Сделай Сам Свою Работу на 5

ЗАБЛУДИВШИЙСЯ «МЕНТАЛЬНЫЙ» УЧЕНИК

Когда ученик наконец осознает, что у него имеется тот необходимый инструмент, с помощью которого он может шлифовать, обтачивать и полировать свою личность, доводя ее до нужной кондиции и превращая в разумный, целесообразный и послушный душе орган, он порой становится чересчур самоуверенным и полагает, что отныне может полностью управлять всеми своими чувствами. Это, по меньшей мере, странно. Если долгое время его ментальное тело заявляло о себе как о сильнейшем из всех тел личности, то каким образом ученик вдруг оказывается в состоянии владеть и управлять всеми своими чувствами, в чем нимало не сомневается он сам? Он делает грубейшую ошибку, полагая, будто действительно может управлять ими, и делает ее только потому, что ему удалось основательно зажать и оттеснить свои чувства на задний план подсознания, хотя это, разумеется, не означает, что он способен как-либо их контролировать. Это величайшая иллюзия и величайшее наваждение из всех. Увы, но на этой стадии ученик полностью находится во власти наваждения своих собственных миражей. Без его ментального ведома эти вытесненные в подсознание чувства крутят им, как хотят, и понуждают его говорить и делать много такого, что хорошим или приятным никак не назовешь. Когда это происходит, ученик очень быстро оправдывает себя ментально и столь же быстро перекладывает всю вину и ответственность на подходящего «козла отпущения», и если тот при этом начинает в бессилии проливать слезы отчаяния, то ученик, столь легко избежавший ответственности, удовлетворенно потирает руки и внутренне ликует, радуясь тому, сколь совершенен и безукоризнен его ментальный самоконтроль. Уж его-то никто и никогда не заставит расплакаться или проявить слабость, так как все свои чувства он держит под полным контролем! Этот немыслимый ментальный мираж воздействует на него таким образом, что он начинает относиться к окружающим снисходительно, без малейшего сочувствия, поэтому в скором времени подобная ментальная позиция делает его ледяным и забирает у него всю сердечность и теплоту, тем самым полностью перекрывая канал души.



Такой ученик становится подобен слепому, бредущему на ощупь в своем же собственном лесу. Он настолько привык к этому туманному окружению, что в наивном тщеславии думает, будто подлинный мир, мир духовный, именно так и выглядит. Воистину, большее заблуждение трудно себе представить. Уровень духовного взросления ученика всегда оценивается степенью его сочувствия и полнотой его сердечных накоплений. И если ученик в духовной гордыне или тщеславии предпочитает сидеть взаперти в своей «ментальной башне из слоновой кости», то он таким образом лишь демонстрирует, что не обладает истинными качествами ученика. Как это обычно бывает, такой ученик проводит остаток дней своих совершенно бесцельно и без пользы. За это время он вполне может накопить огромное духовное знание, которое, будь он в другом положении, могло бы принести ему немалую пользу, но, поскольку он по-прежнему ничего не понимает и остается глух к прочитанному, само знание, таким образом, оказывается бессмысленным и бесполезным. В дальнейшем эти его качества, такие, как снисходительность, высокомерие и тщеславие по отношению к другим, отольются ему тяжелым кармическим долгом, который он вынужден будет искупать в течение длительного времени, до тех самых пор, пока фактически вновь не достигнет той точки, на которой уже находился прежде, но теперь на совершенно ином уровне развития – с сердцем, полным сострадания и сочувствия к другим.

В отдельных случаях таких учеников можно спасти – если, например, подвергнуть их сильному шоку, который мгновенно освобождает их из плена глупых иллюзий. Этот неожиданный удар помогает вызволить из-под спуда ментальной блокады некоторые из подавленных и зажатых благородных чувств, например, некоторую толику сердечного тепла или сочувствия, и этого подчас оказывается вполне достаточно, чтобы возвратить учеников на потерянный ими путь.

Затворничество в неприступном «ментальном замке» совершенно бессмысленно и не оправдывает себя ни по каким статьям. Да, в прошлых жизнях многим из нас, видимо, приходилось длительное время жить в монастырях в постоянных постах и молитвах. Хотя это тоже в какой-то мере было затворничеством, однако мы были всего лишь послушниками в рядах многочисленного братства и руководствовались в нашей деятельности самыми благородными и возвышенными чувствами – насколько это было в наших силах. Хотя мы жили изолированно от прочего мира, мы при всем при том не были совершенно одиноки в монастыре, так как были братьями среди таких же, как мы сами, монахов, с которыми делили все наши тяготы и заботы. Поэтому многие из учеников, сбивающихся с пути в силу того, что они ментально изолируют себя от прочего мира, в сущности, лишь повторяют свой прошлый монастырский уклад, повторяют бесплодно и бессмысленно, наивно полагая, что совершают это на более высоком витке развития. Но это, увы, не так. Если ментальное тело не сгармонизировано и не сделалось интегральной частью личности, то оно подвергается риску стать ледяным и бесчувственным, вобрав в себя такие качества, как назойливость, высокомерие, нравоучительность и сепаратизм. Мир целого, мир души оказывается в этот момент недосягаемым для ученика. Пусть это послужит всем вам в качестве предостережения.

Очень многие ученики на этом этапе попадают в такую ловушку, и проходит немало времени, прежде чем они из нее выбираются. Когда же они выбираются, то обнаруживают, к немалому своему изумлению, что теперь путь на гору оказывается для них весьма и весьма обременительным, если вообще возможным, так как теперь они стоят перед необходимостью повернуть вспять и «сделать смотр» всем своим чувствам, которые, как им казалось, давным-давно обузданы и покорены и которые теперь, как оказывается, невероятно трудно высвободить из-под спуда всего бессознательного, откуда они в упряжке с личностью все это время руководили ими, внешне ничем себя не проявляя.

Если ученику все же удается добраться до своих подавленных, зажатых чувств, то он в таком случае должен быть готов к тому, чтобы вновь начать этот весьма мучительный для него процесс конфронтации с ними, процесс их освоения, переработки и покорения – на этот раз с помощью души, а не с помощью ментального тела. К этому времени те «бедолаги», астральные ученики, на которых он когда-то взирал свысока, покровительственно похлопывая их по плечу, давным-давно успевают миновать Врата посвящения. И не исключено, что теперь именно они оказывают своему незадачливому товарищу всяческую помощь и содействие посредством психотерапии или других ей подобных методов.

 

 


Глава 9

ЕДИНСТВЕННОЕ ОКО ДУШИ

Душа, символически говоря, наделена единственным глазом, или оком, и когда это око открыто, все есть свет. Это единственное око есть олицетворение нашей способности видения жизни с позиции единства, с позиции мира целого. Пока человек живет в дуалистическом мире, где им управляет личность, ему приходится пользоваться двумя физическими органами зрения – глазами, которые видят как свет, так и тьму, как хорошее, так и плохое. На этой стадии познания позиция: или-или, за или против – вполне логична и закономерна. Но на более высоких стадиях мы должны научиться уметь видеть и понимать исключительно с позиции целого. В чем преимущество целого? В чем его наивысшая польза? Понимать это и уметь претворять на практике в высшей степени важно и необходимо, особенно в тот момент, когда душа начинает руководить личностью. Необходимо всегда следить за тем, чтобы ничто из того, что делается или говорится, не превращалось в голую теорию и чтобы все познанное, изученное и понятое нами претворялось в добрую сердечную практику.

К моменту Третьего посвящения это око открыто и свет наполняет всего ученика. Личность признает себя побежденной и покоряется, и душа начинает полновластно хозяйничать в своих исконных владениях, распоряжаясь всеми своими инструментами, послушными ее воле. Но око души может чуть-чуть приоткрыться уже перед Вторым посвящением, пропуская внутрь немного света, который затем будет вливаться туда во все возрастающих количествах. Этот свет есть, по сути, душевное понимание. По мере того как путь ученика в гору становится все более прямым и целенаправленным, его связь с душой, соответственно, усиливается и крепнет, а границы светового пространства растут и расширяются. Только тогда ученик начнет впервые по-настоящему постигать ту истину, что все, что хорошо или удобно для личности, далеко не всегда является таковым для души или для мира целого.

Когда нам приходится заниматься воспитанием ребенка, мы ведь не говорим всякий раз безоговорочное «да» в ответ на его многочисленные требования и просьбы. Подобное отношение не назовешь ни заботливым, ни мудрым. Напротив, мы тщательно взвешиваем каждое желание или просьбу ребенка, и в некоторых случаях говорим «да», а в некоторых случаях «нет», говорим потому, что взвесили и обдумали, причем с дальним прицелом, что именно будет для него полезно, а что нет. Подобным образом ребенок понемногу учится познавать целое и сознавать себя частью его. Он учится понимать, что помимо него существуют другие люди и что все они по возможности тоже должны приниматься в расчет. Если мы неизменно будем говорить ребенку «да», то получим в результате ребенка-эгоцентриста, ребенка-диктатора, себялюбивого и капризного тирана. Если же мы постоянно будем говорить ему «нет», то в результате получим замкнувшееся, несчастное создание, упрямое, озлобленное и своенравное.

Мы должны рассматривать ребенка в неразрывной связи с целым, так как только такой подход позволяет увидеть, что именно, с дальней прикидкой, является для него наиболее полезным и целесообразным. Может быть, в настоящий момент действительно легче всего, не задумываясь, сказать ребенку «да», однако будет лучше всего, если всякий раз, как ребенок что-либо просит, вы вначале хорошенько подумаете и взвесите: если я скажу «да» или если я скажу «нет», то как это аукнется в дальнейшем и к каким последствиям приведет? Это и называется оценивать с позиции целого.

Точно таким же образом – но с позиции более высокого уровня сознания – мы должны оценивать и все, касающееся нас самих. Наша душа всегда точно знает, что именно – опять же во взаимосвязи с целым – является для нас наилучшим. Когда мы справляемся с теми или иными проблемами, мы тем самым оказываемся значительно лучше подготовлены для достижения желаемого. Но личность стремится избежать проблем. Ей хочется всего немедленно и сейчас же: вынь да положь. Она не может понять того, что иногда полезно пройти через те или иные трудности, поскольку через их преодоление можно скорее прийти к достижению желаемого. От единственного ока души не ускользает ни единая уловка личности, так как душе хорошо известно, что как только личность научится не увиливать от конфликтов и кризисов, а будет принимать их, решать и улаживать, то она заново воскреснет для той работы, к которой так стремится. Личность, смотрящая на все двумя (дуалистическими) глазами, придерживается иного мнения и считает, что вникать в конфликты и разрешать их крайне неприятно, поэтому она всячески их избегает и, даже получив желаемую работу, не может на ней удержаться, так как абсолютно не подготовлена к этому. Для самой личности, привыкшей навязывать свою волю, это явится полезным и поучительным уроком, если она, разумеется, даст себе труд разобрать, проанализировать и понять случившееся.

Давайте же спросим себя: как часто мы смотрим на вещи с позиции целого, и не только в духовных, но и в самых рядовых житейских ситуациях, например, при обговаривании заработной платы или при загрязнении окружающей среды? Да, в общем и целом человечество в этом отношении понемногу становится лучше, но, как и всегда, наилучшая, передовая часть человечества должна по-прежнему подавать пример делами и поступками. Помните: всегда и во всем нужно начинать прежде всего с самих себя. Таково незыблемое правило. Что я сам из себя представляю? Все ли я оцениваю с позиции целого? Использую ли я и как часто единственное око души? Или же я абсолютно во всем потакаю своей личности? Каждый из нас должен быть честным, абсолютно честным перед самим собой. Так как если мы лжем и обманываем, то мы обманываем не кого-нибудь, а только самих себя.

 


Глава 10

ВОСХОЖДЕНИЕ

Бесчисленны те инкарнации, которые прожила личность на пути к своему нынешнему состоянию, и столь же бесчисленны те механизмы, которые управляют ею. Большинство из них служат тому, чтобы личность могла по возможности надежней защитить себя и сохранить за собой свой статус-кво. Когда человек вступает на Путь Света, все эти механизмы бегства или защиты от реальности оказываются бесполезными и нецелесообразными. Поэтому на данном этапе развития крайне важно, чтобы ученик мог распознать эти привычные для него поведенческие шаблоны и схемы и изменить их. В процессе многих жизней они, несомненно, были весьма целесообразными и необходимыми атрибутами его жизнепроявления, но теперь, при подъеме в гору, они оказываются ненужной, тяжелой и обременительной ношей; да и сам ученик вскоре убеждается, что чем легче его багаж при подъеме в гору, тем легче само восхождение. Вроде бы очевидная истина, однако на деле это далеко не так: достаточно хотя бы посмотреть на то, что творится в действительности.

Очень многие ученики тащат за собой в гору невероятно тяжелый багаж, куда свалены в кучу гордость, комплекс неполноценности, страх, тщеславие и тому подобное. Они никак не могут понять, что подъем в гору – это не легкая прогулка, а чрезвычайно тяжелая, изнурительная работа, и это в общем-то не удивительно, если задуматься над тем, что вся эта астральная и ментальная кладь сформирована из тяжелой материи данных миров. Бессчетны случаи, когда ученик совершенно не понимает (или не хочет понимать), что придет момент, когда вся эта тяжесть просто не даст ему сдвинуться с места. Имея за плечами астральный багаж, невозможно подняться в ментальный мир, и астральная материя (астрал) олицетворяет в данном случае лес самого ученика. В нем он обречен блуждать, сколько ему вздумается, со всей своей тяжелой ношей из страха, жалости к самому себе, депрессии и так далее – до тех пор пока не поймет или не вспомнит, что у него есть свободная воля, которой он всегда может воспользоваться, чтобы скинуть с себя весь этот груз негативных качеств и перековать их на позитивный лад. Тем самым он отделается от тех негативных энергий, которые так долго связывали, отягощали и утомляли его, поскольку все это время он, сознательно или бессознательно, судорожно цеплялся за них.

Только когда он поймет, насколько будет легче и лучше для него самого, если он раз и навсегда избавится от этих отягощающих энергий, только тогда он увидит, что все это время они были (и будут в дальнейшем) его злосчастным бременем. Именно тогда ему и нужно прибегнуть к своей воле, чтобы посмотреть, чему же все-таки он научился, таская их при себе все это немыслимо долгое время. Если у него хватит ума, он быстро сообразит, как наиболее разумно можно распорядиться этими энергиями, привязанными к негативным чувствам, чтобы, высвободив их, сразу же направить их на что-то хорошее, например, на приобретение духовных качеств и ценностей или на воспитание в себе благородных желаний, стремлений и так далее. Тем самым он одним ударом убьет двух мух и избавится от тех из своих чувств, которые только и делали, что доставляли ему неприятности и несчастья, привязывали его к личности или физически угнетали. Эти чувства иссякнут сами собой – когда он перестанет подкармливать элементалы, неустанно распаляющие их. Вместо этого он будет отныне вкладывать всю свою высвобожденную энергию в новый горячий порыв, что приведет его в соприкосновение с духовным пламенем, которое и сожжет все тяжелое вещество, оставшееся в его астральном багаже.

Фактически тот же самый процесс повторяется и в период между Вторым и Третьим посвящениями. Но здесь, разумеется, речь уже идет не об астральном, а о ментальном багаже, который также необходимо облегчить, отбросив все тяжелое, как то: тщеславие, обособленность, ментальное самодовольство, спесь, жестокость и так далее. Многие учащиеся, изучающие эзотерические дисциплины, считают, что духовный мир чересчур запутан и сложен, и бывают поражены, когда вдруг обнаруживают, что там фактически все очень просто. Когда здесь, на физическом плане, человек готовится к восхождению на гору, ему ведь не придет в голову брать с собой груду тяжелых чемоданов, коль скоро ему самому придется тащить их наверх. Но ведь то, что справедливо для физического плана, справедливо также и для всех других. Как вверху, так и внизу. И наоборот. Подумайте над этим!

Умный альпинист на физическом плане всегда думает категориями целого и поэтому берет с собой лишь самое необходимое. Умный духовный альпинист должен поступать так же. Если же он будет поступать наоборот, то рискует либо вообще не одолеть этот подъем, либо – что тоже не исключено – свалиться в пропасть, откуда он сможет выбраться не раньше, чем сбросит с себя всю свою тяжелую ношу. Как хотелось бы, чтобы все ученики без исключения были умными и вдумчивыми альпинистами!

 


Глава 11

О РОЛИ ЛУЧЕВОЙ СТРУКТУРЫ У ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПАРЫ УЧЕНИКОВ

В данное время Иерархия привлекает к участию в проводимых ею экспериментах с малыми группами (парами) все больше и больше людей, готовых посвятить свою жизнь служению миру. Эксперимент, проводимый на уровне столь малой структурной единицы, зарекомендовал себя как наиболее целесообразный и эффективный. Вместо того чтобы искать или подбирать большую гомогенную группу, значительно легче найти двух людей противоположного пола, столь хорошо соответствующих друг другу и по энергетическим характеристикам, и по уровню духовного посвящения, что такая пара с достаточно высокой степенью надежности сможет выдержать весь ход испытаний.

Чем больше растут и сближаются горы партнеров в каждой такой паре и чем больше каждая из сторон сознает, что речь идет не столько о том, чтобы сблизиться со своей горой, сколько о том, чтобы войти в эту гору, чтобы стать, или сделаться, этой горой и уметь излучать ее вовне, тем больше растет и расширяется само их духовное сознание. Когда ученик обнаружит, что его сознание выходит или, точнее сказать, выплескивается за пределы горы, он вместе с этим обнаружит и то, что, воистину, отныне он един с каждым из живущих. Эти горы удивительнейшим образом сливаются воедино и становятся частями более высокой и величественной горы. Единство и целостность отныне живут и сосуществуют вместе – как нерасторжимое целое.

Чтобы достичь этой возвышенной стадии, партнеры должны полностью пройти весь этот трудный, интенсивный и изнуряющий курс терапии, в процессе которого те многообразнейшие и многоликие змии, что в виде наваждений самообольщения обступают их со всех сторон, должны быть обнаружены, проанализированы, поняты и рассеяны. Те энергии, которые сегодня полностью скованы негативными чувствами, могут быть легко преобразованы, если их освободить и вложить в добронамеренные чувства и желания. Чем больше мы возвышаем и утончаем частицы нашего астрального тела, чем правильней мы используем эти энергии, тем быстрее происходит рост и расширение нашего собственного сознания, и к нам наконец приходит понимание.

Подбирая учеников на роль будущих партнеров, которым предстоит участвовать в указанном эксперименте на уровне пар, мы главным образом исходим из наших знаний об их лучевой структуре или природе. Особенно разумно поступают те из партнеров, которые пытаются настроиться на обоюдную волну своих душевных и личностных излучений. Если они обнаруживают, например, что излучение их душ соответствует второму лучу, лучу любви и мудрости (а подобные излучения весьма щедро представлены среди пар, участвующих в эксперименте), то именно оно и станет нарастающе доминирующим в жизни данных учеников. Все сильнее и сильнее оно будет пронизывать и окрашивать их личности, тоже обладающие своим, сугубо специфическим характером излучения, которое, однако, с каждым разом будет все больше вбирать в себя те специфические особенности, которые свойственны только излучениям души.

Такая пара проходит проверку испытанием на всех без исключения уровнях мира иллюзий, где этот тандем психотерапевтов во взаимоотношениях друг с другом должен руководствоваться одним непреложным правилом, а именно: окружены ли чувства партнера (в первую очередь его или ее любовь и мудрость) туманными кольцами иллюзий или нет? Если присущее ему или ей в повседневной жизни нежное, осмотрительно-чуткое, душевное отношение на время исчезает, это служит очевидным свидетельством того, что личность попала в западню, то есть сделалась жертвой своих же собственных наваждений и иллюзий. Если ученик достаточно опытен и высоко развит, ему будет весьма полезно и небезынтересно пронаблюдать за тем, какой именно тип излучения преобладает в этом сумасшедшем вихре или чехарде иллюзий, которыми охвачен его партнер. И если наблюдателю известна лучевая природа партнера, то это даст ему в руки множество интересных подходов к решению проблемы самоослепления, которому подвержен последний, разумеется, только при условии, что наблюдающий видит, где именно таится первопричина указанных трудностей: в ментальном ли теле, в астральном, в физическом или же их создает вся личность в целом. Часто именно личность и присущий ей тип излучений и оказываются тем «гнойничком», который обнаруживает склонность к тенденциям негативного порядка – только потому, что в течение всего того времени, пока сознание затуманено, лучевой тип личности просто не может нести в себе положительные характеристики и демонстрирует одни лишь слабости.

В процессе подобной двусторонней терапии крайне важно, чтобы один из партнеров, в частности тот из них, кто в данной ситуации не находится во власти самоослепления, четко и бдительно регистрировал, в какой именно сфере, в какой области или на каком участке его партнер ведет себя совсем иначе, чем обычно, и какой именно тип излучения в нем в это время преобладает. Если пара по завершении иллюзорного конфликта, когда худшие туманы рассеются, приступит к анализу происшедшего с детальной разборкой причин-следствий, то устранить эти причины и следствия будет для нее гораздо легче, если к этому времени указанные наблюдения относительно типов излучений уже будут сделаны. Некоторые из участников эксперимента ведут дневник, куда заносят личные признания, наблюдения, оценки и опыт, и чаще всего именно такая форма познания оказывается самой поучительной и действенной, потому что, к сожалению, частенько случается, что те чувства или мысли, которые, по расчетам самого человека, давным-давно пережиты, поняты и сданы в архив, вдруг, неожиданно для него самого, появляются вновь.

Просматривая эти свои старые записи, ученик сможет многое увидеть и понять. Как именно протекал в то время процесс познания? Что именно породило ту или иную ситуацию? Что конкретно дало ему понимание данной ситуации? Как он с ней справился? Как решил возникшие проблемы? Ибо когда возникнет новая ситуация, которая, по большому счету, всегда бывает лишь повторением старого и уже пройденного, то партнеры, во-первых, обнаружат, что на этот раз данная ситуация знаменует собой достижение более высокого витка на спирали реализации, чем предыдущая, а во-вторых, увидят, что при отыскивании причин и при разборе самой ситуации – а такой разбор, несомненно, во многом облегчит сам процесс познания – неоценимую помощь окажет как раз то обстоятельство, что партнер-наблюдатель в свое время подметил и акцентировал те типы излучения, которые были наиболее характерны для второй стороны в минуту самоослепления, что в результате даст им возможность, припомнив те типы излучения, которые доминируют у партнера в обычных ситуациях, и сравнив оба, сделать вывод, какие именно излучения отсутствовали, послужив возможной причиной случившегося. Пусть это послужит всем ученикам материалом для размышления.

Чем более бдительными мы будем по отношению к самим себе – не только в ходе двусторонней терапии, но и в самой обычной, повседневной жизни, – тем больше мы узнаем о самих себе, узнаем о способностях или свойствах нашей собственной личности одурачивать нас. Если мы и впредь будем так же внимательны к имеющимся и отсутствующим качествам излучений, то благодаря этому мы сможем достичь цели в рекордно короткий срок.

 


Глава 12

ПОСЛЕ ВТОРОГО ПОСВЯЩЕНИЯ

Круг за кругом вращается колесо нашей жизни по своим великим орбитам-циклам, поставляя нам многочисленные и разнообразнейшие испытания, которые суть бесконечные репетиции и повторения, представленные бесчисленными вариациями основных и побочных тем. Мы часто думаем, что хорошо выучили свой урок, преподанный нам жизнью, однако, стоит нам опять подвергнуться тому же самому испытанию, как тут же выясняется, что очень многого мы все же не поняли и не усвоили. Эти неустанные повторы есть наш подлинный учитель, именно они учат человека – медленно, но верно. Поэтому и те повторения, которые то и дело – однако каждый раз с новыми нюансами – встречаются в этой книге, служат в точности той же самой цели – помочь нам понять тот или иной аспект рассматриваемой темы столько раз, пока он не будет нами понят досконально, то есть по-настоящему. Согласитесь, разве не примечателен сам по себе этот факт: столько раз думать, будто мы что-то понимаем, хотя в действительности мы этого совсем не понимаем? Правильно не понимаем, хочу я сказать. Подумайте над этим. В этом ключ к истинному внутреннему пониманию окружающего.

Не останавливаясь, упорно и терпеливо идет ученик через лес к вершине горы, и путь этот продолжается многие инкарнации, ибо, окруженный плотными туманами, ученик то и дело сбивается с пути и ходит по кругу. Но когда наконец он начинает осознавать, что истинной целью его исканий является именно вершина, он фокусирует на ней все свое внимание, и лес отныне теряет всю свою привлекательность, а сам он теперь прилагает все усилия к тому, чтобы избавиться от тирании чувств и освободиться от этих смертельно утомивших иллюзий. Перешагнув порог Второго посвящения и избавившись наконец от старой и тягостной астральной опеки, он испытывает чувство великого счастья. Он стоит на вершине собственной горы и полной грудью вдыхает чистый, прозрачный духовный воздух. Перед ним простирается необозримая даль, величественная панорама, так как деревья более не мешают его взору. Он глядит вниз, на лес, пленником которого он был все это невообразимо долгое время, и в этот момент ему кажется просто невероятным, что он мог так долго и бессмысленно блуждать в этом самом лесу, когда здесь, наверху, так чудесно и прекрасно, так чисто и ясно.

Неожиданно ученика окружают призрачно-легкие облачка обольщения: им овладевает чувство гордости от осознания того, как, собственно, далеко он ушел. Преисполненный самоудовлетворения, он не без тщеславия отмечает, сколь высоко он развит в духовном отношении и сколь значимой фигурой он станет, после того как окончательно одолеет иллюзорный мир. Не успевает ученик оглянуться, как тут же оказывается в плотном кольце облаков новых иллюзий – ментальных. Начинается новая полоса испытаний: ментальные соблазны, подобно легкой дымке, обступают его со всех сторон, манят и влекут его, отчего пространство обзора вновь сужается и подергивается зыбкой туманной пеленой, пусть не такой густой, колеблющейся и мутной, как в астральном мире, но при этом не менее зыбкой и искажающей перспективу. Душевный канал вновь оказывается замутнен, а послания души вновь искажаются, поскольку ментальное тело стремится навязать рутину проявлений своей собственной индивидуальности. Неизмеримо долго длится это состояние – пока ученик не осознает, что не все опасности преодолены и что его ждут новые иллюзии и соблазны, по природе гораздо более тонкие и изощренные, чем те, с которыми он имел дело раньше. Но, увы, чувство счастья, рождаемое сознанием освобождения из мучительного плена астральных наваждений, в эту пору столь велико, что из-за него он не видит, как иллюзорные облачка вновь, исподволь и незаметно, обступают и обкладывают его со всех сторон.

Когда он преодолевает это ментальное затмение, вызванное тщеславием и гордостью, и канал его души вновь очищается и стабилизируется, к нему тут же приходит понимание того, как, в сущности, хитры и коварны эти с виду невинные облачка. Перед ним совершенно новый враг, и враг этот – гордость, которая мгновенно переполняет его, едва ему удается освободиться из-под власти змиев иллюзий. В изумлении он оглядывается и – прозревает. С той высокой точки, которой он достиг, перед ним открывается ясная далекая панорама, и первое, что он видит, ‑ это другие горы. Этих гор много, очень много, и когда он пытается расширить свое сознание, он вдруг постигает, что сам он неразрывно связан со всеми этими горами, что он составляет с ними единое целое. Какое головокружительное чувство! Это открытие наполняет его безмерным счастьем, и ему в какой-то степени становится жаль своих духовных друзей-собратьев, которые еще не удостоились чести пережить то, что переживает он; и его охватывает сильное волнение при мысли о том, что он, оказывается, все это время был умнее и талантливее их и был лучше их подготовлен к этому нелегкому восхождению, доказательством чего служит то, что он ныне стоит на своей вершине.

Пока он вот так стоит и предается самоуспокоительным мыслям, его незаметно вновь обволакивают облака иллюзий, и он настолько окутывается ими, что ничего более не чувствует и даже не замечает, как ясная величественная горная панорама перед ним понемногу затуманивается и исчезает, ощущение целостности пропадает, а сам он, совершенно этого не сознавая, уже начинает фактически возводить для себя новую башню ментального сепаратизма. Вот они, новые опасности, влекущие за собой в кильватере и новые иллюзии, которые накатываются волнами и берут его в плен, длительный или краткосрочный, в зависимости от того, насколько бдителен сам ученик. Чем чище и надежней его контакт с душой, чем он внимательней к себе и к окружающим, тем яснее он видит и рассеивает эти облака – до того как они обступают его.

Если его связь с душой сохраняется постоянной и неискаженной, если в решающий момент им владеет ощущение ясности исходящих от души посланий, значит, за него можно не бояться, так как он всегда будет настороже и будет подготовлен к непрошеному вторжению субтильных ментальных иллюзий, которые неопытный ученик, только что прошедший Второе посвящение, весьма легко может просмотреть. Чувство счастья в этот период весьма велико, спору нет, но и сами опасности значительно больше; поэтому ученик должен постоянно помнить о том, что еще не все иллюзии изжиты. Тщеславие ведет к падению, а соблазны тем сильней, чем сильней потребность личности в славе, почете, лести и обожании. Да, ментальные способности ученика выросли несравненно, но и опасности возросли пропорционально.

Искушение в пустыне – вот определение той опасности, которая подстерегает ученика на этом этапе. Искушений этих много, а не только те, о которых мы читаем в Святом Писании. Испытания искушениями следуют одно за другим, и бесконечны и многообразны их лики и проявления. Лишь одна добродетель может охранить ученика и провести невредимым сквозь их плотные ряды – смирение. Если к этому моменту ученику еще не ведомо смирение, он почти неизбежно становится жертвой соблазнов. И чем грандиозней и величественней воздушные змии иллюзий, обступающие ученика и вовлекающие его в свой круговорот, тем глубже и больней его падение с вершины. Сильное неутоленное ментальное тщеславие влечет за собой только падение, длительное и глубокое. Спастись можно только в смирении и через смирение. Но нужно понимать, что речь здесь идет не о рабском, на грани полного самоуничижения, смирении, которое по ошибке воспринимается приверженцами многих религиозных течений как особо почитаемое Творцом, а об истинно духовном смирении, присущем только тем ученикам, которые сознают и с радостью принимают свое место и свою участь в общем цикле развития, и с чувством глубокого благоговения взирают на грандиозный, необозримый путь, лежащий перед ними, замирая перед грандиозностью и величием замысла Творца. Только тот из учеников, кто принял в свое сознание и уместил в нем этот величественно-необозримый путь, только он обнаруживает в своем сердце присутствие подлинного смирения, вызывающее у него буддхические слезы. Истинное смирение всегда подразумевает искреннее понимание и осознание величия и грандиозности всего сущего на любой ступени и стадии в этом гигантском процессе инволюции и эволюции жизни.

Если ученик понимает это, он никогда не утратит бдительности и, сверяя каждый шаг с сознанием своей души, проявляя осмотрительность и готовность к опасностям, сумеет обойти тонкие ментальные ловушки, расставляемые личностью. Он быстро убедится в том, что, пока он сознает, ощущает и опирается на буддхическую теплоту своего сердца, ментальное тело будет безуспешно пытаться заманить его в западню. Никогда не нужно забывать о том, что личность полностью сознает, что вопрос в данном случае стоит о ее, личности, выживании. Поэтому она делает все от нее зависящее, чтобы попрочнее опутать ментальное тело облаками иллюзий, и пока это ей удается, канал с душой прочно блокируется. Личность интуитивно чувствует, что еще миг – и вся ее былая власть насовсем перейдет к душе, поэтому без трудной, напряженной борьбы она не сдастся.

Воистину счастливым можно назвать того ученика, у которого хватает смирения, чтобы противостоять всем этим ментальным соблазнам. Такой ученик довольно быстро подготовится к Третьему посвящению и, пройдя его, станет существом, руководимым душою, к которой на сей раз окончательно перейдет полное и абсолютное господство над личностью.

 

 



©2015- 2020 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.