Сделай Сам Свою Работу на 5

КОРОЛЬ-РЫБОЛОВ И БЛАГОДАТЬ

В легенде о Парсифале мы встречаемся с раненым Королем-Рыболовом, который представляет собой классический пример человека, лишенного благодати. Когда мы знакомимся с ним, он живет в замке Грааля и страдает от раны в паху — в то время как его придворные наслаждаются жизнью, пируют, танцуют и пьют из Святого кубка Грааля.

Рядом с Королем-Рыболовом находится вещь, способная исцелить его, но он не может ею воспользоваться. (Это отражает состояние потери благодати — мы окружены красотой, но не способны рассмотреть ее и насладиться ею.) Вместо этого Король-Рыболов упорно страдает и пассивно ждет, когда появится молодой наивный парень вроде Парсйфаля, который задаст исцеляющий вопрос: «Кому служит Грааль?»

Король-Рыболов символизирует травмированное «я», которое мы носим в себе большую часть своей жизни. Мы чужие на празднике жизни, в котором не позволяем себе участвовать. Повзрослев, Парсифаль превращается в подобие Короля-Рыболова — он выполняет свои рыцарские обязательства, но не испытывает при этом никакой радости. Огонь, горевший в его душе, когда он был молод, почти погас. Он бесцельно скитается по полям и лесам, позабыв о замке Грааля. Опустошенный и утративший юношеские иллюзии, он проводит время за занятиями, которые стали для него привычными, — освобождает принцесс и разгоняет войска, осаждающие замки.

Парсифаль занимается этим до тех пор, пока ему не указывают на необходимость снять свои доспехи. Когда Парсифаль наконец вновь находит замок Грааля и задает магический вопрос, он и Король- Рыболов в один миг исцеляются, что позволяет им принять благодать Грааля.

Причина, по которой Святой Грааль не смог найти ни один из рыцарей короля Артура, кроме Парсифаля, состоит в том, что в действительности Грааль существует не в физическом мире — он находится в невидимом замке. Во многих духовных культурах считается, что это символическое место нельзя отыскать, просто пустившись на поиски. Оно открывается тем, кто готов его найти и увидеть. Другими словами, мы должны отправиться на поиски того, что всегда было рядом с нами. В противном случае мы оставим эту задачу своим детям.



Парсифаль и Король-Рыболов представляют аспекты нашей личности. Если Парсифаль, живущий в нас, никогда не найдет Грааль, он превратится в Короля-Рыболова, который ждет, когда его исцелят. Я часто вижу такие наследуемые травмы, которые передаются от матери к дочери, от отца к сыну. Родителям не удается исцелить или спасти Парсифаля, живущего в них, и они передают травму следующему поколению — в надежде, что потомки исцелят ее.

Вообще любой опыт потери души является отпадением от нашей Божественной природы, нашего природного, естественного «я», которое во все дни нашей жизни пребывает в благодати. Это «я» не выказывает своего лица до тех пор, пока мы не находим в себе мужество обратиться к своей травме и начать героический путь к ее исцелению.

Мы представляем благодать как особый вид состояния Божественности, в который можно войти с помощью медитации или молитвы. Но в действительности не существует дорожного знака, который мог бы помочь нам в выборе пути к благодати.

Наблюдая свою первоначальную травму (чем мы занимались в предыдущих упражнениях), мы глубоко осознаем пережитый нами опыт. Многие из моих клиентов испытали облегчение, когда поняли, что их фобия огня, высоты или закрытого пространства пришла из опыта прошлой жизни. Но для глубокого исцеления требуется пойти дальше и перезаключить контракты, составленные нашим травмированным «я», и в дальнейшем восстановить утраченную часть души.

Парсифаль долгие годы бесцельно скитался, прежде чем вновь попал в замок Грааля. Психее пришлось Пережить болезненный опыт потери невинности и выполнить четыре почти невыполнимые задачи, прежде чем она смогла найти свою внутреннюю красоту, которая позволила ей стать супругой и богиней. Нет другого способа вернуть благодать, кроме как отправиться в путь навстречу подвигам. Для этого мы должны попасть в Палату благодати и найти ту часть души, которая никогда не отпадала от благодати.

Именно здесь мы встречаем свое исцеленное «я», пребывающее в перманентном состоянии гармонии. Обретенное «я» позволит нам вернуться в рай. Это исцеленное «я» рождается мудростью. Оно позволит нам вновь доверять людям и миру, выказывая при этом разумную осторожность, любить и быть любимыми, проявляя при этом здравый смысл, и жить с открытым сердцем.

 

ГЕРОИЧЕСКИЙ ПУТЬ ЛАЙЗЫ

Когда я познакомился с Лайзой, ей было сорок пять лет, и она боролась с лейкемией в тяжелой форме. Болезнь была вызвана наследственным дефектом хромосом. Лайза была в ужасе от тяжести заболевания. Каждые три месяца ей приходилось ездить из Лос-Анджелеса в Хьюстон для регулярных обследований.

Когда я провел для нее сеанс восстановления души, Лайза обнаружила в своей Палате ран мрачное, темное место.

Во мраке Лайза увидела статую женщины с ножом, пронзившим ее сердце. Лайза никак не могла объяснить увиденное. Отправившись в Палату контрактов души, она нашла там записку, прикрепленную к школьной доске. Записка гласила: «Я скорее умру, чем буду жить с утратой». Мы продолжили путешествие в духе и проникли в Палату благодати, где Лайза встретила юную девочку, игравшую на полу. Она улыбнулась Лайзе и продолжала свою игру, по правилам которой должна была подбросить и поймать возможно больше камешков.

Вскоре после того, как Лайзе поставили диагноз, она начала расспрашивать тетю о своем детстве и обнаружила в прошлом историю травмирующего опыта. Когда Лайзе было девятнадцать месяцев, отец убил ножом ее мать, а после ранил в грудь маленькую Лайзу и ее старшего четырехлетнего брата. Полиция обнаружила обливающихся кровью детей рядом с телом их матери только на следующий день. Их отец через несколько дней также был найден мертвым. Он покончил с жизнью.

 

У Лайзы не осталось осознанных воспоминаний об этих событиях. Она не знала, как умерли ее родители, хотя у нее и брата на груди были шрамы. Она всегда считала своими родителями тетю и дядю, воспитавших ее с братом, и понимала, что судьба ее биологических родителей является мрачной давней тайной, которую не следует обсуждать. Она даже убедила себя в том, что шрам на ее груди является родимым пятном.

Совершенно очевидно, что подсознательно Лайза пыталась отгородиться от этого несчастного случая. Случившееся с ней было слишком ужасным и недоступным пониманию ребенка. Трагедия была настолько ужасной, что осознать ее было трудно даже взрослому человеку.

И только после восстановления души моей клиентке вернулась память об этой эмоциональной травме. Следующей ночью Лайза проснулась от острой боли в области сердца. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Статуя с ножом в груди, увиденная ею во время путешествия в духе, связалась с воспоминанием о событии, являвшемся источником ее боли, и Лайза больше не хотела возвращаться в Палату ран, опасаясь, что ее сердце не вынесет горя, — хотя Палата контрактов казалась не менее жуткой и пугающей. Лайза увидела свою первоначальную травму, и ее тело вспомнило это событие.

Лайза поняла, что ее контракт души связан с раной в сердце. В символическом повторении несчастного случая, пережитого в детстве, она даже видела катетер, через который ей проводили курс химиотерапии. Этот катетер был вставлен в отверстие чуть выше ее сердца, и от него отходила трубка.

В физике существует теория анализа критической точки, которая утверждает, что мы должны прилагать силу в той точке, где минимальное усилие дает максимальный результат. Для этого Лайза должна была соединиться с позитивной жизненной силой, представленной девочкой, которую она встретила в своей Палате благодати. И только тогда Лайза могла бы вновь отправиться в свою Палату ран.

Сразу после первого путешествия в духе я попросил Лайзу сыграть в воображаемую игру с камешками, где она должна была поочередно подбрасывать и ловить один, два и три камешка — до тех пор, пока не доведет счет до двенадцати. Лайзе не сразу далась эта сложная игра, требовавшая умений, внимания и координации движений. По мере усложнения условий игры Лайза была вынуждена отказаться от обычных способов контроля над своим телом и сознанием. Когда она дошла до финального раунда, на ее лице появилась широкая улыбка.

Это упражнение помогло Лайзе вернуться к юной и здоровой части своей души, пребывавшей во времени, предшествовавшем травме. Лайза протянула руки навстречу маленькой девочке, полной благодати, и пригласила ее войти в свою чакру сердца. И тогда энергия ребенка распространилась по всему ее телу. Эта игра также помогла Лайзе понять, что она обладает навыками и природным чутьем, чтобы успешно справляться с игрой в камешки — и с самой жизнью.

После этой игры Лайза вновь отправилась в Палату ран, чтобы взглянуть на статую с ножом в сердце. Лайза

до сих пор не понимала, почему там оказалась эта статуя. Она лишь знала, что в присутствии статуи ее парализует страх. Я попросил Лайзу вынуть нож из сердца статуи. И когда она попыталась это сделать, то неожиданно поняла, что может вынуть нож, который пронзил ее собственное сердце.

Несколько месяцев спустя Лайза отправилась в Хьюстон на очередное обследование, которое показало ремиссию ее лейкемии. В дальнейшем симптомы лейкемии больше не возвращались.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.