельства в совокупности лежат прежде всего в основе криминализации массовых беспорядков и определяют их высокую общественную опасность.

Вместе с тем следует иметь в виду, что простое нарушение общественного порядка массой людей еще не составляет преступление, предусмотренное ст. 212 УК. Такого рода действия могут образовывать административное правонарушение, наказуемое в соответствии со ст. 166.1 КоАП РСФСР. Для применения норм Уголовного кодекса необходимо, чтобы массовые беспорядки сопровождались насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти.

Вторая характерная черта массовых беспорядков - они выступают в качестве реакции на неправомерные действия органов власти. Следует отметить, что этот признак был выделен уже в ст. 77 УК 1922 г. и специально подчеркивался исследователями того периода*(291). В последующие годы данное обстоятельство как бы несколько ушло в тень и нередко игнорировалось судебной практикой. Статья 212 УК 1996 г. предусматривает в качестве условия ответственности за массовые беспорядки невыполнение законных требований представителей власти. Правда, это положение содержится не в описании традиционного простого состава массовых беспорядков, а в ч. 3 статьи, где предусматривается ответственность за призывы к неподчинению власти, массовым беспорядкам и насилию над гражданами. В целях ясного и недвусмысленного понимания массовых беспорядков было бы предпочтительным предусмотреть этот обязательный признак при описании именно организационной деятельности и участия в массовых беспорядках. Вместе с тем даже такая формулировка закона, на наш взгляд, дает достаточные основания для привлечения к уголовной ответственности по ст. 212 УК лишь при условии законного характера действий органов власти. Незаконность предъявляемых требований к участникам и организаторам толпы должна влечь за собой освобождение их от уголовной ответственности по ст. 212 УК.

Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.

Объективная сторона массовых беспорядков выполняется только путем активных действий, выражающихся в нарушении множеством лиц (толпой) установленного порядка в публичных местах, сопровождаемых насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти (ч. 2 ст. 212 УК) либо в организации соответствующих массовых беспорядков (ч. 1), либо в призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывах к насилию над гражданами (ч. 3).

Законодатель дифференцирует ответственность за массовые беспорядки в зависимости от характера и степени общественной опасности совершаемых виновными лицами действий: организаторы массовых беспорядков привлекаются по ч. 1 ст. 212 УК; участники беспорядков - по ч. 2; лица, призывающие к активному неподчинению законным требованиям представителей власти, к массовым беспорядкам, а равно к насилию над гражданами, - по ч. 3.

Согласно ч. 1 ст. 212 УК, преступление выражается в организации массовых беспорядков. Таким образом, центральной фигурой преступления является ее организатор. Без уяснения понятия данной фигуры невозможно и определение организации массовых беспорядков. В ст. 17 УК 1960 г. организатор определялся как лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением. В соответствии с этим в специальной литературе в последние годы сложилось устойчивое мнение, что организация массовых беспорядков выражается в совершении действий, во-первых, направленных на подготовку к массовым беспорядкам и, во-вторых, по непосредственному руководству массовыми беспорядками в период их совершения. По существу, такое же понятие организатора содержится и в ст. 33 УК 1996 г. с добавлением аналогичных функций при создании или руководстве организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Следовательно, организационная деятельность включает в себя совершение действий как на стадии подготовки, так и в процессе массовых беспорядков.

Подготовительная деятельность к массовым беспорядкам как первая форма организационной деятельности включает в себя широкий комплекс действий, направленных на сбор толпы и подготовку программы ее действий: выбор места и времени совершения беспорядков, определение из числа его участников лиц, ответственных за отдельные акции, подготовку агитационных плакатов и призывов, разработку планов действий, организацию связи, снабжения оружием, транспортом, другими подручными средствами, созыв участников массовых беспорядков и др.

Названная форма организационной деятельности характеризуется тем, что организаторы воздействуют на неопределенно большой круг людей. В связи с этим возникает вопрос об отграничении организации от подстрекательства и пособничества. В теории уголовного права по данному поводу высказываются различные точки зрения. Согласно одной из них: "подстрекатели, пособники (и укрыватели в соответствующих случаях) в совершении погромов и других преступлений, совершенных во время массовых беспорядков, должны нести ответственность по соответствующим статьям за посягательство на личность, имущество и т.д."*(292) Другие авторы считают, что лица, призывающие группу людей, толпу к совершению противоправных действий (если не установлено иных признаков их организаторской деятельности) должны привлекаться к уголовной ответственности за соучастие в массовых беспорядках в форме подстрекательства. Лица, непосредственно не участвовавшие в погромах, поджогах и иных подобных действиях, но своими усилиями способствовавшие их совершению (например, предоставлением транспортных средств, оружия, сведений о местонахождении объектов посягательств, укрытием орудий, предметов преступлений) либо склонявшие путем угроз, просьб отдельных членов толпы к участию в массовых беспорядках, должны признаваться пособниками или подстрекателями"*(293).

При решении данного вопроса следует иметь в виду, что ч. 3 ст. 212 УК предусмотрена самостоятельная ответственность за призывы к массовым беспорядкам. Подробнее о характеристике этой специфической формы будем сказано ниже, сейчас же можно сделать общий вывод: призывы есть не что иное, как подстрекательство к массовым беспорядкам. В специальной литературе утвердилось мнение, что "организатор первого вида (лицо, организовавшее совершение преступления. - В.К.) всегда действует и как подстрекатель, поскольку инициатива в совершении преступления, как и подыскание соучастников, всегда принадлежит ему"*(294). Следовательно, если организационные действия помимо элементов подстрекательства включают в себя и действия, направленные на организацию преступления, то содеянное полностью охватывается понятием "организация" и квалифицируется только по ч. 1 ст. 212 УК. В тех же случаях, когда лицо ограничивается только подстрекательством (призывами к толпе, группе лиц) и не предпринимает усилий для организации массовых беспорядков, оно привлекается к ответственности по ч. 3 ст. 212 УК.

Лицо, которое непосредственно не участвует в погромах, поджогах и иных подобных действиях, но содействует участникам массовых беспорядков во время их совершения путем предоставления каких-либо средств (оружия, транспорта, продуктов и т.п.), устранения препятствий либо советами или содействует таким же образом руководителям совершения массовых беспорядков, должно привлекаться к ответственности за пособничество. Более сложным представляется решение вопроса о квалификации действий лиц, которые содействовали указанными способами организаторам массовых беспорядков на стадии подготовительных действий. В таких случаях по отношению к организаторам лицо выступает в качестве пособника, но относительно участников массовых беспорядков оно, в силу своих действий, выполняет организующую роль - создает условия для совершения погромов, поджогов и иных подобных действий. Мы полагаем, что в этом случае действия виновного лица должны квалифицироваться как организация массовых беспорядков.

Вторая форма организационной деятельности выражается в непосредственном руководстве массовыми беспорядками. К ним относятся действия, сопряженные с отдачей конкретных распоряжений по выполнению каких-либо необходимых действий (доставка пищи, воды, медикаментов, спиртного, оружия, перекрытие путей движения подразделений охраны безопасности, внутренних войск, совершении конкретных актов погромов, поджогов и других подобных действий), вербовка новых участников беспорядков, распределение людей по группам с постановкой им конкретных задач, направление движения толпы в определенное место и тому подобные действия. Виновное лицо при этом может участвовать и в конкретных актах беспорядков, т.е. быть исполнителем (участником) массовых беспорядков. Данное обстоятельство не меняет оценки его деятельности как организатора и не служит основанием для квалификации его действий по совокупности ч. 1 и 2 ст. 212 УК, но должно учитываться при назначении наказания.

В соответствии с законом массовые беспорядки должны сопровождаться насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти. При этом совершение всех указанных действий не является обязательным для наличия состава массовых беспорядков. В Уголовном кодексе перечень действий, сопровождающих массовые беспорядки, изложен исчерпывающим образом и расширительному толкованию не подлежит.

Насилие как обязательный фактор, сопутствующий нарушению установленного порядка в публичных местах, совершаемому множеством лиц (толпой), может быть психическим и физическим*(295).

Психическое насилие - это угроза применения любого по характеру насилия: причинения вреда здоровью или смерти, изнасилования или совершения мучительных действий, уничтожения или повреждения имущества, воспрепятствования занятию какой-либо деятельностью и др. Формы угрозы выражаются различно: словесно, в том числе в неопределенном виде, например, "плохо будет", демонстрация предметов, которые могут быть использованы для реализации высказанной угрозы, показ действия едких, ядовитых или легковоспламеняющихся веществ и т.д. Угроза (психическое насилие) должна восприниматься потерпевшими реальной и осуществимой.

Под физическим насилием следует понимать совершение действий, связанных с ограничением свободы передвижения, причинением физической боли либо повлекших за собой последствия, предусмотренные ст. 112 и 115 УК. Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью выходит за пределы насилия, предусматриваемого массовыми беспорядками и должно квалифицироваться по совокупности с соответствующими статьями Кодекса. Такой вывод следует из сопоставления санкций ст. 212 и 105, 111 УК.

Законодатель оставил в числе действий, сопровождающих массовые беспорядки, погромы. Такое решение представляется не совсем удачным. Во-первых, смысловую нагрузку этого слова достаточно сложно определить однозначно. Ни в законодательстве, ни в специальной литературе понятие "погромы" длительное время не раскрывалось*(296). Использование понятий "порча, уничтожение, приведение в непригодное состояние" при характеристике погромов нам представляется не совсем удачным, поскольку по своему содержанию они взаимопересекаются и не дают достаточной ясности об объеме понятия "погромы". В русском языке под погромом понимается: "Реакционно-шовинистическое выступление против какой-н. национальной или иной группы населения, сопровождающееся разорением, грабежом имущества и массовыми убийствами"*(297).

Следовательно, для погромов характерны, во-первых, уничтожение или повреждение имущества, во-вторых, его похищение, в-третьих, применение насилия. Кроме того, понятие "погромы" чаще всего ассоциируется с националистическими выступлениями. И действительно, как показывает судебная практика, погромы часто совершаются на почве национальной вражды или неприязни, однако эти мотивы далеко не исчерпывают тех побуждений, которыми руководствуются организаторы и участники массовых беспорядков. По опубликованным данным, в основе беспорядков лежали в 30% случаев недовольство низким уровнем жизни, в 22% - подверженность слухам, в 18% - недовольство работой органов власти и управления и в 14% - националистические побуждения*(298). Таким образом, реально в содержание погромов, если иметь в виду, что законодатель выделил насилие и уничтожение имущества наряду с погромами, входит лишь похищение имущества. Однако и в этом случае полной ясности не имеется, поскольку хищение не всегда включается в понятие "погромы". Например, Ю.Н.Демидов считает, что преступное завладение имуществом в процессе погрома целесообразно рассматривать как часть единого преступного деяния без дополнительной квалификации по статьям, предусматривающим ответственность за имущественные преступления, если при этом не было противоправных действий в отношении жизни и здоровья собственников. Если же в ходе учиненного погрома отдельные участники массовых беспорядков тайно или открыто с насилием над личностью присваивают себе имущество разграбляемого жилища, то в таких случаях их действия следует квалифицировать по совокупности преступлений"*(299). По нашему мнению, сущность погромов связана с применением насилия и причинением имущественного вреда в процессе массовых беспорядков. Но такие признаки уже указаны в диспозиции ст. 212 УК, поэтому выделение погромов в качестве самостоятельного признака теряет смысл и ничего не добавляет в понимание сущности массовых беспорядков.

Поджоги, как характеризующий массовые беспорядки признак, - это совершение различных действий, которые привели к возгоранию строений, транспортных средств, имущества, иных материальных ценностей. Под уничтожением имущества понимается приведение полностью в непригодное состояние сооружений, транспорта, коммуникаций, жилищ, предметов обихода и др. Применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств означает использование их поражающих свойств для причинения физического вреда потерпевшим, разрушения различных объектов либо создания реальной возможности наступления таких последствий или устрашения населения. О понятии огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств говорилось выше при анализе терроризма и бандитизма.

Оказание вооруженного сопротивления представителю власти выражается в активном противодействии законной деятельности представителей власти по поддержанию общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо в принуждении этих лиц к выполнению явно незаконных действий, совершаемых с применением оружия, когда создается угроза их жизни или здоровью. Вооруженность означает наличие любого оружия (огнестрельного, холодного, метательного либо газового).

В соответствии с примечанием к ст. 318 УК представителями власти признаются должностные лица правоохранительного или контролирующего органа, а также иные должностные лица, наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости. Таким образом, к данной категории лиц относятся: депутаты законодательных органов всех уровней и их помощники, должностные лица исполнительных и контролирующих органов (контрольные органы Президента РФ, главы администраций субъектов Федерации) различных уровней; работники правоохранительных органов (прокуратуры, МВД, суда, ФСБ, федеральных органов налоговой полиции и таможни); представители различных общественных организаций и объединений, которые по специальному полномочию наделяются на время осуществления своих функций правомочиями представителя власти (народные дружинники, общественные помощники, инспектора и др.), военнослужащие, привлекаемые в соответствии с Законами РФ от 24 сентября 1992 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" и от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих" к обеспечению общественной безопасности и общественного порядка.

Ответственность за непосредственное участие в массовых беспорядках предусмотрена в ч. 2 ст. 212 УК. Таким образом, законодатель дифференцированно подходит к оценке характера и степени общественной опасности, учитывая различную функциональную роль организаторов и участников массовых беспорядков.

Под участием в массовых беспорядках следует понимать непосредственное совершение участниками толпы во время нарушения установленного порядка актов насилия, погромов, поджогов, уничтожения имущества, применения оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также вооруженное сопротивление представителям власти. Совершение перечисленных действий вне нарушения толпой установленного порядка исключает наличие массовых беспорядков и виновные лица должны привлекаться к ответственности за совершение соответствующих преступлений (против личности, собственности, порядка управления и т.д.). Не могут квалифицироваться по ст. 212 УК и действия лиц (участников толпы), которые находились в районе массовых беспорядков, но не выполняли вышеуказанные действия. Они привлекаются к ответственности на общих основаниях, т.е. при наличии в их действиях признаков иных, помимо массовых беспорядков, составов преступлений.

В ч. 3 ст. 212 УК предусматривается специфическая форма массовых беспорядков: призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами. Строго говоря, к массовым беспорядкам относится лишь один вид действий, названных в этой части статьи, - призывы к массовым беспорядкам. Что же касается призывов к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и призывов к насилию над гражданами, то они, по существу, являются конкретными видами призывов к массовым беспорядкам. Вместе с тем они могут быть и не сопряжены с массовыми беспорядками, поэтому законодатель выделил их наряду с призывами к массовым беспорядкам. Как отмечалось ранее, по своим существенным свойствам данные действия есть не что иное, как подстрекательство к массовым беспорядкам.

Призывы - это "обращение, в лаконичной форме выражающее руководящую идею, политическое требование, лозунг"*(300). Таким образом, призывы образуют публичное обращение в целях возбуждения желания совершить определенные действия у части населения. Они могут совершаться с помощью средств массовой информации, путем подачи сигналов, составления и оглашения требований, программ, петиций и т.п., а также непосредственно через микрофоны, на собраниях, митингах и т.д. Обязательным условием ответственности по ч. 3 ст. 212 УК является направленность призывов на совершение определенных, прямо указанных в законе, действий. Призывы к совершению иных действий квалифицируются как подстрекательство к другим преступлениям (терроризму, убийству и т.д.).

Законодатель сформулировал ч. 1 и 3 ст. 212 УК по принципу формальных составов, и поэтому преступление считается оконченным с момента организации беспорядков либо оглашения призывов. Преступление, предусмотренное ч. 2 этой статьи, будет окончено с момента совершения указанных в ней действий - применения насилия, совершения погромов, поджогов и т.д.

Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется умышленной формой вины. Однако содержание умысла у виновных лиц может быть различным. Организатор и подстрекатель всегда действуют только с прямым умыслом. В литературе высказано мнение, что организатор может руководствоваться и косвенным умыслом*(301).

Такая позиция противоречит общей теории соучастия. Законодателем организационная и подстрекательская деятельность признается оконченным преступлением с момента организации массовых беспорядков или подстрекательства к ним. Волевое отношение виновного лица к факту организации массовых беспорядков при этом выражается только в желании их организации. Совершение в процессе массовых беспорядков актов насилия, погромов, поджогов и иных подобных действий находится за пределами состава этого преступления и, следовательно, не влияет на оценку субъективного отношения виновных лиц. Однако для вменения в вину организаторам последующих актов насилия, погромов и т.д. необходимо установить, что они охватывались их умыслом. Таково требование ч. 5 ст. 35 УК. Волевое отношение в этом случае может выражаться как в желании, так и в сознательном допущении таких последствий или в безразличном отношении к ним.

Участники массовых беспорядков могут действовать как с прямым, так и косвенным умыслом. Характер целей и мотивов, которыми руководствуются организаторы и участники беспорядков, в законе не описывается. Следовательно, они могут быть различными, в том числе у различных субъектов. Исключением являются лишь цели антигосударственного характера. В реальности это могут быть, как уже отмечалось, недовольство социально-экономическими условиями жизни, деятельностью государственных органов, хулиганские побуждения, национальная неприязнь и т.п.

Субъект массовых беспорядков общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Участники массовых беспорядков, совершившие конкретные акты насилия, погромы, поджоги и т.д., могут привлекаться к ответственности и по достижении 14 лет, если в соответствии с законом ответственность за конкретные преступления установлена с этого возраста.

Массовые беспорядки являются сложным преступлением*(302), поэтому возникает вопрос о его отграничении от смежных составов преступлений и квалификации по совокупности. Поскольку насилие над гражданами и представителями власти, уничтожение и повреждение имущества, применение оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств - обязательные признаками объективной стороны массовых беспорядков, постольку названные действия охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 212 УК, и не требуют дополнительной квалификации. Совершение иных преступлений (бандитизм, незаконный оборот оружия или радиоактивных материалов, насильственный захват власти, вооруженный мятеж, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды и др.) требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Кодекса. Как отмечалось ранее, выходит за пределы массовых беспорядков и причинение смерти и тяжкого вреда здоровью.

Пиратство (ст. 227 УК). Уголовный кодекс 1996 г. впервые предусмотрел ответственность за преступление, правовая регламентация которого имеет давнюю историю, но нашла отражение в законодательстве лишь с принятием этого Кодекса. Ранее действия, охватываемые понятием "пиратство", квалифицировались как разбой, бандитизм, преступления против личности, что отражало пробельность в законодательстве.

Высокая общественная опасность пиратства, иначе еще называемого морским разбоем, обусловливается тем, что оно сопряжено с человеческими жертвами, причиняет серьезный материальный ущерб, подрывает принципы свободы и безопасности судоходства в открытом море и реках, дезорганизует движение морских и речных транспортных средств, имеет устойчивую тенденцию к росту. Особенно активно пираты действуют в южных районах Тихого океана, где нападения на рыболовные суда, яхты, грузовые теплоходы и пассажирские лайнеры совершаются даже флотилиями быстроходных катеров, экипажи которых имеют автоматы, пулеметы, пушки. Практике известны случаи нападения на океанские лайнеры, имеющие на борту по 600 и более человек экипажа и пассажиров. Россия имеет выход к трем океанам и 14 морям, а ее береговая линия превышает 100 тыс. км. Российские суда торгового и рыбопромыслового флота осуществляют свои рейсы во всех районах Мирового океана.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.