Сделай Сам Свою Работу на 5

ТРОЕ ГЛУХИХ И НЕМОЙ ДЕРВИШ

 

 

Жил-был на свете бедный пастух.

Каждое утро он выгонял своих коз в поисках свежей травы на гору,

высившуюся над селением, где он жил со своей семьей. Он был глух, но это его

не удручало. Однажды он обнаружил, что жена забыла дать ему с собой в поле

сверток с обедом. Она также забыла послать еду с их мальчиком, как бывало

всегда в подобных случаях.

Солнце было уже почти в зените, и пастух подумал: "Надо самому сходить

домой за едой. Я не смогу пробыть здесь весь день до вечера не евши". Вдруг

он заметил, что неподалеку от него кто-то рубит кусты.Пастух подошел к тому

человеку и сказал:

-- Друг, будь добр, присмотри за моими козами, чтобы они не

разбежались. Жена по глупости забыла прислать мне обед, и я должен сам идти

за ним в деревню.

Но дровосек тоже был глух и потому, разумеется, не понял ни единого

слова из сказанного пастухом.

Он ответил:

-- С какой это стати я должен отдать тебе ветки, которые собираю для

своих собственных животных? У меня дома корова и две овцы, и я с трудом

нахожу для них пищу. И не проси меня, я не собираюсь делиться тем малым, что

имею, с такими как ты.

И дровосек с издевкой помахал рукой, смеясь пастуху в лицо.

Но тот, совершенно не поняв его речь, радостно воскликнул:

-- О, благодарю тебя, добрый друг, ты выручил меня. Я постараюсь

вернуться как можно скорее. Да благословит тебя Бог за то, что ты не оставил

меня в беде.

Он побежал в селение и, войдя в свой дом, увидел, что жена его мечется

в лихорадке, а соседка ухаживает за ней. Он схватил обед и побежал обратно

на гору. Козы мирно паслись, и все его стадо было цело.

Его знакомый по-прежнему занимался своим делом, и пастух подумал:

"Какой же это прекрасный и благородный человек! Он присматривал за моими

козами и даже не ждет от меня благодарности за это! Отдам-ка я ему ту хромую

козу, которую все равно собирался зарезать. Это будет прекрасный ужин для

него и его семьи".

Взвалив хромое животное на плечи, он побежал к тому человеку,

выкрикивая на ходу:



-- Эй, брат, вот тебе коза за твои труды. Моя бедная жена лежит в

горячке, поэтому-то все так вышло. Зажарь эту козу себе на ужин; видишь, у

нее сломана нога, и я все равно собирался зарезать ее.

Но тот не разобрал ни слова и в ярости закричал:

-- Ах ты, хитрая тварь, я и в глаза не видел твоих паршивых животных и

не собираюсь отвечать за хромоту твоей проклятой козы! У меня своих забот по

горло, какое мне дело до твоих коз! Проваливай отсюда, пока цел.

Пастух растерялся при виде столь враждебного отношения, и, не понимая,

в чем тут дело, обратился к всаднику, проезжавшему мимо на породистой

лошади:

-- Почтенный господин, умоляю вас, объясните мне, о чем говорит этот

человек. Я, к сожалению, глух и не понимаю, почему мой подарок привел его в

такую ярость!

Затем к нему присоединился его противник, и оба они, обращаясь к

всаднику, орали до тех пор, пока тот не слез с коня и не подошел к ним. Этот

третий человек был конокрад, к тому же глухой как бревно. Он сбился с пути и

собирался узнать у них, где он находится. Но увидев устрашающие жесты,

обращенные к нему, заговорил:

-- Да, братцы, это я украл лошадь, но клянусь вам, я не знал, что она

ваша. Умоляю вас, простите, на меня нашло какое-то затмение, и я сам не

понимаю, как это вышло!

-- Я не виноват в том, что коза хромает! -- кричал один.

-- Пусть он скажет мне, почему отвергает мой дар, -- настаивал другой.

-- Ведь я только хотел выказать ему свою благодарность!

-- Я полностью признаю, что взял эту лошадь, -- оправдывался вор, -- но

я глух и не разберу, кто же из вас ее хозяин.

В этот момент на пыльной дороге появился седой дервиш, державший путь к

селению. Сборщик кустарника схватил его за край одежды и завопил:

-- Почтенный дервиш, я глух и совершенно не понимаю, чего хотят от меня

эти двое. Ты мудр, объясни мне, Бога ради, что им надо.

Но дервиш, в свою очередь, был немым и не мог ответить. Вместо этого он

подошел к ним и стал испытующе вглядываться в лица всех трех глухих, которые

тотчас же замолкли.

Его взгляд был настолько пытлив и пронзителен, что вскоре всем троим

стало не по себе. А сверкающие черные глаза буквально впивались в них в

поисках истинного разрешения проблемы, в надежде ухватиться за что-нибудь,

указывающее на такое решение. Но на всех троих глухих вдруг напал страх, как

бы дервиш не опутал их чарами и не подчинил себе их волю. Вор вскочил на

коня и с бешеной скоростью умчался прочь. Пастух тут же принялся судорожно

гнать свое стадо вверх по склону, а сборщик кустарника, избегая взгляда

дервиша, быстро собрал свои ветки и, взвалив их на спину, что есть мочи

припустил с горы вниз, по направлению к дому.

Дервиш же продолжил свой путь, размышляя над тем, каким бесполезным

средством общения является язык, -- настолько бесполезным, что человек мог

бы вообще обойтись без него.

 

ФАТИМА И ЖИВОТНЫЕ

 

 

Жила-была маленькая девочка. Она жила вместе с родителями вдали от

людей в глухом лесу. Но вот настал день, когда ее отец и мать умерли, и

пришло время ей самой заботиться о себе. Родители оставили ей михраб --

непонятный резной орнамент, похожий на оконную раму, который висел на стене

в хижине.

-- Раз я осталась одна, -- сказала Фатима, -- и мне придется жить в

этом лесу, где только я да животные, было бы лучше всего, если б я могла

говорить с ними и понимать их язык.

Остальную часть дня она провела в молитве перед рамой на стене:

"Михраб, дай мне силу понимать животных и говорить с ними".

Прошло немало времени, и вдруг у нее появилось ощуще-ние, что она в

состоянии общаться с птицами, животными и даже рыбами. И она отправилась в

лес испытать себя.

Скоро Фатима вышла к пруду. Там она увидела муху-водомера, которая

скользила по поверхности, не погружаясь в воду. В пруду плавали несколько

рыб, а на дне его расположились улитки.

Чтобы завязать разговор, Фатима спросила:

-- Муха, почему ты не ныряешь в воду?

-- А для чего мне нырять, даже если б это было возможно, хотя всем

известно, что это невозможно? -- ответила муха.

-- Под водой ты была бы в безопасности от птиц, которые хватают и

пожирают вас.

-- Но ведь меня-то еще не съели? -- ответила муха, и на этом разговор

закончился.

Следующим собеседником девочки стала рыба.

-- Послушай, рыба, -- крикнула Фатима в воду, -- почему бы тебе не

приучиться, мало-помалу, жить вне воды? Я слышала, что есть рыбы, которые

это умеют".

-- Какая чепуха, -- возмутилась рыба, -- никому еще не удавалось

сделать этого, не лишившись жизни. Нас всегда учили, что это грех и

смертельная опасность.

И, не желая слушать подобную чепуху, она ударила хвостом и исчезла в

глубине.

Фатима обратилась к улитке:

-- Улитка, ты могла бы выползать на берег и находить там вкусную пищу.

Я слышала, что улитки питаются растениями.

-- На такой вопрос мудрая улитка всегда отвечает вопросом: почему,

скажите на милость, вы так заинтересованы в моем благополучии? Улитки

улитками, а люди людьми.

-- Наверное, это происходит оттого, что если один человек видит больше

в отношении другого человека, он хочет помочь ему достичь больших высот.

-- Бредовая идея, -- проворчала улитка и уползла под камень, подальше

от Фатимы.

Фатима оставила пруд и его обитателей и отправилась дальше в лес в

поисках других собеседников. Ей очень хотелось применить свои знания с

пользой. Ведь у нее их было намного больше, чем у остальных обитателей леса.

Она бы, например, могла предупредить птицу, чтобы та позаботилась о запасах

пищи на зиму. Или чтобы гнездилась вблизи теплой хижины, где ей не угрожала

бы случайная гибель от холода и голода. Но по пути ей не попалось ни одной

птицы.

Вместо этого она вышла к хижине углежога. Седой старик сидел перед

домом и отжигал уголь, чтобы отвезти его на рынок.

Фатима была очень рада увидеть человека, единственного, кого она

встретила после того, как умерли родители. Она подбежала к дому и рассказала

все свои приключения.

-- Не стоит так переживать, дитя мое, -- ласково сказал старец, --

человек также должен научиться еще многому такому, что жизненно важно для

его будущего.

-- Учиться? -- переспросила Фатима. -- Скажи на милость, мне-то зачем

учиться? Чего доброго, это еще изменит мой образ жизни и мышления.

И, подобно мухе, рыбе и улитке, она не захотела иметь дело с углежогом.

Фатима, дочь Вали, провела еще тридцать лет как муха, рыба и улитка,

прежде чем вообще чему-то научилась.

 

МОИСЕЙ И ПАСТУХ

 

 

Это объяснение замечательного отрывка из труда Руми "Месневи" взято из

книги ходжи Фидаи из Карса "Медитации на темы четверостиший нашего Учителя

Джалалуддина Руми".

В нем обращается внимание на различные уровни человеческого понимания;

подчеркивается, что к человеку можно подойти только через круг доступных ему

ассоциаций.

В обязанности каждого Учителя-суфия, помимо прочего, входит подготовка

своих учеников к восприятию более высокого "параллелизма". Поэтому

акцентирование одних только матери-альных преимуществ суфизма, в

общепринятом условном пони-мании, считается в высшей степени неправильным.

Поэтому Учителя никогда не выставляют суфизм в качестве целебного средства

или лекарства от мирских невзгод в жизни человека.

Человек неспособен понять больше, чем позволяет его ум; и по этой

причине совершенно верно сказано: "Говори с человеком согласно его

пониманию" (приписывается Мухаммаду). Как человек сможет понять, так он этим

и воспользуется. Если человеку доступны лишь низкие понятия, он будет искать

и получать удовольствие именно на этом уровне.

Сохранилось предание, что Моисей назвал простодушного пастуха

богохульником, услышав, как тот предлагал причесать Богу волосы, выстирать

Его платье и поцеловать Ему руку.

Бог, косвенно поучая Моисея на этом случае, предостерег его от подобных

поступков, указав, что пастуху не доставало ни ума, ни опыта, чтобы понять,

что Моисей имел в виду бестелесное божество. "Таким образом ты прогнал этого

человека с ближайшего места, какое он мог занимать по отношению ко Мне. Все

люди делятся по уровням понимания: каждый поймет то, что ему доступно, и на

том уровне, на котором это доступно ему".

 

ШАПКА-НЕВИДИМКА

 

 

В стране, незримой для нас, но куда более реальной, чем наша

реальность, жил мальчик по имени Касьян. Его старший брат, Янкас, был парень

трудолюбивый и умный. Этот же Касьян не был ни трудолюбив, ни ленив. Он не

был ни умен, ни глуп, но всегда с охотой брался за любое дело, исполняя его

в меру своих сил.

Касьян и Янкас, которые не очень-то преуспевали в Невидимой Стране,

решили вместе отправиться на поиски своего счастья. Однажды в полдень они

покинули свой дом, и вскоре темнота разлучила их. О том, что случилось с

Янкасом, мы вскоре узнаем. Касьян же повстречал трех мужчин, между которыми

шел бурный спор о трех вещах, лежавших на земле. Они объяснили Касьяну, в

чем было дело. Их отец умер и оставил им в наследство островерхую шапку --

кулах, делающую человека невидимым, ковер-самолет и трость, которой нужно

ударить ковер, чтобы он взлетел. Каждый из братьев претендовал на все три

вещи, по крайней мере на право первого выбора. Каждый из них опирался на то,

что он является старшим, средним или младшим сыном, и на этом основании

утверждал свое превосходство.

"Все они недостойны таких вещей", -- подумал Касьян, но предложил

рассудить их спор. Он велел им отойти на сорок шагов и затем обернуться.

Прежде чем они успели сделать это, он надел кулах, взошел на ковер и ударил

его тростью. "Ковер, -- приказал он, -- отнеси меня к моему брату Янкасу".

Незадолго до этого его брат Янкас был захвачен в плен могучей птицей

Анка, которая бросила его на вершину минарета одной из мечетей Хоросана. Но

поскольку Касьян не сомневался, что его брат к этому времени стал уже по

меньшей мере принцем, ковер уловил эту его мысль и, с огромной скоростью

промчавшись по небу, мягко опустился на крепостную стену дворца султана в

городе Балх, в Хоросане.

Султан, видевший его приземление, тотчас же вышел ему навстречу со

словами: "Наверное, это и есть тот юноша, которому предсказано спасти мою

дочь, но который откажется от нее".

Касьян приветствовал султана и рассказал, что ищет своего брата Янкаса.

-- Прежде чем продолжать поиски, -- сказал султан, -- ты должен помочь

мне, используя свои чудесные вещи и острый ум.

И он рассказал Касьяну, что принцесса неизвестным образом исчезала из

дворца каждую полночь, а наутро возвращалась. Это было давно предсказано, и

предсказание сбылось. Касьян обещал помочь султану и предложил, чтобы его

оставили ночевать в спальне принцессы.

Ночью он притворился спящим. Вот принцесса подошла проверить, спит ли

он, затем взяла иголку и уколола его в пятку. Но Касьян уже приготовился к

чему-то подобному и не шелох-нулся. "Я готова", -- сказала принцесса, и

тотчас же явился ужасный демон, вскинул ее на плечи, и они вместе стремглав

вылетели через потолок спальни, не оставив за собой и следа.

Протерев глаза, Касьян немедля надел кулах, сел на волшебный ковер и,

ударив по нему тростью, крикнул:

-- Неси меня вслед за принцессой.

Последовал бешеный полет, и Касьян очутился в Неведомой Стране, что

находилась еще дальше Невидимой Страны. Там были принцесса и демон. Они

бродили по лесам из деревьев-самоцветов. Касьян отломал ветку нефритового

дерева с алмаз-ными плодами. Затем они бродили по саду, где росли невиданные

растения непревзойденной красоты. Касьян положил в карман несколько семян.

Наконец они пришли на берег озера, где вместо камыша колыхались сверкающие

сабли.

-- Этими саблями можно убить демонов вроде меня, -- сказал демон

принцессе, -- но, по предсказанию, только человек по имени Касьян может это

сделать.

Услыхав эти слова, Касьян вышел из укрытия, выхватил одну из сабель и

одним махом отсек голову страшному демону. Затем он схватил принцессу,

втащил ее на ковер, и скоро они уже мчались обратно во дворец султана Балха

в Хоросане.

Касьян сразу же отвел принцессу к султану и бесцеремонно разбудил его.

-- О, султан, -- сказал он, -- вот ваша дочь, которую я вырвал из

когтей демона.

И он поведал султану все случившееся с ним, предъявив в доказательство

драгоценные камни и семена. Принцеса, избавленная от беды, была готова стать

женой Касьяна. Но Касьян, испросив разрешение отлучиться на время,

отправился на поиски своего брата Янкаса.

Янкас ночевал в дешевом караван-сарае, поскольку сумел получить лишь

место учителя в медресе, а жалование было очень скудное. Когда они вернулись

во дворец, принцесса сразу же была покорена обликом Янкаса и заявила, что

она хотела бы выйти замуж за него, а не за Касьяна.

-- Это именно то, что я хотел предложить, -- воскликнули одновременно

Касьян и султан.

И все зажили счастливо; делами царства занимались теперь Янкас и его

супруга, а султан Балха и Касьян перенеслись на своем волшебном ковре в

Неведомую Страну за Невидимой Страной, которая теперь стала их общим

царством.

 

СУЛТАН И ВОЛК

 

 

Некий султан решил приручить волка. Это желание было вызвано

невежеством и стремлением добиться признания и восхищения окружающих --

обычная причина множества бед, происходящих в мире.

Он приказал достать новорожденного волчонка, еще не пробовавшего

материнского молока, и вырастить его среди домашних собак.

Когда волк подрос, его доставили к султану, и долгое время он вел себя

как настоящая собака. Люди при виде такого необычного зрелища восхищались и

признавали султана чудодеем.

Жизнь их была построена на этом убеждении, и они обраща-ясь к султану

за советом во всех делах, приписывая ему владение великими силами.

Сам султан также поверил, что свершилось нечто подобное чуду.

Однажды во время охоты султан услышал, что к ним бежит волчья стая.

Когда стая приблизилась, прирученный волк вскочил, обнажил клыки и помчался

навстречу стае. Через миг он уже пропал из виду, возвратившись к своим

собратьям по естеству.

После этого и родилась пословица: "Как волка ни корми, он все в лес

смотрит".

 

 

ОХОТНИК НА ДЫНИ

 

 

Жил-был на свете человек, который попал однажды в край, известный как

Страна Дураков.

Там он увидел людей, убегавших в панике с поля, где они жали рожь. "В

поле появилось чудовище", -- испуганно кричали они. Человек взглянул и

увидел обыкновенную дыню.

Он предложил убить "чудовище" и тем спасти их. Он срезал дыню, взял

один кусок и стал есть. При виде этого люди перепу-гались еще больше, чем от

дыни. Они набросились на него с вилами, крича: "Он съест и нас впридачу,

если мы не избавимся от него".

Прошло время, и другой человек забрел в Страну Дураков, и с ним

приключилась та же история. Но вместо того, чтобы спасать людей от

"чудовища", он согласился с ними, что "чудовище" действительно представляет

опасность, и вместе с остальными бежал с поля. Этим он приобрел их доверие.

Он провел среди них долгое время, пока не сумел мало-помалу научить их

истинам, которые позволили не только забыть страх перед дынями, но и самим

разводить их.

 

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО

 

 

Вследствие ряда недоразумений и совпадений мулла Насреддин в один

прекрасный день очутился в приемном покое владыки Персии.

Шахиншаха окружала своекорыстная знать, наместники провинций,

придворные и прочие лизоблюды. Каждый добивался, чтобы его назначили на пост

главы посольства, посылаемого владыкой в Индию.

Наконец, терпение владыки иссякло, и он обратил свой взор к небу,

мысленно призывая оттуда помощь в разрешении этого вопроса. Когда он вновь

опустил глаза, его взгляд упал на муллу Насреддина.

-- Вот этот человек будет послом, -- объявил он, -- а теперь оставьте

меня.

Насреддина облачили в роскошные одежды и выдали ему огромный сундук с

рубинами, алмазами, изумрудами и бесценными произведениями искусства. Это

был дар Шахиншаха Великому Моголу.

Но придворные не смирились с таким оборотом дела. Объединенные чувством

оскорбленного достоинства, они решили добиться падения муллы. Сначала они

ворвались в его покои и выкрали драгоценности, которые поделили между собой,

заменив их таким же количеством земли. Затем они вызвали Насреддина, желая

воспрепятствовать успеху его миссии, доставить ему массу неприятностей, а

заодно и обесчестить своего нового начальника.

-- Слава тебе, великий Насреддин, -- лицемерно запели они. -- Человек,

которого назначил Источник Мудрости, Павлин Мира, должен быть воплощением

мудрости. Поэтому мы приветствуем тебя. Но, мы хотели бы дать тебе несколько

советов, насколько позволяют наши знания о поведении дипломатических

посланников.

-- Я был бы крайне признателен вам, -- ответил мулла Насреддин.

-- Ну так вот, -- сказал глава заговорщиков. -- Во-первых, ты должен

вести себя смиренно. И в доказательство своей скром-ности ты не должен

выказывать никаких знаков самоутверждения. Когда ты вступишь на землю Индии,

ты должен посетить как можно больше мечетей, собирая в них деньги для себя.

Во-вторых, ты должен соблюдать придворный этикет страны, в которой

находишься. В связи с этим ты должен величать Великого Могола "Полной

Луной".

-- Но разве это не титул персидского влыдыки?

-- Да, но не в Индии.

Насреддин отправился в путь. Персидский владыка предо-стерег его перед

дорогой:

-- Будь осторожен, Насреддин. Соблюдай этикет, ибо Могол --

могущественный правитель, и мы должны произвести на него хорошее впечатление

и ни в коем случае не задеть его.

-- Меня отлично подготовили, Ваше Величество, -- ответил Насреддин.

Как только он вступил на территорию Индии, он направился в первую же

мечеть, и, взгромоздившись на кафедру, завопил: "О люди! Перед вами

представитель Тени Аллаха на Земле! Оси Мира! Несите сюда деньги, ибо я

произвожу сбор пожертвований".

Это он повторял в каждой мечети, попадавшейся ему на пути от

Белуджистана до столицы империи Дели.

Так он собрал огромные деньги. "Делай с ними, что хочешь, -- советовали

его притворные советчики, -- ибо они -- результат интуитивного роста и

благосостояния, и потому случай их использовать представится сам собой". Их

единственной целью было превратить Насреддина в посмешище за подобное

"бесстыдное" требование денег. "Святой должен довольствоваться своей

святостью, -- надрывался Насреддин в одной мечети за другой. -- Я не даю

никаких отчетов и не ожидаю их. Для вас деньги есть нечто вначале искомое,

затем накапливаемое. Вы можете обменивать их на что-либо материальное. Для

меня же они -- часть механизма. Я представитель естественной силы

интуитивного роста, благословения и освобождения от времени".

Но, как всем известно, добро часто проистекает от кажу-щегося зла, и

наоборот. Те, кто решил, что Насреддин набивает собственные карманы,

приберегли свои деньги. По каким-то причинам их дела пошли не лучшим

образом. Те же, кто слыл за людей легковерных и давал деньги, каким-то

непостижимым образом разбогател. Но вернемся к нашей истории.

Восседая на своем Павлиньем Троне в столице империи Дели, Великий Могол

слушал доклады курьеров, ежедневно приносивших ему вести о продвижении

персидского посла. Вскоре он пришел в полное недоумение. Он созвал своих

советников.

-- Почтеннейшие, этот Насреддин поистине должен быть святым или

направляемым свыше. Ибо кто хоть раз слышал, чтобы человек так явно нарушал

закон, запрещающий сбор денег без достойной причины, и не боялся

неправильного истолкования своих побуждений?

-- Да пребудет ваша тень навеки неущемленной, -- отвечали те, -- о

бескрайнее пространство Вселенской Мудрости, мы согласны с вами. Если Персия

имеет таких мужей, мы должны быть начеку, ибо их нравственное превосходство

над нашим низменным пониманием мира бесспорно.

Затем прибыл гонец из Персии с тайным письмом от доносчиков Могола при

дворе императора Персии: "Мулла Насреддин не занимает никакого сколь-нибудь

важного положе-ния в этой стране. Его выбрали послом совершенно случайно.

Нам неизвестна причина, по которой Шахиншах не послал более достойного

мужа".

Могол снова созвал советников.

-- Несравненные Райские Птицы! -- обратился он к ним. -- Меня осенила

мысль. Император выбрал случайного человека в качестве представителя всего

своего народа. Это может означать, что он настолько уверен в высоких

достоинствах своих подданных, что, по его мнению, любой из них способен

выполнить сложнейшую миссию посла к непревзойденному двору в Дели! Это

свидетельствует о достигнутом в этой стране уровне совершенства, об

удивительных непогрешимых интуитивных способ-ностях, распространенных в

народе. Мы должны пересмотреть наше намерение напасть на Персию, ибо такой

народ легко может одолеть наши войска. Их общество на совершенно иной

основе, чем наше.

-- Вы, безусловно, правы, о Победоносный Воин на Границах, -- вскричала

вся знать.

Наконец Насреддин прибыл в Дели. Он ехал на своем старом осле, а за ним

следовала его свита, груженная множест-вом мешков с деньгами, собранными в

мечетях. Сундук с дарами покоился на спине слона, таких он был размеров и

веса.

У ворот Дели Насреддина встречал главный церемониймейстер. Император и

всего его придворные ожидали посла в огромном внутреннем дворе -- Приемном

Зале Послов. Вход в этот Зал был намеренно сделан очень низким. Вследствие

этого посол неизбежно должен был спешиться и так войти в Верховное

Присутствие, ощущая себя при этом в роли просителя. Лишь равный по положению

мог приблизиться к Моголу на коне.

Однако не было еще случая, чтобы посол явился на осле, и потому ничто

не могло помешать Насреддину въехать в двери и направиться прямо к трону.

При виде такого неслыханного действия Великий Могол и его придворные

обменялись многозначительными взглядами.

Насреддин в блаженном неведении слез с осла и обратился к императору,

назвав его "Полной Луной", а затем велел принести сундук с драгоценностями.

Когда сундук открыли, и взору присутствующих предстала земля, в Зале

воцарилась жуткая тишина.

"Тут уж лучше ничего не говорить, -- решил Насреддин, -- ибо такое

словами не поправишь".

Могол шепнул визирю:

-- Что это значит? Может быть, это просто дерзость по отношению к

нашему Высочайшему Владычеству?

Не в силах поверить в такое, визирь напряг все свои умственные силы в

поисках иного решения.

-- Это имеет символическое значение, Ваше Величество, -- пролепетал он.

-- Посол хочет сказать, что он признает вас Хозяином Земли. Ведь он назвал

вас Полной Луной!

Могол облегченно вздохнул.

-- Нам понравился дар персидского шахиншаха, ибо богатств у нас

предостаточно. Мы вполне оценили метафизическую тонкость его послания.

-- Меня просили передать, -- заговорил Насреддин, вспомнив об "особой

дарительной фразе", сообщенной ему заговорщиками в Персии, -- что это все,

что мы имеем для Вашего Величества.

-- Это означает, что Персия не уступит нам ни пяди своей земли, --

шепнул императору его личный толкователь символов.

-- Скажи своему повелителю, что мы понимаем, -- улыб-нулся Могол, -- но

меня интересует еще одно: если я -- Полная Луна, то кто же персидский

шахиншах?

-- Он -- Новая Луна, -- автоматически ответил Насреддин.

-- Полная Луна старше и дает больше света, чем новая Луна, которая еще

не созрела, -- шепнул императору придворный астролог.

-- Мы довольны, -- объявил восхищенный император. -- Возвращайся на

родину и передай Новой Луне, что Полная Луна приветствует его.

Персидские лазутчики в Дели немедленно послали шахин-шаху полный отчет

о случившемся. Они сообщили также, что визит произвел сильное впечатление на

могольского императора и тот уже не решается идти войной на персов

вследствие действий Насреддина.

Когда Насреддин вернулся домой, шахиншах устроил ему роскошный прием.

-- Я более чем доволен, друг Насреддин, -- сказал он, -- результатами

твоего нестандартного подхода. Страна спасена, а это значит, что мы не

спросим у тебя отчета за драгоценности и за сбор денег в мечетях. Отныне ты

будешь носить особый титул Сафир -- Эмиссар.

-- Но Ваше Величество, -- зашипел визирь, -- этот человек повинен самое

меньшее в государственной измене. У нас есть неоспоримое свидетельство, что

он величал императора Индии одним из ваших титулов, нарушив этим свою

верность и осквернив одно из ваших непревзойденных качеств.

-- Да, справедливо говорят мудрецы, что у каждого совершенства всегда

найдется какое-то несовершенство, -- прогремел шахиншах. -- Насреддин!

Почему ты назвал меня Новой Луной?

-- Я, может быть, не слишком силен в этикете, -- сказал Насреддин, --

но я знаю, что Полной Луне предстоит идти на убыль, тогда как Новая Луна

растет и величайшая слава у нее еще впереди.

От шахиншахского гнева не осталось и следа.

-- Схватить Анвара, Первого визиря! -- Мулла! Назначаю тебя на пост

Первого визиря!

-- Как! -- воскликнул Насреддин. -- Да неужели я соглашусь на это,

после того как собственными глазами видел, как обошлись с моим

предшественником?

А что же случилось с драгоценностями и богатствами, похищенными из

сундука Насреддина злодеями-придворными? Это уже другая история. Как сказал

несравненный Насреддин: "Только дети и глупцы надеются найти причину и

следствие в одном рассказе".

 

 

СМЕЯТЬСЯ НАД ДУРАКАМИ --

 

 

ЭТОГО ЕЩЕ НЕДОСТАТОЧНО

 

 

Жил-был на свете дурак. Однажды его послали за мукой и солью. Он взял с

собой поднос.

Человек, пославший его, сказал: "Смотри, не смешай их друг с другом,

они мне нужны по отдельности".

Когда лавочник насыпал в поднос муки и принялся взвешивать соль, дурак

сказал: "Только не смешай с мукой. Сыпь ее мне сюда, -- и перевернул поднос

вверх дном, чтобы положить соль с другой стороны".

Мука, разумеется, оказалась на полу.

Зато соль осталась целой.

Когда дурак возвратился к тому, кто его послал, то доложил: "Вот соль".

-- Добро, -- сказал человек, -- а где же мука?

-- А мука должна быть здесь, -- ответил дурак и перевернул поднос.

Соль, разумеется, высыпалась на пол, как до этого мука.

Так же и с людьми. Делая то, что они считают правильным, они сводят на

нет другое, которое может оказаться столь же правильным. Когда же такое

происходит не в действиях, а в мышлении человека, он попадает в тупик,

какими бы соображе-ниями он ни обосновывал логичность своей мысли.

Вы посмеялись над нашим дураком. Ну а дальше, как насчет ваших

собственных мыслей? Вы уверены, что они не мука и соль?

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.