Сделай Сам Свою Работу на 5

Криминалистические версии

Методом организации расследования выступает планирование дей­
ствий следователя, а логической основой планирования служат след­
ственные версии — одна из разновидностей криминалистической вер­
сии. .

Криминалистическая версия— это обоснованное предположение о факте, явлении или группе фактов, явлений, имеющих или могущих иметь значение для дела; версия указывает на наличие и объясняет происхождение этих фактов, явлений, их содержание и связь между собой и служит целям установления истины по делу.

По своей логической природе криминалистическая версия пред­ставляет разновидность гипотезы. Различают научную, частную и рабо­чую (временную) гипотезы.

Научная гипотеза — это предположение о. закономерностях разви­тия природы, общества или мышления, т. е. о явлениях, носящих общий характер и служащих предметом научного исследования. В отличие от научной частная гипотеза относится к какому-либо одному или несколь­ким фактам, явлениям, объясняет только их; рабочая или временная гипотеза, касаясь, как и частная, одного или группы фактов, служит в отличие от частной гипотезы их условным объяснениям, носящим вре­менный характер и предназначенным для дальнейшего исследования.

Криминалистическая версия — разновидность частной гипотезы. Объясняя сущность, происхождение и связи отдельных фактов, она имеет значение только для данного случая. Но (в отличие от рабочей гипотезы) версия не носит временного характера. Будучи выдвинутой, она претендует на истинность, т. е. постоянство объяснения. Версии за­меняются другими не в силу своей временности, а потому, что они опровергнуты как ложные.

Но, признавая криминалистическую версию частной гипотезой, сле­дует иметь в виду, что она представляет собой специфическую разно­видность такой гипотезы. Ее отличия от иных частных гипотез заключа­ются в том, что она:

а) конструируется и используется в специфической сфере обще­
ственной практики — уголовном судопроизводстве;

б) выдвигается и проверяется лицами, специально уполномоченны­
ми на то законом;



в) объясняет факты и обстоятельства, значимые для установления
истины по делу;

г) должна быть проверена в ограниченный законом срок;

д) проверяется специфическими методами, обусловленными законом;


§ 1. Криминалистические версии



е) проверяется в условиях, когда возможно активное противодей­ствие со стороны заинтересованных в сокрытии истины лиц.

Эти отличия версии от других частных гипотез отражают отличия судебного исследования от научного.

Версия — это обоснованное предположение о факте, явлении. В процессе доказывания могут возникать различные предположения, суждения, догадки относительно исследуемых фактов. Но эти предпо­ложения только тогда могут стать версией, когда они основаны на из­вестных фактических данных, базируются и объясняют всю соответству­ющую совокупность таких данных. В этом находит свое выражение та­кой признак криминалистической версии, как ее реальность в данных обстоятельствах места и времени.

Специального рассмотрения требует вопрос об основаниях выдви­жения версий. Долгое время существовало мнение, что исходными дан­ными для построения версий могут служить только доказательства. Впос­ледствии от этого мнения отказались, справедливо рассудив, что, по­скольку версия — предположение, которое подлежит проверке незави­симо от своего основания, нецелесообразно искусственно сужать базу ее исходных данных.

Фактические данные, служащие базой для выдвижения версии, могут быть почерпнуты как из процессуальных (доказательства), так и из непроцессуальных (ориентирующая информация) источников. К чис­лу последних может быть отнесен любой источник, лишь бы содержа­щаяся в нем информация была правдоподобной.

Опираясь на исходные данные, версия должна не просто объяс­нить их, но и раскрыть все виды связей между ними. Содержание вер­сии всегда шире содержания исходных данных, так как включает и предположения о фактах, еще не установленных. Однако при этом со­держание исходных данных должно полностью укладываться в содер­жание версии. Если версия не может объяснить все известные в мо­мент ее выдвижения фактические данные, это означает, что:

а) факт, выходящий за пределы содержания версии, не имеет от­
ношения к данному событию, не связан с ним;

б) версия в целом нереальна, не отражает объективно существую­
щей между фактами связи и не может определять направленность рас­
следования. Версия подлежит замене;

в) версия нуждается в известной корректировке, уточнении, до­
полнении, но не требует замены.

Версия — это предположение о факте, явлении, относящемся к делу. Не могут считаться версиями предположительные объяснения фактов, не связанных с предметом доказывания. В этом другой признак криминалистической версии — ее относимостъ.

Наконец, еще одним признаком криминалистической версии слу­жит специфика субъекта ее выдвижения и проверки: следователь, про­курор, сотрудник органа дознания, эксперт, суд. Именно поэтому вы­ражения типа "версия свидетеля", "версия потерпевшего" и т. п., иног­да употребляемые в обиходе и даже в литературе, в сущности означают не версии в точном смысле этого слова, а предположения, объяснения этих лиц, которые могут стать основой для версий, а могут и не стать.


476 Глава 28. Криминалистические версии и планирование расследования

Наряду с конкретными фактическими данными основанием версии могут стать аналогия, интуиция, справочные сведения обобщенного ха­рактера, в том числе положения науки и практики, среди которых важ­ное место занимают криминалистические характеристики преступле­ний. Предположения наиболее общего характера именуются типичными версиями (Р. С. Белкин, 1966).

Типичная версия — наиболее характерное для данной ситуации с точки зрения соответствующей отрасли научного знания или обобщен­ной практики судебного исследования (оперативно-розыскной, следствен­ной, судебной, экспертной) предположительное объяснение отдельных фактов или события в целом.

Смысл таких (например, следственных) версий заключается в объяс­нении события при минимальных исходных данных, что необходимо для определения направленности расследования при дефиците инфор­мации. Однако типичные версии должны быть неизбежно конкретизи­рованы уже на начальном этапе расследования.

Практическое значение типичных версий было подтверждено пос­ледними успешными разработками на их основе типовых программ дей­ствий оперативной группы, получившей сообщение о происшествии. Такие типовые программы нередко находятся на вооружении дежур­ных частей органов внутренних дел. Они базируются на минимальной исходной информации, обобщенной типичной версией, и содержат:

указания на состав оперативной группы;

перечень средств, составляющих оснащение группы;

обязанности каждого участника группы;

указания на субъекта и цели связи оперативной группы с органом внутренних дел.

Многочисленные классификации криминалистических версий мож­но свести к следующим основным видам:

по субъекту выдвижения — следственные (разновидность — розыск­ные), оперативно-розыскные, судебные, экспертные;

по объему (кругу объясняемых фактов) — общие и частные;

по степени определенности — типичные и конкретные;

по отношению к предмету доказывания — обвинительные и оправ­дательные.

Проверяется версия следующим образом. Из нее выводятся все следствия, т. е. определяется, какие факты должны быть или каких фактов не должно быть, если версия истинна. Проверка версии и зак­лючается в установлении наличия или отсутствия этих фактов. Так, если при обнаружении трупа в петле выдвигается версия о самоубий­стве путем повешения, то следствиями из этой версии будут: прижиз­ненный характер странгуляционной борозды на теле трупа; наличие условий для укрепления петли, наложения ее на шею и последующих действий (наличие крюка, прочно укрепленного в стене или потолке, подставки для самоубийцы и т. п.); наличие мотивов для самоубийства и др. Отсутствие любого из этих фактов потребует логичного объяснения, и если это объяснение будет противоречить проверяемой версии, то ее следует признать неверной и выдвинуть иную.


§ 2. Планирование расследования



Применительно к следственной версии можно утверждать, что она является организующим началом расследования и "ядром" планирова­ния действий следователя.

Планирование расследования

Планирование — это сложный мыслительный процесс, суть кото­рого заключается в определении направленности и задач расследова­ния, способов и средств их решения в рамках закона. Оно не является методом расследования, как иногда полагают, поскольку само по себе не служит средством установления истины. Планирование еще не озна­чает осуществления этой деятельности, это лишь предпосылка, усло­вие — иногда необходимое — достижения поставленной цели. И в то же время планирование — метод, но не расследования, а организации расследования. И в этом смысле следует говорить о нем как об органи­зованной основе расследования.

Организующая функция планирования заключается именно в по­становке задачи, определении путей и способов ее решения, последо­вательности требуемых действий, расстановке имеющихся сил и средств и т. п. А это все — элементы организации расследования. Умственная деятельность следователя направлена на построение мысленной модели всего акта расследования, материальным выражением которой служит его письменный план.

Как уже отмечалось, логической основой такого планирования яв­ляется следственная версия. Но из этого не следует, что версия — единственная основа планирования.

Естественно, что планирование следственных действий, необходи­мых для проверки версии, составляет центральную часть плана. Но, кроме этого, план расследования включает и другие процессуальные действия: предъявление обвинения, меры по обеспечению возмещения причиненного преступлением ущерба, признание потерпевшим и др., а также организационно-технические мероприятия.

Помимо логической, существуют процессуальные и тактические основы планирования расследования. Процессуальные основы — это нор­мы закона о проведении обязательных процессуальных действий в опре­деленный срок, тактические основы — это тот замысел, которым руко­водствуется следователь, определяя время и порядок своих действий, очередность проверки версий, формы взаимоотношений с оперативным сотрудником, сведущими лицами и др.

Различают цели, принципы, условия, содержание (элементы), этапы и формы планирования расследования.

Цели планирования заключаются в определении пути и содержания деятельности следователя на всех ее стадиях, обеспечении ее целеуст­ремленности, полноты, объективности, всесторонности и быстроты, эко­номии времени, сил и средств, эффективного применения средств и приемов работы с доказательством. Разумеется, весь процесс планиро­вания проникнут идеей строжайшего соблюдения законности. Нетрудно


478 Глава 28. Криминалистические версии и планирование расследования

заметить, что цели планирования подчинены требованиям принципов предварительного расследования.

Принципы, планирования — это те исходные положения, на кото­рых базируется этот процесс. Такими принципами служат индивиду­альность, динамичность и реальность планирования.

Индивидуальность планирования означает учет особенностей рас­следования конкретного преступления, недопустимость шаблона. Исполь­зование криминалистических методик любой степени общности предпо­лагает их адаптацию, приспособление к конкретному случаю, которая и должна быть выражена в индивидуальности планирования данного рас­следования.

Динамичность планирования — это его подвижность, гибкость, не­обходимая в интересах следствия корректировка на протяжении всего процесса расследования. План не может быть застывшей схемой, раз и навсегда составляемой в начале расследования.

Реальность планирования — одно из необходимых, сущностных качеств этого процесса. Она выражается в действительной возможности не только выполнить запланированное, но и выполнить в намечаемые сроки и предусмотренными средствами. Реальность планирования озна­чает в то же время и его обоснованность, которая представляется усло­вием реальности.

Условия планирования — это совокупность определенных обстоя­тельств, факторов, знаний и умений, делающая планирование возмож­ным. Такими условиями являются:

1) наличие исходной, хотя бы минимальной, информации;

2) оценка сложившейся в момент планирования следственной ситу­ации и прогноз ее будущих изменений в результате реализации плани­руемых действий. Такая оценка включает и определение степени такти­ческого риска (неизбежного или допускаемого);

3) учет реальных возможностей, средств и методов достижения пла­нируемой цели. Если следователь преувеличивает возможности этих сил и средств, то план может оказаться невыполнимым, если возможности недооцениваются, то в плане окажутся излишние действия, предус­мотренные с целью компенсации, дополнения суженно понимаемых воз­можностей этих сил и средств, что влечет неоправданную затяжку рас­следования, ненужное расходование сил и средств.

Содержание (элементы) планирования составляют:

анализ исходной информации;

выдвижение версий и определение задач расследования;

определение путей и способов решения поставленных задач;

составление письменного плана и иной документации по планиро­ванию расследования;

контроль исполнения и корректировка плана расследования.

Совокупность этих элементов составляет содержание этапа плани­рования. Каждый последующий этап представляет собой детализацию элементов предшествующего уровня. Поскольку планирование по вре­мени охватывает весь процесс доказывания, эти элементы могут повто­ряться: выдвигаются новые версии, возникает необходимость в произ­водстве иных следственных действий, поступает новая информация,


§ 2. Планирование расследования



требующая анализа, и т. п. Этапы планирования характеризуются не какой-то одной операцией, а направленностью всех действий. Под этим углом зрения этапы планирования соответствуют этапам самого рассле­дования, существование которых в свою очередь обусловлено различи­ем задач, решаемых следователем на каждом из этих этапов.

Как известно, процесс расследования подразделяется обычно на три этапа: первоначальный, последующий и заключительный. Они различа­ются по кругу решаемых задач, формам организации их решения, кото­рые обусловливают количественный и качественный состав привлекае­мых для решения сил и средств. Эти различия диктуют и специфичность планирования каждого этапа как организующего начала в деятельности следователя. Именно поэтому целесообразно и в планировании разли­чать те же этапы, что и в самом расследовании: два или три — в зави­симости от того, как понимается содержание каждого этапа (первона­чальный, последующий или первоначальный, последующий и заключи­тельный этапы).

Планирование на начальном этапе расследованияхарактеризует­ся обычно информационной неопределенностью. Скудость исходных дан­ных зачастую заставляет следователя довольствоваться в начале этого этапа лишь типичными версиями. Здесь характерно определение круга таких следственных действий, неотложных по своему существу, кото­рые способны расширить доказательственную базу для перехода к сле­дующему этапу планирования и расследования. Это осмотры мест про­исшествий, допросы очевидцев и иных свидетелей, обыски у подозре­ваемых лиц и др. На первый план выступает определение задач этих следственных действий, очередности их проведения, состава участни­ков и самой организации их производства.

Определение задач первоначальных следственных действий пред­полагает уяснение тех вопросов, которые будут ими решены, тех дока­зательств, которые могут быть получены с их помощью. Кроме того, необходимо предусмотреть, когда и в каком месте следует проводить планируемое действие, каков должен быть круг его участников, какие технические средства (в том числе средства фиксации) понадобятся.

Ограниченность исходных данных побуждает следователя опирать­ся при планировании преимущественно на личный опыт и данные кри­миналистической методики. Известную помощь могут оказать разрабо­танные алгоритмы действий следователя на первоначальном этапе, од­нако нужно помнить, что и рекомендации частной криминалистичес­кой методики расследования соответствующего вида преступлений, и алгоритмы (программы) действий требуют адаптации к условиям и об­стоятельствам конкретного случая, что в свою очередь может быть зат­руднено в связи с дефицитом исходной информации.

Исходя из общих задач первоначального этапа расследования1, мож­но определить примерную очередность следственных действий, отра­жаемую в плане.

1. Действия, обеспечивающие собирание максимума доказательств, в особенности вещественных, подверженных как изменениям в силу воз-

1 См. гл. 43.


480 Глава 28. Криминалистические версии и планирование расследования

действия природных факторов или неосторожного с ними обращения посторонних лиц, так и возможному их уничтожению заинтересованны­ми субъектами. Это в первую очередь осмотр места происшествия.

К числу неотложных действий, преследующих аналогичные цели, но уже в отношении вербальной информации, относятся допросы по­терпевших и свидетелей, которых по разным причинам допросить поз­же не представится возможным (допрос умирающего, лиц, следующих в другую местность по неотложным делам, и др.).

2. Действия, производство которых требует длительного времени и задержка с которыми может затянуть сроки расследования. Таковы, например, некоторые виды судебных экспертиз (судебно-экономичес-кие, судебно-строительные и др.). Решение об их проведении должно быть принято безотлагательно, как только будут обеспечены условия их производства.

3. Действия, сроки проведения которых регламентированы процес­суальным законодательством, или те, которые обеспечивают нормаль­ный ход расследования (избрание мер пресечения, наложение ареста на имущество, изъятие (выемка) документов и др.).

4. Действия, с помощью которых проверяются несколько версий.

Планируя действия первоначального этапа расследования, необхо­димо учитывать их координацию с оперативно-розыскными мероприя­тиями, также осуществляемыми на этом этапе. В плане расследования они могут фигурировать в виде заданий органам дознания: на розыск людей, вещей и документов, орудий преступления и т. п. Следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия должны быть согласо­ваны по времени и целям.

Известные особенности имеет планирование первоначального эта­па расследования, когда уголовное дело возбуждается по оперативным данным органа дознания. В этом случае план первоначальных следствен­ных действий фактически реализует план оперативной информации. Помимо решения обычных для этого этапа задач, он должен предусмат­ривать и решение задачи неразглашения источника оперативной ин­формации, что достигается применением соответствующих тактичес­ких приемов при проведении (в особенности) таких следственных дей­ствий, как допрос и обыск.

В современных условиях может потребоваться решение еще одной важной задачи начального этапа: обеспечение безопасности потерпев­ших от преступления и свидетелей. Эта задача носит организационный характер и специально должна фигурировать в плане расследования.

Планирование на последующем этапе расследованиятакже обус­ловлено общей задачей этого этапа — процессом развернутого доказы­вания. На данном этапе действия следователя направлены не только на собирание доказательств, но и на тщательную их оценку и системати­зацию. Получаемая информация позволяет оценить выдвинутые вер­сии, заменить их новыми или внести в них необходимые коррективы. Планируется производство всех необходимых экспертиз, дополнитель­ных допросов, осмотров, иногда повторных обысков.

На планирование этого этапа существенно влияет позиция подо­зреваемого и обвиняемого, их защитников. При отрицании вины и даче


§ 2. Планирование расследования



ложных показаний в плане расследования предусматриваются действия по проверке заявленного алиби, проведение очных ставок, повторных детальных допросов, действия, направленные на удовлетворение зас­луживающих, по мнению следователя, ходатайств указанных лиц.

План этого этапа предусматривает и действия следователя по ро­зыску скрывшегося подозреваемого или обвиняемого (вынесение соот­ветствующих постановлений, объявление в розыск и др.).

Такой принцип планирования, как динамичность, особенно нагляд­но проявляется именно на этом этапе. Обычным является постоянная корректировка плана, связанная с поступлением новой информации, выдвижением новых или изменением прежних версий, различными не­предвиденными обстоятельствами (невозможность по тем или иным при­чинам проведения запланированных действий, некачественное произ­водство экспертизы и др.).

Планирование на заключительном этапе расследования.Переход к этому этапу означает достижение цели расследования: истина по делу установлена, виновность или невиновность субъекта выяснена полностью либо дело подлежит прекращению (производство по делу приостанав­ливается).

На этом этапе планируются:

действия по ознакомлению обвиняемого и его защитника с матери­алами законченного следственного производства;

действия, связанные с удовлетворением заявленных обвиняемым и его защитником ходатайств;

действия, предписанные надзирающим прокурором или руководи­телем следственного подразделения;

дополнительные действия, проведенные по инициативе самого сле­дователя в результате оценки собранных доказательств перед составле­нием обвинительного заключения.

Планируется и работа по составлению обвинительного заключения, подготовке всех приложений к нему, приведению материалов дела в надлежащий вид перед направлением его в суд.

В случае возвращения дела из суда для дополнительного расследо­вания в план этого этапа включаются предписанные судом действия, а также те, производство которых сочтет необходимым следователь.

Особенности планирования при бригадном методе расследования.Здесь на первый план выступает задача организации работы бригады (следственно-оперативной группы). Составляются два вида планов: об­щий — работы всей бригады в целом и индивидуальные планы участни­ков бригады (группы).

В общем плане, составляемом руководителем бригады (группы), чаще коллективно, указываются задачи отдельных исполнителей — по вер­сиям, или эпизодам события, или по проходящим по делу лицам. В индивидуальных планах в соответствии с распределением работы по делу содержатся конкретные планируемые действия, направленные на решение поставленной перед исполнителем задачи.

При работе по делу (групповому, многоэпизодному) больших след­ственно-оперативных групп для координации действий членов группы,


482 Глава 28. Криминалистические версии и планирование расследования

организации оперативного обмена получаемыми данными может созда­ваться своеобразный штаб группы, работа которого планируется по от­дельному плану, согласованному с общим.

Формы планирования расследования — это то внешнее выраже­ние, которое получает мысленная деятельность следователя по плани­рованию. Обычно говорят о мысленном и словесном (графическом) пла­нах расследования.

Разумеется, с известной натяжкой можно признать, что существует мысленная форма: на практике при расследовании самых простых дел иногда обходятся без письменного плана, если понимать под ним состав­ление формализованного документа. Однако всегда необходимы какие-либо письменные заметки программного характера, пусть произволь­ные по форме и лишь в ограниченной степени, но выполняющие фун­кции письменного плана. Это может быть перечень намеченных след­ственных действий, список возможных свидетелей, подлежащих доп­росу, перечень объектов, подлежащих осмотру, и т. п. Все эти докумен­ты в свернутой форме выражают программу действий следователя и поэтому выполняют функции письменного плана. В тех же случаях, когда раскрытие преступления требует взаимодействия следователя с опера­тивными и иными службами органов внутренних дел, со специалиста­ми, средствами массовой информации и др., без письменного плана расследования (в какой бы он форме ни составлялся) обойтись практи­чески невозможно.

Письменный план составляется в произвольной форме.

В практике распространена следующая, достаточно простая фор­ма письменного плана.

 

Обстоятельства, подле­жащие установлению и доказыванию Следственные действия и иные мероприятия Срок исполнения Отметка о выполнении
         
         

Если по делу работает несколько следователей, добавляется гра­фа "Исполнитель"; если возникает необходимость предусмотреть так­тические приемы проведения следственного действия или тактичес­кой комбинации, предусматривается графа "Заметки о тактике про­ведения".

В дополнение к плану расследования (общему и индивидуальным) может составляться вспомогательная документация, цель которой — облегчить прослеживание каких-либо процессов или систематизацию собираемых доказательств. Это схемы товаро- и документооборота пред­приятия, организации, схемы связей проходящих по делу лиц и т. п. Составляются и так называемые "схемы-шахматки", в которых систе­матизируются доказательства вины определенных лиц по преступным эпизодам. В таких схемах по вертикали указываются эпизоды преступ­ной деятельности, а по горизонтали — их участники; в месте пересече­ния этих граф обозначается участие или неучастие в эпизоде данного


§ 2. Планирование расследования



лица. Доказательства вины могут систематизироваться на отдельных для каждого обвиняемого карточках или иным способом.

При наличии в производстве нескольких уголовных дел рекоменду­ется составлять календарный план работы по этим делам, целесообраз­нее еженедельный. При этом лучше оставлять незаполненными один-два дня в неделю в расчете на необходимость проведения не предусмот­ренных следственных действий или действий по вновь поступившим в производство уголовным делам.

\


Глава 29. Розыскная деятельность следователя

Понятие и виды розыска

Розыскная деятельность представляет собой функцию органов доз­нания и предварительного следствия. Ее содержание составляют обна­ружение замышляемых, готовящихся и совершенных преступлений, установление и обнаружение виновных, объектов (лиц и предметов) — носителей доказательственной информации, предметов преступного по­сягательства и иных объектов, значимых для установления истины по уголовному делу.

Наш розыск неоднороден. Это и оперативно-розыскная деятельность органов дознания, и розыскные мероприятия, проводимые на предва­рительном следствии.

Оперативно-розыскные меры представляют собой специфический вид розыскной деятельности. Правом их проведения наделены лишь ком­петентные государственные органы в лице некоторых своих служб. Они носят непроцессуальный, обычно разведывательный (поисковый) харак­тер и осуществляются только оперативными работниками и преимуще­ственно негласными средствами.

Розыскные мероприятия осуществляет следователь в процессе рас­следования или по приостановленному делу и только процессуальными или организационно-техническими средствами.

Поскольку розыскные мероприятия и следственные действия, про­водимые в розыскных целях, осуществляются в процессе расследова­ния, они являются элементами этого процесса, и в этом смысле и толь­ко в этой части розыскную деятельность можно считать частью рассле­дования. Оперативно-розыскные меры в содержание расследования не входят.

Итак, если общая цель розыска — установление и обнаружение, такая же цель свойственна и оперативно-розыскной деятельности как части розыска. Но другой его части — розыскной деятельности следова­теля присуща лишь такая цель, как обнаружение, ибо следователь име­ет дело с розыском только известных, установленных объектов.

В обыденном словоупотреблении термин "установленный" равно­значен термину "известный". Когда идет речь о таких объектах розыс­ка, как люди, то имеется в виду наличие в распоряжении субъекта розыска данных, позволяющих индивидуализировать личность разыс­киваемого и отождествить его при обнаружении. Это комплекс демогра­фических сведений, информация о его внешних признаках и иных свой­ствах личности. Данные подобного рода могут быть получены двояким путем: как проведением розыскных мероприятий, так и в результате следственных действий, направленных на обнаружение "отпечатков" преступления, несущих информацию о причастных к расследуемому событию людях. Разыскиваемый следователем человек — это всегда кон-


§ 1. Понятие и виды розыска



кретное, определенное лицо. В большинстве случаев так же можно оха­рактеризовать и другие объекты розыска. Однако существуют и исклю­чения из этого общего правила.

Объектами розыска могут быть и предметы, в отношении которых известна лишь их групповая принадлежность (например, документы оп­ределенного вида, товары, изготовленные из определенного вида сы­рья, и т. п.), причем иногда объем группы, к которой они относятся, может быть чрезвычайно велик, что, однако, не препятствует их ро­зыску (например, группа "ценности", группа "антиквариат", и др.). Тер­мин "установленный" в подобных случаях означает зафиксированность принадлежности предмета к определенной группе.

Возникновение объекта именно как объекта розыска есть резуль­тат действия закономерностей возникновения доказательственной ин­формации. Собирание и исследование информации о разыскиваемом объекте, использование этой информации для организации и осуществ­ления самого розыска и есть проявление этих закономерностей.

К числу объектов, признанных установленными и подлежащими розыску, могут быть отнесены:

1) люди — подозреваемые, обвиняемые; осужденные, бежавшие из мест лишения свободы или с предписанного места жительства; потер­певшие, свидетели;

2) трупы и их части;

3) животные (как предмет преступного посягательства или орудие преступления) и их трупы;

4) вещественные доказательства (в том числе орудия преступле­ния);

5) транспортные средства (как предмет преступного посягательства или орудие преступления);

6) имущество или иные ценности;

7) личные и иные документы, не являющиеся вещественными до­казательствами.

Объектами розыскной деятельности следователя могут быть и лю­бые иные объекты, если они установлены и имеют значение для дела.

Информация, служащая основой для розыскной деятельности сле­дователя, по своей природе неоднородна. Во-первых, она возникает как изменение среды под воздействием расследуемого преступления. По своему содержанию это информация о возможном местонахождении объекта розыска, содержащаяся в нем самом или иных "отпечатках" события. Во-вторых, это информация о разыскиваемом объекте, но­сителями которой являются иные объекты, как связанные, так и не связанные с событием преступления (свидетели, родственники или знакомые подозреваемого, архивные уголовные дела, документы, учетно-регистрационные данные и т. д.). Собирание сведений из этих источников входит в компетенцию следователя и составляет элемент содержания его розыскной деятельности. В-третьих, это ориентиру­ющая информация, предоставляемая в распоряжение следователя оперативным сотрудником и полученная последним в результате опе­ративно-розыскных мер. Информация всех трех видов служит базой


486 Глава 29. Розыскная деятельность следователя

для организации и планирования розыска, логическую основу которых составляют розыскные версии.

Розыскная версия — разновидность следственной. Различие между розыскной и оперативно-розыскной версиями заключается, во-первых, в субъекте выдвижения: первая — версия следователя, вторая — опе­ративного сотрудника. Во-вторых, розыскные версии всегда являются частными, тогда как оперативно-розыскные могут быть и частными, и общими. В-третьих, субъектом проверки розыскной версии может быть как следователь, так и по его поручению оперативный сотрудник; субъек­том проверки оперативно-розыскной версии — только оперативный со­трудник. Йаконец, в-четвертых, средством проверки розыскной версии могут быть следственные действия, розыскные мероприятия, а также оперативно-розыскные меры; средством проверки оперативно-розыск­ной версии — только оперативно-розыскные меры.

Содержание розыскной версии — это предположение об образе действий того или иного лица и в конечном счете предположение о месте нахождения объекта розыска. Определяя направление розыска, версия играет роль фактора, детерминирующего поведение субъекта розыска. "Поведенческие" элементы розыскной деятельности, наличие взаимопротивоположных интересов сторон обусловливают важность пси­хологических основ розыска.

С психологической точки зрения розыскная деятельность следова­теля предполагает решение таких мыслительных задач, как:

1) формирование представлений о психологическом облике разыс­киваемого субъекта, а также лица, действия которого направлены на сокрытие объектов розыска;

2) предвидение с учетом таких представлений поведения и дей­ствий этих лиц и установка вероятных мест нахождения объектов ро­зыска;

3) моделирование поведения и действий субъекта розыска;

4) предвидение ответных действий лиц, противостоящих субъекту розыска, как разыскиваемых, так и иных, связанных с объектами ро­зыска.

Решение первой из перечисленных задач требует, помимо собира­ния информации о чертах характера разыскиваемого и его связях, зна­ния, какими профессиями владеет скрывшийся и к какой профессии он имеет особую склонность, в каких отношениях с разыскиваемым состо­ят лица, способствующие сокрытию объектов розыска, какими каче­ствами они обладают (изобретательность, профессиональные и преступ­ные навыки и т. п.). С учетом этих данных решается вторая задача.

При воссоздании психологического облика лица, укрывающего или способствующего сокрытию объектов розыска, существенна информа­ция об отношениях с разыскиваемым, способности ради последнего пой­ти на конфликт с окружающими, на правонарушение, а если речь идет не о розыске людей, то информация о привычках, пр'офессиональных навыках, способности владеть собой в острых ситуациях, изобретатель­ности и других качествах. Существует определенная зависимость выбора способа укрытия имущества и от таких характеристик личности, как


§ 1. Понятие и виды розыска 487

пол, возраст, образование, опыт (в том числе преступный), волевые ка­чества, интересы, увлечения и др. Так, несовершеннолетние могут про­явить небрежность при укрытии. Но они же в силу фантазии, исполь­зования опыта других лиц могут создать различные хитроумные тай­ники.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.