Сделай Сам Свою Работу на 5

Соотнесение членов предложения, требующих согласования.

Если члены предложения, которые должны быть согласова­ны между собой, отдалены друг от друга, то их несогласован­ность часто не замечается: сказуемое оказывается во множе­ственном числе, а подлежащее — в единственном или


Глава 13. Анализ и оценка языка и стиля

наоборот, причастие (прилагательное) — в одном падеже, а слово, от которого оно зависит, — в другом. Чтобы «не про­зевать» несогласованности, редактору надо всегда соотносить сказуемое с подлежащим, а прилагательное и причастие с оп­ределяющим словом — в роде, числе и падеже.

Соотнести — это значит мысленно или зрительно связать члены предложения, требующие согласования между собой: прочитав подлежащее, вспомнить о сказуемом и найти его взглядом, или наоборот. Такая мысленная или зрительная связь между указанными членами предложения должна стать навыком шлифовочного чтения редактора, т.е. автоматичес­ки выполняемым в ходе чтения обязательным действием.

Особенно часто нарушается согласование причастия (при­лагательного) с определяющим словом. Например:

Подобно римскому сенатору Катону, о чем бы ни говорившему, но всегда кон­чавшего выступления сакраментальной фразой: «Кроме того, я считаю, что Карфа­ген должен быть разрушен»,- их лидеры все свои действия сводили к единой цели...

Так написал автор. Непонятно, почему, но второе прича- ! стие он поставил в более привычном для себя родительном падеже, хотя и определяющее слово и первое причастие сто­ят в дательном. Этого бы не случилось, соотнеси он кончав­шего с определяющим словом сенатору, спросив себя: «Се­натору — какому? — кончавшему».

Тогда бы несогласованность бросилась в глаза, и ошибка не проникла в напечатанный текст.

Что именно отдаленность причастия от определяемого существительного становится часто причиной их несогласо­ванности, подтверждается такой, например, уже приводив­шейся фразой из современной газеты:

Вокруг хакеров существует множество мифов, самый распространенный из которых рисует их этакими гениями, сидящими где-нибудь в подвале и из идейных соображений взламывающих серверы военных ведомств.



Гениями — какими? — сидящими и взламывающими, а не взламывающих. Проделай редактор или корректор такую сло­весную операцию, и несогласованности бы не было.

Итак, чтобы не пропускать ошибок согласования причас­тия и прилагательного с существительным, надо после суще­ствительного ставить вопрос в виде местоимения какой в том


13.2. Приемы устранения распространенных ошибок

падеже, числе и роде, что и это существительное. Если отда­ленное причастие или прилагательное поставлено в другом падеже, числе или роде, то в сопоставлении с этим место­имением ошибка бросится в глаза.

Соотнесение управляющего слова с каждым из управляе­мых.Когда один глагол (одно отглагольное существительное) управляет несколькими словами, нередко не замечают, что в сочетании, например, с одним существительным управляю­щее слово требует одного предложного управления, а в соче­тании с другим — другого (поехал в Белоруссию, на Камчатку, в Краснодарский край). Соотнося при чтении (особенно, если употреблен один общий предлог) каждое управляемое слово с управляющим, редактор непременно заметит, в каких слу­чаях в сочетании глагола с разными существительными не­возможно употребить один предлог, если в языке утверди­лось управление с разными предлогами.

Например, встретив сочетание ...разослали в учреждения, предприятия, организации, заводы — редактор будет читать так: «в учреждения, в /?/ предприятия, в организации, в /?/ заво­ды». Не заметить ошибки управления будет невозможно, и редактор поправит: ...разослали в учреждения и организации, на предприятия и заводы.

Отдаленность управляемого слова от управляющего неред­ко мешает заметить стилистическую или смысловую их не­сочетаемость.

Так, в одной рукописи автор (редактор по профессии) и редактор текста посчитали вполне приемлемой фразу:

Эта задача [речь идет о выпуске хороших книг] выполнялась путем привлече­ния высококвалифицированных авторов и тщательностью редакционной работы.

Между тем задача выполнялась тщательностью редакцион­ной работы — пример явной несочетаемости. Если бы редак­тор соотносил каждое управляемое словосочетание с управ­ляющим, несочетаемость бросилась бы ему в глаза и в таком виде фраза не была бы напечатана.

Соотнесение каждого из нескольких управляющих слов со словами, ими управляемыми.Когда несколько однородных слов управляют одним, а каждое из них требует разных пред­логов и падежей управляемого слова, то неизбежны стилис­тические ошибки несочетаемости.


Глава 13. Анализ и оценка языка и стиля

Например, норма стилистики не допускает Уход и об­служивание машины, так как Уход (за чем?) за машиной, а обслуживание (чего?) машины. То же самое в сочетании До­ставка и удаление продукции с рабочих мест, поскольку до­ставка продукции щцзабочие места, а удаление продукции q рабочих мест.

В таких случаях рекомендуется исправить текст: Уход за машиной и ее обслуживание; Доставка продукции на рабочие места и ее удаление с них.

Даже редакторы, которые хорошо знают это правило, мо­гут не заметить и не исправить подобные погрешности, если не научатся непременно соотносить управляемое слово с каж­дым из управляющих, т.е. мысленно прочитывать каждое сочетание отдельно.

В словосочетании Бережное отношение, сохранение и разум­ное использование земли это будет выглядеть примерно так: «от­ношение земли» (стоп, отношение к чему, а не чего); «сохранение земли» (сохранение чего — верно); «разумное ис­пользование земли» (использование чего — верно). Вывод — требуется поправка: Бережное отношение к земле, ее сохране­ние и разумное использование.

Подобный способ чтения гарантирует от случайностей. Выработав подобный навык, редактор уже не пропустит та­кой, например, неправильности в построении фразы:

Книга написана с неподдельной любовью и увлеченностью личностью и твор­чеством поэта (любовью - к чему, увлеченностью - чем).

Не годится, и редактор исправляет:

Книга написана с неподдельной любовью к поэту и с увлеченностью его лично­стью и творчеством.

Выделение отыменных предлогов, не полностью утративших значение слов, от которых они образованы (типа благодаря, за счет). Мысленное выделение таких предлогов помогает избе­жать распространенных стилистических ошибок — употреб­ления этих предлогов в сочетании со словами, противореча­щими еще не утраченному ими значению тех слов, от которых они образованы. Например, нелепо благодарить за что-то пло­хое. Поэтому крайне нежелательно так употреблять предлог благодаря:


13.2. Приемы устранения распространенных ошибок

Благодаря этим ошибкам мы понесли большие потери.

Предлог за счет не утратил еще значения утраты чего-то чем-то, за счет чего и получена выгода. Поэтому не рекомен­дуется грамматической стилистикой употреблять этот пред­лог, когда никакой утраты одного за счет другого нет. На­пример:

В первом случае «хромающий» текст, лишенный облагораживающей сюжетной рамки, попал в яблочко за счет точно выбранной интонации.

Почему за счет? Разве точно выбранная интонация что-то утратила, как-то пострадала и за ее счет текст попал в яблочко? Ничего подобного. Не за счет, а именно благодаря точно выб­ранной интонации был достигнут такой результат.

Такое неправомерное употребление предлога за счет ста­ло очень распространенным в нашей печати. Вот примеры:

Значительный перечень опций стандартной конфигурации печатных машин может быть расширен за счет ряда дополнительных функций...

Расширен за счет — это значит, что дополнительные фун­кции будут как-то ущемлены, хотя на самом деле они совсем не пострадают: расширен перечень будет не за счет дополни­тельных функций, а как раз ими: ...может быть расширен ря­дом дополнительных функций.

Чтобы не пропускать такого рода ошибки, редактору и рекомендуется выделять отыменные предлоги благодаря и за счет. Выделение и послужит сигналом для проверки, не воз­никает ли смыслового противоречия, которое следует устра­нить. Со временем прием станет полезным навыком.

Схематизация синтаксических связей в сложных фразах.Этот прием помогает уловить синтаксические сбои в слож­ных фразах.

В одной журнальной публикации можно было прочитать:

В Доме пионеров было интереснее, чем в школе. В школе я учился, кажется, сносно... Но школа - это школа. Я предпочитал свой седьмой класс седьмой ком­нате Дома пионеров. Настоящие друзья были там. И туда всегда хотелось идти...

По смыслу всего текста автор воспоминаний, конечно же, предпочитал Дом пионеров классу, а не класс — Дому пио­неров. Но в тексте получилось наоборот. Почему же редак­тор не заметил несоответствия формы слов смыслу, который


Глава 13. Анализ и оценка языка и стиля

автор хотел передать? Вероятнее всего, потому, что понимал оборот, вопреки его грамматической форме, правильно, но не проверял, ведет ли эта форма к такому пониманию.

Если бы редактор, читая этот текст, мысленно наклады­вал на сочетание слов, подчиняющееся сложному управле­нию, схему последнего (предпочитал что — класс — чему —-Дому пионеров), то противоречие между смыслом всего тек­ста и управлением бросилось бы в глаза и заставило изме­нить текст:

Я предпочитал своему седьмому классу седьмую комнату Дома пионеров.

Этот же прием целесообразно использовать в сложных длинных фразах, чтобы не пропустить смещения конструк­ции. Например:

Каждый, кто рассказывает о Черкасове,- Янина Жеймо, с ее незабываемыми вечно юными глазами Золушки; Толубеев, которого из кадра приглашают на сцену, потому что идет спектакль и актер не может надолго отвлекаться; Товстоногов, читающий лекцию студентам; Борисов перед пустым залом в тот таинственный час, когда зрители уже ушли; загримированный Кадочников в перерыве между съем­ками; писатель Рахманов, режиссер Хейфиц, Нина Николаевна Черкасова или лиф­терша из дома на Кронверкской, вспоминавшая о своем депутате,- все это трогает естественностью.

Начав читать фразу и дойдя до развернутого вводного пред­ложения, полезно задать вопрос: «каждый, кто — что дела­ет?» и, прочитав это предложение, постараться рассмотреть конец фразы как ответ на ранее поставленный вопрос: каж­дый, кто... все это трогает естественностью. Смещение ав­тором конструкции трудно будет не заметить.

Эффективен и прием соотнесения начальной и конечной части фразы для проверки правильности их связи.

Благодаря схематизации редактору проще анализировать сложные фразы, в которых грамматически связанные слова очень отдалены друг от друга. Это делает такие фразы неяс­ными, вынуждая читателей перечитывать их, чтобы разоб­раться что к чему. Например:

Слушатели семинара благодарят правление за его организацию и просят в даль­нейшем практиковать проведение таких семинаров, а также преподавателя Н. И. Лукашова (пример Б. С. Мучника).


13.2. Приемы устранения распространенных ошибок

Сказуемое благодарят отдалено многими словами от допол­нения преподавателя Н. И. Лукашова, что не может не вызвать недоумения читателя, тем более что образуется бессмысленная связь между глаголом практиковать и словом преподавателя. Схематизация связи между разъединенными словами позволя­ет редактору верно понять текст и быстро найти причину зат­рудненного его понимания. А зная причину, легче воссоединить эти слова хотя бы так:

Слушатели благодарят правление и преподавателя Н. И. Лукашова за органи­зацию семинара и просят проводить его в дальнейшем.

Даже в очень простых по синтаксису фразах можно встре­тить ошибочную связь, особенно при сравнении чего-то с чем-то. Например:

Стабильность линейного напряжения в сравнении с обычными синхронными генераторами более высокая.

Стоит только спросить, что здесь с чем сравнивают — и станет ясно, что сравниваются несопоставимые вещи — ста­бильность напряжения с генераторами, а нужно сравнивать стабильность напряжения одних генераторов со стабильнос­тью других либо одни генераторы с другими по стабильности напряжения:

Стабильность линейного напряжении у них более высокая, чем у обычных син­хронных генераторов.

Прием схематизации синтаксических связей может быть использован и для анализа и оценки построения сложных фраз, трудных для понимания.

В тексте одной переводной книги пришлось невольно за­держаться на следующей фразе:

Цель, которую, по мнению почти всех иррационалистов, на основе учения ко­торых сформировался фашизм, должен преследовать государственный деятель, наиболее ясно выразил Ницше (Рассел Б. Искусство мыслить. М., 1999. С. 192).

Понять ее трудно не из-за элементарных стилистических погрешностей (цепи придаточных определительных со сло­вом который), а по совсем другим причинам. Прием схема­тизации усложненных синтаксических связей помогает выя­вить эту причину — оторванность подлежащего цель от


Глава 13. Анализ и оценка языка и стиля

сказуемого наиболее ясно выразил Ницше. Поэтому нельзя не прийти к выводу о необходимости сблизить подлежащее со сказуемым, перестроив всю фразу хотя бы так:

Мнение почти всех иррационалистов, чьи теории послужили источником фа­шизма, о той цели, которую должен преследовать государственный деятель, наи­более ясно выразил Ницше.

Теперь читателю не придется надолго останавливаться, чтобы понять авторскую мысль, но и в перестроенной фразе многоступенчатая связь все же заставляет читателя напрягать­ся для того, чтобы проникнуть в ее смысл. И, вероятно, те, кто сложным фразам предпочитает простые, останутся не­довольны такой перестройкой и предложат свой вариант с разбивкой фразы на две через точку с запятой или точку:

Все иррационалисты, чьи теории послужили источником фашизма, писали о цели, которую должен ставить перед собой государственный деятель; наиболее ясно их мнение выразил Ницше.

Понять этот текст теперь совсем просто. И с последним вариантом можно было бы согласиться, если бы не одно «но». Это перевод, а в оригинале одна фраза, а не две. Далеко не все переводчики считают такую вольность корректной. Имен­но поэтому здесь фразы разделены не точкой, а точкой с за­пятой, что несколько смягчает отличие по синтаксису пере­вода от оригинала.

Еще один пример сложной фразы из переводного научно­го труда с такого же рода стилистической погрешностью:

От эмотивизма - тезиса о том, что в утверждениях, претендующих на факту-альность в этике и эстетике, не говорится о чем-то, что может быть истинным или ложным, а дается выход чувствам говорящего,- отказалось, как и от самого логи­ческого позитивизма, большинство философов, разделявших это положение (Лай-онз Дж. Лингвистическая семантика. Введение. М., 2003. С. 161).

Читать, воспринимать и понимать эту фразу очень труд­но, причем не столько из-за сложности мысли, сколько из-за сложности ее построения. Во-первых, развернутое ввод­ное предложение вставлено после дополнения, до сказуемо­го и подлежащего. Во-вторых, подлежащее отделено от ска­зуемого сравнительным оборотом, и не сразу поймешь, к кому относится отказалось. Если схематизировать фразу — мыс-


13.2. Приемы устранения распространенных ошибок

ленно удалить вводное предложение и сравнительный обо­ров— то все станет ясным и понятным:

От эмотивизма отказалось большинство философов.

Значит, фразу можно сделать понятной, если, во-первых, выделить вводное предложение в отдельную фразу или сде­лать его не вводным, а во-вторых, отказаться от инверсии подлежащего и сказуемого. Например:

Большинство философов отказалось от тезиса о том, что в утверждениях, пре­тендующих на фаюуальность в этике и эстетике, не говорится о чем-то, что может быть истинным или ложным, а дается выход чувствам говорящего, т.е. от эмоти­визма, как и от самого логического позитивизма.

Помогает схематизация синтаксических связей и при ана­лизе фраз, включающих вводные обороты со словами кроме, помимо, наряду. Эти фразы строят очень часто неверно, нару­шая правило грамматической стилистики, согласно которо­му эти обороты должны управляться сказуемым предложе­ния так же, как это сказуемое управляет зависимым от него словом. Например:

Трусит ишачок, навьюченный тяжело, на нем, помимо прочей поклажи, воссе­дает грузный хозяин.

Что хозяин восседает на ишачке, спору нет. Но поклажа на ишаке не восседает — она на нем лежит, покоится и т.п., а получилось именно так, если по схеме правила соотнести сказуемое восседает с оборотом помимо прочей поклажи.

Такую ошибку устраняют, либо подыскивая такой глагол-сказуемое, который мог бы управлять и оборотом со словами кроме, помимо, наряду, либо же, если подыскать такой глагол сложно, как в приведенном примере, отказываясь от таких вводных оборотов. Например, в данном случае:

Трусит тяжело навьюченный ишачок. На нем восседает грузный хозяин. На тяжело навьюченном ишачке восседает грузный хозяин. По дороге трусит тяжело навьюченный ишачок, на котором восседает грузный хозяин.

Другой пример:

Наряду с широким использованием клишографов на предприятии изготовляют методом однопроцессного эмульсионного травления.


Глава 13. Анализ и оценка языка и стиля

Схематизация показывает, что оборотом с наряду сказуе­мое изготовляют управлять не может {изготовляют... исполь- \ зованием клишографов не сочетается). Надо заменить сказуе- ] мое и соотносить использование двух методов (на клишо-графах и травлением):

Наряду с клишографами на предприятии для изготовления клише используют метод однопроцессного эмульсионного травления.

Примеры показывают, что в любом случае обороты со сло­вами кроме, помимо, наряду, вместо нужно выделять, чтобы схематизацией синтаксической связи проверить, не наруше­но ли правило грамматической стилистики.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.