Сделай Сам Свою Работу на 5

Я открыла конверт и бросила на Чарли свирепый взгляд. - Оно открыто.

- Мне было любопытно.

- Шериф, я в шоке. Это же федеральное преступление.

- О, просто прочти его.

Я вынула письмо и сложенное расписание курсов.

- Поздравляю, - сказал он прежде, чем я успела что-либо прочитать. - Твое первое зачисление.

- Ура! - радовался Эдвард, а вся семья смотрела на него так, будто он сумасшедший. – Что? Я хочу, чтобы она пошла в колледж … и я рад, что ее приняли.

- Думаю, это так мило, что ты в таком восторге, - улыбнулась ему Эсми. – И я тоже горжусь тем, что ее приняли.

- Ага, - улыбнулся Карлайл. – Вот только мне интересно, почему это ее первое письмо с принятием в колледж … Я имею в виду, она очень умная … ее должны были принять очень много колледжей к этому моменту.

- Не думаю, что ее волновало поступление в колледж, когда Эдвард ушел, - заметил Джаспер.

- Спасибо, пап.

- Мы должны поговорить об оплате за обучение. Я отложил немного денег…

- Эй, эй, ничего подобного. Я не прикоснусь к твоим пенсионным деньгам, папа. У меня есть собственные сбережения на колледж.

- Аргх, - простонал Эдвард. – Она не позволит мне помочь ей.

- Маловероятно, - ухмыльнулся Эммет.

Вернее, то, что от них осталось – и там было очень мало.

Чарли нахмурился.

- Некоторые из этих учебных заведений довольно дорогие, Беллс. Я хочу помочь. Ты не должна ехать на Аляску только потому, что там дешевле.

Этот колледж вовсе не был дешевле. Он просто был дальше и в Джуно, в среднем, триста двадцать один день в году был пасмурным. Первое вполне устраивало меня, а второе Эдварда.

- Хм … возможно, она действительно согласится поступить в колледж, - сказал с надеждой Эдвард.

- Я вполне потяну это. Кроме того, у них есть много вариантов финансовой поддержки. Я смогу легко получить ссуду, - я надеялась, что мой блеф не был слишком уж очевиден. Данным вопросом я даже не начинала интересоваться.

- Что ж, я бы мог придумать какой-то способ дать ей кредит, - улыбнулся Эдвард.

- Ты же знаешь, она не согласится, - сузила глаза Элис.

- Если будет знать об этом, - ухмыльнулся Эдвард. – Но ведь не сложно сделать так, будто он пришел с какой-то кредитной программы.



- Я бы не была так уверена с Беллой, - предупредила Элис, - и она не обрадуется, если … когда узнает.

- Без разницы, - просто пожал плечами Эдвард.

- Значит… - начал Чарли, а затем поджал губы и посмотрел в сторону.

- Значит, что?

- Ничего. Я только… - он нахмурился. - Я только интересуюсь, какие… планы у Эдварда на следующий год?

- Я собираюсь туда же, куда и Белла, - улыбнулся Эдвард.

- О.

- Ну?

Три быстрых стука в дверь спасли меня. Чарли закатил глаза, а я вскочила с места.

- Похоже, ты решил, что как раз время твоего появления, - засмеялся Эммет.

- Иду! - воскликнула я, в то время как Чарли бормотал что-то, вроде «Убирайся». Не обращая на него внимания, я поспешила впустить Эдварда.

С глупым нетерпением, я распахнула дверь, и увидела его – мое личное чудо.

Со временем я так и не стала равнодушнее к совершенству его лица, и я была уверена, что никогда не смогу считать его красоту чем-то обыкновенным. Мои глаза пробежались по его бледным белым чертам: твёрдо очерченный подбородок, более мягкая линия полных губ - сейчас изогнутых в улыбке, прямая линия носа, острый угол скул, гладкий мраморный лоб, частично скрытый спутанными, потемневшими от дождя бронзовыми волосами….

- Что ж, это было милое описание, - фыркнул Эммет.

Его глаза я оставила напоследок, зная, что когда я загляну в них, скорее всего, забуду все свои мысли. Его глаза были большими, теплыми от расплавленного в них золота, обрамленные густой бахромой черных ресниц. Каждый раз, глядя в них, я чувствовала нечто невероятное, словно мои кости становились мягкими и податливыми. А ещё я чувствовала легкое головокружение, но это, возможно было результатом того, что я забывала дышать. Снова.

- Кажется, ты на нее очень сильно влияешь, - заметил Карлайл.

- Ага, - согласился Эдвард, улыбаясь как идиот.

- Похоже, Белла так же влияет и на тебя, - добавил Карлайл, ухмыляясь в то же время.

Это было лицо, ради которого любой мужчина-модель продал бы душу. Конечно, такова и должна быть цена за эту красоту - душа.

Улыбка Эдварда пропала.

Нет. Я не верила в это. И уже только за то, что допустила подобную мысль, я чувствовала себя виноватой и радовалась, что была единственным человеком, чьи мысли оставались для Эдварда тайной, а радовалась я этому очень часто.

- Теперь уже нет, - улыбнулся Эдвард.

- Она не обрадуется, когда узнает, что мы прочитали ее мысли в этих книгах, - изрек Джаспер. – Даже если, когда мы встретим ее, все будет по-другому из-за этого,– сомневаюсь, что она оценит это.

- Что натолкнуло тебя на мысль, что мы расскажем ей? – спросил Эммет.

- Я собираюсь рассказать Белле, - ответил Эдвард. – Не вижу причины, почему я буду хранить это в секрете от нее … она должна знать обо всем. Хотя, наверное, некоторое время я не буду рассказывать ей об этом … Я должен дать ей выбор: влюбляться в меня или нет.

- Конечно, ты ей понравишься …Белла полюбит тебя, - заметила Эсми.

- Знаю, - уверенно улыбнулся Эдвард. – Но все же хочу дать ей выбор, понимаете?

- Да уж, - буркнула Розали, действительно улыбаясь Эдварду. – И это хорошая мысль показать ей эти книги, потом.

- Но и Джас прав, Белла будет вне себя, когда узнает, что ты прочитал все это, - засмеялся Эммет.

- Переживет, - пожал плечами Эдвард.

Я протянула ему руку и вздохнула, почувствовав, как его холодные пальцы соприкоснулись с моими. Его прикосновение принесло странное ощущение облегчения – как если бы у меня что-то болело, и эта боль внезапно прошла.

- Привет, - я слегка улыбнулась из-за своего несоответствующего моим возвышенным ощущениям обыденного приветствия.

Он поднял наши переплетенные пальцы, и прикоснулся к моей щеке тыльной стороной своей ладони.

- Как прошел день?

- Медленно.

- Для меня тоже.

Он поднес мое запястье к своему лицу, наши руки все ещё были переплетены. Закрыл глаза, когда его нос скользнул по моей коже, и мягко улыбнулся, так и не открывая глаз. Наслаждаясь ароматом, не прикасаясь к вину, как он однажды объяснил.

Эдвард поежился при этом.

Я знала, что для него аромат моей крови гораздо слаще крови любого другого человека на земле, и вправду как вино, по сравнению с водой, для алкоголика, ее запах причинял ему реальную боль, порождая жгучую жажду. Но, кажется, теперь, это уже не смущало его так, как было раньше. Я лишь смутно могла представить, каких титанических усилий стоил ему этот простой жест.

- Думаю, многих, - опечалился Эдвард, - особенно с этой ее вечно неожиданной манерой поведения.

- Могу поспорить, тебе это очень нравиться, - подколол Эммет, шевеля бровями.

Мне стало грустно оттого, что ему приходилось делать такие усилия над собой. Утешало только одно - я знала, что не долго ещё буду причиной его мук.

- Что неприемлемо для меня, - нахмурился Эдвард. – Я бы уж лучше терпел боль.

- Не думаю, - усмехнулся Эммет. – Неужели ты не был бы счастлив, если бы Белла могла жить вечно …

- Не ценой ее души, - вздохнул Эдвард.

- Но если это не цена…? – спросил Эммет.

- Но если это и есть цена, - оборвал его Эдвард, но Эммет только поднял бровь, достаточно понятно говоря, что он продолжит спрашивать, пока Эдвард не даст ему ответ. – Хорошо … Я бы очень хотел, чтобы она была … таким образом … но не могу позволить этому случиться. Теперь ты доволен?

- Вполне, - улыбнулся Эммет.

Я услышала, как приближается Чарли, намеренно топая ногами, выражая свое обычное неудовольствие приходом нашего гостя. Глаза Эдварда мгновенно открылись, он быстро опустил руку, но не выпустил мои пальцы.

- Добрый вечер, Чарли, - Эдвард всегда был безупречно вежлив, хотя Чарли и не заслуживал этого.

Эдвард обрадовался.

Чарли, что-то буркнул в ответ, встал рядом с нами, скрестив руки на груди. В последнее время его идея родительского контроля приняла ужасающие размеры.

- Я принес ещё бланки заявлений, - сказал мне Эдвард, демонстрируя набитый бумагами конверт. На его мизинец, словно кольцо, был надет целый рулон почтовых марок.

Я застонала. Неужели ещё остались какие-то колледжи, в которые он до сих пор не заставил меня написать? И как ему ещё удается находить все эти лазейки для подачи документов? Ведь в этом году я уже везде опоздала.

- У меня есть способы убедить людей прислушаться ко мне, - ответил Эдвард.

Он улыбнулся, будто смог узнать мои мысли; должно быть, они слишком явно читались на моем лице.

- Ещё осталось несколько открытых крайних сроков. И несколько мест, где сделают исключения.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.