Сделай Сам Свою Работу на 5

ГОРА УЧЕНИКА, или ПИРАМИДА ПОСВЯЩЕНИЯ 9 глава

Самый излюбленный его метод – на ходу сочинить какую-нибудь правдоподобную историю, чтобы отвести от себя малейшие упреки и порицания. Некоторые настолько поднаторели в сочинении таких историй, что выпекают их прямо на ходу, и столь удачно, что многие им верят. Если же этот метод не сработал, ученик мгновенно отыскивает подходящего «козла отпущения» ‑ либо партнера, либо кого-нибудь из членов семьи, на которого раньше не раз падало подозрение в совершении того или иного неблаговидного поступка. При некоторой сноровке или находчивости ученик без труда может отречься от чего угодно и тут же привести в собственное оправдание историю о том, что в происшедшем виноват не он, а тот, другой, потому как он, дескать... и так далее и тому подобное.

Если и этот прием не удался, ученик незамедлительно прибегает к любимой военной хитрости – при условии, что он хранит ее про запас и не прибег к ней с самого начала, как это делают многие, чтобы лишний раз перестраховаться. Эта военная хитрость весьма проста: как только виновный чувствует, что дело плохо и ему не избежать упреков и обвинений, он первый наносит удар, и это нападение всегда оказывается для противной стороны столь неожиданным и внезапным, что практически выбивает у нее из-под ног твердую почву, так что у нее не находится нужных контраргументов, чтобы защитить себя. Личность вновь ликует и радостно потирает руки, очная ставка вновь откладывается на неопределенное время, а старые, нецелесообразные механизмы, приемы и методы продолжают действовать прежним порядком, сея негативную карму.

Разумеется, душа изо всех сил подстегивает развитие ученика, но при отсутствии верного партнера, видящего насквозь все его уловки и предохраняющие механизмы, ему не удастся заглянуть в глубь себя и докопаться до сути неосознаваемой, хотя и несложной проблемы, элементарный смысл которой в том, что ученик не хочет быть ответственным. Эта «младенческая» проблема столь проста и незамысловата, что многие, преодолев ее и постигнув ее элементарную суть, потом лишь горько сетуют по поводу того, что разбазарили столько жизней из-за необъяснимого страха и своего нежелания конфронтировать с этой в высшей степени нелепой установкой, которую нетрудно перепрограммировать – разумеется при условии, что ученик этого хочет. Ибо новая программа, или установка, приводится в действие лишь с того момента, как ученик готов к этому и хочет этого, но не раньше.



Как и в случае со всеми другими проблемами, мы, прежде чем приступить к ее преодолению, должны суметь понять, что это – именно проблема. После этого она извлекается на свет божий, подвергается тщательному анализу и оценке, насколько именно она обременительна, нецелесообразна и неразумна, и только затем пускается в обработку или переделку путем ее перепрограммирования, самым подходящим названием для которого могло бы служить: «Хочу быть ответственным».

Если ученик достиг этой стадии развития, то затем все идет быстро и гладко. Поворотный пункт пройден, ученик взял ориентацию на новую установку, не уставая при этом удивляться, как свободно и радостно ему дышится и какое это облегчение ‑ чувствовать себя избавленным от необходимости лгать, изворачиваться и манипулировать своими ближними, чтобы спасти свою репутацию; от необходимости мучить и терзать других, чтобы самому уйти от ответственности, а главное – от необходимости жертвовать своей любовью, любимым (или любимой), отдавая их на потребу этой чудовищно нелепой, пагубной привычке – желанию уйти от ответственности. Он не понимает, как можно было вести себя столь безрассудно и глупо на протяжении всей своей жизни, и даже не одной, а многих и многих жизней.

Та великая борьба, которую сегодня ведут многие ученики, борьба за то, чтобы уметь быть ответственными, – эта борьба во многих отношениях для них непостижима. Она непостижима сейчас и еще более непостижимой будет потом, когда ученик постигнет суть проблемы и ясно увидит, сколь, в сущности, простой могла бы быть его жизнь все это время. Честность – наилучшая политика, гласит старинная мудрость; это так, все с этим согласны, но тем не менее все изворачиваются как умеют и лгут – лгут до тех пор, пока знают, что это сойдет им с рук.

Подобная ложь обходится дорого, очень дорого: разводы, размолвки, сломанные судьбы, расторгнутые супружеские и семейные отношения, порванные дружеские связи, проблемы в коллективах, группах и так далее, и так далее. Конфликты возникают повсюду, где люди сталкиваются или приходят в соприкосновение друг с другом, и причина этого только одна: один или несколько не хотят брать на себя ответственность. Почти все кризисы и проблемы в жизни проистекают из этой, такой простой и такой сложной причины, суть которой в том, что мы не хотим быть ответственными.

Но ученик, который уже перешагнул этот барьер, знает, что быть ответственным вовсе нетрудно, в принципе это очень даже легко и просто. И это самое правильное из всего, самое достойное и ценное, самое духовное и самое легкое. Подумайте над этим!

 


Глава 39

ПРИНИМАЙТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

С УЛЫБКОЙ

Чувства, которые испытывает ученик, впервые взявший на себя ответственность без долгих проволочек и колебаний и почувствовавший, сколь, в сущности, это легко и просто, во многом сродни райскому блаженству. Не в том суть, почему он сделал это: потому ли, что испытывал в этот момент внутреннее равновесие и гармонию, или потому, что сказать «да» было наиболее легким выходом в данной ситуации, – суть, повторяю, не в этом, а в том, что он все-таки сказал это самое «да» и, поразмыслив, увидел, что это было наиболее правильное и разумное решение из всех возможных и что он, признав себя ответственным, поступил не только разумно, но и справедливо.

Ученику это кажется чем-то невероятным. Ему и в голову не приходило, что брать на себя ответственность быстро и без проволочек – это так легко и одновременно так вдохновляюще-прекрасно. Здесь ему неожиданно предоставляется прекрасная возможность поразмыслить над тем, как разворачивалась бы ситуация, если бы он по привычке прибегнул к обычным уловкам: обману, лжи, самооправданию или перекладыванию своей ответственности на другого. Да, без случайностей здесь тоже не обошлось: разве не чистая случайность то, что он сразу, без промедления и проволочек сказал «да» и тем самым признал себя ответственным? Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Только теперь ему становится ясен и понятен тот фактор, который определяет суть его выбора: выберет ли он стезю ответственности или предпочтет вновь бездумно копировать свои старые привычки и шаблоны, предписывающие ему до конца отстаивать и защищать свои заповедные территории: мол, он ничего не сделал, он невиновен – и все тут. Теперь он понимает, что таким фактором, определяющим его конечный выбор, является его собственный чувственный настрой и что проблема принятия или непринятия ответственности зависит прежде всего от того, в каком он настроении: плохом или хорошем, то есть настроен ли он на мрачный, негативный или на веселый, позитивный лад.

Ему кажется непостижимым, что на протяжении стольких жизней он неуклонно придерживался принципа безответственности, когда это так легко – настроить себя на позитивный лад и сказать: «Да, я ответственен за это». И вершина горы сразу же озарится мощным сиянием любви. И ученик улыбнется, облегченно и радостно. Ну вот, поворотный пункт пройден. Наконец без долгих проволочек и колебаний он признал себя ответственным, и мир от этого не содрогнулся и не рассыпался в прах. Напротив, все обратилось в любовь и улыбку, а те негативные ощущения, которые готовы были нахлынуть на него, его не коснулись, потому что, как только он признал себя ответственным, они исчезли без остатка.

Ученик мысленно клянется, что никогда больше не будет убегать от ответственности. Да, возможно, что вскоре он опять окажется в ситуации, в точности повторяющей многие неприятные эпизоды его жизни и связанные с ними негативные переживания, и не исключено также, что он опять попадется в ловушку. Что ж, такое вполне может случиться, однако он будет прилагать все силы к тому, чтобы неукоснительно придерживаться нового принципа жизни, и постарается быть внимательным настолько, чтобы этого все-таки избежать.

Любовь, ощущение легкости, свободы, радости и гармонии пронизывают все его существо, наполняя его таким чувством блаженства и счастья, которых, сколько он помнит, ему еще ни разу не доводилось испытывать в жизни. Неужели это и в самом деле была его больная проблема, которая ныне разрешилась так просто, мимоходом, чуть ли не случайно? Да, жизнь полна парадоксов. На пути к посвящению ученики так и норовят различными способами отделаться от тяжелой, утомительной работы, требующей собранности, серьезного, вдумчивого и ответственного отношения; и в результате любая идея, любой проект, любой замысел практически с самого начала обречены на провал и неудачу.

Всегда, дорогие мои братья и сестры, храните в сердце своем улыбку, веселье и радость! Величайшая ошибка – ошибка, совершаемая большинством учеников, – относиться к себе слишком серьезно. Тем самым вы лишь концентрируете все свое внимание на собственной личности, а душе от этого управлять вдвойне тяжелее. Чем серьезнее личность, тем она тяжелей, а чем она тяжелей, тем больше и весомее ее власть, тем больше блокируется канал с душой. Когда же личность легка, весела и радостна, канал открывается – и душа сама просится в гости.

Если бы ученики научились быть веселыми, жизнерадостными и оптимистически настроенными людьми, они бы легко избежали всех этих бесконечных столкновений и конфликтов, которые они то и дело привлекают к себе своей тяжелой сущностью. Но это не самое худшее, что может случиться. Самое худшее – это отсутствие любви, так как когда все вокруг тяжело, муторно и мрачно, то здесь, как говорится, не до любви, которая в этот момент от нас за многие-многие мили. Любовь расцветает там, где царит радость и гармония. Она расцветает среди веселья. Среди легкости, улыбок и веселья. И не только любовь, но и интуиция.

Велика армия учеников, чьи физиономии постны, нахмурены и серьезны, так как они считают, что только серьезностью, важностью и степенностью могут купить себе билет в мир интуиции. Рано или поздно им придется признать, что в этот призрачно-волшебный мир невозможно войти подобным образом. Только игра, легкость и веселье могут открыть двери в эту обетованную землю всех живущих. Пусть каждый ученик зарубит себе это на носу, и тогда он увидит, что его развитие пойдет удесятеренными темпами, и радостными, бодрыми будут его сочувствие и понимание.

Говорю вам: будьте светлыми, легкими и жизнерадостными, как цветы и краски, и пусть такими же будут ваши чувства и мысли, и тогда вы прямым путем вознесетесь в царство интуиции, света и любви!

Ученик, уже научившийся быть ответственным и открывший для себя, что это стало возможным потому, что он в тот момент был веселым, жизнерадостным или пребывал в гармонии с самим собой, со временем поймет, что эти же самые легкость и веселье приводят не только к осознанию своей ответственности, но и распахивают двери в мир интуиции, сострадания и любви. Единственное, что для этого требуется, – это иметь при себе эти легкость и веселье.

Пусть для ученика это будет новой идеей, новым направлением, или ориентацией: ответственность за то, чтобы поддерживать в себе легкость, жизнерадостность и веселье, лежит только на нем. Имеющий уши да услышит!

Поразмыслите над этим, вы, степенные, важные и серьезные эзотерики! Чем больше жизнь обращается в игру или шутку, красивую, задорную, веселую и радостную, тем ближе мы к горнему и высокому, так как все высокое всегда содержит в себе добрый запас жизнерадостности, шутки и веселья. Тяжесть пригибает нас к земле и отдаляет от желанной цели. Легкость же дает нам крылья и увлекает к царству духа. Воистину, все настолько легко и просто, что легче и проще быть не может! Имеющий глаза да увидит!

 


Глава 40

РУКОВОДИТЕЛЬ

ЭЗОТЕРИЧЕСКОЙ ГРУППЫ

По мере того как туманы познаются и рассеиваются, а наши внутренние низменные гроты исследуются, освещаются и перестраиваются, а сами мы все больше постигаем, что лес – это те наваждения, которые мы сами же и создаем, – по мере этого накапливаются и растут наши знания и опыт. Когда же наш внутренний канал очистится, а все наши мотивы и побуждения будут преисполнены чистоты и света, тогда наша связь с душой станет непрерывной, и это значительно ускорит сам процесс духовного очищения, так что мы в результате сможем замечать туманы еще до того, как они сгустятся.

С этого часа мы становимся воинами духа, и новые, более тонкие и изощренные испытания встают на нашем пути. На этом этапе духовного развития ученик часто добивается тех или иных степеней известности или становится во главе большой (или не очень большой) эзотерической группы, тем самым беря на себя ответственность более высокого уровня – групповую ответственность. Требования, предъявляемые к руководителю подобной эзотерической группы, на целую голову выше тех, что предъявляются к руководителю любой другой группы. Кому-то, возможно, это покажется странным, однако нужно иметь в виду, что в эзотерической группе чаша весов внутренних взаимоотношений колеблется вправо-влево гораздо чаще, чем в обычном коллективе, а споры и расхождения здесь гораздо острее, поскольку и идеалы выше, и личности сильнее.

Все это требует от руководителя эзотерической группы особых качеств и дарований. С одной стороны, он должен быть мягким, покладистым, демократичным, сердечным и понимающим человеком, с другой – решительным и непреклонным, способным дать достойный отпор в ситуациях, когда отдельные личности начинают противодействовать высоким идеалам группы. Многим ученикам в положении руководителей это искусство поддержания гармонии и равновесия в группе дается с большим трудом, поскольку, с одной стороны, они стремятся быть гибкими и уступчивыми, а с другой ‑ прекрасно знают, что в определенных ситуациях требуется решительно настоять на своем или неумолимо отказать.

Для большинства учеников достижение этого баланса является своего рода камнем преткновения, поскольку они боятся каких-либо конфликтов и всячески стараются их избежать. Но без конфликтов прочной гармонии не достичь. Если столкновение неизбежно, его нужно не бояться, а встретить, преодолеть и попытаться понять его смысл с позиции целого. Любые раздоры всегда возникают на почве сепаратизма, и замышляет их сепаратистский ум, который не понимает и не желает понимать высшей, конечной цели. Поэтому так важно, чтобы руководитель никогда и ни при каких обстоятельствах – будь то по причине жалости или из-за недостатка мужества – не отступал перед лицом трудностей и всегда встречал их с открытым забралом.

Очень многие ученики подвергаются на своем пути подобной проверке, цель которой – выяснить, хорошо ли они снаряжены и подготовлены к выполнению своей миссии. Что они выберут, какое решение примут: то, которое нужно, или то, которое их лично больше всего устраивает? Воины любви и духа всегда выбирают только то, которое нужно, то, которое правильно, даже если оно, на первый взгляд, наиболее трудное и тягостное. Однако, поскольку они, несмотря на кажущиеся трудности, выбрали все же верное и нужное решение, вскоре выясняется, что оно в результате и более эффективное, и легче осуществимое.

Как воины духа, мы то и дело будем подвергаться подобным испытаниям, нередко сдаваясь и отступая перед лицом трудностей, поскольку наша личность еще слишком труслива и малодушна. Но если наш канал с душой будет в меру устойчив и стабилен, мы будем принимать только правильные решения, поскольку отныне благодаря советам души будем точно знать, какое из них правильное, а какое нет. Это знание спасет нас от возможных последствий прежних наших колебаний и нерешительности, которые всегда овладевают нами там, где у нас нет глубокого знания. Уж если Господь возводит кого-нибудь на царский трон, то Он дает ему и царские мозги, говорят в народе. Таким образом, если ученик всем сердцем стремится только к правильному выбору, то он может быть уверен, что ему всегда будет оказана необходимая помощь.

Как правило, почти во всех эзотерических группах можно обнаружить одну или несколько тяжелых личностей, чья задача в группе – разыгрывать роль маленького «морковного короля»*. Взаимоотношения с подобными личностями могут стать для руководителя суровой школой испытаний и мужества, поскольку последний должен радеть не только об отдельной личности, но и о группе в целом. Поэтому руководитель, как никто другой, должен обладать такими качествами, как гибкость, маневренность, находчивость, умение быстро находить компромиссные решения, улаживать споры, конфликты, примирять противоборствующие стороны, будучи при этом решительным, настойчивым и сильным, когда этого требует ситуация.

Тяжелая личность – это всегда источник беспокойства, а если их несколько, они то и дело будут пытаться захватить власть в группе или, видя, что «шеф» относится к ним сердечно и с пониманием, будут постоянно пытаться его заиграть или обвести вокруг пальца. Если он в этот момент не проявит предельную осторожность, то духовная атмосфера всей группы может оказаться под угрозой, так как, дорвавшись до власти, подобная личность тут же выдвигает претензию на еще большие полномочия и власть, поэтому руководитель, проявив твердость, выдержку, волю и одновременно великую любовь и понимание сути происходящего с позиции целого, должен суметь поставить их на место, поскольку непозволительно, чтобы духовные цели группы, ее единство и целостность отдавались на откуп, то есть под власть или диктат, подобным несведущим личностям.

Подобные гибкость и маневренность – это целое искусство, которое достигается долгим опытом и великим трудом, поэтому чем опытней руководитель, тем отчетливей он сознает, что никогда и ни при каких обстоятельствах не следует предавать принципы любви и целостности из страха перед происками подобных личностей. Он должен мужественно выстоять эту борьбу, извечную борьбу между Светом и Тьмой, и, если он на стороне сил Света, победа будет за ним. Становясь на сторону сил Света и неизменно идя духовной стезей к познанию Света, он накопит большой позитивный опыт, а значит, выдержит все испытания.

Чем глубже его талант руководителя, тем больше он будет опираться в своей деятельности на принцип целого и советоваться со всем коллективом – разумеется, при условии, что ему удастся удержать целое под своим контролем. Если он покажет себя умным руководителем, значит, он сможет организовать работу в группе таким образом, что все члены группы смогут на равных участвовать в принятии важных решений, а как известно, ничто так не рождает в сердцах людей чувство единства и солидарности, как совместное участие в делах группы и разработке ее целей.

Однако самым важным и основным при этом всегда останется то, чтобы все решения проводились в жизнь только под эгидой Света и опирались на принцип целого. Тогда за них стоит побороться. И победа придет.

 


Глава 41

ОДИНОЧЕСТВО В ПУСТЫНЕ

Велико и безмерно одиночество ученика, достигшего горных воздушных высот. Среди новых испытаний, приходящихся на его долю после Второго посвящения, самое тяжелое – это отсутствие понимания и сочувствия со стороны окружающих. В одиночестве стоит он на вершине и обозревает простирающийся перед ним величественный горный ландшафт, где его гора – лишь одна из многих. Теперь, когда тончайшие облачка иллюзий более не затмевают его обзор, он отчетливо видит целое, однако чувство полной оторванности от мира мешает ему глубоко воспринять это целое и соединиться с ним. Удивительнейшее ощущение – чувствовать, что ты един со всем миром, что все твои мотивы, поступки, побуждения, мысли и чувства обуславливаются целостностью мировоззрения, рождаясь из умения понимать и видеть это целое, и одновременно чувствовать свое одиночество и полную оторванность от мира.

Странное, непередаваемое ощущение! Если раньше, до Второго посвящения, он мог плакать, мог давать волю гневу, страстям и желаниям, то теперь для него это практически невозможно. Он видит, что другим становится явно не по себе перед лицом его силы и совершенства и они по возможности стараются держаться от него подальше, так как чувствуют себя в его присутствии слабыми и несовершенными созданиями. Окружающие его не понимают и оттого испытывают смятение и неуверенность. Они не понимают того, что ему по-прежнему нужны их помощь, любовь и поддержка. Он понимает мотивы их поведения, но от этого не чувствует себя менее несчастным, хотя нынешнее его состояние, безусловно, совершенно иного рода, чем прежние его несчастья. Он знает, что это – очередное испытание, испытание одиночеством, где ему придется в одиночку принимать все свои решения. Он это знает, он готов к этому, но тем не менее ему тяжело и трудно – трудно оттого, что его исключают из того общества, частью которого он себя ощущает, да и, в сущности, ею является.

Он сконфужен, немного неуверен в себе, и его тут же обволакивает легкая дымка иллюзий. Каким образом он может быть единым с этим целым, когда другие его отторгают – его, часть этого целого? Да, конечно, он их понимает; он понимает, что они это делают из-за слепоты и невежества и если отталкивают его от себя, то только потому, что он не такой, как все. Но почему он не такой, как все? Почему он другой и чувствует себя другим? Этого он не понимает, даже несмотря на то что ему открылся и стал доступен принцип целого. И вдруг его озаряет понимание. Ибо, как только его обступает и обволакивает пелена иллюзий, он тут же утрачивает свое единство с целым и перестает быть этим целым.

Он быстро входит и контакт со своим собственным атмическим пламенем, полыхающим на вершине горы. Он зовет его на помощь, умоляя сжечь дотла все ненужное и нецелесообразное, накопленное его личностью, после чего вновь дышит полной грудью и обретает ясность видения. Да, окружающие исключают его из своего общества, поскольку у них собственных забот хватает, а его проблемы – это проблемы совсем иного порядка, совершенно их не волнующие и им не понятные. Ну и ладно, ему вполне по силам решить их самому. Это не он, а они нуждаются в его помощи, так как теперь он понимает, что стоит так высоко, что помочь ему из них могут лишь очень и очень немногие.

Им вновь овладевает чувство одиночества и оторванности от мира, но теперь он мгновенно разоблачает это призрачное, иллюзорное наваждение и отгоняет его прочь от себя, после чего перед ним с абсолютной ясностью раскрывается тот факт, что с теми духовными связями, которые у него есть, он ни при каких обстоятельствах не может назвать себя одиноким. Ведь Старшие Братья всегда с ним и всегда придут к нему на помощь, если помощь, о которой он просит, действительно необходима и разумна. Чувство же одиночества (и он это понимает) разумным никак не назовешь, ибо как можно быть одиноким, имея вокруг столько новых друзей, братьев по духу? Как можно быть одиноким, обладая таким потенциалом новых способностей и, главное, нося в себе это новое чувство – чувство единства и всеобщности?

Любовь, радость и смирение переполняют его сердце. Плюс смущение – смущение оттого, что он поддался чувству одиночества и счел себя всеми забытым и покинутым. Нет, никогда не будет он забыт и покинут. Возможно, его покинут прежние друзья, которым невдомек, что он именно таков, каков есть; зато новые друзья, друзья подлинные, друзья по духу, никогда его не покинут. И тут вдруг его осеняет, что им овладевают новые наваждения, которые заманивают его в свои сети. Как он может такое думать? Ведь он един со всеми: и со старыми, и с новыми друзьями; и пусть прежние друзья в настоящий момент не хотят знаться с ним, он тем не менее от них не отрекается и по-прежнему вместе с ними. Если только они протянут ему руку, он с радостью ее пожмет.

Он со своей стороны тоже готов протянуть им руку и уже не раз протягивал, но был отвергнут. Ему трудно понять подобное к себе отношение; возможно, думает он, это тоже испытание, которое просто нужно принять таким, как оно есть. Главное – не отступать и протягивать руку дружбы каждому; и пусть каждый сам решает, пожать ее или нет. Он пытается представить себе поведение Учителей. Неужели они не протягивают руку тем из учеников, которые их не понимают? И часто ли они так поступают? Не следует ли и ему точно так же поступать со своими друзьями, если его сердце до сих пор полно благодарности за ту помощь, которую они ему оказали?

Он пытается мысленно представить это себе, чтобы почувствовать еще раз, как его отвергают, почувствовать, для того чтобы принять это как должное. Ему ведь известно, что другие имеют полную свободу поступать так, как им заблагорассудится, поэтому если они соблаговолят, то примут протянутую руку, а если нет, то отвергнут ее. Однако в глубине души он доподлинно знает, что большинство из них никогда не откажется принять ту великую любовь, которую он готов им предложить. В этом смысл всей его жизни – безвозмездно дарить другим свою любовь, распределяя ее между всеми.

К нему вновь возвращаются спокойствие и ясность. Иллюзии на время оставили его в покое. Он прислушивается к голосу собственной души и не нуждается в помощи со стороны. Если такая помощь приходит, что ж, прекрасно; если нет, тоже хорошо: он ведь понимает, что у других и без него забот хватает и им тоже приходится сражаться со своими наваждениями и иллюзиями. Ему бы тоже не мешало обратить более пристальное внимание на свои, поскольку именно они в настоящий момент мешают ему понять, что он совершенно не нуждается в их любви, коль скоро им ее не хватает даже для самих себя. В их сочувствии и сострадании он также не нуждается, да и зачем они ему, если истинного значения этих слов никто из них не понимает.

Смысл данного испытания – освоить энергии собственной души и научиться питаться от них, щедро делясь ими с другими и при этом сохраняя, насколько это в его силах, покой, равновесие и чуткость к голосу своей души. Он ответственен перед своей душой, а они – перед своей. Он борется со своими трудностями, они – со своими; все делают то, что положено, что им отведено, и делают так, как могут. Значит, все идет своим чередом и хорошо настолько, что лучше и быть не может.

Он улыбается: ох уж эта мне ответственность, опять она тут как тут. Что ж, приходится признать, что хотя он и стал достаточно серьезным и ответственным, но до уровня такой ответственности еще не доходил. Вернее сказать, он был скорее озабочен тем, достаточно ли ответственны другие, и никогда не думал о себе. Видимо, иллюзии и в самом деле основательно его опутали. И теперь, когда взор его ясен, он готов взять на себя долю ответственности, состоящую в том, чтобы безвозмездно служить другим. Барьер одиночества преодолен. Теперь он знает, что не одинок и никогда одиноким не будет. Теперь у него друзья по всей Вселенной. Отныне от него требуется только одно – слиться с тем целым, которое ему открылось, и постоянно быть этим целым, чтобы это целое было в нем!

Его гора, озаренная розовым пламенем, живописно возвышается среди сказочно-волшебной панорамы других гор, и ученик вдыхает благодатный, чистый воздух вершин, который вливает в него здоровье, силу и мужество. Еще одно испытание позади, одиночество в пустыне кончилось, и новоявленный служитель мира устремляется дальше, возможно, чуть-чуть запаздывая, зато взамен приобретя новый, важный и значительный опыт.


Глава 42

ДУХОВНАЯ ВОЛЯ И ВИЗУАЛИЗАЦИЯ ПРОМЕЖУТОЧНОЙ ЦЕЛИ

Когда ученик осознает наконец, что он обладает духовной волей, в его жизни наступают великие преобразования, так как он вдруг обнаруживает, что может применять эту волю постоянно и без устали. До этого всем заправляла своевольная личность, и результатом этого правления были сплошные проблемы и трудности. С того же момента, когда о себе во всеуслышание начинает заявлять духовная воля, жизнь ученика приводится в соответствие с Планом. Душа и высшее сознание ученика в этот момент раскрываются и наполняются блаженством и радостью, и мы радуемся вместе с ним, поскольку знаем, что поворотный пункт наступил.

Однако, прежде чем ученик сделает эту духовную волю своим единственным и полновластным руководителем, ему предстоит испытать и преодолеть множество обременительных, неприятных проблем и трудностей. С этого момента борьба с личностью приобретает особые интенсивность и накал. Ведь в течение стольких жизней она только и делала, что навязывала и диктовала свои волю и произвол, и настолько к этому привыкла, что ни за что добровольно не уступит своих позиций; а поскольку духовной божественной воле все доступно, и доступно именно с позиции целого, то личность от этого явно не в восторге, поэтому она начинает всячески и неотступно внушать ученику, что эта новая идея – нелепая, глупая заумь, от которой ровным счетом никакого проку.

Этот момент в жизни ученика решающий, так как теперь ему предстоит доказать, действительно ли он достоин называться воином духа. Несомненно, высшая воля в конце концов все равно одолеет низменную волю личности и одержит убедительную, окончательную победу над ней, но, если только ученик как воин духа не встанет незамедлительно на сторону сил Света и не сделает все возможное, чтобы завершить эту борьбу в более сжатые сроки, она может затянуться очень и очень надолго. Сколько же еще времени внутренние страдания, муки и раздоры будут терзать ум и сознание ученика? Ведь он давно уже знает, что у него нет и не может быть другого выбора, чем тот, который сделала его душа. А душа давно сделала этот выбор, и ей отлично известно, что именно служит в угоду личности, а что идет на благо целого. Не знает этого только сама личность.



©2015- 2020 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.